Рубрикатор лаборатории

Опыт 8-1. Теория

С погожим летним днём, сравнить ли мне тебя?

Как сделать так, чтобы большое не казалось ничтожным, а муха не превращалась в слона? Вы растеряны? Я - тоже.

Раньше, конечно, было лучше: трава зеленее, деревья выше и вообще. До того, как мы столкнулись с реальностью в виде горечи поражений, безвозвратности потерь и расставаний, не говоря уже о крушении надежд и разбитии сердец. Но вот с творчеством получается с точностью до наоборот. Раньше, как утверждают некоторые, оно – творчество – было зажато в узкие жанровые и идеологические рамки, а в поэзии разрешалось использовать только определенные темы. К примеру: вам, как поэту, позволено было писать лишь о любви, смерти и красоте. Но стоило только обратить свой взор в ином направлении, как о стихосложении можно было забыть, и приходилось срочно переквалифицироваться в прозаика.

Сегодня, к счастью, ситуация изменилась. Всем нам, почти наверняка, доводилось видеть стихи, написанные на самые разные темы – от мокриц до мобильных телефонов, от средневековых сражений и зверств инквизиции, до чревоугодия и прочих вакханалий. И пусть не каждая тема с одинаковой лёгкостью находит отклик в сердцах читателей, зато жаловаться на отсутствие сюжетов и наличие запретных тем уже никому не приходит в голову.


ОГОНЬ!

Но как узнать, что именно ЭТА ИДЕЯ подходит для стихотворения? Так уж получилось, что у нас ТУТ сделать это довольно просто. Здесь же, мы с Алексом, просто немного порассуждаем.

Любая идея – какой бы смутной она первоначально не являлась, - способная взволновать, затронуть струны души или вызвать сильный эмоциональный отклик, может стать той самой искрой, из которой возгорится пламень вашего вдохновения. Правда, искра эта должна быть достаточно сильной, чтобы накатившее поэтическое возбуждение не ограничилось сухим потрескиванием электрических разрядов на вашей голове.

Ловушка,пожалуй, самая опасная, как раз и состоит в том, что начинающий сочинитель берётся без разбору за любые глобальные темы, как-то: любовь и жизнь, время и смерть, природа и космос, бог и диавол.

Причем берётся, как правило, без какой бы то ни было подготовки. Все поэты, так или иначе, затрагивают подобные сюжеты, и было бы странно, если бы мы, по крайней мере, не попытались тоже сделать это, стараясь посредством написания поэтических строф, выразить то, что нас действительно волнует.

Однако, для того, чтобы постичь суть этих абстракций высшего порядка, нам придётся научиться придавать им свой личный отпечаток. Но, до этого, боюсь, они должны будут сами хорошенько отпечататься на наших с вами шкурах. Не зря ведь «опыт – сын ошибок трудных…»


Есть идея!

Сделайте два списка: в первом укажите место (ванная комната, гараж, церковь), а во втором – абстрактное понятие (любовь, гнев, безумие). Теперь случайным образом выберите из каждого списка по слову, чтобы получилось некое производное «абстрактное место», скажем «ванная безумия».

Бесполезная подсказка: для организации «случайности», перепишите слова из ваших списков на отдельные листики, сверните их в трубочки или как вам будет угодно, и поместите в две какие-либо ёмкости, например – баночки из-под варенья (разумеется, предварительно их опустошив). Сделали? Теперь закройте глаза и попробуйте правой рукой достать бумажку из левой баночки, а левой из правой. Если кто не понял, то это шутка. В части баночек. Точнее – варенья.В смысле – закрытия глаз и смены рук.

На самом деле, теперь вам нужно написать коротенькое стихотворение или рассказик (например, из пяти предложений), описывающие это самое место, но, при этом, не используя других абстрактных понятий (включая даже то, которое вы раньше выбрали).

Сама же ИДЕЯ состоит в том, чтобы передать ваши чувства и опыт, при этом, не полагаясь на бессмысленную смутную абстракцию.


БЕРЁМ ВЫСТОТУ

Приступая к написанию стихотворения (прозы – малютки), посвященного любви или любой другой абстрактной теме, мы рискуем сделать наш текст излишне многоречивым. Слово «любовь» не имеет определенного наполнения, единожды измеренного и зафиксированного в палате мер и весов. Но для каждого человека, для каждого из нас, оно несёт свой сокровенный смысл, и никто не может в точности сказать, что же оно, на самом деле, выражает.

