Рубрикатор лаборатории

П2Г01.РС- Marianka


Заявлены и находятся в работе:
  • Сцена #01-04 (20/05/16)
  • Сцена #01-06 (24/05/16)
  • Сцена #01-07 (24/05/16) 
  • Сцена #01-12 (26/05/16)
  • Сцена #01-13 (26/05/16)
  • Сцена #01-15 (27/05/16)

Написаны и выложены для обсуждения:

  • Сцена #01-04 (21/05/16)
  • Сцена #01-06 (24/05/16)
  • Сцена #01-07 (24/05/16)
  • Сцена #01-12 (26/05/16)
  • Сцена #01-13 (26/05/16)
  • Сцена #01-15 (27/05/16)

Перенесены в Сводный файл:

  • Сцена #01-04 (22/05/16) 
  • Сцена #01-06 (24/05/16)
  • Сцена #01-07 (24/05/16)
  • Сцена #01-12 (28/05/16)
  • Сцена #01-13 (28/05/16) 
  • Сцена #01-15 (28/05/16)

07:45
Сцена #01-04
Наконец, указатель переместился к цифре «5» и замер, возвещая Танабэ о прибытии на нужный уровень. Лифт остановился, и створки двери начали открываться с громким зловещим звуком, заставляя тело вздрогнуть и покрыться миллионами холодных мурашек. Покидая кабину, Ай, словно заклинание, уже в сотый раз произносила одну и ту же фразу: «В самом низу. В самом низу…». Будто от этого могло стать легче. Девушка не обращала внимания на холл, разбросанные повсюду металлические шкафчики, балки и коробки, заполненные все тем же металлическим хламом. Танабэ, ссутулившись, шла по коридору, повторяя снова и снова свое «заклинание» и гипнотизируя карточку с название отдела, когда вдруг над самой головой появилась табличка с надписью: «Отдел зачистки».
— Вот где! – сказала она вслух, сравнив две надписи и убирая карточку в карман пиджака, собирая при этом всю свою решительность в крепко-сжимаемой папке.
Танабэ выпрямилась во весь рост и улыбнулась, предвосхищая долгожданную работу.
— Вперед! – сказала девушка, делая шаг навстречу двери.
Мгновенно сработали датчики движения, и створки, не дожидаясь прикосновения, с пневматическим писком распахнулись, открывая внутренности помещения. Воодушевленная и возбужденная от происходящего, Ай буквально влетела в комнату, выдав на одном дыхании заготовленную фразу приветствия: «Добрый день! Я — Ай Танабэ! Меня направили на стажировку в секцию зачистки!». И тут воодушевление и уверенность как ветром сдуло, превратившись в новое разочарование. Почти никто из присутствующих не обратил на ворвавшуюся ни малейшего внимания.
Кто чем только ни занимался, но появления девушки здесь явно никто не ожидал. Флегматичного вида девушка с двумя длинными хвостиками отрешенно что-то печатала на ноутбуке. Тучный, средних лет мужчина восседал на кресле во главе стола и с аппетитом поедал чипсы из красной коробочки. Рядом сквозь густое облако дыма, наполнявшего курительную комнату, промелькнуло лицо девушки. Еще один парень возился с животными как с самыми родными и близкими созданиями во всей Вселенной. А напротив самой Танабэ у противоположной стены стоял высокий и худощавый мужчина с тонкими черными усиками и цилиндром на голове, из-под которого торчали непослушные темные волосы. В руках он держал непонятный длинный предмет, увешанный желтыми не то шариками, не то мячиками. Его вид, как, впрочем, и вид всех присутствующих, не совсем соответствовал тому, что рисовала себе в воображении Танабэ.
Вдруг взгляд девушки скользнул по столу, захламленному коробками, книгами, пластиковыми бутылками и процессорами от компьютеров. А на самом уголке валялась маленькая копия талисмана корпорации. Ай была в замешательстве и еще раз оглядела комнату и лица людей, которые вдруг начали меняться, увеличиваться и мелькать, сменяя друг друга в бешеном темпе словно в зациклившемся кино. От этой карусели закружилась голова и мысль, что она снова ошиблась дверью, молоточком била по вискам, как вдруг перед ней возникла крупная собачья морда. Оскалившись, та зарычала, затем разинула зубастую пасть и залаяла так громко и злобно, что Танабэ прошиб пот.
Понимая, что надо как-то быстро выпутываться из дурацкого положения, девушка сделала глубокий поклон и со словами: «Простите, я ошиблась дверью!» — покинула помещение еще быстрее, чем она в него вошла.
Зачёт :)
Как вы уже, наверное, поняли, на этом практикуме мы преследуем несколько иные цели. И, кроме написания полного рабочего черновика — основной задачи этапа, у участников есть и целый ряд «тактических» установок: регулярное написание довольно объемных, сюжетно и стилистически связанных текстов, развитие описательных навыков — это когда по картинке нужно создать ее словесный эквивалент, причем, такого качества, чтобы другой читатель мог по ней воссоздать «исходник» или, хотя бы, нечто близкое. Можно назвать еще несколько подобных «промежуточных» целей. Но, разумеется, реальные цели и задачи для себя каждый участник определяет сам.

