Рубрикатор лаборатории

О писателях и писательстве (часть 1)

О писателях и писательстве (часть 1)

Если вдруг вам, как современному человеку, привыкшему по поводу и без оного обращаться к поисковым машинам, придет в голову мысль: прежде чем читать ТУТ, заглянуть, что же по данному поводу пишут ТАМ - то, задав в строке поиска заголовок статьи, вы получите выдачу в несколько десятков миллионов строк.

И что со всем этим прикажете делать?

Вероятными причинами такой широты охвата являются, скорее всего, многозначность русского языка и отсутствие контекста, иначе говоря, недостаточно точно сформулированные условия поиска и/или неполные критерии отбора/ограничения.

А что вы хотели? Писательство оно такое... писательство.

Об этом мы и хотим поговорить. Но, сначала, о контексте.

КОНТЕКСТ (от лат. contextus — тесная связь, соединение) — термин, широко используемый в гуманитарных науках, в философии и даже в повседневном языке.
В практической плоскости — контекст следует понимать как фрагмент речи (текста), который включает в себя информацию, позволяющую трактовать дальнейшие слова и предложения с учетом отсылки на озвученную ранее какую-либо информацию (в том самом начальном фрагменте).

Еще говорят, что контекст — это смысловая ситуация, в зависимости от которой, значения произносимых слов могут принимать самую разную форму, зачастую им совсем не свойственную. Таким образом понятие "контекстуальный(-ая, -ое)" можно рассматривать как допустимый синоним понятия "смысловой(-ая, -ое)". Или наоборот. Как вам удобнее.

В этой связи, позвольте напомнить, что мы с вами сейчас "находимся" в Литературной Лаборатории, виртуальные стены которой и будут служить смысловым или, если хотите, контекстуальным ограничителем для всех размещаемых здесь материалов. Иначе говоря, контекст "литературной лаборатории" и будет ограничивать область нашего дальнейшего исследования, и именно в "таком контексте" и следует воспринимать все дальнейшие пояснения и определения: "чисто-конкретно" и по делу.

В таком вот "ограниченном" смысле термин "писатель" будет пониматься как "человек создающий или производящий тексты", а "писательство" - как "процесс создания или производства этих самых текстов". Здесь мы намеренно употребили несколько "механистическое" определение, дабы ясно отделить процесс "производства" от процесса "написания", и, тем более, от процесса "созидания".

К чему такие заумствования? - скажете вы, и будете, в чем-то, несомненно, правы. Но... Я, в данном случае лично я - Артэмиус - куратор всего этого безобразия под названием "Литературная Лаборатория", прошу вас просто поверить, что точность определений еще сыграет свою роль в нашем приключении. О чем это я? Терпение, господа, терпение...

Да, вы, наверняка уже заметили, что слова "литература, литературный", применительно к писателю и писательству здесь пока не употребляются, они, как бы, выносятся за скобки. И сделано это вполне сознательно: с целью выстроить, в дальнейшем, некую ценностную цепочку вида "производство - написание - созидание".

Начнем с "производства", итак...

Производство текста - это, по сути, чистая компиляция, абстрагированная от конкретных способов формирования массива слов, облекаемых определенным смыслом. Пример - плодящиеся, как кролики, ресурсы, предлагающие "написание" рефератов, сочинений и тому подобных извращений. Методы - самые прогрессивные: от "технологически продвинутого" - "стыренные" где-то бумажные исходники, сканер, OCR-программа (программа автоматического распознавания текста) и "творческое" редактирование, до банального "Ctrl-C", "Ctrl-V", элегантно именуемое "копипаст".

Вот спросит кто-нибудь невзначай: "А вы, голубчик, чем на жизнь зарабатываете?", а вы ему гордо так - "Копипастю, помаленьку". Смешно? Отнюдь.

И говорим мы здесь об этом не для того чтобы кого-то унизить или обидеть: в конце концов, каждый зарабатывает на жизнь как может. Единственным действенным критерием оценки результатов подобного, да и любого другого, труда является востребованность этих самых результатов конечным потребителем. Если такие тексты производятся, значит они кому-то нужны.

В Литературной Лаборатории производством подобных текстов мы заниматься не будем.

Двигаемся дальше.

Написание - это процесс создания осмысленного текста "с нуля", что называется "с головы". Крафтинг, если хотите. Ремесло. Независимо от промежуточных инструментов и средств, конечный результат такого процесса - отчуждаемый текст, в электронной форме, отвечающий исходно заданным критериям (внутренним либо внешним).

Простейший наглядный пример - статья, которую вы сейчас видите перед собой на экране. В данном, совершенно конкретном случае, ее задача-минимум: донести до читателя, т.е. до вас, определенную авторскую мысль или концепцию. Максимальная же цель - рассказать занимательную и полезную историю, повествующую о чем-то действительно важном или познавательном.

И тут мы подходим к области, именуемой в определенных кругах "нарратологией", иначе - теорией повествования, которая "стремится к открытию общих структур всевозможных "нарративов", т.е. повествовательных произведений любого жанра и любой функциональности". Последний фрагмент - это цитата из книги "Нарратология". Ее автор - Вольф Шмид, профессор славистики (в частности русской и чешской литературы) Гамбургского университета и руководитель Гамбургского же центра по нарратологии. К материалам этой книги мы будем довольно часто обращаться в наших дальнейших штудиях. И где-то благодаря именно ей, оценивать результаты нашей совместной работы мы сможем, что называется "по гамбургскому счету".

Таким вот написанием, т.е. созданием повествовательных произведений совершенно определенных жанров и функциональности (формы) мы и намерены заняться здесь - в нашей Литературной Лаборатории. Точнее, мы будем заниматься апробацией различных руководств по написанию подобных произведений, путем буквального следования указаниям, данным в таких руководствах, с целью получения заявленных там же результатов. И, разумеется, с последующим преданием гласности итогов наших практических упражнений. Лаборатория, однако же...

Вы, несомненно, обратили внимание, что в предыдущих определениях мы избегали слова литература. И это не случайно. Ибо литература, как "алхимия слова" - это процесс, несомненно, творческий, созидательный, плохо формализуемый, а посему (и я с этим целиком и полностью согласен) - сугубо индивидуальный и субъективный. Человек либо способен к созиданию, либо нет. Творческое начало дается ему Свыше, что бы это ни значило, а уж развивать его или нет, как и в каком направлении - ему и решать.

Это, если говорить об уровне Мастера. Творца.

Удел же ремесленника, коим нам еще только предстоит стать - стремиться к достижению этого самого высокого статуса или уровня мастерства в своем деле - ВОРДКРАФТИНГЕ. А в процессе, нам просто необходимо будет, хотя бы изредка, сверяться с лучшими образцами такого высочайшего мастерства - с признанными литературными шедеврами настоящих Мастеров Слова.

Меж тем, вознесясь в Эмпиреи, мы как-то совсем позабыли о самом человеке - нашем писателе, который с надеждой и смирением все еще ждет своей очереди для определения, классифицирования и раскладывания по полочкам. Чтож, ему пока повезло. Не знаю, как вам, но мне отчетливо слышен немного хрипловатый бой больших напольных часов, стоящих в приемной Лаборатории - как говорят наши британские коллеги: "файф-о-клок - время пить чай"...

--
Засим, прощаюсь ненадолго,
Ваш Артэмиус.
Нет комментариев. Ваш будет первым!