Выполненные задания

Мит, сын Кета (Александр Столбов) ДЗ№2.

Группа №4 – Курс для начинающих

***

...голос с потолка прокаркал резко и надменно.

Мит, зарычал, не дожидаясь окончания монолога, припал на четыре кости и резко оттолкнулся. Прыжок получился слабый, но неожиданный, впрочем, это не имело никакого эффекта – надменный голос не дрогнул.

Друид оказался в углу, чувствуя как по-волчьи встает шерсть на загривке... шее; он, наконец, вспомнил, с замиранием сердца осознал промах и от того зарычал еще яростней.

Он еще оставался в обличии человека - слабой и хрупкой оболочке гордого духа, воспитанника жителей бескрайних северных лесов. Старейшины учили - слабости обращать иной стороной и получать выгоду.

Еще в прыжке друид слабо ощутил присутствие темного и холодного, как тонкий весенний лед на ручьях, а подо льдом пульсировало нечто невообразимо мощное, вязкое, безмерно злое. Там, за стеной.

Голос что-то бубнил, но Мит, погруженный в мысли, едва слушал.

«Умрешь здесь!» - различил он обрывок фразы.

Мит был неопытным друидом, а потому не мог до конца разобраться в ощущениях. А они были противоречивы. Он тряхнул головой, отгоняя глупые человеческие мысли и страхи. И верх взяли инстинкты, они говорили: «Враг тебя недооценивает, он не может знать, с чем столкнулся и потому проверяет, действуй!»

Гулкие и частые удары сердца замедлились. Друид выпрямился во весь свой огромный рост, сжал кулаки и оскалился.

Глупый враг не позаботился обыскать его, молодого воина вольных лесов, швырнул в каменную клетку, будто щенка.

Рукой он нащупал под полами плаща дорожную сумку, пальцы привычно скользнули внутрь и зарылись в сырую, прохладную грязь лесного варева.

Молодой друид улыбался все шире, в какой-то момент его очертания растянулись, увеличились, перестали быть людскими. Мгновение и чуть больше в углу было две фигуры, одна - человеческая, другая - громадная, словно наложенная поверх первой, звериная.

Он оперся на все лапы. И мир словно стал понятнее, ярче, привычнее.

Бурый медведь вытянул морду, потянул носом, поднял умные глаза к гладкому потолку. И проследил, почувствовал биение сердца. Слабые, едва различимые удары за тонкой, светящейся стеной. Враг был там. И он уже не был так холоден как прежде, он наблюдал, но пока без страха.

Теперь, опираясь на усиленные чувства угрюмого бера, Мит знал - стены нет, но есть враг, который запер его в клетке. Но и врага, по большому счету, тоже как бы нет...

Неловкой поступью он разбежался и ринулся на стену, за которой, если верить чувствам, была пустота.

- ... даже не пытайся! - чуть визгливо прикрикнул мучитель.

И сильные лапы обрушились на искусственный камень.

Ничего не произошло.

Только смех, перераставший в истерический хохот.

Мит думал, медленно и тяжело вращались его мысли обличенные в шкуру бера. Он тряхнул головой и уткнулся носом в стену. Враг, а вместе с ним и выход был так близко и так далеко.

- Развлеки меня, - приказал голос. - Ну же!

Зверь тихо зарычал.

- Или ты только с виду лесной житель, а на деле болотная крыса, а может степная полевка! Налетел коршун, и нет тебя!

Мучитель хохотал.

Мит навострил круглые ушки. Что-то было не так. Запах врага стал чуть ярче, сильнее, гуще ощущалась волна ярости, идущая от его тела или тел. Мит не мог сказать наверняка.

И он вновь разбежался, чтобы всем телом ударить о стену.

Голос смеялся.

- Продолжай, надолго ли тебя хватит?

Друид не слышал издевок. Он чувствовал - выход есть, и он бросил все силы, что бы выбраться, чтобы выжить.

- Ты это серьезно?

Бер яростно кидался на стену, царапал когтями, пока, наконец, скрытое и неявное, но ощутимое лишь обостренными чувствами формы зверя, не проявилось.

