Выполненные задания

Рецепт жизни

Группа №1 - С чистого листа до готовой книги


Анонс:

После третьей мировой войны экология на планете сильно пострадала. Роскошь жить без проблем доступна лишь немногим сотрудникам богатейших корпораций, остальные вынуждены бороться за выживание. Найдется ли тот, кто поставит жизнь других выше своего благополучия?

===

В темной комнате была абсолютная тишина, которая нарушалась лишь спокойным дыханием спящего на кровати молодого человека лет 25. Но вот дыхание стало неровным, мимика лица стала меняться, рука непроизвольно дернулась.

Браслет на руке зафиксировал переход в активную фазу деятельности мозга и отправил сигнал домашнему компьютеру на пробуждение. На кухне вышла из спящего режима кофеварка, и начала помол и приготовление первой порции бодрящего напитка. Из лотка холодильника выехал контейнер с сэндвичами и по ленте-транспортеру был подан в отсек микроволновки. Дверца закрылась, начался подогрев.

Шторы в спальне начали подниматься, впуская в комнату свет восходящего осеннего солнца. Вместе со светом в комнату проникает постепенно усиливающийся звук недалекого прибоя. Море рядом – буквально через 50 метров по пологому спуску видны живо набегающие на песок волны, оседающая пена и тихий шелест воды, возвращающейся в океан. Дверь на кухню открылась, впуская в комнату ароматный запах кофе и выпечки.

Лучи солнца от поднявшейся шторы достигли лица спящего, он поморщился, перевернулся на другой бок и все-таки открыл глаза.

«Доброе утро, Грэг! Сегодня 23 октября, 7 часов 23 минуты. Пробуждение по графику, в активной фазе бодрствования. Замечательная погода, все показатели в норме. Завтрак готов» - доносится приятный женский голос из упрятанного в стену динамика.

Грэг поднимается и идет в ванную. Утренний туалет, умыться – и можно наслаждаться завтраком.

Как только Грэг вошел на кухню, ожил вмонтированный в стену экран и начал показывать любимый канал с клипами.

Сэндвич съеден лишь наполовину, когда клип прервался, и на экране возникло лицо Антуана. Это начальник Грэга. Ему уже под 50, седые волосы, морщины избороздили лоб, но лицо волевое и привыкшее к подчинению.

Грэг чертыхается, торопливо прожевывает, отставляет чашку кофе и говорит: «Ответить».

- Здравствуй, Грэг. Извини, что так рано, нам нужно твое присутствие в офисе.

- Доброе утро, мистер Лаберти. А конференцию мы не можем провести, как обычно?

- Нет, это не видеоразговор, приезжай. Ждем тебя как можно быстрее. Через сколько ты можешь быть?

Грэг поднимает указательный палец вверх, означающий, что будет подана команда жестом, и рисует в воздухе букву «О» (от слова офис). Внизу экрана высвечивается бегущая строка «Прогнозное время прибытия в офис – 20 минут».

- Если это действительно срочно, я буду через 25 минут.

- Ок, ждем.

Экран погас, а спустя несколько секунд возобновился клип. Грэг недовольно буркнул: «Выключить ТВ», не понимая, почему его срывают с места. Последний раз он физически был в офисе весной, видеоконференции эффективно заменяли все очные собрания и встречи.

Грэг потрогал отросшую за ночь щетину, недовольно поморщился, но времени побриться уже не осталось. «Опять придется применять химию». Грэг открыл бутылёк, помазал аккуратно из кисточки по лицу со щетиной. На лице выступила пена, начало ощутимо пощипывать. Выждав положенные 30 секунд, Грэг убрал пену бумажным полотенцем и смыл водой. Провел рукой по щекам и подбородку – химия снова не подвела. Щетина исчезла.

Теперь осталось одеться. Грэг уже завязывал галстук, когда компьютер выдал:

- Автомобиль готов к выезду. Обращаю твое внимание, что аварийный контейнер выживания в автомобиле требует замены.

Грэг достал из шкафа коробочку с ярко-оранжевой диагональной полосой и бросил в небольшую сумочку. Туда же отправился коммуникатор, снятый с док-станции.

Парень нажатием кнопки открыл внушительную сдвижную дверь и спустился по лестнице в подвал, где стоит небольшое блестящее черное авто. Открыл дверь и сел на одно из двух сидений. Дверь закрылась автоматически. Привычной нам панели приборов и руля в автомобиле нет. Вместо лобового стекла - большой экран, остальные стекла затенены и не пропускают свет. Послышался небольшой шум, уши привычно заложило, Грэг несколько раз сглотнул слюну и скомандовал «Выезжаем в офис».

