Рубрикатор лаборатории

Опыт 9-2. Практика

Преамбула:

Текст мини-истории должен состоять из пяти сюжетно связанных предложений, скомпонованных по правилам русского языка. Содержание «малютки» может быть любым, при условии, что оно понятно (имеет смысл) хотя бы для вас самих, и вы сможете объяснить это всем остальным.


 

При желании, эти предложения можно  метафорически представить в виде «пяти пальцев»:

1.Идея (образ, ассоциация или цепочка ассоциаций, пробуждаемая или побуждаемая картинкой и/или ключевым словом текущей темы (Опыта);

2.Форма (формат)— пять (5!) предложений, выглядящих, как предложения согласно традициям и правилам русского языка;

3.Жанр (жанровый окрас) — свободный выбор, если не указан Модификатор;

4.Сюжет (фабула)— свободный выбор в рамках приличия;

5.Стиль — свободный выбор всегда.

И эти пальцы, будучи собранными в «кулак», должны производить на читателей надлежащее эмоциональное воздействие,  если и не «разя их наповал», то хотя бы слегка выводя из состояния безразличного равновесия.

Цель обозначена. Вот и давайте к ней стремиться, по возможности, помогая друг другу.

II.Вдохновляющая картинка



III.Ключевое слово

ЛИКУЮЩИЙ, ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ

IV.Модификатор

-

V. Пример текста

Где-то в комментариях

VI. Всё!

За работу, товарищи!

 

 

 

 

Здравствуйте, Артём! Осмелюсь предложить Вашему вниманию два моих текста по теме задания. Первый «возник» совершенно спонтанно при виде картинки — просто записала свои ощущения. Второй я составила на основе той же идеи, что и первый, от лица героя. Буду благодарна за Ваше мнение.
Вариант 1.
Эйфория, счастье, легкость, эмоциональная возбужденность и полет… человек отрывается от земли и взлетает: прыжок, воздух, падение.… Слишком тяжело тело… Плотное, густое, нет счастья, нет легкости. Все ликование и торжество есть приходящее. Приходящая энергия временна, она не изменяет природу. Она не способна позволить взлететь. Есть что-то за этим? Люди что-то об этом знают, кто-то знает, или так принято говорить, что есть радость, а я ничего об этом не знаю, и это единственное реальное ощущение, доступное моему восприятию. Есть ли иное настоящее, истинное, как сама жизнь, и что тогда полет? Единение с пространством, отсутствие осознания тела, энергия одна — энергия огромная и завораживающая, в ней и радость, и покой, и больше нет прошлого, только настоящее, а в нем вся жизнь.
Вариант 2.
Люди любят говорить, как важно наслаждаться жизнью, но что они вкладывают в это понятие? Или это только игра, возможно, в реальности никто ничего не чувствует, но все притворяются, что имеют обширные знания о состоянии счастья и удовлетворения? Вчера за ужином пробовал обсудить это с ней, но она, почему-то, тему не поддержала, грустно взглянула и сказала: «Знаешь, если скучно, давай заведем козу». А потом принялась долго рассказывать о бедах голодных детей, нищете, безумстве мира и необходимости проведения благотворительных акций.
«Если бы только это могло помощь в корне изменить жизнь – все эти акции, пожертвования, принятые меморандумы и подписанные программы…" Небо было синее, синее, с большими белыми облаками, но, кажется, для людей это ничего не значило.
Здравствуйте Татьяна. Вы немного не внимательны
2.Форма (формат)— пять (5!) предложений...
ОК! Спасибо! Исправила, уже 5.
Вариант 1.
Эйфория, счастье, легкость, эмоциональная возбужденность и полет… человек отрывается от земли и взлетает… прыжок, воздух, падение… слишком тяжелое тело… плотное, густое, нет счастья, нет легкости. Все ликование и торжество есть приходящее: приходящая энергия временна, она не изменяет природу, она не способна позволить взлететь. Есть что-то за этим? Есть ли иное настоящее, истинное, как сама жизнь, и что тогда полет? Единение с пространством, отсутствие осознания тела, энергия одна — огромная, завораживающая, в ней и радость, и покой, и больше нет прошлого, только настоящее, а в нем вся жизнь.
Вариант 2.
Люди любят говорить, как важно наслаждаться жизнью, но что они вкладывают в это понятие? Или это только игра, возможно, в реальности никто ничего не чувствует, но все притворяются, что имеют обширные знания о состоянии счастья и удовлетворения? Вчера за ужином пробовал обсудить это с ней, но она, почему-то, тему не поддержала, грустно взглянула и сказала: «Знаешь, если скучно, давай заведем козу». А потом принялась долго рассуждать о бедах голодных детей, нищете, безумстве мира и необходимости проведения благотворительных акций.
Я смотрел на небо, оно было синее, синее, с большими белыми облаками, но, кажется, для нее это ничего не значило.
Приветствую впервые присоединившихся!
И вам, Татьяна, желаю здравствовать во всех смыслах и измерениях.