Изменен и подход к взаимодействию. В комментариях к сценам их «текстологический разбор» (по аналогии с Практикумом №1) проводиться не будет.

Вместо этого текст переносится в сводный файл либо «как есть», либо уже в «слегка» откорректированном виде. Редактирование же «свода» будет осуществляться «в процессе», причем — неоднократно, и, в идеале, не только мной, но и всеми участниками, и даже просто желающими «внести лепту». Точнее — редактировать текст буду я, но вот высказать замечания/пожелания/предложения может каждый. И это касается не только «собственных» фрагментов, но и всего текста текущей главы, и даже целого «романа».

А, значит, главное теперь — не останавливаться!
Удачи и вдохновения.
10:30
Сцена #01-06

Приходя в себя, сознание было еще спутано, поэтому Танабэ не сразу поняла, что же произошло. Но увидев талисман корпорации все также одиноко валявшийся на краю стола, в голове тут же всплыли события прошедших минут, от чего ей снова стало дурно и стыдно. «Опять умудрилась напортачить» – ругала она себя. Девушка быстро вскочила на ноги, поправила помявшийся костюм и одернула юбку. Затем посмотрела по сторонам, оглядывая комнату отдела. Парень, налетевший на нее, и успевший так ее взбесить, к счастью был уже в штанах и стучал по упавшей панели, водружая на положенное ей место.
— Иди-ка сюда! – Раздался чей-то голос.
Ай не сразу поняла, что слова были обращены к ней. Однако, наконец, сообразив, подбежала к креслу, где сидел тучный мужчина и поклонилась в знак приветствия.
— Это Филипп Майерс – начальник отдела Космолома! – произнес «фокусник», одной рукой указывая на крупную фигуру, а второй удерживая цилиндр. – Иными словами – это человек номер один в пределах нашего отдела.
— Очень приятно с Вами познакомиться! – проговорила Ай, снова поклонившись.
— Да, и мне приятно! – ответил шеф с дружелюбной улыбкой и легким смущением, почесывая затылок.
— А я – помощник ассистента! – не успокаивался мужчина с цилиндром, задевая Танабэ локтем, чтобы привлечь к себе внимание. – Арвинд Равви! Или человек номер два. – продолжал он говорить с чувством гордости за свою персону, словно это он был здесь номер один, а не два.
Танабэ была немного растеряна, но также весело поклонилась в сторону Арви: «Приятно познакомиться!» — повторила она, чуть не уткнувшись носом в потрепанного вида цилиндр.
— А это… — немного смутился мужчина, поглядев на шляпу. – Скоро у нас вечеринка намечается. – начал объяснять он. – Вот я и тренируюсь, чтобы скучать нашему директору не пришлось.
Вдруг его тон сменился с беззаботно веселого на серьезный, и, нагнувшись почти вплотную к Танабэ, сказал: «Вот мой совет, коль уж будете здесь работать. Постарайтесь правильно приветствовать здешних работников.»
— Что? – непонимающе спросила Ай.
— В правильном порядке. По старшинству. – уточнил тот, пристально поглядев девушке в глаза, словно хотел удостовериться, что его слова были не только услышаны, но и поняты.
— Хорошо! – неуверенно ответила Танабэ, отстраняясь от пронзительного взгляда.
— Я так рад, что Вы приехали! – послышался снова голос шефа, прерывая неловкое молчание. – Вы первая, кто прибыл сюда за эти последние три года! – произнес мистер Майерс, оценивающе поглядев на маленькую фигурку стажерки.
— Как? – удивилась Танабэ, не найдя больше никаких слов.
— Наш отдел не рентабелен! – немного погрустнев, начал объяснять мужчина. – Мы самые последние среди всех по величине приносимой прибыли.
Танабэ пыталась проникнуться в его слова, краем глаза наблюдая за сценой, происходящей за спиной шефа. Любитель животных придерживал курительную капсулу, пока тем временем темноволосая женщина пыталась вытащить застрявшую красную ленту из вентилятора. Та со всей силы дернула и вместе с лентой с грохотом повалилась на пол.
