Выполненные задания

Родерик Аш'Шаб (Артём Новак) ДЗ2

Группа №4 – Курс для начинающих

Часть первая. Испытания души и тела

***

Родерик дремлет, но его сон внезапно становится ярче и реалистичнее. Почти неподвижное изображение темноволосой девушки оживает. Лицо приближается так, словно бы он сам и прямо сейчас смотрит на нее сквозь стекло окна или какого-то иллюминатора. И вид из этого окна остается неизменным, чтобы он ни делал, как бы ни старался прижаться к этой прозрачной преграде со своей стороны, подняться на цыпочки, заглянуть за край невидимой рамы.

В темных, миндалевидных глазах незнакомки плещется истерика, замешанная на страхе и разбавленная отчаянием, готовая, кажется, вот-вот разразиться криком, слезами, да чем угодно. Почему-то Род знает, что цвет глаз, на самом деле, зеленый и переменчивый. Красиво очерченные губы шевелятся, чего-то требуя, доказывая, о чем-то умоляя, а может, вознося проклятия.

Но в его сон не проникает ни звука.

Локоны слегка вьющихся, длинных волос цвета воронова крыла мечутся, словно крылья испуганной птицы - птицы в клетке. Эти метания пробуждают в душе Родерика щемящее чувство нежности, тут же сменяющееся болью и отчаянием собственной беспомощности.

Незнакомка поднимает левую руку и становится видно ее обнаженное, по-детски хрупкое и немного угловатое, плечо.

- Боги, какой же изверг заточил сюда это создание!

Тело девушки странно дергается, словно ее бьет сильнейший озноб или же она изо всех сил колотит кулаком по стене. Род, ощущая, как его нос расплющивается по стеклу, пытается угадать, куда же именно стучит ее кулак или ладошка. - Кажется сюда. Вот. - Он прижимает правую руку к шершавой поверхности, там, где должна опуститься ее левая. Он закрывает глаза. Зажмуривается. И тут сила ее чувств, все-таки найдя лазейку в лабиринте сновидений, обрушивается на его сознание, буквально оглушая и ошеломляя. До звона в ушах. До зубовного скрежета.

Голос, срывающийся на истерический крик, острой бритвой режет слух, окончательно вводя его в ступор. - Что происходит? Что тут происходит?

Девушка вплотную приближается к стеклу, и на миг застывает, упершись лбом в невидимую преграду. Судя по тому, как поднимаются и опускаются ее плечи, наверное, она плачет. И так же вздымаются и опадают ее шелковистые брови. Вздымаются и опадают. Птица в полете. Маленькая птичка. Ласточка, отчаянно бьющаяся в стеклянные витражи собора. Отчаянно и безнадежно.

Лицо расплывется, и скользит куда-то вниз.

- Где я? Ну скажите же хоть что-нибудь! Умоляю...

Голос затихает, оставляя Рода в тревожном неведении. Одного. Нет. Из ниоткуда доносится легкий, едва уловимый запах. Знакомый запах. Кажется, еще чуть-чуть и он его узнает, сейчас, еще один вдох...

Умоляю... Люси? Лючия? Лючия... Палмер. Имя отчетливо всплывет перед глазами, словно нарисованное на стекле. Ее зову Лючия. Почему?

--

Шаги. Чуткое ухо Рода даже сквозь дрему улавливает чьи-то приближающиеся шаги. Тяжелые. Уверенные.

Отчетливо слышатся щелчки запоров, странный звук повторяется: дверь с размеренным гулом уползает куда-то внутрь стены. Шаги.

Свет в помещении по-прежнему ярок. Сквозь полуприкрытые веки Род видит вошедшего: мужчина, гораздо выше и крупнее его самого, голый торс бугрится мышцами. А застывшее в презрительно улыбке лицо-маска не предвещает ничего хорошего.

Род пристально вглядывается в незнакомца, пытаясь запомнить того как можно лучше.

Вошедший делает едва уловимое движение рукой, и тело Рода выгибается дугой от сильнейшего удара током. Ему кажется, что слышен хруст позвоночника, а от одежд начинает подниматься дым или пар.

- Нет. Не медикус, не инквизитор, значит-таки уголовник с садистскими наклонностями или просто маньяк, - Род лихорадочно забивает себе голову всякой ерундой, лишь бы хоть как-то приглушить боль и не сорваться на крик. - А в придачу - еще и маг. Но все равно - скотина...

Боль схлынула так же внезапно, как и появилась, оставив после себя нестерпимый зуд надорванных мышц и сухожилий. Тело Рода начало валиться на пол, складываясь, словно тряпичная кукла, но его сознание оставалось, на удивление, ясным. Он ощутил, как спящая ярость приходит в движение, разгоняя кровь по отекшим членам. И в этот раз у него не нашлось ни сил, ни желания ее останавливать.

Маг-экспериментатор, склонил голову и хмыкнул, - Похоже, в тебе действительно что-то есть, малыш. Признайся, скольких своих родственников ты уже порешил?

Голос, произнесший эти слова, был холоден, как труп: и тоже был не живой.

