Рубрикатор лаборатории

Опыт 11-2. Практика

Преамбула:

Текст мини-истории должен состоять из пяти сюжетно связанных предложений, скомпонованных по правилам русского языка. Содержание «малютки» может быть любым, при условии, что оно понятно (имеет смысл) хотя бы для вас самих, и вы сможете объяснить это всем остальным.


При желании, эти предложения можно  метафорически представить в виде «пяти пальцев»:

1.Идея (образ, ассоциация или цепочка ассоциаций, пробуждаемая или побуждаемая картинкой и/или ключевым словом текущей темы (Опыта);

2.Форма (формат)— пять (5!) предложений, выглядящих, как предложения согласно традициям и правилам русского языка;

3.Жанр (жанровый окрас) — свободный выбор, если не указан Модификатор;

4.Сюжет (фабула)— свободный выбор в рамках приличия;

5.Стиль — свободный выбор всегда.

И эти пальцы, будучи собранными в «кулак», должны производить на читателей надлежащее эмоциональное воздействие,  если и не «разя их наповал», то хотя бы слегка выводя из состояния безразличного равновесия.

Цель обозначена. Вот и давайте к ней стремиться, по возможности, помогая друг другу.

II.Вдохновляющая картинка 

 

III.Ключевое слово

УЖАС

IV.Модификатор

УЖОС ОН И ЕСТЬ УЖОС.

V. Пример текста

Где-то в комментариях

VI. Всё!

За работу, товарищи!

 
12:36
-Я туда ни за что не пойду, — замотала головой Тома, остановившись около старого, глубоко утопленного в метровых сорняках, туалета из прогнивших досок.
-Да, ладно тебе, — подбадривала её Нина, — думаю, там пауков не больше, чем в кустах, — она ехидно захихикала и, отодвинув всё ещё стоявшую в ступоре подружку, потянула шаткую перекошенную дверцу на себя.
Тома ощутила иррациональный, не подающийся объяснению страх, охватывающий всё её нутро и как будто никак не связанный с этой постройкой, простоявшей на заброшенной даче не один десяток лет.
Но она не могла даже допустить мысли оказаться внутри этого склепа, более того, открытая дверь вызвала у неё новый прилив ужаса и она, вырвав пальцы из пытающейся увлечь её за собой нинкиной руки, бросилась прочь.
Девушка успела пробежать несколько метров по примятой траве, скрывавшей еле заметную тропинку, когда её ноги запутались в толстой, словно нитки пряжи, паутине и истерично-бьющееся тело ухватили сотни крупных волосатых лап чудовищных паукообразных.
. У страха глаза велики
08:58
Смешно, аж жуть?
Да я тоже в «ужосах» сомневалась. Думаю, хоть бы «страшно» выписать
НЕ получается у меня ужОс ужаснейший. Наверное потому, что я сама ужасная трусиха
***

— Скорее отсюда! — В ужасе заорал один из рыцарей, когда леденящий душу вой раздался совсем близко, — Пусть сдыхает, раз в «Мёртвой Топи» ей лучше, чем в постели нашего герцога… — он резво развернул и пришпорил коня, спеша первым убраться с проклятого места.
Сбежавшая пленница, тем временем, пряталась за единственным торчащим невдалеке от твёрдой почвы большим валуном, и, как только погоня удалилась, мягко ступила босыми ногами в кишащую паразитами тёплую вязкую жижу древнего болота.
Мимо проплыло что-то большое, стукнув по ногам крепким холодным хвостом, заставив девушку замереть, но с повторением подобного всплеска чуть поодаль, она продолжила медленно продвигаться вглубь трясины, безвозвратно пачкая подаренное герцогом белое платье.
Когда вода дошла уже до груди, она вдруг обернулась, ухмыльнулась в след удаляющимся всадникам и, раздвинув в стоячей свинцовой воде листву кувшинок, нырнула и поплыла вниз, сквозь бесконечное количество слоёв фальшивых доньев.
— Здравствуй, доченька, ты всё же решила вернуться ко мне, – убирая со лба едва доплывшей до подводного логова девушки тину, ласково произнесла Болотная Ведьма, — Мир людей жесток и страшен, согласись, не то, что наше тихое мирное болото.
09:03
По крайней мере, «щекочущее чувство» (а не только ключевое слово) присутствует
Конец только «больно ласковый»
То-то и оно. Я когда-то читала книги Дина Кунца, так боялась ночью на улицу выходить
пропустила ошибку, спасибо.
Я люблю хеппи энды.
Жанр «ужасов», в широком смысле этого слова, не напрасно считается одним из труднейших. Сравниться с ним в этом деле (в трудности написания) может только комедия.

Так говорят многие «знатоки хоррора».

А передать «настоящий ужас» в пяти предложениях дело, тем более, не простое — молодцы, что отважились! Но нас ведь не пугают трудности, так ведь? В этой связи, думается мне, будет полезно подзадержаться на этой «поляне» и попытаться совместно достичь хотя бы «удовлетворительных» результатов.

Пока же, в качестве дополнения к «общей теории» предлагаю ознакомиться с теорией «предметной» — оценив один "трезвый взгляд на то, как следует писать ХОРРОР"
Ужас накатывал волнами: сначала забегали мурашки, затем застучали зубы. Темные пальцы обхватили за лицо – не крикнуть, не шелохнуться. Савелий упал в яму на кладбище и не смог выбраться. Тянущиеся руки возникали из ниоткуда, жуткий голос нашептывал «конец тебе!» Савелий проснулся посреди ночи, и с облегчением понял, что это сон, он в своей сторожке на кладбище среди могил.
Грязь. Коричневая жижа расплывалась по земле перемешиваясь с кровью разрубленных тел.
Он убивал чтобы спасать.
Да, он страдал, чтобы понять.
Он ненавидел и любил
и только об одном забыл,
что есть возмездие и случай
неотвратимый невезучий.
Кошмар и ужас все в одном
и это все не будет сном.