Выполненные задания

Допрос

Группа №1 - С чистого листа до готовой книги

Аннотация:

Поздним вечером двое бандитов нападают в темном переулке на юную девушку. Девушке удается сбежать, а на следующее утро ее арестовывают по подозрению в их убийстве. Была ли это самооборона, или причины произошедшего нужно искать в давних событиях? Следователь на допросе пытается выяснить истину.


Два потрепанных временем фонаря едва освещали пустынную улочку на окраине города. В этот поздний час жители предпочитали проводить время в уютных креслах за своим любимым развлечением - просмотром телевизора. Однако иногда здесь все же можно было встретить одинокого прохожего.

Невысокая хрупкая девушка на мгновение остановилась, поежившись от ветра, приподняла воротник пальто и поспешила по явно хорошо знакомой дороге. Быстрый цокот каблуков эхом отзывался среди каменных стен. Быть может, она торопилась домой? Или заметила две фигуры, скрывающихся в тени зданий и тайком следующих за ней?

Девушка сделала еще несколько шагов, оглянулась, и вдруг свернула в совершенно темный переулок. Преследователи замешкались совсем ненадолго.

Раздался выстрел… Затем еще один. Где-то вдалеке залаял пес. Жители ближайших домов с любопытством прильнули к окнам, наблюдая за убегающей девичьей фигуркой. Похоже, на ближайшую неделю у них появилась еще одна тема для разговоров.

***

Джил стояла на балконе, облокотившись на перила. Свежий утренний ветер ласково трепал и без того взлохмаченные короткие волосы.

Свобода. Всего одно слово, но как много оно значит…

В ясном небе пролетела ласточка, сделала круг над домом и скрылась из виду.

Эта птица свободна, потому что может лететь, куда ей угодно…

По тропинке в роще быстрыми шагами прошел мужчина. Руки в карманах классического пальто, голова опущена. Мужчина вынул мобильник из кармана и что-то стал объяснять в трубку.

Он лишь считает себя свободным, на самом деле находясь в клетке под названием «суета». Добровольно.

Неподалеку послышался приближающийся звук полицейской сирены. Джил сжала перила рукой и рассеянно улыбнулась.

Лишь недавно она поняла, что такое настоящая свобода. Свобода знать, что тебе и твоим близким больше ничего не угрожает.

Стоило Джил зайти в комнату, как птичьей трелью запел дверной замок. На первом этаже послышались шаги.

- Кто там? – звонкий мальчишеский голос на первом этаже. Еще какие-то голоса, жесткие, грубые, но слов не разобрать. Джил спустилась вниз по деревянной скрипучей лестнице.

- Сначала нам нужно увидеть саму мисс Морган, - обрывок фразы, произнесенной широкоплечим полицейским, не оставил никаких сомнений. Джил догадывалась, что рано или поздно это случится, вот только хотелось бы попозже.

- Это не сложно, - тихо проговорила Джил.

Сложнее объяснить все происходящее, особенно пятнадцатилетнему Тедди. Эх, братишка, сейчас ты вряд ли поймешь. Быть может потом, когда станешь старше.

- Джил, зачем ты им понадобилась? – При ярком солнечном свете Тедди выглядел совсем ребенком, несмотря на рост и комплекцию баскетболиста. А все из-за веснушек, которые он терпеть не мог, а вот Джил считала их очаровательными.

- Думаю, всего лишь маленькое недоразумение, братишка. Не бери в голову, лучше приготовь нам чаю, хорошо?

Тедди перевел взгляд с полицейского на Джил, замер в нерешительности, затем пожал плечами.

- Ладно, но после этого ты все мне расскажешь.

Когда-нибудь, позже… возможно… когда все закончится. Джил натянуто улыбнулась.

Стоило брату скрыться за дверью, Джил протянула полицейским обе руки.

- Можете надевать на меня наручники, вы же для этого сюда пришли?

Один из мужчин, седой, несмотря на молодость, казался озадаченным такой готовностью. Однако широкоплечий тут же защелкнул на запястьях девушки наручники.