- Еще и сумасшедший, в придачу, - отметил Род, ощущая как кроме ярости, в его тело начинает вливаться некая неведомая доселе сила. - Так. Существо, имеющее вполне человеческий облик, но не имеющее души. Голем? - пронеслось в голове. - Повышенная стойкость к магии и обычному оружию. - Вспомнил он отрывок из Бестиария Ксарда. - Сейчас проверим, - он резко выпрямился, и почти мгновенно, как ему показалось, извлек кинжалы...

- Йоно, оставь его в покое, - послышался властный женский голос. - И немедленно подойди ко мне, кажется, у нас тут намечаются неприятности.

- Так вот, кто со мной разговаривал. - Род хотел было взглянуть на обладательницу этого дивного голоса, но не смог, не то что поднять голову, но даже пошевелиться. Так он и лежал на пороге, лицом вниз, дожидаясь, пока ярость снова дойдет до нужной стадии кипения. Смотреть в белый пол был утомительно, и он прикрыл глаза.

Шаги приближающегося маньяка по имени Йоно болью отдавали в ухе. - Остановился, сволочь. Сейчас опять чем-нибудь врежет. - Но бить тот не стал. Просто поднял его одной рукой за шиворот и забросил, как нашкодившего котенка, обратно в помещение.

Сила, тем временем, прибывала. Род исхитрился в полете извернуться и приземлился не лицом об пол, как прошлый раз, а на выставленные ладони напружиненных рук. Кувырок. Разворот. И последний, оставшийся целым кинжал летит точно в затылок магу. Но в самый последний момент тот, просто отступает в сторону и, не глядя, ловит пролетающее у самого уха лезвие.

Монстр разворачивается, и его лицо-маска растягивается в довольной ухмылке.

- Да ты прямо боец, как я погляжу. Ну, тогда лови, - и неуловимым кистевым броском отправляет кинжал обратно.

- Еще чего, - подумал Род, начав было отклонятся, но его экзекутор добавил еще кое-что, и резкий удар в плечо отбросил Рода к стенке. - Вот же гад.

- Пока, красавчик. Не шали тут без меня. И, это… шкурку свою побереги - она мне еще пригодится.

На прощание Йоно обнажил отборную коллекцию зубов людоедской остроты, и шаги его вскоре затихли в тенях, скрывающих пространство за порогом. Но сама дверь оставалась открытой.

Снова шаги. На этот раз более мягкие и проворные.

Плечо, в которое ударила рукоять кинжала, да и вся рука утратила чувствительность и повисла плетью.

Род сплюнул в бессильной злобе и сполз по стенке на пол.

На порог ступила изящная ножка, обутая в плетеный сандалий, терракотового цвета.

По мере того, как в проеме вырисовывалась стройная фигурка новой гостьи, взгляд Родерика неотрывно скользил по ней, снизу вверх: тонкие кожаные ремешки, извиваясь змейками вокруг лодыжек, срывались под подолом тонкого платья, едва доходящего до середины голени. Дальше следовали почти детские руки, смиренно сложенные ковшиком и покоящиеся на едва заметной округлости живота. Прижатые к бедрам локти, случайно или умышленно смещали складки, подчеркивая талию и, одновременно, натягивая и без того тонкую ткань на соблазнительных округлостях так, что даже сквозь слезы боли, застилающие глаза, Род прекрасно видел, что находится под этой искусственной кожей.

Он непроизвольно сглотнул.

На левую грудь гостьи спускался кончик толстой косы, перехваченный тускло поблескивающим кольцом неизвестного металла. Бледность открытой части тела подчеркивал смутно темнеющий массивный амулет на шее.

Подбородок, на вкус Рода, был несколько тяжеловат, а губы - слишком тонкие. Зато носик вполне себе ничего. Не очень большие, карие глаза хорошо очерчены, а белизну высокого лба подчеркивали почти черные, слегка изогнутые в немом вопросе брови. Густые каштановые волосы скрывались под накидкой или платком из явно не простой ткани с набивными узорами.

Все это великолепие несколько портило искусственное освещение, превращавшее пастельную терракоту гармонично скомпонованного убранства, в цвета свежепролитой крови. Некоторая кукольная припухлость лица, в сочетании с прищуром равнодушных глаз и немного кривоватой презрительной улыбкой, придавали почти красивому лицу гостьи, некий оттенок извращенности и порока.

Незнакомка сделала еще несколько шагов, и остановилось всего в паре ярдов. Росту в ней было около пяти футов, но сидящему на полу Роду все равно пришлось смотреть на нее снизу вверх. И то, что он видел, ему, в целом, нравилось. - Значит, все-таки женщина-маньячка, наверняка садистка, и вероятно - маг, раз то чудовище выполняет ее приказы. - Как-то, даже весело подытожил он. - Извините, госпожа... не знаю вашего имени, но я, буквально, нахожусь в некотором смятении, после ознакомительной беседы с вашим... ээ … помощником. И, боюсь, пока что не могу подняться...

Женщина в кроваво красном наряде сделала еще один шаг. И Род ощутил тепло, даже жар, исходящий от ее тела. И запах. Он закрыл глаза и глубоко вдохнул. - Теперь все мои приятели обзавидуются, когда я им расскажу о своей Смерти. Оказывается, она тоже может быть прекрасной.

Но вместо удара стали, или колдовского огня, он ощутил у себя на щеке прохладу чужой кожи, и от этого прикосновения у него перехватило дыхание.

