О реакции читателя или ….

Группа №1 - С чистого листа до готовой книги

О реакции читателя или ….

Это важнейший подпункт в литературном творчестве.

Писатель алчет реакций своего читателя, он для него (!) и пишет. Это нормально, хотя не всегда.

Главное, чтобы после прочтения твоей книги (статьи, очерка) не было разочарования. Чтобы люди не махнули рукой на тебя и не сказали следующее:

- Опять этот дурачок написал чушь!

- Когда всякий бездарь берется писать, лучшего не жди!

- Бумага стерпит любую ерунду, чем бы дите не тешилось, лишь бы не плакало…

И так далее и так далее. И это еще мягко сказано, очень часто комментарии достаточно резкие, даже оскорбительные.

Это равносильно тому, как если бы в коллективе (в обществе) в кругу людей кто-то неожиданно ляпнет страшную глупость, скажет и покинет данное общество, естественно за его спиной скажут примерно такое:

- Что за идиот?

- Откуда откапывают таких «кадров»?

- Ненормальный какой-то….С февралем в голове.

Приблизительно так. С таким никто не хочет в дальнейшем связываться.

А чтобы не было такого негатива необходимо знать, что делать, что писать, что отражать. Это очень важно.

В твоем произведении должно быть все на уровне: название, тематика, сама подача текста, сам язык изложения должен быть легок, плюс мудрая глубочайшая мысль, заставляющая серьезно думать. Все в комплексе.

А для этого не надо писать для читателя, пиши для Бога, для высших существ. Чем дальше закинешь удочку (или сеть), тем вероятней удачный улов.

По сути все решает один читатель, лишь один единственный, если твое творение ему понравится, он как вирус будет заражать этим всех.

Писать надо для более высокой (как бы невидимой) аудитории. А для этого надо писать высокие ВЕЩИ, не заумные, а именно серьезные и тонкие вещи.

Грубо говоря, если ты пытаешься на ночном небе поймать звезду, то у тебя ничего не получится, ты завязнешь в середине пути, но если у тебя цель дойти до луны, то по пути мимоходом ты прикоснешься к какой – то звезде.

Если хочешь подняться на 10 - й этаж здания, то пусть даже не добьешься этого этажа, но по ходу осилишь хотя бы 5 –й.

В кругах литераторов очень модна следующая притча.

Как то Шекспир заметил, что его сын денно нощно занимается, учится, много пишет и читает. Он спросил его:

- Сынок, что это ты делаешь? Чем ты занят неустанно от зари и до зари?

- Я хочу стать Шекспиром!

- То есть хочешь стать мною?

- Да, и даже перепрыгнуть тебя!

- У тебя ничего не получится сынок. Потому, что я хотел стать Богом, а стал Шекспиром, и если твоя цель – превзойти меня, то у тебя ничего не выйдет.

Есть и другая крайность – это писать очень гадкие кощунственные вещи. Низкие, грязные, мерзопакостные сцены, которые описывали в своих книгах такие авторы, как скажем Жене, де Сад, Лимонов, Сорокин, Мамлеев, Д.Хармс, Генри Миллер, Иван Барков, Хайям, Е.Чудинова, Лео Таксиль, Зюскинд, Паланик, Ирвин Уэлш и пр. и пр. Это шокирующая извращенная литература - утопия.

«Дневник А.С. Пушкина» и некоторые изречения С.Есенина не попали в школьную программу, вообще никуда не попали, но это забавные ВЕЩИ, где нет никакого изящества и благоговения. Одна лишь пошлость.

Это тоже ход, прием для того, чтобы обратить на себя внимание публики. А читатель падок на то, он тут же реагирует на нечто хулиганское.

Запретный плод сладок.

Но лучше все - таки писать для Бога, хотя бы для своего кукловода. У каждого есть свой кукловод, мы его не видим, хотя некоторые чувствуют.

Словом, пиши для того, кто выше тебя, т.к. оценит тебя тот, кто выше, а не тот, кто ниже или вровень с тобой.

В школах и вузах экзамены ученики и студенты сдают не ученикам и студентам, а учителям и профессорам.

Все соразмерно и соответственно, но в той или иной степени.

09:41
17:43
Будем писать для Бога, Архангела, Ангела и для гуру!
Замечательные и правильные сентенции, но что делать, например, атеистам, агностикам, или каким-нибудь политеистам, у которых не Бог, но боги. Кому тогда писать, когда писать некому?
Это так, шутка.
Мне нравится, что автор судьей и критиком предлагает быть высшему существу — самому строгому судье и критику. Вот журналисты пишут свои репортажи для людей или даже для масс. А писатель — даже графоман — пишит свои репортажи Богу. Он пишет потому, что писать его заставляет Бог (или дьявол). Вот честно, его (писателя) можно лишить хлеба, лишить воды, он может вытерпеть и это, только не разлучайте его с пером и бумагой.