Выполненные задания

Вульф Грумант (Синица Ярослава)

Группа №4 – Курс для начинающих

Белые стены, напирающие на Вульфа со всех сторон, порядком надоели оборотню. Но как бы он не искал выхода найти его так и не удалось. Тяжело вздохнув Грумант, стал снова простукивать стены на предмет потайных дверей.

- Эй, ты там не скучаешь? - Чей-то незнакомый низкий и слегка охрипший голос будто издевался над продюсером без капли страха. Это буквально выводило Вульфа из себя! И это был не тот дрожащий от одного рыка похититель, иначе Грумант уже бы с ним расправился.

- Где тот вор? – спросил оборотень в пустоту. Он включил все чувства и теперь ощущал все гораздо острее. Но это отнимало силы, а их и так осталось немного.

- Он отказался с тобой общаться. Да и тебе же похитил я.

- Тогда покажись, трус. Или будешь прятаться от меня вечно?

- Не смей называть меня трусом! – с яростью рявкнул незнакомец и возник прямо перед Вульфом. Оборотень опешил. Он много повидал, но телепортацию видел впервые. Его тюремщиком оказался молодой человек лет 22-25. Таких смазливых мордашек много вокруг, что Грумант сначала не стал к нему присматриваться. Но тут до оборотня донесся еле заметный знакомый запах… Запах битв, крови, побед и поражений… На миг на оборотня нахлынули старые чувства. Он готов был ринуться в бой и разорвать горло своему врагу! Но ярость – худший из советчиков и Вульф это помнил. Чтобы хоть как-то остудить пыл он жадно запоминал каждую черточку лица своего нового знакомого. Светлый цвет кожи вместе со светло-русыми волосами, небрежно раскинутыми по плечам, выдавал в незнакомце - человека севера, привыкшего выживать в любых условиях. Прямой и бесстрашный взгляд похитителя заставил Вульфа посмотреть ему в глаза: два ярко-синих всполоха пламени будто заглядывали в самую душу оборотня и видели его насквозь. Плотно сжатые губы, плохо скрывали гнев и уязвлённое самолюбие парня. Достаточно красивое лицо портил выступающий волевой подбородок, говорящий о решительности незнакомца, и широкий, покатый лоб, на котором выступила испарина. Вульфа смущало одно: отсутствие шрамов и отличительных знаков на теле похитителя. Если на нем только не заживали раны, как на собаке.

- Да меня похитил мальчишка! – прорычал Грумант, принимая боевую стойку, и более тихо ворчливо добавил. – Еще и не разбирающийся в моде.

У парня был явно странный вкус в одежде: кафтан, шаровары, подпоясанные неизвестным растением – этот стиль сложно было назвать «последним писком моды».

- Я родился, когда тебя еще на свете не было! – сквозь зубы бросил незнакомец.

- Не груби, щенок!

Противники пристально смотрели друг на друга. Долгий опыт сражений обоих говорил, что перед первым ударом нужно выждать. Ведь проиграет тот, кто сломается первым. Но этому бою не суждено было произойти. В одну из стен комнаты кто-то активно ломился. Глухие удары с каждой секундой становились все чаще и появлялись первые трещины.

- Послушай меня, - похититель подошел тяжелой, но слегка забавно покачивающейся, походкой к Вульфу. Глаза незнакомца обрели светло-серый оттенок, а гнев и ярость мигом перестали заполнять собой все пространство. – Я не желаю тебе зла.

- Что тебе от меня нужно? – уже в пустоту обратился оборотень, так как парень уже растворился в воздухе, оставив только туфли Вульфа на полу – Черт!

С громким звуком стена пала и в комнату вошли трое странных юношей, которые тащили за собой довольно внушительный фонарный столб. Они, как обычно, переругивались между собой и не сразу заметили Груманта, обувающегося и бросающего явно недобрые взгляды на эту троицу.

- Ура! Мы вас нашли! – один из парней кинулся к оборотню и со всех сил обнял его. Фонарный столб от такого предательства рухнул на ногу одному весьма странному субъекту.

- Зверюшка! Да как ты посмел сделать больно своему хозяину! – Лео завопил от боли и начал прыгал на одной ноге, пытаясь подуть на вторую. – Никакого уважения к создателю!

- Ты меня не создавал, - возразил Вальтер, выпуская из объятий своего продюсера.

Последний из троицы, продолжая излучать ауру истинного благородства и стараясь не замечать кавардака творившегося вокруг, поинтересовался у Вульфа:

- Ты же в порядке? Тебе ничего не сделали?

- Да он же волк блохастый! Что ему сделается! – продолжал изображать из себя страдальца Леонард.

Вульф обвел взглядом свою ненормальную группу и постарался скрыть смешок. Но сразу став серьезным, он ответил на вопрос Аппы:

- Я в порядке. Но я мало понимаю, что здесь происходит. И что им было от меня нужно….

17:53
— Интересно было про себя прочесть, — задумчиво изрёк Годомир, продолжая чистить свой щит. — «Не последний писк моды»… А я за модой не гонюсь; это последнее, за чем можно гнаться. Для меня важнее человеческая душа.

— Не «нахнули», а «нахлынули», наверное? — Улыбнулся, лёжа на диване, Илларион, поедая лежащие рядом иранские финики. — Видать, торопились весьма, вот и ошиблись в слове. Да ладно, не буду придираться.
— И вы вполне можете заглядывать в душу и отыскать самое важное в человеке, = согласился Вульф с большим уважением смотря на своего оппонента.

Блин!) Вот что значит писать вечером после учебы и работы) если вдруг там есть еще очепятки) То буду рада, если вы их укажите)
23:58
О, вы просто потрясающе выполнили задание! Описание внешности суперское!
Спасибо!)