- Нас'Cиллем. Меня зовут Нас'Cиллем, мой юный герой. - Голос у почти прекрасной незнакомки был грудным, низким и обволакивающим.

Род открыл глаза: он все еще был жив, а незнакомка, назвавшаяся красивым, но ничего не значащим для него именем, уже присела рядом, прямо на пол, ловко подобрав под себя ноги и зажав подол платья между округлых коленок. Не убирая руки, она прикрыла глаза и еще немного подалась вперед, словно принюхиваясь.

- Точно маньячка, - подумал Род, - и еще нимфоманка, наверное. Тоже не самый плохой вариант.

- Ты так сильно пахнешь ИМ. - Ее нос скользнул по щеке, приближаясь к левому уху. Горячие сухие губы коснулись мочки.

- Ну, вот. Кажется начинается. - Печально вздохнул Род, готовясь мужественно принять неизбежную кончину.- Едва ощутимое покусывание. - А ведь чертовски приятно, зараза. -

Покусывание становится чуточку сильнее. Дыхание перехватывает, а в ушах отчетливо становятся слышны удары сердца.

Если бы кто-нибудь посторонний мог в этот момент наблюдать за ним, то удивился бы, как ярко вспыхнули лавандовым светом глаза, быстро погружаясь в пучину полуночно-синего, с трепещущими золотистыми искорками звезд вожделения.

Пронзительная боль заставила Рода непроизвольно дернуть головой в сторону, слегка задев гостью, так что платок соскользнул с головы на плечи.

Волосы, не собранные в косу, наэлектризовались, образовав вокруг головы подобие ореола каштанового цвета с красноватым отливом. Пелена безразличия спала с ее глаз: и без того насыщенный цвет выдержанного бренди, стал еще гуще. А в их бездонной глубине закружился хоровод медовых искр, обещающий неизъяснимое блаженство. Опьяняющая сладость близости. Или все-таки насилия?

- Не бойся, глупыш. - Она нежно погладила Рода по щеке, и, наклонившись, кончиком языка слизала одинокую капельку крови, алой бусинкой набухавшей на мочке прокушенного уха.

- А еще кровопийца и, наверное, вампир. Или вампирша. Да, какая, к бесу, теперь разница. Пусть уж лучше она, чем тот придурок. - Плещущая под самым горлом ярость давно уже восстановила силы Рода, рука обрела прежнюю чувствительность, но сражаться ему совершенно не хотелось.

- Божественно, - выдохнула она, неохотно отстраняясь. - Но ты еще не совсем дозрел, красавчик, - промурлыкала Нас'Силлем немного другим, капризным тоном, и глаза ее снова начали затягиваться стеклянным безразличием.

Сильнейший удар потряс помещение. Стенка за спиной Рода неожиданно выгнулась, бросив его прямо на поднимающуюся с колен не состоявшуюся жрицу любви. Их тела сплелись в воздухе, а вздыбившийся от второго удара пол ловко подхватил и уложил обратно. Снова тишина. Они упали рядом, лицом к лицу, тесно прижатые друг другу неведомой силой. Как взаправдашние любовники.

На самом пределе слуха Род услышал зарождающийся где-то вверху скрежет. Высвобождаясь, он чуть приподнялся на локте руки, уронив, при этом, Нас'Силлем спиной на пол.

Скрежет усиливался, но она, казалось, ничего не слышала.

Род немного отстранился и заглянул ей в глаза. И то что он там увидел, очень ему не понравилось. Нечто подобное с ним уже случилось однажды. Он мотнул головой, отгоняя старый кошмар.

Что увидела Нас'Силлем, он знать не мог, только вся ее властность куда-то подевалась: она словно начала таять, размягчаясь. Где-то глубоко в груди раздался едва различимый стон, тело подалось вперед, голова запрокинулась, подставляя влажно поблескивающие губы для поцелуя.

Род снова мотнул головой. - Кажется, самое время сматываться. - По спине пробежал холодок и он понял, что сейчас потолок рухнет. - И даже смерть не разлучит их, - не удержался, и, склонившись, нежно прильнул к подрагивающей нижней губе Нас'Силлем. Та вздохнула, и руки сплелись на затылке Рода, неожиданно сильно притягивая к себе. - Прощай, любимая, - шепнул Род, и, вспомнив недавно пережитое, прокусил ей губу.

От неожиданности женщина вскрикнула, и попыталась его оттолкнуть. Именно этого он и добивался. Отпрыгнув в сторону, подхватил вещи, валяющиеся на полу, и стрелой метнулся сквозь распахнутую дверь. Уже на бегу, он услышал, как сзади действительно что-то треснуло, и с грохотом посыпалось на пол.

Выскочив из помещения, он остановился, чтобы перевести дух и осмотреться.

Его обидчик, к счастью, был чем-то сильно занят. Находился Йоно на площадке, возвышающейся в центре идеально круглого зала, увлеченно орудуя рычагами, тягами, колесиками и другими элементами управления странного устройства или механизма располагающегося перед ним.

Стараясь не упускать врага из виду, Род двинулся вдоль стены, плотно прижимаясь спиной к металлической трубе внутреннего ограждения, тянущейся вдоль камер и прерывающейся только возле входов.