Трещина ширилась. Вдруг стена дрогнула и в месте последнего удара покрылась тонкой паутинкой.

Наряду с яростью, отвращением и злостью, идущей с другой стороны стены, Мит уловил нечто новое, нечто яркое и низменное, нечто доступное всем живым существам - страх.

Они или оно боялись, эта мысль придавала силы.

Косолапый встал на задние лапы и уперся передними в стену.

- Прочь! - закричал новый тонкий голос, послышался треск и грохот, камни еще мгновение назад составлявшие нерушимую кладку разлетелись, что щепки от топора лесника, и в воздухе повисло облако забившей нос пыли.

Друид в обличии зверя неуклюже попятился. Пару мгновений он колебался, но затем принял решение, единственное правильное, как ему тогда казалось.

Бурый зверь прыгнул в пролом, широко расставив лапы с обнаженными когтями.

***

сцена пропущена

***

- Ты безумное животное и тебя нужно усмирить, - уже не так бодро и уверенно пропищало нескладное трио писклявых голосов.

Пыль понемногу оседала, наконец, друид смог разглядел лучше. Он оказался в, похожей на прежнюю, комнате с единственной дверью. В отличие от предыдущей, здесь стояли три огромные мутные колбы. Внутри них нечто пульсировало, и медленно покачивалась в потоке восходящих пузырьков воздуха. Выше, над колбами находились болезненно розовые угловатые тельца с огромными головами напрочь лишенными симметрии.

Мит не сразу разобрал, что все три тела связаны общими кишками, розовыми, влажно поблескивающими в мягком свете стен. Мгновением позже друид понял - это своеобразные пуповины.

- Ты раб! И ты, никогда не покинешь этот чертог, - продолжали увещевать похитители хором.

Друид рассмеялся, глядя на тонюсенькие шеи, удерживающие невообразимо безобразные головы, лишенные носов. Он всматривался в кривые рты с частоколом острых зубов. Казалось, победить их можно голыми руками.

- Кто или что вы, - прорычал зверь.

Головы медленно покачивались в воздухе, будто надутые воздухом кожаные бурдюки.

- Мы судьи! Мы живем здесь. Мы слушаем иные миры, а иногда у нас появляются гости.

Они гаденько засмеялись.

- Такие неопытные, глупые путники. Мы испытываем гостей, мы их судим!

Друид чувствовал как силы оставляют его и держался как мог. Это были гнезда химер, о которых рассказывали старейшины.

Зловонный спертый воздух изрыгался из пасти трехтелого чудища всякий раз, когда оно говорило.

Мит чувствовал, как все меркло и плыло перед глазами. Силы оставляли его, страшное переутомление валило наземь и ватные подгибающиеся ноги едва держали усталое тело.

Форма зверя начала таять и стала блеклой, зыбкой, вновь сквозь могуче тело лесного бера проступили черты хрупкого молодого человека.

- Слабый, слабый полукровка, - заскрипело трио.

- Что вам от меня нужно и за что вы судите меня?

- За то, что ты жил, а теперь ты будешь умирать, это твой приговор! Доволен?

От последних слов кровь закипела в жилах. И стало все равно - кто эти странные ужасно безобразные существа, как и зачем живут. Настало время избавить их от долгой работы, освободить из бурлящих колб пульсирующие тела, разрушить хрупкие оболочки и выпустить первородную энергию их духа на свободу.

Он прыгнул, вложив в действие все силы без остатка. Его клыки были обнажены, когти замерли в пяди от горла ближнего из монстров.

Вдруг Мит почувствовал тупую боль во всем теле, будто рука великана схватила его в пригоршню и принялась сдавливать.

Распахнутые от злобы и боли глаза ловили каждое мгновение. Он видел каждую невообразимо мерзкую складку мучителя; видел, как от их тел идут яркие фиолетово-черные лучи, будто от злого солнца, сквозь тучи в непогожий день, и эти лучи пронизывают тело друида насквозь. Его тело. Единственное, смертное.

Вдруг он почувствовал, как боль стала затихать, а мир блекнуть, тускнеть.

