Выполненные задания

Всего лишь шаг.

Группа №1 - С чистого листа до готовой книги

Всю свою жизнь Анжелика работала на различные спец. службы мира, подглядывая за жизнью совершенно разных людей. Ей изумительно тонко удавалось почти всегда чистой выходить из воды в самую последнюю секунду. Теперь же наслаждаясь заслуженным отдыхом, она пыталась жить обычной жизнью, полагая, что отлично с этим справляется. Хотя привычки часто напоминали о себе, она старалась с ними бороться и каждый раз останавливать себя в шаге от того, чтобы не дать прошлому вернуться и не начать следить за собственным мужем и детьми, например.

Сейчас, конечно, этот факт ее не заботил, она, стоя у входа в собственный особняк в два метра высотой, махала рукой вслед своим чадам, уезжающим на желтеньком школьном автобусе. Ее муж уже был на работе в медицинском центре, где занимал должность психолога-консультанта, так что она опять осталась в полном одиночестве в этом большом доме, буквально соблазнявшим ее поставить камеры в каждой из комнат внутри.

- Нет, ты не должна этого делать, - сказала она вслух сама себе.

- Да, брось! Это же так забавно, смотреть за тем, как живет твоя семья. Ты оберегаешь их как мать, а как ты можешь оберегать, не представляя даже, что происходит в их жизни? – услышала она за своей спиной и обернулась. Она увидела своего напарника, погибшего на задании в прошлом году. Поморщившись, толи от воспоминаний о нем, то ли от его скверной привычки накручивать на палец свой черный ус, она поспешила к выходу.

- Ты не можешь быть здесь. Ты умер, - громко крикнула она, не надеясь получить ответа.

- А я не здесь, я здесь – сказал он, указывая пальцем на ее головку, неожиданно появившись прямо перед ней. – В твоей голове, милая.

- Тогда я приказываю тебе убраться оттуда, сейчас же!

- Отдавай приказания, сколько тебе хочется, это не изменит твоих истинных желаний и того, кто ты на самом деле.

- Я мать и жена. Остальное не имеет значения.

- О, ты даже не представляешь, насколько имеет.

- Убирайся вон!

- Хорошо. Хорошо. Еще увидимся.

- Даже не надейся, индюк.

Дверь за ней захлопнулась. Она несколько раз повертела головой, чтобы действительно убедится в исчезновении «сослуживца». Ее взгляд случайно упал на подоконник, где спал соседский кот.

- Вот сколько тебя знаю, Барс, ты никогда не меняешься, не смотря ни на возраст, ни на погоду за окном, произнесла она и, поправив тюль, прошла в гостиную, уселась на диван, взяв в руки накануне недочитанную книгу о жизни шпионов. На самом деле этой женщине с прической как у Мерлин Монро и синими, как бездонное холодное море глазами, было все равно, о чем эта книга в данный момент.

- Начали мучать сомнения? Считаешь, я прав?

- Нет. Ты никогда не можешь быть прав, потому что ты это ты и ничто тебя не изменит.

- А ты это ты.

- Я это другой случай. Я не ты.

- Да. Верно, ты хуже, потому что сейчас ты это даже не ты, милочка. Ты притворяешься, пускай умело, но, согласись, это не совсем тот уровень комфорта, какой бы тебе хотелось?

- Замолчи! Это не правда! Это я настоящая! – крикнула она во весь голос, а открыв глаза, поняла, что он исчез.

Ей срочно нужно было отвлечься. Она отправилась на кухню, решив, что приготовить обед будет не лишним. Машинально включив телевизор, она принялась за дело. В ее сегодняшнем меню было рагу, это была редкость, обычно она запекала курицу или что-нибудь еще. Словом делала то, что не требует много времени, но сегодня – сегодня исключение. Однако стук ножа и шипение масла в скороде не заглушали моменты рекламы, которая, как обычно, доносилась с экрана гораздо громче любой программы, которую прерывала. Вытирая руку полотенцем и потянувшись за пультом, чтобы выключить это раздражающее слух явление, она ненадолго заострила внимание на «вернувшимся с перерыва» фильме. Это было что-то американское о супергероях. Она не знала что это и о чем, но этого было вполне достаточно, чтобы всего фраза врезалась в ее сознание: «… Да, мы отняли у них свободу, но такова цена их защиты. Следя за ними, мы гарантируем их безопасность им самим. Только так мы сможем сохранить мир». В тот вечер рагу подгорело, похоже, она так и не научилась его готовить.

