Выполненные задания

Алая роза

Группа №5 - Соавторство на конкурсной основе

«Как сейчас помню, стоял январь. Я уже как год жила у сэра Вильгельма в поместье, считая дни до твоего возвращения, Рич. Это было ужасно тоскливое время. Я бродила по запутанным коридорам его дома в Германии, куда он недавно переехал, и искала чем бы себя занять. На самом деле, он спрятал все ценные и удивительные штучки еще в первые месяцы нашей жизни, потому что кухарка рассказала ему о том, что я сиротка, которая любит присваивать себе все, что плохо лежит. Представляешь, Ричи, она назвала меня сироткой, которая любит присваивать все, что плохо лежит! Это было уму непостижимо, услышать такое, да еще и от кухарки. Ее потом уволили, правда. Но неприятный осадок все же остался у нас обоих. Пожалуй, единственной вещью, которую мой усач так и не упрятал в закрома, осталось зеркало в холле второго этажа. Ах, ты не представляешь, насколько оно восхитительно! Золотое обрамление с вкраплениями самоцветов, а сама отражающая поверхность так и искрится, словно усыпана алмазной крошкой. Оно идеально, Рич! Чистое совершенство!

Так что, как ты уже догадался, я часто поднималась в эту залу, чтобы полюбоваться собой именно в нем. Мне нравилось расчесывать перед ним свои пшеничные волосы, которые, как ты помнишь, доходили мне до плеч. Ох, как я скучаю по твоим поцелуям. Моим плечам это всегда так нравилось.. А еще, Ричи, знаешь, мне кажется, это зеркало делает мои голубые глаза еще глубже. Иногда, я погружалась в их цвет настолько, что буквально тону. Разве что мои большие ресницы отвлекают мое внимание больше, чем синева очей. Да и вообще, знаешь, мое ангельское личико так и хочет увидеть в отражении с собой твое чуть смуглое лицо с белоснежной улыбкой и загадочным взглядом карих глаз. Это был бы самый лучший момент в моей жизни, но мне, кажется, теперь он никогда не наступит. Видишь ли… несмотря на всю томность моих дней, совсем недавно моя жизнь перевернулась с ног на голову. И прежней, к сожалению, уже не будет никогда, как я думаю.

Несколько дней назад, я случайно забрела в его рабочий кабинет. По-видимому, он вышел по делам, а горничная еще и не начинала прибираться. Это означало, что ни одной вещи еще не было припрятано подальше от меня. Нет, конечно, Вильгельм любит меня. Он красиво ухаживает, дарит подарки и даже обеспечил меня домом, да и что говорить, он бесконечно долго уже находится в ожидании ответа на его предложение руки и сердца. И ни один отказ не заставил его отступить. Меня это очень пленит в нем, на самом деле. Прости, Ричи, я совсем не подумала, что эта тема может быть тебе совсем не приятной, давай лучше я продолжу.

Так вот, на его столе я заметила прозрачный купол. Приглядевшись, я поняла, что там внутри настоящая живая роза. Ох, я не могла сдержаться и не подойти посмотреть поближе. И как только я сделала это, мои руки сами схватили ее в крепкие объятья, а ноги понесли прочь. Честно, я даже не помню, как выбежала во двор, помню только, как оказалась в то утро в лесу. Там была заснеженная поляна, а я держала эту проклятую алую-алую розу в аккуратной стеклянной баночке, похожей на церковный купол. Я хорошо помню легкий ветер на собственных щеках. Он развевал мои волосы, заставляя пшеничные локоны то и дело щекотать лицо. Я сбавила шаг. Лес был ослепителен. Скрип под моими ногами раздавался словно музыка, и он как будто заманивал меня все дальше в лес. Задумавшись о том, что я буду делать с цветком дальше и не убежать ли к тебе прямо сейчас, я и не заметила, как поляна кончилась, и с неба начали падать шишки. Было так забавно смотреть на то, как чуть ли не каждая из них опускалась в мой след. Краем уха, могу поклясться, я слышала детские голоса и скрип санок. Они были такие звонкие. Такие радостные. Мне казалось, что жизнь так прекрасна, Ричи. Я улыбалась, потому что вспомнила, как мы с тобой вот так проводили беззаботное время, пока ты не покинул меня. Ах, дорогой Ричи, я должна признаться, я винила все это время тебя во всех моих бедах, в моем одиночестве, в моем несчастном браке.. во всем, чтобы со мной ни случалось. Надеюсь, ты сможешь меня простить, Ричи, теперь я понимаю, как сильно ошибалась.