Створка ворот подземного гаража поползла вверх. Машина выехала по пандусу из подземного гаража, повернула на дорогу и быстро, но бесшумно удалилась.

Ворота гаража опускаются. Внезапно, когда до закрытия остается менее полуметра, из-за угла выжала небольшая фигурка подростка и нырнула в сужающуюся щель.

В дороге Грэг щелкал коммуникатором, просматривая на экране сводки видео- и интернет-новостей, но так и не понял причину, по которой он срочно понадобился в офисе.

Машина подъехала к высокому забору. Грэга ждали – ворота начали открываться автоматически, едва машина подъехала. Короткая подъездная дорожка – и впереди еще одни ворота гаража, и они тоже открылись без задержки.

Машина заехала внутрь и остановилась. Коммуникатор сообщил: «Вы прибыли на место назначения. Ожидайте процедуры окончания шлюзования. По машине начали работать разбрызгиватели пены и воды. После двухминутной паузы машина выехала в большой внутренний двор под прозрачным куполом. Красивые газоны, аккуратно растущие ели, в некоторых местах работает автополив – всё это привычно радовало глаз. Грэг вышел из машины и подошел ко входной двери. Возле нее – вооруженный пистолетом охранник («раньше его тут не было» - отметил про себя Грэг), сканер сетчатки глаза, экран и клавиатура. Грэг подошел ближе, система мигнула и отсканировала сетчатку глаза. На экране высветилось – 1822. Грэг на несколько секунд задумался, потом ввёл на клавиатуре ответ: 1033. Замок щелкнул, из динамика раздалось: «Добро пожаловать, мистер Маккинзи.»

Грэг прошел по пустынному, как обычно, коридору со множеством дверей и приложил палец к сенсору отпечатков возле двери с надписью «Переговорная Кассиопея». Внутри вокруг овального стола уже заняли места 5 человек с немного растерянными и напряженными лицами. Грэг кивнул в знак приветствия и занял одно из пустых кресел. Положил коммуникатор перед собой, вынул из внутреннего кармана пиджака и вставил в ухо небольшой наушник. Оживший коммуникатор высветил на экране «Работа в корпоративной защищенной сети. Внешние модули связи заблокированы». К этому Грэг уже привык – он не так часто приезжал в офис, но такое происходило всегда. Внезапно коммуникатор выдал «Применена новая политика безопасности», помигал несколько секунд и выключился. Судя по поднявшимся от своих устройств взглядам его коллег, у них произошло аналогичное.

В этот момент открылась дверь и вошел Антуан Лаберти.

- Доброе утро, коллеги. Хочу сказать вам «Спасибо», что вы смогли так оперативно откликнуться на моё приглашение. Знаю, что все совещания мы обычно проводим через веб-конференции, но сегодня – особенный случай. Поэтому я и собрал вас всех здесь и поэтому такие беспрецедентные меры безопасности с вашими коммуникаторами.

Антуан замолчал и внимательно оглядел присутствующих.

Грэг, в свою очередь, внимательно присмотрелся к Лаберти. Тот явно провел бессонную ночь. Темные мешки под глазами, казалось, стали еще больше, чем полчаса назад, когда они разговаривали по видеофону.

Антуан тем временем продолжил:

- Как вы знаете, наша корпорация Safecorp, производит очень эффективные средства биохимической защиты от внешних загрязнений. У ближайших к нам конкурентов стоимость таких систем выше нашей при куда меньшей эффективности очистки. Мы надеялись, что наши технологии и те средства, которые мы вкладываем в инновации, позволят нам удержать технологическое лидерство и оставаться компанией номер 1 на этом рынке. Не буду говорить, какие бонусы и дивиденды это приносит всем нам, вы это и сами прекрасно знаете.

Но вчера, несмотря на используемые нами меры безопасности, наши аналитики зафиксировали проникновение хакеров в нашу внутреннюю систему исследовательского корпуса. Преступники каким-то образом сумели перехватить данные в процессе резервного копирования и сняли с них полную копию. К счастью, данные надежно зашифрованы, но я не могу поручиться, что они не смогут со временем снять эту защиту.