Голова запрокинулась назад и, мгновение спустя, а может это была целая вечность, наполненная болью и муками, его тело, молодое и жилистое, упало навзничь.

Он не слышал треска выбиваемой двери, но видел, как она разлетелась в щепки, а из темного проема высыпали четверо, все в длинных дорожных плащах, лица и головы скрывали капюшоны, в руках они сжимали лесные посохи и разнились только длины заткнутых за пояс белоснежных бород.

В следующее мгновение яркая вспышка откинула пришедших на подмогу волшебников, и незримая энергия с силой вдавила их в стену. Они корчились и должно быть кричали, пока не вспыхнули как четыре фосфорные свечи.

***

- Эй! Ты чего? Сдох что ли? Погоди еще, тебе, парень, рано, - басовито пророкотал голос над головой и Мит почувствовал пинок носком сапога в бок.

Он хрипло застонал.

- Нет, вроде, гляди-ка шевелится еще! - сказал женский голос, мягкий и журчащий, будто у совсем юной девушки, почти ребенка, только вступившего в непонятный мир взрослых.

Холодная трубка коснулась губ, обдав зловоньем.

- Пей, парень, пей.

Мит закашлялся и открыл глаза. Какой-то лысый мужик поил его из фляги водой, с запахом кабаньего помета и лесного перегноя. Мужик был огромный, в просторной рубашке и серых штанах, босой, за его спиной покачивался длинный хвост с кисточкой на конце. На его ремне висел широкий нож, а через плечо была перекинута лямка дорожной сумки.

- Он слаб и далеко не уйдет, - сказала девушка. - Чур, сапожки мои, да и пояс вроде сгодится.

- Нет, - по-отцовски строго и твердо отрезал мужик. - Мы его возьмем с собой.

Девушка надула губки.

Мит слабым движением отстранил флягу и, шатаясь, поднялся на ноги. Он все еще был в этом невозможном месте. В глотке тролля. В гнезде химеры. Справа зиял пролом из прежней клетки, впереди, там, где недавно находилось нечто именовавшее себя «судьями» пустовала стена. Друид, пошатываясь, обернулся. Рядом с проломленной дверью на стене остались четыре серых тени и четыре горстки пепла на ровном полу.

Голова кружилась, в висках, что горный ключ, пульсировала боль.

Рядом стояла невысокая девчушка с детским личиком, пахла она слабым женским ароматом, теплой кожей и страхом, не смотря на надменно оттопыренную губу, вздернутый нос, изогнутые дугой брови. Дескать: «А ты чего, плохой парниша не отбросил копыта, мне твои вещички ой как глянулись!»

Мужик все еще сидел на корточках и щербато улыбался.

- Ты ведь тоже это видел? - спросил он, кивнув в сторону, где раньше было жуткое существо.

Мит молчал, в нем боролись противоречивые чувства. Стоит ли этими двумя вообще общаться?

С одной стороны жители равнин так себя не ведут, а с другой - спасли ему жизнь, или спасли те четверо, чьих имен он никогда не узнает, а эти, двое только оказались рядом... и не спасли?

Друид степенно кивнул и почувствовал, как пол наклоняется, крутится, выворачивается.

Мужик хохотнул и подхватил молодого друида, кряхтя, перекинул через плечо и куда-то потащил.

- И не рыпайся, так будет быстрее, - сказал он.

Это было непривычно – болтаться, а не идти, но и «рыпаться» сил не было.

Мелькали длинные узкие коридоры, винтовые лестницы - широкие и узкие. Мит мог только безвольно болтаться на плече незнакомого человека, а судя по запаху - это был именно человек; смотреть на развевающийся хвостик здоровяка, да ждать пока восстановятся силы.

***

Наконец они пришли. Тусклый свет пяти шаровых светильников освещал просторную круглую залу с дюжиной выемок, в которых висели странные коконы. В центре залы стоял каменный стол и стулья по числу пазов в стене.

- Все, - сказал мужик.

Мит почувствовал глухой удар безвольной головой о стену, когда его прислонили, будто бревно. Ноги безвольно подогнулись, и он сполз вниз.

