Рубрикатор лаборатории

П2Г01.РС-Артём Новак


Заявлены и находятся в работе:
  • Сцена #01-01 (16/05/16)
  • Сцена #01-02 (16/05/16)
  • Сцена #01-08 (22/05/16) 
  • Сцена #01-14 (27/05/16) 

Написаны и выложены для обсуждения:
  • Сцена #01-01 (19/05/16)
  • Сцена #01-02 (20/05/16)
  • Сцена #01-08 (22/05/16)
  • Сцена #01-14 (28/05/16)

Перенесены в Сводный файл:

  • Сцена #01-01 (20/05/16)
  • Сцена #01-02 (20/05/16)
  • Сцена #01-08 (24/05/16)
  • Сцена #01-14 (28/05/16)

Сцена #01-01 — 01:50

Наземные и орбитальные службы слежения подтвердили отсутствие каких-либо опасных объектов в подлётной сфере, и капитан челнока решил порадовать пассажиров столь редкой, по нынешним временам, возможностью воочию понаблюдать за процессом сближения с орбитальной станцией.

Защитная бронеплита дрогнула и медленно поползла вверх по наружной поверхности иллюминатора.

Танабэ слегка подташнивало: то ли от страха, то ли от волнения, но она, сделав над собой героическое усилие, немного ослабила крепления страховочных ремней и прильнула к стеклу.

Земля с высоты в несколько сотен километров выглядела громадным шаром, который занимал две трети видимого пространства. Они двигались над освещённой частью, почти полностью скрытой под плотной пеленой слоистых облаков, с сияющей белизной которых едва справлялись встроенные светофильтры.

Космос пока не впечатлял: плоская стена мрака, в которой кто-то понатыкал крохотных булавок, изображающих звёзды. «Чёрный как Черныш в кладовке», — неожиданно вспомнила она своего кота, оставленного на попечении у родителей. «Интересно, как они там без меня?»

Сама же Станция — конечная точка маршрута — с такого расстояния, походила на шмеля, потерявшего ориентацию и в растерянности зависшего над бескрайним ковром из одуванчиков, не понимая, куда же ему тут можно приткнуться.

Но, по мере приближения, Ай начинала понимать, какая же это, на самом деле, громадина. Вот уже отливающая серебром поверхность портовой секции почти полностью заслонила собой Землю. Среди угловатых конструкций она заметила какое-то движение. Присмотревшись, обнаружила две крошечные фигурки в скафандрах, деловито копошащиеся возле прямоугольного агрегата. А следом за ними неотрывно следовали тени, показавшиеся Танабэ даже более живыми, чем отбрасывающие их люди. Чуть в стороне от космонавтов, виднелось название Станции — ISPV-7, рельефно выступающие символы которого явно превышали человеческий рост.

— Внимание! Начинаем процесс стыковки. Всем пассажирам принять надлежащее положение — через минуту будет проведён автоматический контроль состояния ремней безопасности, — механическим голосом сообщил кто-то из команды, борт-инженер, наверное.

Танабэ ещё успела заметить, как рядом с наименованием, на борту Станции возникла тёмная трещина, которая быстро начала расширяться, выпуская наружу стыковочный узел причальной фермы. Она даже слегка подалась вперёд, словно желая заглянуть вовнутрь дока, но тут сработала автоматика, и страховочные ремни бесцеремонно оттащили её от иллюминатора, крепко прижав к спинке кресла.

Бронеплита поползла вниз, закрывая обзор.