Наши техники сумели отследить настоящий IP-адрес хакеров, и внутренняя служба безопасности незамедлительно выехала по этому адресу. Я был уверен, что всё пройдет гладко, но, когда мы приблизились, они начали отстреливаться. Командир был серьезно ранен, у одного из охранников сдали нервы, и он бросил в окно гранату. Когда мы зашли внутрь, оба хакера внутри были мертвы. Компьютеры тоже были серьезно повреждены, и только утром по восстановленным логам системы выяснилось, что хакеры успели скопировать содержимое базы на внешний носитель. Внешнего диска мы так и не нашли. Скорее всего, мы опоздали с захватом буквально на несколько минут. Наши люди сейчас поднимают все записи камер видеонаблюдения в округе. Вы все – опытные аналитики, специалисты в компьютерной безопасности. Многие из вас принимали участие в написании системы защиты для Safecorp. Я не хочу сейчас искать козла отпущения, но мне нужна любая ваша помощь и идеи, как нам найти оставшегося в живых сообщника и предотвратить утечку технологии.

Джон (он сидел напротив) начал первый:

- Я думаю, что они вначале попробуют расшифровать диск сами. Алгоритм устойчив к взлому методом «прямого перебора», но они этого не знают. Нам нужно отследить все аренды высокопроизводительных серверных мощностей, начиная со вчерашнего дня, и в течение этой недели….

Часы внизу экрана показывали 2:43 ночи, когда ворота гаража поднялись, пропуская машину Грэга домой. На этот раз ожидание выхода затянулось минут на 5, все-таки дома система шлюзования была бытового уровня. Но вот на панели авто замигал зеленый огонек, коммуникатор произнес: «Выход разрешен». Грэг нажал кнопку на двери автомобиля, и та поднялась, выпуская его домой. Он поднялся по ступенькам, открыл дверь в квартиру. Половина его мозга еще пыталась решить поставленную утром задачу а другая думала, что в баре еще осталась початая бутылка водки, которая весьма кстати помогла бы отключиться от всех проблем и попробовать выспаться.

Внезапно сзади Грэга раздался какой-то шорох. Затуманенный от усталости мозг еще успел выдать мысль «А ведь компьютер не произнес привычного: «Добро пожаловать домой, Грэг». Обернуться Грэг уже не успел. Резкий укол в спину и разряд тока заставил его содрогнуться, а дальше наступила чернота…

- Ну давай, давай же, хватит уже разлеживаться! – голос проник в затуманенное сознание с неохотой. Ощутимые тычки в бок ускорили приход в чувство. Грэг с неохотой разлепил глаза.

Он лежал на боку на полу своей квартиры, руки занемели за спиной. Явно чем-то связали. Скосил глаза на ноги – там тоже перемотано скотчем. Странно, что рот не заклеили, хотя…

- Ну наконец-то! - Паренек в потертом мешковатом свитере, явно давно не стиранном, отошел от Грэга и сел в кресло. – Ну, давай поговорим. Кричать, как ты понимаешь, бесполезно. Звукоизоляция в доме чудесная, а компьютер твой я обесточил. И коммуникатор тоже, так сказать, «выключил» - парень показал на обломки коммуникатора у дальней стенки. – Ну не люблю я технику, которую даже выключить без пароля не получается. А все эти штучки с голосовой активацией нам же не нужны, правда?

- Ты кто такой? – Голос у Грэга стал хриплый. В горле пересохло, в голове мутилось – удар электрошокером явно не был самой приятной процедурой.

- Зови меня Руфус. Я и мои два друга уже больше года пытались подобраться к Safecorp. И вот Матиас нашел-таки дыру в вашей системе защиты и сумел утащить хранящиеся там данные. К несчастью, ваши ребята тоже отработали нас очень быстро. Я ушел с диском бувально за несколько минут до того, как на нашу базу напали. Я сидел неподалеку, трясся от гнева и бессилия что-то сделать, пока эти твари из СБ расстреливали моих друзей. У меня оставалось единственное место, куда я мог пойти. Я поехал к Ирэн. Да, кстати, ты же её знаешь. Ирэн Качалова…

Ирэн… Ирэн Качалова… Это прозвучало так неожиданно, что Грэгу показалось, будто его сердце пропустило один удар, а затем в мозг ворвался приток адреналина, пробуждая воспоминания, приятные и не очень…