- Демоны... что со мной происходит, - сказал Мит, не обращаясь ни к кому.

- Бывает, - пожав плечами, сказала девушка. - У всех так при встрече с хранителями, - она поймала угрюмый взгляд друида, осклабилась и пояснила: - Мы так называем тех существ, которые тащат сюда новичков на вроде тебя. Это место не твой мир, как ты уже мог понять, точнее не твой родной и все фокусы, что ты умел прежде - работают немного иначе.

- Магия, - пробасил мужик. - Вот что она хотела сказать.

- Эй! - топнула девушка ножкой, - я сама знаю, что хотела сказать!

Мужик примирительно поднял обе ладони, широкие, будто лопаты и подошел к светильникам, что бы встряхнуть их и добавить света.

Это были белесые шары подернутые паутиной бирюзовых жил. Живые и светящееся.

Мужик встал напротив одного из светильников так, что свет стал проходить, насквозь, через серую домотканую рубаху, что висела на его широких плечах. Казалось, будто на месте живота у мужика была огромная дыра. А это могло лишь значить, что он уже не живой, или живой, но отчасти, или просто наваждение… Мит утонул в догадках.

- Да, ты правильно понял, парень, - сказал мужик. - Еще один совет - не думай так громко, в этом месте мысли могут слышать все кто пожелает, ну или почти все.

- Что ты с ним возишься, - обиженно сказала девушка. - Суй в мешок, да и все.

- А если не выживет?

- Сапоги мои, - хлопнув в ладоши, подпрыгнула она.

Мужик с каменным лицом приблизился к Миту, схватил за руки и потащил вялое, после встречи с судьями, тело друида. В пазу стены кокон дрогнул и раскрылся.

- Нет, нет! - друид слабо понимал, что происходит, но решительно не хотел, что бы его куда-то засовывали. И в последнее мгновение он понял, что было не так – запах его новых друзей. Они пахли иначе, но общий запах был такой же, как и в комнате с судьями. Если доверять носу, а он прежде не лгал, новые знакомые пахли как свежие трупы.

С хрустом кокон раскрылся, мужик приподнял Мита и влажная липкая темнота с чавканьем и хлюпаньем сомкнулась.

- Сладких снов, - пробасил на последок мужик.

***

сцена пропущена

***

Кокон заскрипел, качнулся и немного приоткрылся в верхней части, освободив лоб и нос, так что пленник мог видеть, но не мог кричать.

Кругом было темно, не так как в ночном лесу, а так как бывает темно только в закрытом сыром колодце, куда ни единый луч не рискнет сунуться.

Друид и не хотел кричать. Он желал только одного - вцепиться в глотку мучителю и бежать, как можно быстрее и дальше, а лучше домой, под полог леса.

Тут же цепкие холодные пальцы с влажными присосками легли на лицо. Мит хотел высвободиться, крутануть головой, но мышцы его больше не слушались. Все тело обмякло и расслабилось, будто спало, но разум кричал.

- Покажи что видел, опиши своего врага, ты должен, - послышался едва уловимый шипящей голос. Мит мог поспорить, что голос звучал в его голове.

- Давай, покажи мне свой страх!

Молодой друид сопротивлялся. И тогда пронзительная боль такой силы, какую он раньше не испытывал, сковала разум, его будто выворачивало наизнанку, будто кожа, покрылась волдырями от ожогов и теперь медленно сползала обнажая кровоточащие ткани.

Усилием воли он представил мерзкие тела, они дрожали, извивались, пульсировали.

- Точнее! - раздался голос в голове, и боль подкрепила восприятие.

Мит сосредоточился. И представил в деталях.

Огромная серая коническая колба около метра в диаметре с широким основанием, из мутного толстого стекла, со следами непропёкшегося песка.