- Мисс Морган, вы арестованы за убийство Джона Макдауэла и Ирвина Рэтчета. Вы имеете право…

Джил даже не слушала стандартных заученных фраз. Лишь обернулась и посмотрела на окно кухни, когда ее выводили из дома. Расстроенный Тедди что-то крикнул вслед, вот только услышать его сквозь стекло было невозможно.

В комнате для допросов было холодно. Слишком холодно и сыро, словно в подвальном помещении. Джил обхватила себя за плечи и уставилась на носки ботинок следователя. Все равно смотреть в этой комнате было совершенно не на что, кроме пустых стен, стола и двух жестких стульев. И следователя, который, похоже, не испытывал тут никакого дискомфорта.

- Надо же, такая милая мордашка. Даже не скажешь, что принадлежит убийце.

Совершенно бесцветный, равнодушный голос с металлическими нотками. Карие глаза внимательно смотрели на Джил, словно пытаясь прочесть все без слов. Девушке оставалось лишь усмехнуться.

- Не ожидала такого комплимента, но спасибо.

Следователь поставил диктофон на стол и нажал на кнопку записи.

- Итак, мисс Джиллиан Морган, как вы на такое решились?

- Они были негодяями.

На самом деле это было самое точное описание причины ее поступка. Вот только следователю, похоже, одной фразы было маловато.

- Такое я не раз слышал в этой комнате. Суду понадобятся подробности.

- Как хотите, - Джил пожала плечами. – Только предупреждаю, это будет долгий рассказ.

- Ничего, я не спешу.

- Все началось с телефонного звонка.

- Звучит, как начало дешевого романа, - все с таким же равнодушным видом попытался пошутить следователь.

- Сама знаю, и все же…

Ясный и жаркий день. Ветер, дующий в столовую через настежь распахнутое окно, приподнимает края яркой цветастой скатерти. За накрытым столом собралась вся семья: пятнадцатилетняя Джил, еще совсем маленький Тедди и их отец, погруженный в чтение свежей газеты.

Тедди болтает под столом ногами, задевает ногу Джил. Джил бросает на Тедди недовольный взгляд и продолжает есть. Тогда Тедди отщипывает от куска хлеба мякиш, быстро скатывает его в шарик и кидает в Джил, за что получает подзатыльник от сестры.

- Ты чего дерешься? – обиженно взвизгивает мальчик. - Па-ап, она дерется.

Лишь начинающаяся семейная склока заставляет отца приопустить край газеты и строго взглянуть на детей.

- Для баловства у нас есть другие комнаты.

И снова бумажный лист отгораживает мужчину от остального мира, оставив видимой лишь рыжую кудрявую шевелюру. Тогда Джил приподнимается из-за стола и выхватывает у отца газету.

- Читать тоже можно не здесь, - с этими словами Джил отбрасывает газету в сторону. - Пап, ты не так уж часто обедаешь дома, так проведи это время с нами.

Отец всего пару секунд удивленно смотрит на нее, но потом его лицо озаряет теплая улыбка.

- Ты права. Ваша мама сказала бы то же самое, так что…

Раздавшийся телефонный звонок не дает ему договорить.

- Я сейчас, вдруг это что-то важное.

Джил лишь разводит руками. Что поделать, такова работа офицера полиции. Однако она из любопытства подходит к оставленной чуть приоткрытой двери и прислушивается. На попытки брата пристыдить, что подслушивать нехорошо, Джил прижимает палец к губам.

- Хорошо… да, сумма устраивает. Я перезвоню, - приглушенный голос отца почти не разобрать.

Джил быстро садится обратно за стол. А вернувшийся в столовую отец, кажется, сияет ярче дневного света.

- Parlez vous français?

Тедди звонко смеется.

- Па, у тебя ужасный акцент!

- Зато у тебя такой проблемы скоро не будет, - мужчина взъерошивает волосы сына, такие же непослушные, как и его собственные. - Скоро у нас вообще не будет никаких проблем…

- Какая идиллия, - скептически хмыкнул следователь, слушая рассказ Джил.

Джил нахмурилась.

- Тогда мне тоже так казалось.

Следователь нетерпеливо постукивал костяшками пальцев о стол. Надо же, оказывается и его можно вывести из себя.