Мне казалось, что цель и ключевые требования к создаваемой мини истории в «шапке» изложены достаточно подробно и понятно. Если же судить по предложенным вами текстам, то получается, что «НЕ достаточно» и «НЕ понятно».

Давайте попробуем разобраться.

Целью практикума НЕ ЯВЛЯЕТСЯ абстрактное рассуждение «по поводу» ключевых слов и иллюстраций. Напротив. Целью ЯВЛЯЕТСЯ создание истории, в которой максимально конкретным образом (через героев, предметы, описания) отражаются или проявляются или обыгрываются эти самые «ключи». Обязательным признаком повествовательной истории, нарратива (рассказа), даже крохотного, является наличие идеи (о чем? что происходит?) и, хотя бы, некоей сюжетной связности между предложениями (как именно это происходит в нашем конкретном случае?)

Теперь попробуйте сами дать ответы на следующие вопросы, применив их к вашим же текстам:
1)В чем состоит или заключается его идея (каждого из)?
2)Кто или что является действующим персонажем, героем, злодеем?
3)Какие изменения происходят с персонажами в рамках вашей «истории» (между первым и последним предложениями)?
4)Каким образом пункты 1-3 связаны или отражают «ключевые понятия», заданные словами (прежде всего) и дополненные иллюстрациями?

После этого, при желании, можно будет продолжить их дальнейшее обсуждение.


Если же подойти совсем формально, то вами соблюдено только самое простое из условий, касающееся количества предложений. Но это, всего лишь, «ограничение» на число «букв». С таким же успехом предложений могло быть 7, или 10, или ограничение могло быть задано в словах или знаках.

Использование ограничений — известный прием для тренировки внимательности и способности к изложению важных идей и мыслей в ограниченном формате: меньше рассуждений — больше действий и смыслов. Причем не каких-то абстрактных «высших», а совершенно приземленных диалогов, описаний реальных или вымышленных ситуаций, событий, повествующих «О»…

Если же совсем упростить, и даже примитизировать литературоведческие определения, то можно сказать, что «бессюжетная проза» — это «нон-фикшн», а проза, обладающая сюжетом — «фикшн». Конечно же — это не совсем так. Или даже «совсем не так», но для нашего случая вполне «годное» определение.

Применив его к рассматриваемым текстам в состоянии «как есть», можно утверждать, что Вариант 1 безусловно относится к категории «нон-фикшн», т.е. к «нехудожественной прозе», как иногда это переводят. И говорить о нем дальше в данном контексте (т.е. в контексте Практикума) бессмысленно.