«Вот, кажется, и приехали» — Подумала Танабэ, борясь с вновь подступающей тошнотой.
Сцена #01-02
Она не помнила толком, как оказалась в лифте. И он определённо уже куда-то двигался. Кажется, вниз. Танабэ нервно, до хруста, сжала пальцы свободной руки и, наконец, окончательно пришла в себя.
Четвёрка временных попутчиц — так же прижимающих к себе кипы сопроводительных бумаг, выглядела не намного лучше. К тому же, будучи крепко прижатыми дугами фиксаторов к перилам ограждения, они напоминали, скорее, маленьких пони, запряжённых в повозку неизвестной конструкции и назначения, нежели обычных практиканток.
— «Космос! Наконец-то я попала на работу в космос!» — Роились обрывки восторженных восклицаний в голове Ай.
Мелодичный сигнал информатора возвестил о прибытии на очередной этаж. И хотя на табло отчётливо был виден и номер уровня — 3, и его название «Офисный блок корпорации „Текнора“ и даже синтетический голос информатора это подтвердил, пробубнив дежурное: «Добро пожаловать в административный отсек...» — Танабэ, похоже, ничего вокруг себя не видела и не слышала.
— »Невесомость… я на орбите… Я — космонавт!"
Створки лифта с пыхтением разъехались в стороны, и она едва не завизжала от испуга.
— Ох, да… это же их талисман — символ компании… — «А он ничего так. Симпатичный».
Тем временем, ничего не подозревающий Административный отдел был погружён в привычную рутину контроля и отслеживания десятков, если не сотен объектов, орбит, космических аппаратов и непрерывно поступающих на экраны мониторов данных телеметрии.
Огромное помещение, окрашенное в строгие корпоративные цвета, было наполнено разнообразными звуками работающей техники, и деловитым гомоном многочисленных диспетчеров. Из общего гула иногда выбивались отдельные членораздельные реплики:
— Седьмой, вылет разрешаю…
— Заношу данные в навигационную матрицу…
Лишь парочка сотрудников о чём-то спорила, отойдя в сторонку. Остальные же, словно приклеенные, неотрывно пялились в экраны терминалов и стучали по клавишам. Да ещё высокая, стройная девушка неспешно двигалась по проходу в сторону небольшого подиума под главным обзорным экраном, рядом с которым, заложа руки за спину, и запрокинув голову, стоял крупный мужчина в светлом костюме — начальник, наверное.
И тут массивные створки главного входа с шипением разъехались, впуская в зал некое мелкое, но очень решительно настроенное создание. За дверью же остались маячить еще три проказливые мордашки.
— Прошу прощения! — Прямо с порога заявила гостья.
Мужчина, раздосадованный тем, что его оторвали от важного дела, с недовольным видом повернулся к источнику шума, оказавшимся вполне миленькой девушкой, которая тут же, по-военному чётко, принялась докладывать о своём прибытии:
— Меня направили стажером во Второй Сектор, Отдел Расчистки. Зовут Танабэ, Ай. 20 лет. Не замужем. Японка! Приятно познакомиться! — и она отвесила глубокий вежливый поклон. Как учили.
Но, не смотря на отменную громкость и экспрессивный окрас, её вступление осталась практически никем не замеченным. Кроме того самого мужчины, который уже был совсем рядышком.
— Пожалуйста, научитесь ориентироваться внутри станции. Для начала выясните, где находится ваш отдел. Здесь — Центр Управления.- Медленно и с расстановкой объяснил он ситуацию так и застывшей в полупоклоне девушке.
— Правда? Ой, простите…
Она с некоторым недоумением извлекла из стопки прижатых к груди документов своё направление, дабы лишний раз удостовериться, куда же её точно послали, но тут бумаги словно зажили собственной жизнью, и шустро разлетелись во все стороны.
Мужчина, сочтя свою просветительскую миссию выполненной, утратил интерес к заблудившейся японке, и повернулся к уже маячащей за спиной сотруднице.
— Клэр, от Федерации поступило распоряжение… насчет мемориальной плиты…
— Да, сэр.
Он коротко кивнул, и, не сказав больше ни слова, вышел.
Бедняжка Танабэ упала на коленки и принялась лихорадочно собирать непослушные листки, выглядела она, при этом, совершенно смущенной и сбитой с толку.
— Еще раз прошу прощения…
Девушка, или молодая женщина, по имени Клэр, приблизилась к уже кое-как оправившейся визитёрше, назвавшейся Ай Танабэ.
— Господи, неужели в «Урезанный» прислали новенькую?
— Урезанный? Да нет. У меня направление в «Секцию Очистки».
— Я и говорю — Урезанный. Недоотдел. Это его второе и правильное название. Спускайся в самый низ. Езжай на лифте, до сааамого упора. Не ошибёшься.
Жест, которым девушка сопроводила свои пояснения, красноречиво свидетельствовал, об её отношении к указанному подразделению. А, возможно, и не только к нему.
Отстой, одним словом.
Сцена #01-08 — 09:50
— Собрав и с трудом напялив на себя всё необходимое, Танабэ, в полном снаряжении потопала в лабораторию на донастройку.
— Ну, как я тебе? — Поинтересовалась она у техника.
— Изумительно! Тело, что надо. — Ответил тот и продолжил: «Давай тогда проверим внутренний монитор, на лицевой панели который. Сама справишься?»
— Да, мы это делали на тренировках. — Воодушевилась Ай, — «Хоть что-то пригодилось!» — Она пошевелила сенсорами, встроенными в перчатки и бронещиток лицевой панели медленно сполз на визир шлема.
— А теперь давай отстроим гироскопы, — продолжил техник. — Соотнеси проецируемую линию горизонта с поверхностью Земли. — Выдал он очередную команду.
— Сейчас, — немного поэкспериментировав с переключателями, она принялась выполнять полученные указания.

В другом углу склада, как всегда недовольный Хачимаки продолжал чехвостить всех и вся, примеряя и подгоняя нижнюю часть собственного скафандра. — Во всем виноваты эти бездари из Центра Управленя!
— Здорово, Хачимаки! — Окликнул его проходящий мимо знакомый. — Ну, что там с мусором? Я про тот самый… по плиту…
— А черт его знает… Начальство все накик решить не может. — Затем повернулся в сторону лаборатории, и, намеренно громко, позвал напарницу. — Эй, барышня в памперсах! Вперёд — труба зовёт!
— Иду, сэмпай! И незачем кричать об этом на всю станцию! — Возмутилась Танабэ, выползая из-за угла.