Выполненные задания

Первое задание. Анкета.

Группа №4 – Курс для начинающих

1. Имя, фамилия, раса: Светлана Ладушкина, человек.

2. Дата рождения: Россия, Москва, 8 марта 1995, 20 лет.
3. Внешность:
худенькая невысокая шатенка с длинными волосами, выразительными зелеными глазами и гордо вздернутым курносым носом. Особых примет не имеет.
В одежде предпочитает простой удобный стиль, не носит высоких каблуков и коротких юбок.
Живет на съемной квартире, хочет быть самостоятельной, чтобы не зависеть от мнения родителей.
4. Профессия, род деятельности: в данный момент учится на факультете журналистики, в свободное время подрабатывает официанткой и внештатным сотрудником газеты «Аномальные новости».
5. Характер: несмотря на кажущуюся хрупкость и беззащитность, характер имеет упрямый, напористый. Не умеет врать. Привыкла доводить начатое до конца, не боится трудностей и опасностей. В общении ценит тактичность, но если сильно надавить или напугать, может цветисто материться и даже драться. Последнее не является сильной стороной, проявляется при необходимости. Излишняя упертость не редко приводит к неприятностям, незнакомые люди могут посчитать Ладушкину чересчур навязчивой, если дело касается интервью для написания статьи или сбора информации для курсовой, но такое упорство приносит хорошие плоды.
6. Особенности: трудно сходится с мужчинами, не любит нарушать свое личное пространство. Забывает дни рождения друзей и близких. Боится мышей и новорожденных котят.
В данный момент ее цель – стать хорошим журналистом и когда-нибудь накопить денег на автомобиль.
Увлекается изотерикой, мистикой, умеет видеть потусторонних сущностей «вторым зрением», но никому об этом не говорит. Все свободное время посвящает работе в газете.
Типичный холерик, деятельная непоседа. Воспринимает мир через образы, используя оба зрения. В институте считается «синим чулком», никого к себе не подпускает, подруг нет.

7. Биография: с самого рождения Света была неспокойным ребенком. В детском саду легко подхватывала простуду, поэтому большую часть времени проводила дома, с бабушкой, которая развлекала ее сказками и игрой «Что я вижу?». Видела Света странных существ, возникающих среди парковых деревьев, спешащих прохожих, летящих по дорогам машин. И лишь многим позже, когда Света осознала, что в такую игру она может играть только с бабушкой, осознала свои способности и закрылась от людей после первой попытки в десять лет вовлечь в игру соседскую девочку. Та испугалась и обозвала Свету ненормальной. Все последующие годы, оказавшись без бабушкиной поддержки, Света пыталась разобраться в своем даре, что и привело ее к увлечению изотерикой и мистикой.