Арви и мистер Майерс продолжали беседу, перерастающую в спор, будто не замечали, возникшую возню у дальней стены.
— Это везде так, шеф. Не только в нашей компании. – говорил Равви, успокаивая первого человека отдела.
— Но у нас хуже всего! Такого больше ни у кого нет! — не сдавался тот. – Вы только присмотритесь. Разве можно такую дыру назвать отделом! Это бывший склад, складом и оставшийся!
— На поддержку и повышение от Управления нечего и рассчитывать. – вклинился в разговор парень в скафандре. – с непонятной ухмылкой он подошел к столу и сел. – Наша работа сложная, ее очень много, платят мало, к тому же приходится еще и памперсы носить. – продолжал он с неподдельным удовольствием, чувствуя нарастающее напряжение.
— Хати, ты чокнулся? Она же уволится! – раздраженно закричал Арви, со злостью сжимая цилиндр в руке.
— Хе! Никто ее здесь не держит! Работа добровольная, и неженки тут не нужны. – уже с издевкой говорил молодой человек.
Танабэ начинала уже кипеть от злости от такой наглости и напыщенности. Тем более ее раздражал тот факт, что он говорит о ней так, словно она пустое место, будто ее здесь нет. Ай сжала от злости папки у груди и сдвинула брови, делая выражение лица более уверенным. «Этот парень у меня дождется!» — думала она, готовая уже дать отпор. Как вдруг подошла любительница покурить.
— Пусть она и низко оплачивается, но кто-то же ложен заниматься такой работой! – не здороваясь и не спрашивая разрешения, она вытащила из зажатых Танабэ папок анкету и быстро ее пролистала, вернув затем ее обратно стажерке.
— Ты не из тренировочного центра! Значит, курсы спец подготовки ты не проходила! – констатировала та, обращаясь к Танабэ и, заметив замешательство на лице девушки, добавила. – Фи Кармайкл – капитан космического сборщика «Тойбокс» — нашего корабля. – затем, как бы невзначай, женщина обернулась и обратилась к молодому человеку, все еще возившемуся с вентилятором. – Юрий!
Молодой человек тут же прекратил работу и по-военному встал по стойке смирно.
— Юрий Михайлов! Мой первый помощник. – представила его Кармайкл.
— Очень приятно! – и Танабэ снова поклонилась.
— А это наш временный работник. – указала капитан на девушку с хвостиками, продолжая, ка ни в чем не бывало, стучать по клавиатуре ноутбука. Эдельгард Ривьера. Она нам помогает в основном с бумажной работой. – та в свою очередь кивнула головой в знак приветствия, практически не отрываясь от экрана.
— Временный работник. – повторила Танабэ, медленно, чтобы лучше понять.
— Тут все временное! Даже наше начальство! – с хитрой улыбкой сказала Фи, поглядывая на Арви, который тут же стал раздраженным и начал возмущаться.
— Вот только начальство не трогай! – начал было он, но почти сразу же его боевой запал потух, увидев пристальный хмурый взгляд Кармайкл. И тут же добавил. – Ну, хотя бы не так громко об этом говори. – затем развернулся и отошел в сторону, опустив голову.
Парень в скафандре, сидевший все это время за столом, со сдавленным смехом наблюдал происходящее, радуясь тому, что он тут не при чем. Как вдруг капитан назвала его имя.
— А это Хати Хатирота! Мы все зовем его «Хачимаки». – продолжала та знакомить Танабэ с командой.
— Хачимаки? – переспросила А1. – Классно звучит. – пыталась говорить она дружелюбно, хотя все еще немного злилась на него из-за случившегося инцидента.
— Ничего классного в нем нет! Оно абсолютно мне не подходит! – сокрушался он недовольным голосом.
— Мы его из-за повязки на голове так прозвали. – спокойно продолжала рассказывать капитан. – А ты не возникай! – крикнула она на Хати. – Тем более вам еще работать вместе. Теперь вы партнеры!
— Что??? – воскликнули одновременно Танабэ и Хатирота.
«Работать с этим? Да ни за что!» — думала Танабэ.
— С чего бы это? – Хачимаки тоже был не доволен таким поворотом событий. – «С этой дурехой-неумехой работать не буду!» — мелькало у него в голове.