Они познакомились на третьем курсе универа, куда Ирэн приехала учиться по обмену откуда-то из страны ex-USSR. Она привлекла внимание Грэга сразу, как только вошла к ним в аудиторию. Модельная фигура, четкие, даже немного резкие черты миловидного лица, её едва заметный акцент, густые черные вьющиеся волосы, которые она небрежно заправляла за одно ухо – как тут не стать примой? И Ирэн сразу заимела себе целую массу поклонников. Грэг, к стыду своему, оказался тоже в числе её обожателей, и безуспешно пытался выделиться из толпы почти полгода, пока случайно не столкнулся с ней в библиотеке, где она искала довольно редкую книгу по математическому прогнозированию. Грэг тогда что-то сострил на тему, что красивой девушке совсем необязательно быть такой умной, взамен получил фразу «Красота и молодость не вечна, а ум всегда можно выгодно продать», сумел заинтересовать Ирэн своим взглядом на некоторые аспекты матанализа и их реализации в программировании…

Они быстро сблизились и теперь много времени проводили вместе. Сначала у компьютера, где практически в четыре руки совершенствовали алгоритмы, потом на побережье и в многочисленных кафе. Они жадно впитывали друг друга. Духовная близость довольно скоро привела и к физической. Как это бывает в случае настоящей любви – они упивались ею, почти всё свободное от учебы время проводя вместе. Ряд исследований и статей в научной прессе, которые опубликовала Ирэн (с небольшой помощь Грэга) сделали ее известной личностью, и Ирэн получила предложение остаться в Штатах даже до окончания срока стажировки. Через несколько лет ей светил вид на жительство. Грэг был рад, что всё для них складывалось так удачно. Он уже начал проходить стажировку в SafeCorp на должности младшего аналитика департамента технического обеспечения, когда это всё и случилось…

Голос Руфуса вернул Грэга к реальности.

- Да, к той самой Ирэн, которая после подъема корпораций основала движение «Право на жизнь». И пока вы тут живете в защищенных зданиях, едите натуральную пищу, передвигаетесь в био-безопасных автомобилях, чем живут окружающие? – Руфус подошел к окну и взял в руки пульт со стены. Нажал одну из кнопок – и привычный вид на океан сменился на черноту. Смолкли звуки прибоя, все окна оказались лишь грамотно декорированными экранами. Еще одно нажатие – и на экранах стала воспроизводиться картинка в реальном режиме времени с видеокамер наблюдения на доме. Бетонный куб без окон и дверей, две шлюзовые камеры – одна небольшого размера для доставки продуктов и мелких вещей и ворота гаража на полуподземном уровне. Вокруг – аналогичные домики-близнецы. Узкая подъездная дорога (с трудом разъедутся 2 авто), никакой растительности. Сплошное покрытие из полимерного материала, сильный ветер носит пыль и грязь, в воздухе её столько, что бледно-красный диск восходящего солнца похож на фонарик, который несколько раз обмотали тряпками – настолько мало доходит от него света.

- Не мне тебе говорить Грэг, что после третьей мировой войны ситуация с экологией на планете очень печальная. Без респиратора на улице человек «загнется» в течение часа, с респиратором можно дышать не более суток, потом картриджи в нем нужно регенерировать. Стационарные системы очистки, как у тебя, стоят бешеных денег и не по карману абсолютному большинству уцелевшего населения. Народ на фабриках работает даже не столько за возможность купить суррогатную еду, как за право подышать во время смены достаточно очищенным воздухом. Наша группа уже давно подозревает, что системы очистки Safecorp используют для производства регенерирующих картриджей распространенные и дешевые химические компоненты, а потом «впаривают» готовый продукт с бешеной рентабельностью, пользуясь тем, что формула производства надежно защищена.
А те, кто не может приобрести себе такие фильтры – что же, пусть себе умирают в муках.

- И зачем ты пришел ко мне? – наконец-то вступил в беседу Грэг. Тебе нужны фильтры? Забирай и уходи.

- Нет, не за этим. Я бы хотел, чтобы ты поговорил с ней. Руфус нажал несколько кнопок на коммуникаторе, потом навел его на ближайший монитор и «сконнектил» его к своему коммуникатору. На экране появился символ дозвона, потом на экране высветилась кровать в полутемном помещении. На ней кто-то лежал. Рука лежащего человека потянулась к выключателю, на стене зажегся светильник, и Грэг узнал её.

- Ирэн! – сдавленно воскликнул он.

- Ну здравствуй, Грэг.

Ирэн явно не походила на девушку из воспоминаний Грэга. Хотя прошло менее двух лет, Ирэн сильно изменилась, и изменения эти были шокирующие. Впалые щеки, глубокие борозды морщин на лице, спутавшиеся коротко остриженные волосы какого-то пепельного оттенка, из худющей руки торчит иголка капельницы.