Весь дом уже спал: дети в детской, муж рядом, тихо посапывая. Анжелика же просто смотрела в потолок, подложив руки под голову. Мысли о том, что она действительно не знает, как и чем живет ее семья, ведь видит их исключительно в редкие моменты, когда они заходят в дом, не давали ей покоя.

- Все гениальные идеи приходят ночью, не так ли? – будто угадав ее стремления, спросил появившийся неоткуда сослуживец из прошлого. Он все так же накручивал черный ус на палец. Она не удивилась.

- Мои больше бредовые, чем гениальные.

- Нельзя называть свободу о своих родных бредом.

- А как же право на личную жизнь и неприкосновенность?

- Если бы ты позволяла думать себе так раньше, ты бы сейчас тут не разглагольствовала, а покоилась бы где-нибудь под землей.

- Это другой случай. Они мои близкие. Они должны быть под присмотром, но не настолько.

- Все люди, которых ты спасла, устраивая за ними слежку, тоже были чьими-то родственниками и родными. Держу пари, прямо сейчас каждый из них благодарит тебя в своих молитвах. Неужели твоя семья не заслуживает лучшего из того, что ты можешь дать?

- Заслуживает. Но это несправедливо по отношению к ним.

- Несправедливо полагать, что за ними никто не наблюдает, почему ты так стремишься доверить секреты кому-то еще, а не присвоить себе?

- Это моя семья. У нас нет секретов.

- Тем более тебе нечего бояться. Ты просто снова обретешь контроль, которого тебе теперь так не хватает. Разве я не прав?

- Прав. Больше чем прав. Но я не могу. Так поступать с ними.

- Спроси себя что тебе дороже, их безопасность или твои моральные принципы?

Когда она обернулась, чтобы ответить, «друга» и след простыл, но она уже поняла, что нужно сделать.

Спустя буквально месяц она знала о жизни своих близких все: куда ходят после школы и работы, с кем водят дружбу и не просто дружбу, какие секреты друг от друга имеют и, что пытаются скрыть конкретно от нее, а так же кто может быть потенциальным врагом каждого и кого следует немедленно устранить. Разумеется, она не могла говорить об этом ни с кем, кроме «голоса в голове», который все больше сводил с ума до такой степени, что хотелось выстрелить себе в голову. К счастью, до этого не доходило, но изменения в ее поведении – настороженность, тревожность, бессонница, и главное, горящие азартом глаза – не могли пройти незаметно, особенно для того, кто прожил с ней всю жизнь. В это утро он пригласил ее покататься, сев за руль сам.

- Дорогая, ты в порядке? Ты сильно изменилась.

- Стала хуже?

- Не то чтобы.. просто в твоем взгляде появилось что-то такое…

- …подозрительное?

- Да. Как тогда, когда ты еще работала. Это всегда пугало меня.

- Ты никогда не любил то, чем я занималась!

- это не так.

- Нет, это так! – это был возглас обиды. А потом она услышала за спиной: «Верно милочка, напомни ему, кто ты такая!» Это придало уверенности, как бывало уже не раз за прошедший месяц.

- Тебе никогда не нравились мои частые командировки, а во всех встречах с клиентами ты обязательно искал любовный интерес.

- Да о чем ты говоришь, дорогая! Ты прекрасно знаешь, как я ко всему этому относился.

- Все что ты говорил, это была ложь! Теперь я знаю, я знаю все о тебе! О каждом твоем шаге! Я слежу за тобой, где бы ты ни был и куда бы ты ни пошел! Я вижу все!

- Ты, кажется, заигралась в супер агентов, милая, и где ты опять нашла все эти штуки?

- Есть еще люли, желающие мне добра в отличие от моей семьи, у котрой с каждым днем секретов все больше и больше.

- Прекрати нести чепуху! Дети и я любим тебя.