— ЕЕ ждет РОК! Так что иди на склад и подбери ей экипировку! – властным тоном сказала Кармайкл, давая понять, что на этом разговор окончен.
— Что значит РОК? – поинтересовалась Ай. – Я думала, что буду в космосе работать.
Нервы Хатирота были на пределе и, вставая, он со всей силы ударил по столу.
— Это и означает РАБОТА В ОТКРЫТОМ КОСМОСЕ! – зарычал он почти как та собака, что на лаяла на Танабэ.
— Правда? – немного напугано проговорила Ай, а затем, принимая свою участь партнерства с грубым Хати, добавила. – Приятно познакомиться! Я буду очень стараться! – и вновь поклонилась.
— Ненавижу стажеров! – только и услышала он в ответ.
— «Я еще покажу, на что способна!» — промелькнула мысль у Танабэ, посмотрев на Хати перед тем, как отправиться на склад.
10:57
Сцена #01-07
Придя на склад, Танабэ сразу провели к женщине-оператору, которая надела на девушку шлем скафандра и перчатки, подключив их к компьютеру. Программа считывала показатели организма. Когда сканирование завершилось, раздался звуковой сигнал, отключивший дальнейшую работу программы. Ай была безумно счастлива, мысленно она уже представляла себя в космосе. Но оператор прервала ее мечтания.
— Все готово! Можешь идти! – сказала та.
— Неужели все? Так быстро? – с досадой спросила Танабэ.
— Сказали проверить только пока эту часть скафандра. Скажут сделать целый, значит потом еще придешь с остальными частями, которые, кстати, тебе тоже надо получить. Пойдешь в соседнюю комнату за ними. – ответила женщина.
Она нажала на комбинацию кнопок на панели управления и отцепила датчики от перчаток скафандра.
— Все! Свободна! Можешь остальное идти подбирать! – закончила оператор.
— Да! – возбужденно крикнула Танабэ, готовая уже пуститься со всех ног в соседнюю комнату, где она наконец-то сможет надеть весь скафандр.
Вдруг женщина ее снова окликнула:
— Стой! – воскликнула она. – Будь добра, и это с собой забери! – сказала оператор, указывая на спящего по верх коробок Хати.
— Хорошо! – сказала Ай, растеряв весь свой энтузиазм, и направилась к сладко-дремлющему Хачимаки.
17:23
Сцена #01-12
За командным пультом в приборно-агрегатном отсеке, где размещаются все основные служебные системы, обеспечивающие полет, стыковку и расстыковку с орбитальной станцией, сидела капитан Кармайкл, во все оружия готовая совершить проверку многоканально связи и готовности к полету их корабля. Внешние коммуникации были продублированы, выведя Центральную Диспетчерскую Станцию (ЦДС) на связь с «Тойбокс», и хоть из динамиков постоянно вылетали непонятные хриплые звуки и шорохи, запрос звучал громко и отчетливо:
— DS-12, это ISPV-7.
Панель засветилась, сканируя включенные системы и проверяя правильность их работы. Когда проверка завершилась, началась предстартовая подготовка систем, пока Фи связывалась с Центром:
— Осуществляется проверка связи, как поняли? Прием! – получив в наушниках ответ и указания, женщина продолжила проверку.
— DS-12, это ISPV-7. Начинаем проверку аварийных систем. – послышалось из Центра Управления.
Тем временем позади, между полом и потолком, у открытого прохода, ведущего на мостик, висела Танабэ, внимательно наблюдая за работой капитана. Ее завораживало абсолютно все, каждое движение, каждая кнопочка, весело мигающая синим светом. Но больше всего его занимала работа самой Кармайкл, она восхищалась ею.
— Какая сложная и серьезная у нее работа. – шепотом говорила она, чтобы не отвлечь капитана.
Но ее любопытство было прервано Хачимаки.
— Эй, стажер, следует приготовить мешочек на тот случай, если будет тошнить! – с издевкой говорил он.
— У меня есть с собой аптечка! – крикнула она, сдерживая раздражение. – «Ненавижу, когда со мной, как с ребенком! Сама справлюсь!» — думала она.
Юрий же спокойно проверял целостность других систем снабжения, не обращая на других членов команды.