Ощутив первый провал, он понял, что позади - входная дверь. Отыскав на ощупь выемку, похожую на ручку, вспомнил, что двери здесь не отворяются, а отъезжают в сторону. Слегка поднажав, услышал, как с еле слышным скрипом дверь поддалась. - Значит, открыто. - Пятясь, Род проскользнул вовнутрь, толкнул дверь обратно, и только когда она со щелчком встала на место, выдохнул.

Помещение оказалось точной копией покинутой им камеры. Ну, за исключением оставленной там женщины в пастельной терракоте, напоминающей кровь.

Камера казалась совершенно пустой, но, пройдясь вдоль стены, он уловил тревожно знакомый аромат - тот самый, который ему так и не удалось опознать во внезапно прерванном сне. И этот запах очень точно гармонировал с образом приснившейся накануне темноволосой красавицы. Осмотрев внимательно место, где аромат казался наиболее сильным, он обнаружил лежащий на полу отрезок белой кружевной ткани, оказавшийся платком или шарфом ручной работы. Внутри свертка была спрятана тонкая, простая на вид, цепочка желтого металла. Забросив находку во внутренний пространственный карман, Родерик, к своему удивлению обнаружил, что оба предмета оказались неидентифицируемыми артефактами: женский кружевной платок ручной работы из кейтаньского шелка и простая золотая цепочка, оказавшаяся далеко не простой.

- Интересно, - подумал Род, - покинула ли девушка свою камеру самостоятельно, или же ее куда-то увели? - Его смущала находка. - Белый сверток, едва заметный на белом полу, выглядел так, словно его оставили там намеренно. Может для него?

Удары периодически сотрясали все сооружение, но оно, пока, держалось. Возможно, по причине крепости конструкции, а может благодаря усилиям монстра по имени Йоно.

- Нужно уходить. И, как можно скорее. Пока не заявилась хозяйка, и снова не напустила на меня свое ручное чудовище.- Род мысленно потянулся к спящему дракончику, и дал команду на пробуждение.

Под прикрытием невидимости, наколдованной Эспом, они выбрались из камеры и осторожно двинулись дальше, вдоль ограждения, проверяя каждую дверь.

Всего, в довольно большом, сферическом зале находилась дюжина камер, подобных той, где содержался он сам. И еще одна, значительно больше, с резной деревянной дверью, размещалась как раз напротив Йоно.

Если изнутри камеры вяглядели словно яичная скорлупа, то снаружи они представляли собой толстенные колонны молочного цвета, уходящие в потолок и перечеркнутые, примерно на середине, пунктиром металлической трубы ограждения.

Он надеялся, нет, просто уповал, чтобы у монстра по имени Йоно не оказалось какого-нибудь третьего глаза на затылке, или иного средства кругового обзора: если их обнаружат, то смерти, скорее всего, не избежать.

Будучи скрытым от посторонних взглядов покровом невидимости, Род чувствовал себя несколько спокойнее. Однако и испытывать судьбу особо не рвался.

Все новые и новые удары продолжали сотрясать помещение, становясь с каждым разом все сильнее. Вот уже одна из колон треснула, и осыпалась осколками. Присмотревшись, Род увидел, что еще четыре, расположенные по соседству с разрушенной, на самом деле прозрачные и совершенно пустые. Просто белизна купола и соседних, действительно матово-белых колон, помешала понять это сразу.

В пределах потенциально безопасной зоны находилось пять из семи непрозрачных. Две он уже прошел: свою собственную, и ту, где обнаружил аромат незнакомки и чужие артефакты.

Следующая дверь была заперта, и возиться с ней он не видел никакого смысла. Четвертая тоже выглядела закрытой, но что-то в ней было не совсем так. К сожалению, его маленький призрачный друг тоже не умел проходить сквозь стены.

Род хотел двигаться дальше, но необъяснимая сила удержала его на месте: он ощутил, как за дверью плещется странная и необычайно сильная магия.

Удары сотрясали сооружение уже почти непрерывно, и грохот стоял такой, что закладывало уши.

- Пожалуй, стоит рискнуть, - подумал он, активируя заклинание идентификации: замок электромеханический с дистанционным управлением…

- С дистанционным управлением... - Род задумался. - Но если здесь нет ключа, значит, запоры удерживает какая-то сила, скорее всего, механического происхождения. И если бы мы смогли подать электричество... Эсп!

Несколько хлестких и точных ударов током по местам расположения приводных устройств остались никем незамеченными в творящемся бедламе. Из стены потянуло едким дымом. Уцепившись кончиками пальцев за выемку в двери, Род потянул изо всех сил: дверь неохотно, но поддалась.

И первое, что бросалось в глаза: наружная стена камеры: она была разрушена. На белых и, по-прежнему, матовых стенах виднелись остатки какого-то выцветшего рисунка, а в почти правильном прямоугольнике пролома виднелся совершенно реальный, и притом, до рези в глазах, знакомый пейзаж.

- Даже если это очень искусная иллюзия, то она, все равно, нравится мне гораздо больше, чем реальность с другой стороны двери, - решил Род, и шагнул в неизвестность.

***

Часть вторая. Свобода?

***

Родерик с наслаждением вдохнул пьянящий воздух свободы.