Например, я могу определять «любовь», как «непреодолимое желание близости (к объекту или предмету Л)», тогда как «страсть» - это такое же «непреодолимое, а то и болезненное, желание обладать (объектом или предметом С). Для любого же из вас, подобные определения могут ровным счетом ничего не значить: просто слова, и всё.

Более того, когда мы пишем (или читаем) о любви, нам на ум, то и дело, приходят лирические стихотворения или отрывки, слышанные нами когда-то, где-то, и мы сразу теряемся: не считать же подобные «проявления» голосом Музы. Как только мы используем в своём произведении любое абстрактное понятие, пусть даже нашу любимую «любовь», сразу же возникает некий неясный, смутный образ, словно сотканный из «былого и дум». Чем более абстрактная и возвышенная фраза, тем меньший отклик вызывает она в душе читателя.

Я уже где-то в комментариях говорил о «тексте, как голограмме». Так вот, тут мы имеем ещё более тяжёлый случай, поскольку предметом «переноса» является нематериальная абстракция. Ведь одно дело- описать спелое, румяное яблоко, и совсем другое – искушение, например.

Поэтому, постарайтесь избегать в своих ранних произведениях абстрактных понятий – трудно сопереживать чему-то зыбкому и неясному. По крайней мере, не злоупотребляйте ими. А лучше просто абстрагируйтесь от абстракций.

ИНДИВИДИУАЛЬНОСТЬ

Но как же, всё-таки, нам передавать это абстрактное, не говоря о нём прямо? Можно попытаться сделать это при помощи тонких намёков и изящных мазков. Не используйте стихотворение, чтобы рассказать читателю о незабываемом переживании – нарисуйте его образ. Другими словами: не используйте само слово «незабываемый», ибо читателю оно ничего не говорит, а постарайтесь передать простыми словами ваше собственное переживание – ваши эмоции в тот самый момент, мысли, ощущения. Каждый из нас переживал нечто подобное, а, пробудив воспоминания читателя, вы заставите его сопереживать, поскольку такие воспоминания неизбежно потянут за собой целый шлейф, казалось бы, давно умерших и забытых эмоций, но уже его собственных.

КОНКРЕТНОЕ АБСТРАКТНОЕ

Необходимо превратить абстрактное понятие в нечто реальное, в материальный объект. Нет нужды сплетать между собой такие слова, как «любовь» и «смерть». Вы должны привязывать их к вполне определённому, конкретному понятию, чтобы они стали реальной сущностью, превратились в реальные эмоции, испытываемые реальными человеками.


А вот и другие идеи:

С помощью символизма можно придать глубину даже самым обыденным понятиям. В недалёком будущем мы рассмотрим тему борьбы с «Чистой абстракцией» более подробно, изучив некоторые способы превращения «абстрактного» в совершенно «конкретное». Пока же, в случае острой необходимости, и в качестве средства неотложной помощи, можете заглянуть СЮДА.


Не будем здесь и сейчас много говорить о метафорах, но: в поэме о старике, пришедшем на кладбище, надгробный камень может послужить метафорой, символизирующей неизбежность смерти. Это очевидная символическая связь. Но вместо этого, тот же старик, например, может пересматривать вещи своей покойной жены, отбирая то, что можно отдать в благотворительное общество. И вдруг он обнаруживает пару поношенных туфель, которые жена носила сорок лет назад. Туфли – косвенная метафора, но они олицетворяют собой всю ту боль, которую он испытывает при одной мысли о безвозвратно ушедшей.

Оказывается, через конкретный предмет можно передать всепоглощающее чувство утраты и боль воспоминаний. Абстракция обретает плоть. Так рождается по-настоящему сильное произведение.

Помните - «Продаются детские башмачки. Мне не пригодились»?


Авторитетная идея:

«Произведение раскрывает значение, не давая определений».

Ханна Арендт, политический философ


А вот теперь (после музыкальной паузы) можно будет и практикой заняться…

Аудио:
Вниманию старых и новых участников Практикума по «очень маленькой прозе»!
Опубликована теоретическая часть материалов к Опыту 8.1.
Не забудьте ознакомиться и оставить свой след в истории.
23:06
Как перестать в простом видеть сложное… Не упростить важное…
И да, эта музыка — просто отрыв!
— Всё страньше и страньше! Всё чудесатее и чудесатее! Всё любопытственнее и любопытственнее! Всё страннее и страннее! Всё чудесится и чудесится!.. (Алиса, Льюиса Керролла)
По-моему, «Опыт 8.1» сложнее предыдущих. Зато есть о чем подумать.
Комментарий удален