Пузыри воздуха возникающие сами собой из ниоткуда, завихряющиеся по спирали, серые, искаженные отростки походящее на атрофированные ноги - щупальца с толстыми вздувшимися венами. Щупальца растут из тонкого розового гладкого тельца, походящего на огромную пиявку. Туловище на половину выглядывает из горловины колбы. Из туловища торчат восемь тонких щупалец, по четыре с каждой стороны. Щупальца хаотично извиваются в такт словам, чуть выше расположена гипертрофированная голова. Первое впечатление - скульптор вначале вылепил безобразную статую, а затем, ужаснулся и решил сплющить часть лица, придав тем самым асимметрию и улучшить так общую композицию. Загрызть бы того скульптора.

«Морда лица» существа состоит из восьми черных блестящих глаз расположенных по изогнутой линии соответственно по линии сплющивания лица. По три глаза с каждой стороны на одном уровне и еще по одному оку с каждой стороны зиждется на тонкой ножке, произрастает с той части, где должен быть подбородок.

Центральный из трех глаз в левой части лица подернут белесым бельмом. Рот тонкий и широкий, лишенный губ. Зубы длинные острые, кривые, растут из челюстей в два ряда. Язык черно-синий, раздвоенный. Нос - два дыхальца прикрытые роговыми пластинами, походящими на рыбьи жабры. Чуть выше маленькие остроконечные уши.

По всему телу растут мелкие редкие волоски, фиолетово-черные.

От уха до уха по кривой, под нижней челюстью идет темно розовый шрам, похожий на цепь. Из спины торчит три «пуповины», две соединяются с двумя другими симбионтами - клонами, а третья уходит сквозь пол.

Пахнет резко и отвратительно, будто алхимик смешивает разные природные элементы и куски трупов, чтоб получить новый эликсир.


Двойник Харви.

Слишком высокий для человека - 1.98 м, больше похож на одного из военных рабов, который используют кочующие воины равнин.
Кожа тонкая, светлая, цвета топленого молока - как у всех северян. Лицо обветренное, грустное, в сетке морщин у глаз, они как излучины прорезали его профиль.
Щеки впалые. На левой щеке шрам - звездочкой от шестопёра (жизнь спас римский шлем и скользящий удар).
Уши маленькие сильно прижатые.
Нос - острый, тонкий с небольшой горбинкой, по виду был когда-то давно свернут на бок, но искусный врач все вернул на место, так что почти незаметно.
Глаза грустные, уставшие, с мешками, но со странным огоньком, серые, человека которого жизнь протащила под килем во всех известных морях.
Хорошо слажен. Тело будто точеное из единого куска гранита - мощное, статное, жилистое. Руки в шрамах. На левой руке не хватает половины фаланги указательного пальца (был отрублен в бою мечом).
При ходьбе припадает на правую ногу из-за старой травмы колена (было разбито).
Губы широкие, пухлые.
Зубы желтые, почти ровные.
Шея толстая как у быка. Плечи широкие, круглые.
Волосы короткие угольно-черные, растут пучками из-за шрама. Во время одной из битв оказался под горящей балкой и был частично оскальпирован. Предпочитает бриться налысо и носить бороду. Борода у него пышная, раздвоенная, ухоженная, гладкая, угольно-черная, длиной в две ладони, с лихвой компенсирует недостачу волос сверху.
Лоб немного покатый, весь в морщинах. Людям не знакомым с ним лично на первый взгляд кажется неповоротливым и непроходимо глупым. На самом деле флегматичен, рассудителен, нетороплив - все это сквозит в каждом движении.
Осанка неправильная, сутулая, как у всех высоких людей.
Мускулистое тело едва уловимо пахнет имбирем, боярышником и бергамотом, потому что недавно он был в бане с несколькими женщинами. От него едва уловимо пахнет кровью, страхом, но не его, чьим-то другим. Должно быть, этот силач убивал ради потехи публики. И, судя, по лицу вряд ли получал от действия удовольствие.
А после боя, богатый хозяин наградил его походом в баню и парой рабынь.
Голос тихий вкрадчивый, с легкой хрипотцой.

Комментарий удален
13:47
Самое подробное описание из всех)
14:11
Здорово написано.) Образ правда очень яркий)
Спасибо огромное, что прочитали до конца! Думал, никто не осилит.
Хорошо. Жаль только что образ двойника в текст ДЗ не вписался. Выглядит немного «как отписка». Потому и не отлично:)