Вариант 2 содержит в себе намёк на сюжет, и может быть вполне отнесен к прозе «художественной», или к категории «фикшн». В рамках правил и концепций которой, мы тут и пытаемся «сочинительствовать». Обозначено даже присутствие персонажей, но ни их «цели», ни «взаимосвязи» в тексте толком не проясняются. Некто (он) рефлексирует по одному поводу, некто иной (она) — по другому. Темы, которые «предположительно» интересуют героев, безусловно важны, где-то даже актуальны, но способны ли они увлечь кого-нибудь еще? Едва ли. Да и сами «герои» пока лишь рассуждают «по поводу». Хотя атмосфера некоего холодного интеллектуального отчуждения передана хорошо: двое находятся рядом, под одной крышей; как бы живут вместе… но поврозь. Но интеллект, сам по себе, не способен порождать чувств. У него иные функции в этом мире: в пределе — самодостаточный обособлено существующий Чистый Разум: ни эмоций, ни страстей, ни мыслей о Вечном ибо напротив этого пункта в списке ежедневных дел уже поставлена «птичка» — выполнено. Мне кажется, что из имеющегося материла можно сделать приличную миниатюру, только на другую тему. В том смысле, что обратить этот текст в нечто, связанное с «ликованием» и/или «торжеством» едва ли получится, без кардинальной его перекройки. Но тогда это будет уже совсем другая песня.

Это вовсе не означает, что важным, философским, религиозным и иным вопросам «души и духа» место только в " ученых трудах". Понятия, которые вы, так или иначе, затрагиваете во всех своих произведениях (размещенных на сайте), включая и приведенные фрагменты, служили и служат основанием для вдохновения множества известных и достойных внимания писателей, в том числе и фантастов. Если вы уже знакомы с творчеством Дэна Симмонса («Гиперион» и другие произведения данного цикла), то тогда вы уже должны были бы понять, к чему я клоню. Если же нет — настоятельно рекомендую ознакомиться, чтобы воочию увидеть разницу между «рассуждениями О» и «историей О».
Артём, спасибо за ответ! Прошу еще немного Вашего времени на прочтение моих пояснений.
Хочу отметить, что для меня подобный диалог очень важен, поскольку мне пока не удается передать через слово замысел, идею. Пытаюсь разобраться, почему.
Ниже я описала весь логический ряд движения мысли от первоначального знакомства с заданием (картинка, описание) до исходного текста. Честно сказать, так и не поняла, где моя ошибка.
Автора, о котором Вы говорите, я не читала. Получив Ваш ответ, нашла в интернете часть текста, но это огромный труд, на который требуется целая жизнь. Моя текущая задача научиться передать то, что понимаю, через слово посредством небольших рассказов и очерков.
Логический ряд рассуждений таков. Видим картинку, на ней изображен человек, подпрыгивающий в воздух в состоянии ликования, торжества (что определено ключевыми словами). Все происходит на фоне красивого (идеального, безупречного) природного пейзажа.
Возникает вопрос №1 (хочу обозначить цифрами для наглядности), от чего человек ликует? Ответ – это все, что угодно, начиная от самой природной атмосферы, в которой он пребывает, до любых других приятных моментов жизни: выиграл в карты, получил повышение на работе, родился ребенок и т.д. Получается, что вопрос №1 читателю неинтересен, поскольку он, читатель, с этим знаком, а вы в задании просили удивить, произвести эмоциональное воздействие.
Идем в рассуждении дальше. Вопрос №2 – какова природа этого чувства (ликования, торжества). Поскольку изображен человек, а автор есть тот же человек, можно спросить у себя. Автор обращается к себе, вспоминает подобные ситуации из жизни, примеры в литературе и видит, что природа чувства поверхностна, краткосрочна, неустойчива. Получается, что заинтересовать читателя здесь так же нечем. Кому интересно прилагать усилия ради кратковременной, пусть даже приятной, эйфории, которая исчезнет максимум через несколько часов (дней)?
Вопрос №3 – что остается? Остается та основа, что изначально заложена в человеке. И здесь каждый способен дотянуться до понимания себя настолько, насколько может (ведь ложное мы уже отсеяли). Так человек открывает что-то новое в себе, возникает интрига, новизна. Я, как автор, передала то, до чего дотянулась сама. Кто-то может пойти дальше.
1.Теперь, закончив анализ, я собираю всю картинку воедино и вижу, что идея, цель описания заключается в том, что бы раскрыть для читателя неустойчивую природу состояния ликования, торжества и заставить его (читателя) заглянуть в себя дальше. Это ответ на Ваш первый вопрос.
2.Ответ на второй вопрос – действующий персонаж сам человек. Он для себя самого и герой и злодей.
3. В начале истории персонаж (прыгающий человек) поддается инстинктам, в конце он глубоко уравновешенная личность, понимающая природу вещей.
4. На четвертый вопрос я ответила, когда описывала ход рассуждений.
В моих текстах в варианте первом рассуждение в прямой последовательности, в варианте втором этот, уже познавший поверхностную природу ликования и торжества герой идет дальше, углубляясь в природу вещей. Для контрастности приведены точки зрения двух героев – мужчины и женщины. Он понимает, что отталкиваться в рассуждении следует от настоящего (природа, небо, облака), она витает в иллюзиях и ничего не слышит. Для него ликование и торжество вещи уже нереальные, для нее — самые обыденные.
Буду благодарна за Ваше мнение.
Вы замечательно все расписали.