Это действительно было Редколесье. Причем, почти в том же самом месте, где он и отец нарвались на засаду, и где его, совсем недавно поглотила тьма, неожиданно обратившаяся в белизну тюремной камеры. Немного южнее, пожалуй.

Редколесье. Вот только творилось здесь нечто невообразимое: то сооружение, откуда он вывалился прямо в терновый куст, изорвав плащ и едва не сломав себе ногу, снаружи выглядело как гигантский фазовый паук. Ну, такое толстое, каплевидное брюхо о шести металлических лапах, способное к телепортации на некоторое расстояние. Точнее, уже о пяти. И не способное. Оторванную шестую, чуть в сторонке сосредоточено жевало существо, очень похожее на ходячую паровую гильотину.

Остальные лапы железного монстра были глубоко погружены в землю и оплетены от самого низу и до основания густой сетью постоянно обновляемых заклинаний магической природы и еще чего-то, явно друидического происхождения.

На самом верху куполообразного брюха приплясывало несколько здоровенных земляных элементалей. Они-то как раз и создавали тот грохот, от которого крошились стены камер и обваливались потолки. Каждый их согласованный прыжок загонял лапы монстра еще на пол фута в землю. Затем наступала очередь монстра: он слегка опускал брюхо, а потом резко бросал его вверх, пытаясь вырваться из ловушки. В результате таких усилий его лапы выскальзывали обратно где-то на треть предыдущего погружения.

Монстр явно проигрывал.

Род, кажется, понял задумку атакующих: нужно прижать брюхо к земле, тогда можно будет пустить в дело големов, несколько штук которых пока бесцельно пыхтели в сторонке, укрывшись за палатками временного военного лагеря. Прикинув длину оторванного сегмента и сделав несложные подсчеты в уме, Род понял, что финал сражения наступит еще очень не скоро.

Насладиться результатами своих изысканий, а равно как и картиной локального конца света, Роду не удалось: где-то совсем рядом сработало мощное заклинание, снимающее невидимость, и на него тут же обрушилась целая серия парализующих, обездвиживающих и усыпляющих заклинаний.

Ощутив, что врожденная сопротивляемость магическим атакам вот-вот иссякнет, он решил не продолжать борьбу, и последним усилием воли приказал Эспу инкапсулироваться. Что тот и проделал с превеликим удовольствием. Обезопасив друга, а, тем самым, частично, и себя, Род шагнул в сторону источника неприятностей, расставив руки в стороны и подняв их ладонями вверх. - Ну, кому я опять понадобился, - бросил он сердито в окружающую пустоту. И рухнул на траву, как подкошенный.

Очнулся Родерик от того, что за отворот куртки потекло что-то жидкое и жутко холодное. Он открыл глаза и поднял голову. - Опять упал, очнулся, отжался... Сколько же можно - пробубнил он, осматриваясь.

- А мне сказали, что к нам в руки попал разведчик этих зентаримских диверсантов, - напротив, на походном табурете сидела, изящно скрестив сверкающие металлом ноги, его старая знакомая - офицер Ваййа, в чине лейтенанта наемников Пламенного Кулака. Крутые ребята. Смогли убедить даже Герцогов в своей полезности и незаменимости, получив взамен, неофициальное звание государственной полиции. Теперь в каждом захудалом городишке была их контора. Ваййа обитала в Берегосте. Временами.

- Я тоже рад тебя видеть.

- Вот почему, как только я соберусь на свидание к какому-нибудь настоящему мужчине, тут как тут появляешься либо ты, либо твои дружки, и все летит псу под хвост?

- Извини. Не в курсе. Последние несколько часов или дней, не помню точно, меня все время бьют по голове, пытают током, стараются закопать или засунуть в пыточную камеру. Я только защищаюсь. В меру своих скромных сил. Прости. Так что там, говоришь, я натворил?

Лейтенант Ваййа, только вздохнула и покачала головой. - Умеешь же ты, Аш'Шаб, находить неприятности. И ладно бы, только на свою голову... - Ну, слушай, - выдержав, для порядка, паузу, согласилась она. - Короче, дело обстоит следующим образом...

Выслушав несколько сбивчивое объяснение, Родерик в задумчивости потер небритый подбородок. - Кто бы мог подумать. - Он потянулся, расправляя плечи. - И что, я теперь свободен?

- Почти. Только сначала тебе придется кое с кем побеседовать. - Ваййа многозначительно подняла брови и демонстративно медленно указала левой рукой в сторону самого темного угла. Прежде чем она закончила движение, Род успел хорошенько рассмотреть на раскрытой маленькой ладошке изображение монашеского клобука, нарисованное чем-то красным.

- Вот же засада, - подумал он и дважды кивнул головой. - Понял. Спасибо. - Эмблема Волшебников в Рясах не сулила ничего хорошего. Хотя общаться с ним, скорее всего, будет какой-нибудь бюрократ из крышующего их Департамента Магических Сношений. Звучит несколько двусмысленно, но это, всего лишь, Министерство управления всеми магическими делами в Алкатле, и в Амне. Но, это же Амн. Практически враг. Надеюсь, меня не обвинят потом в государственной измене и пособничестве диверсантам? Ну, раз Ваййа здесь, значит так оно и нужно...