- Ну что, ты всё еще считаешь меня красавицей? Да не отводи глаза, можешь не отвечать, мне и так всё понятно.

- Здравствуй, Рэни. Как же тебя так угораздило?

- Рэни… - Ирэн медленно поменяла позу, стараясь присесть. - Никто, кроме тебя, не называл меня так. А то, что ты видишь – это видимые последствия нашей борьбы с SafeCorp. Когда 2 года назад после войны я вступила в организацию «Право на жизнь», где мы боролись за то, чтобы корпорации отдавали свои эксклюзивные технологии выживания бесплатно, ты меня не поддержал, так как боялся потерять «хлебное место». Мы расстались, и каждый пошел свой дорогой. Ты вот, как я понимаю, много добился на этом месте работы, верно угадав тренд. А я? Моя борьба закончилась тем, что однажды меня похитили прямо на улице, вывезли за город и бросили в безлюдном месте без коммуникатора и средств защиты. Я сумела выбраться к людям, меня спасли, но долгое пребывание на воздухе, как видишь, высушило меня лучше, чем изнурительные тренировки в спортзале. – Ирэн криво улыбнулась.

-Ск.. – Грэгу было трудно произнести это. – Сколько тебе дают врачи?

- Знаешь, по последнему прогнозу у меня уже пошла минусовая дата. Как бы ни пафосно это звучало, меня всё еще держит мысль, что мы сможем взломать код SafeСorp и рассказать людям, из чего же сделан их фильтрующий реагент. И ты нам в этом поможешь.

- Ирэн, Рени… Но даже бы если я хотел вам помочь – я ведь тоже не знаю кода расшифровки.

- Грэг, Грег, - она устало покачала головой. – Я-то думала, что ты всё еще веришь в свои способности аналитика. Руфус поможет тебе с нашими наработками. Обещай мне, что ты сможешь раскрыть этот секрет. Ради меня, Грэг, пожалуйста.

- А если никакого секрета нет? Если вся защита – это действительно деньги, вложенные в инновации, и дорогостоящее сырье, и ничего больше?

- Грэг, я хоть и больная, но отнюдь не тупая, ты же это знаешь. Нам не хватает только технологии производства и пары ингредиентов, всё остальное мы уже смогли добыть. Пообещай мне, что ты доведешь дело до конца. Обещаешь?

- Хорошо, я обещаю.

- Помни, нехорошо обманывать умирающих. – Ирэн побледнела и сглотнула. А теперь я отключаюсь, я не хочу, чтобы ты видел, как меня вывора…

Звонок прервался.

Эпилог.

Прошло 3 месяца.

На кладбище вечером было не очень много посетителей. В одном из дальних углов, где были в основном, свежие захоронения, на простом пластиковом кресте белела табличка с надписью кириллицей «Ирина Качалова». Возле креста на земле на расстеленной куртке сидел Грэг.

- Ну вот, теперь мы снова можем быть рядом. Знаешь, здесь все-таки очень интересный язык, хотя и очень сложный для изучения. Но в Штатах мне оставаться было нельзя. Сама понимаешь, после того, как в интернете и по многим телеканалам выложили обращение с настоящим составом реагента, я довольно долго был под колпаком. Руфус помог мне с документами и пересечением границы, и вот я на твоей родине.

Знаешь, я долго думал, как сложилась бы наша жизнь, если бы мы тогда не поссорились, и я бы не пошел на работу в SafeCorp. Возможно, ты бы не лезла на рожон, и сейчас у нас была бы небольшая семья, ребенок, может быть, даже хороший уровень жизни и свой бетонный «гробик-домик», какой был у меня. Но знаешь, я не очень об этом жалею. Я уже сделал то полезное, что зачтется мне. И я хочу верить, что наши души когда-нибудь снова встретятся, и мы будем рады друг друга видеть, пусть ничего и не вспомним. А сейчас извини, мне нужно домой, мне уже пора менять фильтрующий элемент. И это… Если ты там добралась до принципов мироздания – не надо так сразу всё перекраивать, ладно? Дай нам тут самим исправить то, что мы натворили. Мы же все-таки пытаемся…

© Яровой С.С.
08-12-2015

Оценки:

2
12:46
Громоздко, мелко, много воды. Много ненужных слов. Мысли нет. Повторюсь как и для прежних работ, которые проверил: нет глобального подхода и четко сформулированной мысли. Вообще бессмысленная вещь. Даже обидно: столько старались, итог - ноль!
04:45