Вот только если бы вы смогли немного «отстраниться» от собственного текста, посмотреть на примеры работ других участников, еще раз перечитать «преамбулу» и теоретическую часть Практикума, то наверняка обнаружили бы «ошибочность» некоторых исходных посылов, воспринимаемых слишком «догматически», и приводящих, в конечном итоге, «совсем не туда».

Приступая к анализу, вы сразу же смещаете акценты на изображение, и начинаете его разбирать с позиций «чистого разума», тогда как главным в задании является эмоциональное состояние «торжества и ликования». Мы же с вами знаем, что «карта не есть местность», а в нашем случае «изображение ликующего человека не есть ликование». Это — всего лишь иллюстрация. Причем одна из, и, может быть, не самая удачная.

Далее вы задаете вопрос 1 и сами же на него отвечаете, и отвечаете, кстати, верно: повод для торжества и ликования у любого нормального человека всегда найдется. Наверняка такие моменты неоднократно переживали и вы сами.

Но вот дальше…

А дальше следует вывод, совершенно меня изумивший: «Получается, что вопрос… неинтересен, поскольку...»

С чего это вдруг так «получается»?
Почему вы решаете за читателя, что ему должно быть интересно?

Нет. Так не получается!

Читатель всегда желает видеть в герое себя. И то, что герой испытывает ТЕ ЖЕ чувства, как раз их сближает, и через цепочку ассоциаций вызывает у читателя сначала воспоминания о собственных моментах «ликования или торжества», а следом, уже «автоматически» из глубин памяти всплывает эмоциональна окраска тех событий, он словно возвращается «в прошлое», вплоть до учащения пульса и обоняния «призрачных» запахов.

Все! Цель достигнута: читатель испытывает заданную эмоцию, но не от картинки висящего в воздухе парня, а от наплыва собственных эмоций, вызванных каким-то совершенно личным событием, к которому его привела эта картинка. Картинка, как дорожный указатель, но не как дорога, и, тем более, не как конечный пункт назначения.

Поэтому все дальнейшие рассуждения просто теряют смысл.

Как возникает эмоция?

У человека есть цель. Он стремится к ее осуществлению. В какой-то момент времени он оказывается в так называемой «точке бифуркации», когда возможно все: цель будет достигнута, цель не будет достигнута, цель будет достигнута, но окажется не тем, что ожидалось… и так почти до бесконечности.

И только при совпадении результата с ожиданием и наступит тот самый редкий момент торжества или ликования.

Посмотрите, как эту задачу решают коллеги по цеху.

Вера. Герой — вымышленный, водяной из мультика. Еще ничего не сказано, а эмоциональный отклик уже есть. Цель, точнее — мечта водяного — летать. Он к ней стремится, и достигает. Пусть всего лишь на миг, но это миг полёта, это миг осуществления, это миг торжества.

И читатель, так или иначе, разделяет с ним это торжество, потому что многим «летать охота». Как все просто, не правда ли?

Наталья: Сценка из детства. Опять же — все мы были детьми, и эмоциональный отклик появляется с первых слов. Детишки ликуют ибо им удалось скрыться от надоедливого «взрослюка». А ведь почти у каждого в детстве случалось нечто подобное, снова воспоминание, вызывающее эмоции.