Род уже имел некоторое представление о методах работы этой организации и понимал, что просто так от них не отделаться. Что ж. Пусть лучше будет неполная правда, чем явная ложь. Он отмотал в памяти череду недавних событий и решил начать с того момента, когда, несколько самонадеянно, извлек кинжалы... Так. А остановиться надо там, где избитый и обессиленный, он лежит, уткнувшись мордой в пол. Замечательно. Теперь добавим немного жалости к самому себе. Теперь организуем как бы случайный повтор: ну зациклился я на своем избиении...

Почувствовав, как по щеке покатилась одинокая слеза, решил, что немного перемудрил с эмоциональным фоном и чуть приглушил накал страсти.

- Вот теперь можно и побеседовать: пускай их мозгощупы смотрят. Наверняка же с собой хоть одного притащили.

Род вытер глаза рукавом, шмыгнул носом, для пущей убедительности, и слегка повернулся в сторону показавшейся из тени фигуры в балахоне.

- Карлайл, советник Департамента Магических Сношений,- проговорило совершенно невзрачное существо.

- Как я и предполагал - крыса канцелярская. Да хотя бы даже и мышь! Вид чиновника вовсе не означал, что он безопасен. Скорее - наоборот. Ладно, буду звать его Крысой. Мелочь, а приятно.

- Должен предупредить, что вы находитесь в зоне проведения специальной операции по задержанию или устранению особо опасного преступника. После нашей беседы вы подпишете протокол о неразглашении. Это ясно?

- Ну, началось, – молча кивнул Род.

- Нас уведомили, что вы совсем недавно перенесли тяжкие душевные, моральные и физические испытания, а, посему решили вас сильно не беспокоить. Пока. Давайте ограничим нашу первую беседу всего несколькими простыми вопросами. Вы согласны?

- Первую? Можно подумать, у меня есть выбор? - Он снова кивнул, не проронив ни слова.

- И, последнее, прежде чем мы перейдем непосредственно к делу. - Крыса повернулась в угол, и что-то прошипела на совершенно непонятном языке. - Мы должны предупредить вас об ответственности за дачу ложных показаний.

Род сделал удивленное лицо.

- Да. Формально мы находимся на вашей территории, а вы и любые ваши действия вне нашей юрисдикции. Однако. Первое: мы здесь исключительно с ведома и по приглашению вашего руководства. - Крыса выразительно посмотрела на лейтенанта, которая, видимо, это самое руководство здесь и должна была представлять.

Ваййа пожала плечами, вроде как, - Ну, да. Так получилось.

- Второе: вы должны ясно осознавать, что в случае выявления преднамеренной лжи вы попадаете в особый список нашей канцелярии. Что это означает, надеюсь, вы знаете?

- Знаю, - для разнообразия ответил Род.

- Замечательно. Теперь, когда формальности соблюдены, можем приступать. Вы готовы?

- Да, - Родерик хотел было снова кивнуть, но решил не обострять обстановку.

- Вот изображение преступника, которого мы разыскиваем. Посмотрите внимательно. Очень внимательно. - Крыса протянула Роду лист толстой бумаги. От увиденного его даже передернуло: на листе, во весь свой не маленький рост и во всей красе, было изображено бездушное чудовище по имени Йоно.

Увидев реакцию Крыса ухмыльнулась. - Похоже, вы знакомы. Должен вас поздравить: вы - первый человек, которого я вижу живым и практически невредимым, после того, как он провел некоторое время в компании Джона. Точнее на его приватной территории.

- Джона?

- А, что? Разве его не так зовут?

- Не совсем. Я слышал, как какой-то неживой голос звал его по-другому: Йоно, кажется.

Крыса удивленно подняла бровки и снова обратилась к своему невидимому, свистоговорящему собеседнику.

- Поясните. Что вы имеете в виду, когда говорите "не живой"?

- Ну, я могу довольно точно определять, от кого исходят звуки: от живого существа, от какого-то передаточного устройства, или от нежити...

- Замечательная способность, и?

- И все. Голос позвал Йоно. Йоно оставил дверь открытой, видимо собирался продолжить наше общение. - Род шмыгнул носом. - Я решил, что другого случая может и не представится, разбудил приживалу, чтобы тот скастовал массовую невидимость, и отправился искать выход, если повезет...

- Замечательно. Так вы сказали: массовую невидимость, но вы же там были один?

- А приживала?

- Ах, да. Простите. Кстати, можно узнать кто он?

- А отказ будет расцениваться, как противодействие следствию?

- Нет. Разумеется, нет. Простое любопытство.

- Тогда нет.

- Хорошо. - Крыса злобно блеснула глазками. - Тогда возвращаемся к нашему злодею. То, что вы видели, сильно отличается от изображения нашего рисовальщика?

- Это рисунок с натуры?

- Я уже сказал, что вы первый человек, который находился некоторое время с Джоном, и остался жив.

- Ладно. Не важно. - Род с некоторым содроганием поднес рисунок поближе к глазам. - И насколько подробно требуется излагать?

- Максимально подробно:

- В нижней части, до пояса - практически один в один. Только вместо тканевой набедренной повязки, или что это там болтается у него между ног...

Ваййа не удержалась и хихикнула, зажав рот ладошкой с нарисованным клобуком.

- В общем, вместо повязки у него был металлический гульфик. Возможно, за прошедшее время он стал больше ценить свои... гм... тестикулы.