Но те воспоминания, они были прелестны, я наверное погрузилась бы в них с головой и не отпускала бы в течение доброго часа, но внезапный солнечный луч ослепил меня и вернул в реальность, заставив зажмуриться и остановиться. Я помню, как долго прислушивалась к какому-то шелесту, и, в конце концов, заметила белок на верхушке деревьев. Оказывается, это они бросались шишками, представляешь! Я едва успевала уворачиваться от них. Их «игра» затянула меня настолько, что я совершенно забыла о своем трофее, но звук трескающегося стекла напомнил мне. Банка разбилась вдребезги от попавшей шишки, а я с ужасом стояла и наблюдала за тем, как красная роза медленно падает на белый снег. И тут, я словно прозрела, понимаешь, я как будто увидела этот цветок заново. Я начала пристально вглядываться в него. В те доли секунды, я была покорена его красотой. Я понимала, что он единственная драгоценность моей жизни. О, боже, Ричи, как стыдно мне признавать это сейчас, но тогда это было так. Прости, милый. Я была порабощена им, как и многими мужчинами, чья красота пленила мое сознание. И, как и всегда, я ни с кем не хотела его делить. Я хотела, чтобы он принадлежал лишь мне одной. Я хотела, чтобы восхищаясь им, люди говорили обо мне и только обо мне. Хотя и поначалу меня и умиляли беленькие горошинки снега, я не желала делить цветок даже с матушкой-природой. Но должна признать, я чуть было не посчитала эти белоснежные хлопья украшением алой розы, но желание того, чтобы она оставалась нетронутой и чистой, завоевало мое сознание, и я энергично начала стряхивать снег с его алых прелестных лепестков просто, потому что меня обуял гнев. Да, меня раздражало, что все вокруг решило ополчиться на меня и помешать цветку оставаться первозданным, ярко-алым и никаким другим больше, по моему мнению, даже крупица снега была уродством несовместимым с совершенством, которое я себе представляла и пыталась достичь во всем. Даже в тебе, ты же помнишь. Мне даже пришлось снять перчатку, чтобы поднять с земли мое новое сокровище, только так я могла ощутить его нежность, которую вот-вот испортит мороз. Я уже чувствовала пощипывание на щеках и совсем не чувствовала пальцев собственных ног. Но это, конечно, меня мало волновало. Роза стала центром моей вселенной на тот момент. Момент, который портили лишь снежинки, где каждая новая снежинка накаляла чувство безысходности внутри меня до предела, потому что отдаляла объект моего желания все дальше и дальше. Это было невыносимо, Ричи. Я хотела получить его таким, каким он был создан – красивым и гармоничным во всех отношениях. Теперь я понимаю, что просто ассоциировала себя с ним и не хотела мириться с тем, что не бывает совершенства с красивой душой и таким же красивым телом. Я не хотела мириться с тем, что я не идеальна. Я увидела в нем себя. Свою натуру, и это вызвало гнев. Гнев на саму себя в первую очередь, но я же не могла быть виноватой. Все что угодно могло быть виноватым, но только не я. И тогда, Ричи, в попытке все изменить, я встряхиваю этот несчастный цветок. Ох, как же я радовалась, когда увидела его снова красным на секунду. Секунда другая и он опять быстро побелел. Только упавший с него лепесток, говорил о том, что я что-то предпринимала. Ты меня заешь очень хорошо, милый, поэтому знаешь, что я не успокоилась и продолжила его трясти. Я сделала это три раза, и роза потеряла еще три лепестка. Но тогда мне казалось, что это всего лишь малюсенькая ничего не стоящая жертва, которая послужит на счастье мне в будущем. В какой-то степени так и случилось. Но это позже, а пока я стояла там, у деревьев, и хлопала глазами, время от времени разгибая заметно похолодевшую ладонь, чтобы ее согреть хоть как-то. Но тут случается чудо, от дикой досады, я отрываю почти онемевшей рукой лепесток и пускаю его по ветру, пристально прослеживая весь его путь. Внутри меня уже было чувство опустошенности, когда он упал на землю, и я зачем-то решила поднести его поближе к глазам. И тут я понимаю, что он холодный, весь покрыт коркой изо льда, но это только снаружи, а внутри он все такой же красный и яркий. Понимая, что это единственное решение, чтобы получить хотя бы часть из того, что мне было изначально нужно, я обрываю остальные лепестки, получая их вечное внутреннее сияние, пусть и в не такой уж великолепной оболочке. Со стороны, наверное, это было похоже на то, будто я танцую вальс, как тогда с тобой на балу, помнишь? А вот я помню. Вот и в лесу я помнила, представляя, будто у меня есть партнер, кружась и разбрасывая лепестки вокруг себя. Держу пари, родной, я совершенно потеряла счет времени в тот момент, я даже не помню, когда закончила это т потрясающий танец, по-моему, лепестки уже давно закончились, когда я, наконец, устала и остановилась. Я не могла дышать от восторга, ведь мне удалось понять то, чего прежде я никак не могла взять в толк.