- И к чему мне все это знать? Не думай, что это разжалобит меня или судью.

- Я ведь предупреждала: история длинная. Но если не хотите слушать…

- Рассказывай, - на лице следователя вновь появилась маска безразличия.

- Тогда я не придала этому значения. Но через несколько дней мы с Тедди вернулись из школы раньше обычного…

- Па-ап, мы дома! - привычным хором произносят брат и сестра.

Тедди бросает рюкзак прямо в прихожей и бежит наверх, не дожидаясь ответа. А вот Джил непривычное молчание озадачивает. Лишь прислушавшись внимательнее, она различает в гостиной звук нескольких голосов.

- Надеюсь, мы можем и дальше рассчитывать на твою помощь. Так ведь? – скрипучий мужской голос.

Джил отворяет дверь гостиной и останавливается на пороге, с интересом разглядывая сидящего в кресле рябого парня лет двадцати пяти и стоящего около него долговязого старика, чья лысина забавно поблескивала на солнце. Отец Джил нервно меряет шагами комнату. Заметив дочь, он останавливается, в глазах на мгновение виден испуг.

- Пап, ты не говорил, что у нас будут гости.

Отец выразительно глядит на собеседников, и Джил кажется, что он вот-вот испепелит их.

- Они уже уходят. Так ведь?

Старик с готовностью кивает.

- Мы уже все обговорили.

Джил поеживается под изучающим взглядом рябого, который ехидно скалится неровными зубами.

- Симпатичная у тебя дочурка.

Отец сжимает кулаки, глядя на уходящих «гостей», и Джил становится еще тревожнее.

- Пап, кто они такие?

Джил опустила взгляд и замолкла. Вспоминать дальнейшее совсем не хотелось.

- Только потом я узнала ответ на этот вопрос. Когда было слишком поздно.

- Ну да, - краем губ усмехнулся следователь. – Они бандиты, для которых твой отец был информатором. За очень хорошую плату.

Джил захотелось расплакаться от несправедливости всего происходящего. Но нельзя, надо держать себя в руках.

- Он просто хотел, чтобы мы ни в чем не нуждались. А потом…

Весь день отец был сам не свой. Ладно бы просто тих и молчалив – он вообще был неразговорчив - но излишней рассеянности за ним раньше не наблюдалось. А сейчас вот сидит в кресле напротив телевизора и вместо пульта вертит в руке телефон.

- Пап, идем ужинать, все уже остыло, - а ведь обычно это он ровно в шесть вечера звал детей поторопиться к столу.

Отец словно бы не слышит слов Джил. Тогда она присаживается рядом посмотреть, что так расстроило отца. Новости. Скууучно.

- Сегодня ночью неизвестными были убиты трое полицейских, чудом уцелевших во время вчерашней спецоперации, - вещает ведущий, одетый в костюм с иголочки.

Отец неосознанно сжимает руку Джил, которую уже некоторое время держит в своей ладони. Джил вскрикивает от боли.

- Папа!

Отец, все так же не замечая ничего вокруг, проходит в свой кабинет и затворяет за собой дверь. Значит, все даже серьезнее, чем Джил могла подумать. Она подошла к двери и прислушалась.

- Райли! Райли, возьми трубку, - в тихом голосе отца чувствуется отчаяние. - Просто перезвони, как можно скорее. Я должен тебе рассказать… Я так запутался. Больше не могу… прошу, перезвони.

- Он собирался с этим покончить, - всхлипнула Джил. - Рассказать обо всем. Но они узнали… Можно мне воды?

Следователь как-то неопределенно пожал плечами, пробормотав: «И за что мне досталась такая подозреваемая?». Но повода отказать не было, так что буквально через минуту, когда Джил уже немного успокоилась, он поставил перед ней бутылку воды и одноразовый стаканчик. Вздохнул, вызвав у Джил невеселую усмешку.

- Со мной так скучно? Вы бы предпочли, чтобы я пыталась выкрутиться, а вы – поймать меня на лжи?

- Вообще-то да, - не стал лукавить следователь. – А так даже неинтересно тебя допрашивать.

Что ж, зато ответил откровенно.

- Уж извините, все-таки вам придется дослушать мой рассказ до конца.