Крыса иронии не оценила.

Ваййа снова прыснула со смеху.

Советник по Сношениям недовольно на нее покосился.

- Продолжайте.

- Ремень у Йоно был шире. В пряжке торчал круглый зеленый камень. Вместо перевязи, на нем была... как бы это сказать... такая полукуртка: полоса спереди, полоса сзади, грудь голая, а бока стянуты ремнями.

- Интересно...

- Что именно?

- Что вы, находясь в не совсем... гм... комфортных условиях, как вы утверждаете, смогли так подробно и тщательно все рассмотреть. И что еще более удивительно - запомнить.

- Я ничего не утверждаю. - Возразил Род и ухмыльнулся, - смотрят-таки, сволочи. Ну, ну...

- Но так подробно?

- Я всегда стараюсь запоминать своих врагов как можно подробнее.

- Чтобы избегать в дальнейшем?

- Чтобы уничтожить при первой возможности.

- А не кажется ли вам, что вы несколько переоцениваете собственные силы?

- Я - Родерик Авалон Аш'Шаб.

- И что? Мы это знаем.

- Нет. Вы видите и знаете просто парня по имени Родерик.

- А между ними есть какая-то разница кроме букв?

- Вам лучше этого не знать.

- Хорошо. Мы примем ваше замечание к сведению. Продолжайте.

- Что именно?

- Разве вы уже закончили с нашим общим другом?

- А. Это. - Родерик сделал вид, что задумался, или, что пытается вспомнить, на чем он остановился. На самом деле ему нужно было немного пригасить закипающую ярость, ибо эта Крыса его уже порядочно достала своими изворотами. - Так собственно уже почти все: на нем были два наплечника, вместо одного, как у вас и маска, такая же уродливая. Да, и выглядит он сейчас не таким массивным как на рисунке. Исхудал, что ли. - К счастью для меня, - подумал.

- Все. Пожалуй.

- Это у него не маска, а лицо. - Уточнила, зачем-то, Крыса.

- Так ему и надо, - подумал Род, но говорить ничего не стал. А то опять к чему-нибудь прицепится.

Крыса снова посовещалась с шипосвистом.

- Хорошо. Мы уже почти закончили.

- Я рад за вас, - не удержался Род.

- Что вы можете сказать о других заключенных? - Крыса сделала вид, что не заметила ехидства.

- Только то, что они, возможно, были, а возможно еще и остаются там. Одна пустая камера разрушилась на моих глазах. Рядом оставалось еще четыре такие же. Три камеры точно пустые: одна - моя собственная, соседняя с ней, и четвертая, если считать, начиная от моей. Получается, что внутри еще может находиться четверо пленников. Это если их держали поодиночке.

- Замечательная память. Распишитесь.

- Это что?

- Обязательство о неразглашении, - я же предупреждал.

Род приложил большой палец к подставленному тампону с краской и оставил жирный отпечаток в том месте, куда ткнула своим когтем Крыса.

- И вот здесь?

- А об этом уговору не было!

- Подписывай. Ничего страшного. Это просто наша совместная гарантия, о содействии следствию, - вмешалась лейтенант.

Род пробежался по тексту: "... надлежит прибыть в Берегост не позднее завтрашнего дня, поселиться в гостинице, сообразуясь с возможностями своего кошелька и из расчета 5-6 дней. Ожидать дальнейших указаний от уполномоченного представителя властей и дальше следовать им неукоснительно".

Род тиснул еще один отпечаток в указанное место.

- Благодарю за сотрудничество - сказала Крыса. Советник Карлайл забрал бумаги, помахал листом, высушивая краску, и коротко кивнув, растворился в тенях. Там снова послышалась какая-то возня и оживленное перешептывание.

- Ну что, теперь-то я свободен? - обратился Родерик к лейтенанту, поднимаясь со стула и потягиваясь. Ваййа тоже оставила свой табурет и молча двинулась к выходу. Род последовал за ней.

Солнце уже клонилось к закату, оставляя кроваво-красные разводы на блестящих частях живучего монстра.

Медленно, но неотвратимо, сражение близилось к своему завершению. Род прищурился, - к темноте добьют. Наверное.

- Послушай, а что теперь с ними будет? - обратился он к представительнице Закона.

- С кем? - изобразила непонимание Ваййа.

- Со злодеем этим. С пленниками, если они там есть?

Девушка осмотрелась по сторонам, взяла Рода под руку и отвела в сторону, подальше от палатки, туда, где шум сражения заглушал почти все звуки. Еще раз оглянулась и поманила Рода пальцем, чтобы тот наклонился.

- Все, что хотят эти ублюдки, это сохранить в тайне само существование этого Джоно-Йона. Есть мнение, что это их стратегическое оружие. Или одно из. Только вот оно, похоже, плохо поддается контролю и, видимо, сбежало, по каким-то своим делам. Может у него мясо для завтраков закончилось? - хихикнула Ваййя собственной шутке. - Короче, Йоно им, а эта железяка и все внутренности - нам. Мое начальство называет это компромисс. Все понимают, что это дерьмо гноллье, но, сам понимаешь - "политика-с".

