Задание 46

Поэтическая группа №6 "Путь в неведомое"

С заданием у меня приключилась очень странная вещь. Это очень близкая и понятная мне тема, но почему-то я впала в ступор и никак не могу из него выйти. Вот ни строчки в голове не складывается. Даже еще несколько дней после срока сдачи пыталась что-нибудь написать - никак.
Помогите, пожалуйста) Как выходить из такого ступора?
 
Если я правильно поняла, то приложением к заданию могут быть авторские стихи:
 
Наедине с Амстердамом
 
Воздух пропитан сыростью,
Солнцем усталым и листьями.
Я здесь по чьей-то милости,
Но вовсе не в поисках истины.

Я буду вдыхать осень,
Улиц клубок распутывать,
В неба серую простынь
Мысли свои укутывать.

Оберну себя безмятежностью,
Растворюсь в фонарном сиянии,
Пропитаюсь вечерней нежностью
И расстанусь. Ни слова признания.
Элеонора, из ступора выведет время.
Не мучайте себя.
Если тема близка и понятна — стихотворение само заявит о себе. Помните урок про слух поэта?
Прислушивайтесь к себе и услышите.

«Наедине с Амстердамом» — отлично! Я люблю этот город! Прямое попадание…
Но есть замечания.
Воздух не может быть пропитан листьями.
В третьем катрене меняется размер… Кажется, это не необходимо. Но тут — воля автора.
У Юрия Коваля есть стихотворение «Стихи про пальто», вот у меня с заданием, как у героя стихотворения)


Вместо заданного вышло совсем о другом. И опять в середине меняется размер, не знаю, как его «держать под контролем». Начинаю переделывать, все уходит совсем не в ту сторону или вовсе разваливается:

Зимние чудеса

Из трубы струится дым
И чудесит в небе зимнем,
Пишет сказку нам двоим
В обрамленьи темно-синем.

Вот большой плывет дракон,
Улыбается лукаво.
А за ним вприпрыжку слон,
Крошку ветром сносит вправо.

Утка ростом со слона
До Луны добраться хочет.
Зонтиком грозит она
Тем, кто попусту хохочет.

Кошка, распушила шерстку,
Защитила нас от утки:
Зонтик выхватила вертко,
Скрылась в звезды-незабудки.

Вдруг в финале сказки — кони,
Тройкой быстро тянут сани,
Дед Мороз по небу гонит!
Он спешит на встречу с вами!
Амстердам очень интересный и атмосферный город)
Про воздух.
Я понимаю, что он не может листьями пропитаться. Мне хотелось передать запах осенних листьев, но не получилось красиво вписать это в стихотворение…
Ну и да, размеры мне пока не очень подчиняются, скачут, как им вздумается. А когда пытаюсь загнать их в рамки, то пропадает все, что мне нравится в стихотворении. Надеюсь, научусь с ними ладить)
На самом деле, может быть, и не надо «ладить». Я ведь не случайно сказал о «воле автора».
Смена размера, как поворот с улицы на проспект, или с проспекта в переулок. Человек каким был до поворота, таким и остался после него. И со стихотворением может ничего не случиться, если смена размера не разрушает красоты.
«Зимние чудеса» — чудесны. Я даже засомневался в своей нужности Вам.
Но с листьями все-таки найдите решение.
Спасибо!
Я так рада, что наконец-то есть у кого спросить профессиональный совет! А то бреду-бреду, а туда ли — не понятно)
Буду думать над листьями…
Воздух пропитан сыростью,
солнцем и запахом листьев.
Здесь я по чьей-то милости,
и вовсе не в поисках истин.
Спасибо! Я себя чувствую, как доктор Уотсон, когда Холмс объяснил ему логику выводов)))

Мне просто очень хотелось сохранить «усталое солнце», и из-за него я не увидела других вариантов)
Можно побороться и за ваш образ:

Воздух в объятиях сырости,
солнца усталого, листьев.
Я здесь по чьей-то милости,
и вовсе не в поисках истин.
Владимир, как долго мне учиться видеть так, как Вы!

Исправляю «Наедине с Амстердамом»:

Воздух в объятиях сырости,
Солнца усталого, листьев.
Я здесь по чьей-то милости,
И вовсе не в поисках истин.

Я буду вдыхать осень,
Улиц клубок распутывать,
В неба серую простынь
Мысли свои укутывать.

Оберну себя безмятежностью,
Растворюсь в фонарном сиянии,
Пропитаюсь вечерней нежностью
И расстанусь. Ни слова признания.
Я учусь последние 25 лет. Но у каждого свои сроки.
На «пути в неведомое» — то есть, в новое, никогда раньше не бывшее — нужно быть абсолютно открытым. Свободным. Рассматривать любой вариант. И с помощью интуиции выбирать наиболее подходящий. И естественно — самый красивый.