8. Пост
Ее разбудил холод. Руки, ноги, спина – все застыло в ледяном оцепенении. Тело отказывалось повиноваться, взрываясь ноющей болью при любой попытке пошевелиться. Света осторожно приоткрыла глаза, и тут же тонкий лучик света ворвался в мозг, полоснув под веками огнем, вырвав горячую слезу. Сердце застучало с удвоенной силой, разгоняя по венам кровь, впуская в сознание страх и панику, забилось о грудную клетку с гулким, чавкающим звуком. И этот звук, голосивший в ушах нестерпимой канонадой, вырвал Свету из леденящего оцепенения. Она смогла сделать вдох сквозь сжатые до боли зубы и закричала, выгоняя из себя страх и холод. Резкий звук собственного голоса прокатился по телу жаркой волной облегчения и словно вытащил ее из ледяного плена. Девушка, наконец, ощутила себя всю: руки, ноги, спина… Жива…
Повернувшись на бок, стараясь унять дрожь испуга, Света снова увидела ослепительную белизну, но на этот раз жесткий свет не ворвался в мозг обжигающей сталью, а сжалился, растворившись в белых стенах странной комнаты.
Осторожно пошевелившись и не испытав ожидаемой боли, Света попыталась подняться, выверяя каждое движение, осторожно опираясь на руки, медленно передвигая ноги, готовая в любой момент, как только боль надумает вернуться, лечь на пол и застыть.
Белые стены, белые пол и потолок – небольшое пространство, наполненное жутким белым. Ни окон, ни мебели – ни-че-го…
Повернувшись несколько раз на дрожащих ногах, Света прижала руки к ноющей груди и тонко всхлипнула, поддаваясь вновь ожившей панике. Среди пугающей белизны стен мелькнула темная полоса – дверь! С трудом справляясь с негнущимися ногами, размазывая по щекам горячие слезы, Света рванулась к стене, отыскала дверную ручку и дернула на себя.
Ничего.
Толкнула наружу, снова дернула, ударила ладонью и в отчаянии закричала, понимая, что выбраться не удастся.
— Что тут происходит?! – срывая голос на истеричный крик, девушка медленно сползла на пол, уткнувшись лбом в бессердечную дверь. – Что тут происходит? – уже тише произнесла она, давясь слезами. – Где я? Скажите мне, кто-нибудь, умоляю…
— Здравствуй, Света.
Спокойный приглушенный голос неожиданно сорвался откуда-то с потолка, прокатившись по комнате ленивым эхом, разорвав тишину безнадежности. От неожиданности Светлана сжалась, испугавшись неожиданного звука, словно этот голос мог принести новую волну боли, но тут же встрепенулась, осознав, что слышит человеческую речь.
— Выпустите меня!
Девушка резко вскочила, словно бестелесный голос придал ей сил.
— Чуть позже, — пронеслось, бесцветное, – а пока ты останешься в этой комнате и будешь делать то, что тебе скажут.
— Кто вы?
Ноги снова неприятно заныли, знакомый испуг потянул к вниз. Девушка медленно опустилась на холодный пол, стараясь определить источник звука, внимательно обвела глазами комнату, но все пространство вокруг было заполнено бездушным белым светом.
— Выпустите меня, — беспомощно прошептала девушка, съеживаясь, стараясь сделаться как можно меньше, подчиняясь выжигающему душу страху. – Умоляю, прошу вас! Пожа-алуйста…
Обхватив себя руками, сжавшись в дрожащий комочек, Светлана уткнулась лбом в согнутые колени и тяжело, часто задышала.
Неожиданно спина потеряла опору, застывшее тело легко скользнуло в открывшуюся дверь. Света больно ударилась головой о кафельный пол и испуганно дернулась обратно, в комнату.
— Еще раз, Ладушкина, я увижу тебя в своей клинике, — послышался раздраженный голос, — запру тут навечно! А теперь выметайся!
Кирилл Игнатьевич грубо схватил девушку за шиворот, резко поставил на ноги и толкнул вглубь коридора.
Свобода. Свобода. Свобода…
Опираясь ледяными руками о крашеные ядовито-синим стены, скользя негнущимися ногами по гладкому белому кафелю, Света рванулась к двери, призывно открытой широкой створкой прямо на улицу. Сейчас эта дверь, залитая теплым утренним солнцем, манящая свободой и безопасностью превратилась для девушки в желанную цель, но уставшее тело настойчиво отказывалось двигаться. И лишь чудовищный страх перед профессором, который в любой момент мог передумать и снова закрыть ее в чертогах своей клиники, заставлял Свету передвигать ноги. Сейчас она готова была поклясться чем угодно, что больше никогда не переступит порог этого места. Тема клиники для душевнобольных профессора Хмарского для нее закрыта. Навсегда.
Вывалившись на улицу, потеряв опору, девушка упала на колени и ползла по крыльцу, к мокрым от недавнего дождя ступеням. В нос ударил резкий запах сырой земли, мгновенно нарисовав в мозгу картину свежевырытой могилы.
Вот и вся твоя бравада, глупая, профессор оказался сильнее. Плохой ты журналист, Светочка…

Ответить Редактировать Удалить

17:04
Замечательное создание: красивое, хрупкое с виду, нежное и, почти наверняка, упругомягкое на ощупь. Но что ее ждет в жизни при подобном раскладе? Хорошо, от мнения родителей не зависим. Свобода — живи не хочу! А для чего свобода? Для чего такая красота пришла на землю? Ответа у меня нет.

Путь жизни — это путь любви во имя продолжения жизни. Всяческие девиации оставим девиантам: они и сами вымрут (да простят меня за констатацию этой печальной биологической истины) или одумаются. Но пусть их!

Светлана… Свет. Но даже внешний вид этому противоречит. Чья вина, что имя тянет вверх, а вторая сущность в сторону. Не от света. От любви. Тень. Полутень. Сколько оттенков? Какого цвета?

Задайте вопрос своей протагонессе — героем какого романа она хочет быт? Ведь хочет же, по всему видно. Так пусть она признается хотя бы сама себе, какой мужчина ей нужен?

Ровесникам, боюсь, здесь ловить нечего. У юношей в это время головы, обычно меняются местами, а то и вовсе «отпочковываются». Старше? Насколько? Да и в возрасте ли дело? Чего хочет героиня от своего героя? Если героина, то это ее выбор, и да упокоится ее душа с миром. Опять же, не наш случай. Тогда кто он — пока тот собирательный образ, который заставит девушку смотреть на него, не мигая, не пряча глаз. С вызовом. С иронией. Да как угодно, но — любя.

В ее глазах должна быть правда, ибо это то, что на самом деле нужно всем. И мужчинам, настоящим мужчинам — не крутым алкоголикам и бабникам с металлическими тестикулами — а тем, кто отважиться посмотреть в такие глаза и не отвести свои. Но где он? Молит Царевна-Лебедь. Где она? — Плачет Витязь в Тигровой шкуре…

Как им встретиться, не пройти мимо, узнать друг в друге свою половинку и обрести любовь? Спросите свою героиню. Пусть она вам напишет письмо. Пусть выплачется, но поймет, кто же ей нужен на самом деле?

И тогда станет более очевидной Где Его искать? Что действительно нужно сделать, что бы Его привлечь? Где ты, любимый? Кто Ты, Светлана, Света… Свет…