Джил лежит на кровати, уставившись в потолок. Этой душной ночью ей совсем не спится. За окном слышится шорох. Джил поднимается, подходит к окну и видит, что две неясные фигуры крадутся через парк. На пару секунд свет луны освещает лицо одного из них, рябого, чей кривозубый оскал она еще долго не забудет. Едва не вскрикнув, Джил пулей летит в комнату отца, который с отсутствующим видом сидит при тусклом свете настольной лампы.

- Папа! Там… там…

Слышится звук открывающейся входной двери. Отец вскакивает с кресла.

- Прячься, быстро! – отец подталкивает Джил в сторону шкафа, не давая времени на возражения.

Почти в то же мгновение, как захлопывается шкаф, дверь спальни открывается, и на пороге показываются оба недавних «гостя». Лысый направляет на отца Джил пистолет.

- Жаль, ты оказался слишком ненадежным.

Громом гремит выстрел. Джил в шкафу зажмуривается и сжимается в комочек…

Джил была не в силах остановить охватившую ее дрожь.

- Знаете, о чем я молилась с тех пор каждый день?

- И о чем же? - следователь скептически хмыкнул.

- Чтобы если снова случится беда, она обошла бы Тедди стороной, как тогда.

Следователь нетерпеливо барабанил пальцами по столу.

- Эти двое расплатились сполна за то, что сделали.

- Отсидев пять лет вместо положенных двадцати? – голос Джил был полон негодования. - Считаете, это справедливо?

- Неважно, что считаю я. Раз их выпустили раньше…

- Раз их выпустили раньше, мы с Тедди больше не были в безопасности. И когда в тот же день я снова увидела их, когда увидела, как они на меня смотрят, - Джил закрыла глаза и нахохлилась, словно озябший воробей. – Я поняла, что они не оставят нашу семью так просто. Ведь это мои показания помогли упрятать их за решетку. Но я была готова к встрече…

В коридоре послышались быстрые шаги. Дверь рывком распахнулась, и в комнату буквально влетел щеголеватого вида мужчина средних лет. Нахмурившись, он перевел взгляд с Джил на следователя.

- Уже допрашиваете?

- А вот и защитничек явился, - сквозь зубы процедил следователь.

Адвокат тем временем подошел к Джил, взял ее за плечи и внимательно посмотрел ей в глаза.

- Ты как, Джилли? Сможешь подождать минутку?

Джил пожала плечами, но адвокату этого, похоже, оказалось достаточно. – Мне нужно перемолвиться словечком с мистером Картером.

- С удовольствием, мистер Райли, - прошипел следователь и с недовольным видом вышел в коридор вслед за адвокатом.

Если эти двое и хотели сохранить свой разговор в секрете, то им это не удалось – Джил все прекрасно слышала и через дверь.

- Тебе что, так трудно было дождаться меня, а уже после начинать допрос? - голос адвоката почти срывался в ультразвук. - Так не терпится запугать бедную девочку, чтобы она во всем созналась?

- Во-первых, эта «бедная девочка» убила двух человек, - жестко осадил его следователь. - Во-вторых, она вполне может сама решать, дожидаться помощи или начать говорить самой. А в-третьих…

- Довольно! Что она успела наговорить? Хотя это не важно. Если бы ты потрудился немного потерпеть, то узнал бы, что твоя подозреваемая не может отвечать за свои слова.

- Да неужели? Думал, ты придумаешь что-нибудь поинтереснее, чем невменяемость. Во время нашей милой беседы она выглядела вполне нормальной.

- Вот именно, выглядела. Она умеет фантазировать очень убедительно. – удивленная этими словами своего адвоката Джил сделала шаг назад и едва не упала, споткнувшись о ножку стула. - Но я друг ее семьи и знаю, что у Джил уже около трех лет большие проблемы. Антидепрессанты, которые вскоре перестали помогать. Потом наркотики…

- Вот как? – судя по голосу, следователь был озадачен не меньше самой Джил. - Судебный врач это проверит.

- Разумеется. А сейчас я хочу поговорить со своей подзащитной.