- Не правда! Вы все мечтаете, чтобы я оставалась дома и варила вам супы и каши, вместо того, чтобы заниматься тем, что я могу лучше – шпионить!

- Да, да, мы хотим. Хотим чтобы ты была с нами в окружении любви и заботы, а не в горячих точках на другом континенте.

- Это снова ложь. Вы все думаете только о себе, я же думаю о благе для всего мира. Миру нужна моя опека, понимаешь!

-Ты нужна здесь. Мир обойдется и без тебя. Отпусти прошлое. Нельзя жить им так долго, оно и так почти съело тебя.

- О, прекрасно, теперь виновато еще и прошлое! Гениальный ход, дорогой!

- Пойми, любимая, я не хочу потерять тебя, я уже пережил это чувство много раз, когда ты оказывалась на волосок от гибели. Я желаю тебе только добра.

- За этим ты привез меня в дурку!? – вопрошающе сказала она, указывая в окно автомобиля на белое здание.

- Я привез тебя сюда, чтобы показать, что шанс остаться собой еще есть.

- Вот она, я – настоящая. Я та кто я есть, шпионка, нравится тебе это или нет. И всегда ей буду!

- Шпионка это то, кем ты стала, а та, кто ты есть сидит глубоко внутри . Я обещаю, что освобожу ее оттуда, чего бы мне это не стоило. А пока тебе надо побыть здесь.

Он открыл дверь машины изнутри. Перед ней уже стояло двое санитар.

- Я никогда тебе этого не прощу! Слышишь, никогда! – кричала она ему, оборачиваясь через плечо…


- Что ты думаешь на счет такой истории? – спросил мужчина, видимо, закончив рассказ. Он ждал ответа, опершись локтями на рабочий стол заваленный бумагами и папками, и только табличка «…доктор психологических наук..» возвышалась над всей этой неразберихой.

- Вы хотите сказать этим, что люди не меняются, доктор?

- Не совсем, я бы сказал, у людей есть стержень, который не позволяет переступать определенные грани морали. Хотя и благодаря ему, мы остаемся теми, кем стали, в наших руках стать теми, кем мы хотим быть. Нужно только очень сильно захотеть. Ради кого-то захотеть..

- А как же прошлое?

- Прошлое, несомненно, накладывает свои отпечатки. Оно часть нас, следует приспосабливаться к обстоятельствам, опираясь в первую очередь именно на него.

- А если не получится?

- Это жизнь. Она не прощает ошибок. Одно из ее внегласных правил «если нельзя изменить ради выживания, значит надо уничтожить». Такова реальность. Выживают только стойкие.

- Я понял, доктор. Я готов изменить собственную жизнь.

- Отлично! Вот он маленький шаг для вас, но большой прорыв для вашего сознания. Это начало всего – ваше желание, - доктор отодвинул ящик стола, чтобы вытащить чистую папку. Подняв ее, он бросил едва заметный взгляд на фотографию женщины с прической, как у Мерлин Монро и синими, как бездонное холодное море глазами, после чего резко захлопнул ящик. – Пожалуй, начнем!

Оценки:

3
11:35
Начало было неплохое, и вообще ТАКОЙ сюжет всегда интересен, но я ждал интригу если честно. К примеру, она подключила в комнатах всякие устройства (жучки) и выясняется в итоге, что и муж работает на какую - то разведку (к примеру), или он извращенец, людоед и пр. То есть преступник. Вот такой оборот дел схватил бы за мясо. Слишком нереальный конец, как бы не жизненный итог. Так не бывает, чтобы муж отправил жену в дурдом лишь потому, что в последние дни ее взгляд (глаза)и поведение ему не понравились. Это поверхностно мелкая фантазия. Далее, за короткий пересказ много времени уделено разговорам с воображаемым напарником в голове. Де, дух того сослуживца еще царит в ее башке и не дает ей спокойно жить. Это было бы уместно при хорошем закручивании сюжета и достаточно неожиданном финале. Кроме того, думайте об орфографических ошибках тоже, в маленьком рассказике уже есть как минимум две ошибки: "есть люли", "у котрой" и пр. Это портит впечатление. Ошибки можно простить, когда пишешь огромный роман или большую повесть.
03:22