Теперь я четко знала, зачем отец, которого я так долго проклинала, оставил меня в детском доме и обрек на ужасное существование в мире одиночества и отчуждения. Я знала о том, что это было рождено добрыми побуждениями и надеждой дать мне лучшую жизнь. Лучше, чем возможно он мог обеспечить мне, забрав с собой. А ты знаешь, ведь хоть с ненавистью, но я продолжала думать о нем, похоже, мы действительно как-то связаны, и меня всегда будет к нему притягивать, а теперь у меня появился шанс простить его. Удивительно, как одно событие изменило мою жизнь, тогда, отдышавшись, я держала в руках стебель, оставшийся от цветка, и смотрела на солнце, прищурив один глаз. Единственное, что я могла тогда произнести это: «Теперь я знаю, зачем ты сделал это. Знаю, что иногда во имя счастья одних, другим приходится страдать…».

Было уже далеко затемно, когда я вернулась домой в особняк Вильгельма. Он меня отчитал, как подростка, он может быть решил посвятить этому весь вечер, пока меня ждал, но тут я сказала, что согласна уехать с ним в Лондон. На свою родину. Он, вероятно, подумал, что я решила забыть тебя, Ричи, и остаться с ним. Но, теперь ты знаешь, какова истинная причина моего отъезда. Я, вероятно, оставаясь верной своему эгоизму, так никогда и не смогу жить для других и во имя других, но роза научила меня отпускать что-то, чтобы дать жизнь новому началу. Тебе тоже придется научиться этому, дорогой Ричи, тебе тоже придется решиться, как решилась я. Решилась порвать с тем, за что пыталась цепляться и сберечь всем сердцем, и чего у меня больше никогда не будет. Надеюсь, ты не презираешь меня, а пробуешь понять, что так было нужно. Не мне. Тебе, потому что я все равно заставлю тебя жить моей жизнью. Этого не должно случиться, пусть хотя бы у тебя появится шанс на лучшую жизнь, тот шанс, который дал мне отец, и с которым я так нелепо обошлась. Не ищи меня Ричи, я всегда буду с тобой в твоем сердце. Я уверена, ты сможешь жить без меня дальше, и еще найдешь ту, что тебя оценит. Это непременно случится, ведь ты лучший человек на земле, которого я когда-либо знала, Ричи. Поэтому все, о чем я могу просить сейчас, это помнить о нашей большой любви. Я ни на минуту об этом не забываю, знай, ты всегда будешь моей недостающей половинкой.

Будь счастлив, дорогой Рич, навеки твоя Аврора.»

- Дорогая, как долго тебя еще ждать, ты же не хочешь опоздать на поезд в Англию? – донесся до нее голос с порога.

- Я уже иду, - крикнула она, оставляя след своих красных губ после слов «…твоя Аврора» и запечатывая письмо воском...

+1
03:30
Ярослава, вы правильно выполнили задание, хотя видно, что история с Ричи появилась в вашей голове совсем недавно и стала ключевой. Из-за этого тема отца оказалась притянутой за уши. Также немного сумбурно (что повлекло бы замешательство читателя) отражена философская концепция («иногда во имя счастья одних, другим приходится страдать»). Мне показалось, что вы хотели отразить суть концепции в поступке главной героини, ассоциировавшей себя с розой. Поступок же заключался в том, что Аврора отказалась от молодого человека во имя его счастья, понимая, что главным источником его бед является как раз она сама, хотя девушка и понимала, что будет страдать без него. Это более яркое, гармоничное и понятное сочетание действий, нежели тема с отцом. Но чтобы задание было выполнено в соответствии с требованием, отец все равно должен был присутствовать.Что же, сделать произведение лучше никогда не поздно. Тем более, что ни синопсису, ни эмоциям вы не изменили.