Не дожидаясь ответа, адвокат открыл дверь комнату допросов. Следователь хотел было зайти в комнату вместе с ним, однако адвокат преградил ему путь.

- Поговорить наедине.

Следователь равнодушно махнул рукой.

- Пять минут устроит?

- Более чем.

- И игрушку свою заберите, - адвокат кивком указал на лежащий на столе диктофон.

Когда следователь вышел, адвокат сел рядом с Джил и приобнял ее за плечи.

- Мне так жаль.

Джил всхлипнула, и адвокат прижал ее к себе. Затем, заметив стоящий на краю стола стакан с остатками воды, протянул его Джил. Девушке на мгновение показалось, что он что-то подсыпал туда. Умеет убедительно фантазировать, значит…

- Попей, тебе станет легче, - будто издалека донесся до Джил успокаивающий голос адвоката. Она встряхнула головой, отгоняя наваждение. Осушила бокал залпом, снова всхлипнула.

- Мистер Райли…

- Я знаю, ты была очень напугана.

Джил вытерла слезы рукавом и отрицательно покачала головой.

- Они получили по заслугам.

- Жаль, что меня не оказалось рядом.

- Не оказалось. Как и в тот вечер, когда мой папа звонил вам.

Вдруг Джил ощутила, будто пол уходит у нее из-под ног, схватилась за край стола.

- Что такое? Голова кружится? - На мгновение на губах адвоката появляется улыбка. - Чувствуешь странную легкость, будто поднимаешься над землей…

Джил в ужасе отшатнулась, но адвокат успел ее поддержать и вновь прижал к себе.

- Папа тогда звонил только вам… нет, не может быть.

- Догадалась? Я боялся, что ты рано или поздно догадаешься.

- Но…

- Да, те два идиота работали на меня. Только кто же поверит словам наркоманки.

- Я не наркоманка! – попыталась возразить Джил, но заплетающийся язык помешал говорить внятно.

- Знаю, - снисходительно кивнул адвокат. - Но анализ крови покажет обратное.

- Вы мне что-то подмешали? – едва слышно пролепетала Джил.

В следующее мгновение дверь с грохотом открылась, и в комнате появился следователь в компании еще троих полицейских. Адвокат в недоумении перевел взгляд с полицейских на тихонько хихикающую Джил и обратно.

- В чем дело? Пять минут еще не прошли.

- Для тебя прошли, - следователь рывком поднял адвоката на ноги. - Джордж Райли, ты арестован по обвинению в преступном сговоре и организации убийства Оливера Моргана. И у тебя нет никаких прав, мразь!

- Но при чем тут я? Это же она – убийца!

- Джиллиан никого не убивала. Это все был спектакль, специально для тебя, - следователь кивнул Джил, та непослушными руками отцепила от манжета миниатюрное записывающее устройство и передала следователю. - Малышка Джил оказалась достаточно умна, чтобы давно тебя вычислить, Райли. Мы вместе разработали этот план, а ребята просто не могли отказаться помочь в таком деле. Ведь мы все уважали Оливера Моргана.

- За что? – адвокат был уже близок к истерике. - За то, что он продавал все ваши операции?

- Вранье! – Джил плюнула в лицо бывшему другу семьи. Она бы бросилась на него с кулаками, если бы следователь вовремя не остановил ее руку.

- Успокойся, Джиллиан. Он ведь не знает, что твой отец действовал по секретному заданию.

- Ему нужна была поддержка лучшего друга, - всхлипнула Джил, глядя на адвоката. - Ваша поддержка, мистер Райли.

Когда Райли, уже в наручниках, вывели в коридор, Джил больше не могла ни на чем сфокусировать взгляд. Ноги сами подкосились, и она рухнула на пол. Чьи-то заботливые руки усадили ее на стул.

- Не надо было использовать тебя, как приманку, - в голосе следователя слышалось неподдельное сочувствие.

- Ничего, я в порядке.

- А это уже мне решать, милочка, - грузная женщина в белом халате стала светить в глаза Джил маленьким фонариком.

«Зато теперь я по-настоящему свободна», - Джил счастливо улыбнулась.

Оценки:

5
19:43
Круто, хлестко и сочно! Браво! Нечего добавить!