- И учти, я тебе ничего этого не говорила, - сказала Ваййа, отстраняясь. - Только ты уж меня не подводи. Отмотаешь срок, - она улыбнулась, - и свободен. А я тебе компенсацию организую: как-никак расходы-то у тебя теперь удвоились, красавчик.

- Не понял, какое удвоение?

- Кстати, - сделав вид, что не расслышала вопрос, спросила с самым, что ни на есть, серьезным видом, Ваййа,- а что ты делаешь сегодня вечером?

Вот теперь Род действительно был удивлен.

- Да, проваливай уже. Там, - девушка махнула рукой в сторону ближайшего холма, - тебя подружки заждались. Целых две. И когда ты начнешь более серьезно относится к жизни? - Спросила, и, не дожидаясь ответа, не сильно, но доходчиво двинула бронированным кулачком ему под ребра.

- Две?

- А ты не знал?

- Ну, Имоэн, это понятно. А вторая?

- Увидишь. Сюрприз будет.

- Спасибо, Ваййа. За мной должок. - Искренне улыбнулся Род. - Я всегда знал, что на тебя можно положиться.

- Двигай уже, пока я тебе снова не врезала, - произнес лейтенант Пламенного Кулака вовсе не сердитым голосом.

Род пристально посмотрел ей в глаза, затем медленно взял ладошку, поднес к губам, повернув к себе полустертым рисунком, и поцеловал прямо в клобук.

--

На холме виднелись остатки друидского городища, к которым со всех сторон уже подкрадывались острые и длинные тени приближающегося заката.

- Имоэн. Вот же неугомонно создание. А кто же там еще может быт? - Серце его замерло, сдавленное неизяснимой эльнофейской тоской ожидания своей единственно-истинной любви. Тыльной стороной ладони он вытер неожиданно покрывшийся испариной лоб. - Как же это все не вовремя...

- Так, Аш'Шаб. Только не расслабляться и не раскисать, - подхлестнул он себя мысленно.

Известие о смерти отца не стало для него неожиданностью. Он сам видел, как тот падал под ударами меча такого же монстра, как Йоно. Или почти такого. Возможно, другие чувства еще придут: сожаление, горечь утраты... Пока же оставалось только одно - жажда мести.

- Что-то многовато незавершенных дел скопилось.- Род с тоской посмотрел на всплывающий над лесом серп Селюны. - Ладно. Имоэн и кто бы там еще ни был, никуда не денутся. До темноты есть время, чтобы смыть с себя всю грязь прошедшего дня. Или, хотя бы, попытаться.

Он развернулся лицом на юг. Вдохнул теплый воздух, отдающий соснами и морем, подтянул ремни и направился к безымянному озеру. Озеро у затопленного домика, - как они его называли с отцом. Сначала медленно, и чуть прихрамывая. Затем все быстрее и увереннее. Вскоре его стремительно мчащаяся фигура, мелькнув несколько раз между янтарными стволами, растворилась в наступающих сумерках волшебного леса.

Проснулся и начал свою вечернюю репетицию хор цикад.

Грохот сражения почти затих. Лишь изредка доносились резкие скрежещущие звуки: наверное, победители приступили к дележу добычи.

Где-то в половине лиги на юг, в сторону Вышеградья, Родерика ждало тихое лесное озеро с прохладной и чистой водой, готовое раскрыть ему свои целительные объятия. А вот кто и что ждало его на севере, вместе с неуемной подругой детства, ему только еще предстояло узнать.

Скоро. Совсем скоро.

Если только...

23:47
ничего себе… Вон как) Мне нравится, что вы дали всему происходящему… больше жизни, чем другие) Вы дали намек на то, что все наши похищения — завязаны в одно целое. Хотя я думаю, что Инна не требовала от нас чего-то подобного именно потому — что все наши персонажи совершенно разные. Кто-то придумал другие миры, и наделил персонажей магией. А кто-то предпочел реальность, без магии, и чего-то подобного. Ведь, если кто-то не очень уж любит фэнтези — зачем его насиловать? Или вроде того)
Так же вы продолжили тему, вышли, так сказать, далеко за пределы)) хоть создавай целый роман, чем, возможно, вы и занялись) А вот я наоборот, если напишу роман со своим героем — вряд ли включу в него похищение и белую комнату) и не то, чтобы я не любила фэнтези, наоборот, именно этот жанр преобладает в прочитанном мною. Просто именно Брай — не из той оперы. Для сказочного мира я бы создала совершенно иного героя!) или героиню.
Вы упускаете маленькую деталь: ведь даже по условиям ДЗ в наших родных мирах действуют не сами оригинальные персонажи, а их двойники. В задании было сказано, что все мы можем встретить в своем мире двойника любого персонажа, а сходство между ними — только внешнее. Чьи это происки — пока неважно. Сейчас сложились такие «пары», а дальше ведь все может измениться. Или не измениться.

Сам же факт, что вы и ваш герой считают, будто бы живут в мире без магии, вовсе не означает, что магии там нет.

Может существа из иных миров тоже об этом не знают? Мои злодеи примерно из таких. Они ищут определенных людей по им одним ведомым приметам. И то, что нужное им человеческое существо находится в другом Мире (Плане — по ихнему), вовсе не является таким уж непреодолимым препятствием.

И будет, как в старой рекламе Тайда: У вас еще нет магии? Тогда мы идем к вам :)