В это же время из диспетчерской через иллюминаторы наблюдали общий вид Тойбокса, ведя беседу с его капитаном.
— DS-12 вызывает «Седьмой». Питание подведено. Пусковые энергосистемы в норме. Навигация в норме. Всё будет в порядке, не волнуйтесь.
В диспетчерской загорается огромный экран, занимающий почти всю стену. На нем высвечивается Земля с обозначенными путями всех ее спутников, самой станции и других контролируемых объектов на орбитах голубой планеты. На боковых стенах располагаются экраны поменьше, они тоже включены и работают в режиме реального времени, показывая всю необходимую информацию и показатели. Каждый здесь сосредоточенно занят своим делом, понимая, что от выполнения работы зависит многое: запуск корабля в космос, правильность его работы и, самое главное, жизни космонавтов. Все внимательно следили за показателями на экранах, уставленных вокруг.
Выше зала, где сидят диспетчеры, или административная служба, располагается кабинет босса – Дольфа Азария. Если говорить официально, то он Руководитель Второго сектора Текноры или глава Административного отдела. На данный момент он вел по телефону личную беседу, требующую абсолютного отсутствия посторонних, ибо разговор велся о корабле команды зачистки.
— Вы, пожалуйста, не беспокойтесь. Отметим объект словами – «Мусор уничтожен» — говорил он собеседнику.

— Приступаем к отсоединению коммуникационного кабеля. – вещала команда в диспетчерской.
Ворота причального дока, через которые, буквально недавно прибыла сама Танабэ, разъехались в сторону, выпуская в космическое пространство причальную штангу с закрепленным на ней кораблем команды зачистки. корабль команды зачистки.
— Отсоединение кабеля завершено. – донеслось подтверждение административной службы.
— Мы свободны! – сказала Кармайкл, заняв место за штурвалом управления и нажав кнопку зажигания большим пальцем. – Поехали! – крикнула она, так же, как когда-то это сделал Гагарин.
Двигатели корабля активно заработали, удерживая корабль на фоне родной Земли.

В наушниках снова раздался женский голос из административной службы:
— DS-12, говорит «Седьмой». Подключаю вас к навигационной базе данных. Будьте готовы к перелету на переходную орбиту.
— Подключение успешно завершено. – подтвердила капитан Кармайкл. – Покидаем стационарную орбиту и переходим на новую. – сообщила Фи, включая факелы маневровых двигателей и играючи разворачивая Тойбокс, предавая ему правильное место в бесконечном безвоздушном пространстве.

18:43
Сцена #01-13
Все время, пока происходила расстыковка корабля от станции, Танабэ неотрывно наблюдала за Капитаном. Ей вдруг стало немного страшно, вдруг все это только сон. Она мотнула головой, отгоняя мрачные мысли:
— Нет! Я действительно здесь. Это не сон! – шептала она.
Как только Тойбокс начал покидать стационарную орбиту, Ай оттолкнулась от поручней у мостика и переместилась к обзорному иллюминатору, чтобы насладиться полетом. В глазах загорелись искорки удовольствия, и дух захватывало, словно она разучилась дышать.
— «Неужели моя мечта осуществляется!» — сердце бешено билось в груди, будто хотело выпрыгнуть.
— Ну, что скажешь? Правда, здорово? – рядом неожиданно возник Хати, вновь возвращая Танабэ к реальности, казалось, это уже вошло у него в привычку.
— Шутишь? Безумно красиво, не то что вид из иллюминатора шаттла! – восхищенно отвечала Танабэ.
Она резко повернулась к своему напарнику лицом и неожиданно осознала, что ручка, за которую она только что держалась, не выдержала и оторвалась.
— Семпай, она отвалилась? – изумилась девушка, отдавая обломок Хати.
— Ну вот и на этой половине тоже самое началось. – спокойно говорил он, будто так оно и должно быть.
— И на этой половине? Как это понять? – немного испуганно спросила Ай.
— Ты понимаешь, корабль очень старый… — начал отвечать Хатирота, явно наслаждаясь тем, как он изводит свою напарницу – Так что, ничего удивительного, что он потихоньку начал разваливаться.
— Что??? – уже не на шутку испугалась Танабэ, закричав так громко, как только могла.
18:58
Сцена #01-15
— Тяжелый скафандр – это наша униформа. – наставлял Хачимаки Танабэ, пока та надевала левую перчатку. – Научись правильно надевать и снимать его, в каком состоянии ты не находилась, даже в полуобморочном. А потом ты так к нему привыкнешь, что срастешься с ним и спать в нем сможешь.
Ай проверила работоспособность перчаток, и посмотрела на своего напарника. Хати на удивление был серьезен, к чему она не привыкла. Сама же она очень нервничала – первый выход в открытый космос – дело не шуточное.
— Ю-Ка-Пи? – спросил Хати.
— Чего? – не поняла Танабэ, удивленно посмотрев на наставника.
— Это означает – ты меня поняла? – молодой человек нахмурился. – Ю-Ка-Пи? – повторил он. думая про себя: «Боже, что за дуреха попалась мне в напарники? За что мне это?»
— А? – Танабэ все еще была рассеяна из-за мыслей о полете.
— Ты должна ответить мне на прием. – начал уже злиться Хачимаки.
— Поняла! – наконец, пришла в себя Ай. –То есть, Ай-Ка-Пи.
Не успев произнести последние слова, как они были заглушены одеваемым шлемом скафандра с помощью металлических лап автогардеробщика. И началась проверка систем скафандра. Сигнальные огни автоматики оповестили о полной готовности системы, и последние элементы скафандра воссоединились.
— Ну, что? Вы готовы? Плита уже совсем рядом! – раздался из динамиков голос Кармайкл, анализируя новые данные, приходящие со спутников.
— Плита? – переспросила озабоченно Ай.
— Мусор – наша работа. – как бы напоминая, ответила Фи, проецируя траектории движения спутников и плиты и прочих космических объектов. – Памятная плита была запущена двадцать лет назад, созданная детьми Мананги, как символ их надежд на мирную и спокойную жизнь. – Капитан была как всегда спокойна и собрана.
Кармайкл сверила координаты местоположения корабля, компьютер рассчитал время его приближения к мусору, летящему в сторону спутника и заметила, что траектории плиты и спутника, с названием DARIO-14, пересекаются.
— Мы должны торопиться, этот мусор летит прямо на спутник. – дала распоряжения капитан.
— Твоя задача и самое первое задание – снять мусор с орбиты и направить его к Земле для сжигания в верхних слоях атмосферы. – разъяснил задание Хати, немного сбитой столку Танабэ.
— Сжечь? – удивилась она. – А возвращать мы ее не будем?
— Это всего лишь мусор, который надо сжечь, сбросить на Землю! – с безразличием в голосе отвечал Хачимаки, проверяя подвижность перчаток своего скафандра.
— Но ее же запустили ради мира! – не сдавалась Танабэ.
— Будто от этого кому-то стало легче. Нигде не слышал, чтобы эта плита мир кому-то принесла. – все также холодно говорил напарник, выбираясь из шлюзовой камеры.
— Но это же так здорово! Такие вещи ведут к миру, объединяют людей! – продолжала спорить Ай. — Думаю, Вам просто не дано понять этого, Семпай! – разочаровано говорила девушка.
— Прибереги свои сопли для детского сада, стажерка! – начал уже злится Хати, что даже лицо начало краснеть от возмущения. – «Еще меня новички морали не учили!» — думал он со злостью.
— Это истина, которая одинакова для всех! Возраст тут совершенно ни при чем! – уже кричала Танабэ. – «Неужели только мне ясна вся ценность таких вещей!» — но вместо этого она добавила. – А Вы просто…
Не успела Ай накричать на Хатирота, как в наушниках раздался голос Кармайкл,
— Все хватит. – с небольшим раздражением говорила она. – Ты можешь не объяснять это. Просто такова наша работа. Спутник не менее важен, чем плита. – Кармайкл держала штурвал и постоянно сверялась с траекторией. Все нужно сделать правильно, ошибки были не допустимы.
— Но зачем сжигать? Ведь не обязательно избавляться от нее? – все никак не могла угомониться Танабэ.
— Начальство приказало – мы сжигаем. Любая работа, какая бы она ни была, кем-то должна быть выполнена. – убеждала Кармайкл девушку поучительским и уверенным тоном. – Уничтожение орбитального мусора способствует развитию дальнейшего освоения космоса. Ты поняла?
— Да! – от безысходности согласилась Ай, однако внутри нее продолжалась борьба. – Но мне это все же не нравиться! Это бессердечно!