Ликуют, торжествуют герои и персонажи историй. Читатель сопереживает и испытывает эмоции, совершенно не важно, какие именно.

Поведение же ваших «героев» вызывает лишь жалость к эмоционально обделенным существам, и вопрос к автору: где он таких только находит? А главное — зачем?
Артём, спасибо! Мне все стало ясно. Я полностью разделяю то, что Вы сказали. Только отвечу на вопрос — зачем?
Живет человек (я), для него очевидно, что счастье это что-то совершенно простое, такое, что всегда рядом. Это как в песне «а счастье это фантики, сто лет назад забытые под вишней во дворе». Только другой человек (читатель) любит все усложнять: у него цели, стремления, задачи, проблемы… И он, читатель, уже не слышит автора, не слышит красивую историю, рассказанную ему о «фантиках». Современный человек для восприятия настоящей литературы должен сначала «проснуться». Сам он этого не сделает, его надо «разбудить». Эту роль и способны выполнять такие вещи, как например, тот же фильм «Левиафан» или рассказ «Благодарю тебя», размещенный здесь. В этом направлении написаны и все мои работы. Это не есть отрицание остальной литературы, это совместная попытка прийти к общей цели — что-то донести читателю. Мне так казалось. Понятно, что писателем за один месяц не становятся, но я решила попробовать, увидев на другом сайте, приглашение посетить ваш электронный ресурс. Вот такое простое -зачем?
Еще раз большое спасибо!
17:40
Здравствуйте, Татьяна! Если можно, поделюсь мнением. Не о миниатюре, а о вечном «зачем». Может моё мнение тоже натолкнёт Вас на размышления.
Мне кажется Вы слишком строги (к себе в первую очередь, и к остальным соответственно — одно из другого вытекает). Мы все ведь читатели. Мы современные, но нас не надо будить. Мы просто все разные. И донести все пытаемся разное, вернее, своё уникальное видение мира, добра, красоты. И задача, очень часто именно передать через строчки эмоции (пусть и о фантиках)(кстати, именно этому, на мой взгляд, может помочь школа — затем мы и здесь). Вкладывайте СВОИ эмоции — и Вас поймёт Ваш читатель(проснётся он от них, или просто они найдут отклик, потому как «на одной волне» — не так ведь и важно?)
Здравствуйте, Вера! Спасибо за Ваше мнение. Здесь действительно есть над чем подумать. Сегодня в обществе не так много людей, имеющих «своё уникальное видение мира, добра, красоты». И от этого важность того, что Вы (школа) делаете, только возрастает.
Новых Вам творческих успехов!
Не знаю, что вам стало ясно. Но вот вопрос «Зачем?», судя по ответу, истолкован не совсем верно.

Это НЕ «Зачем вы пишете?» — сей вопрос абсолютно вне моей компетенции.

Это «Зачем?», а точнее было бы «Почему?», имея в виду ваш выбор персонажей для рассматриваемых примеров. Ну, в первом, там вообще «некто» находящийся и рассуждающий за сценой. Во втором, наличие персонажей обозначено вполне ясно, но это не люди. Такая тональнось задается первой же фразой «Люди любять говорить...», что сразу же противопоставляет героя всем остальным. Они — люди, а он тогда кто?

И мой вопрос был именно об этом.

С другой стороны, такой прием «отстраненности» вполне может стать фирменным авторским стилем и найти своего читателя. Судя по комментариям на другие ваши произведения, есть люди, которым подобные герои (персонажи), равно как и вопросы, ими затрагиваемые, интересны. И это замечательно!

Просто наш практикум «немножно» о другом.

Постоянная учеба и самосовершенствование — непременный атрибут «сочинительского» труда. А вот где, чему и как учиться, каждый, разумеется, решает сам.

Наш практикум открыт «вечно», поэтому если вы сможете отыскать в его теоретической или практической части крупицу полезного для себя, я буду только рад.

Не прощаюсь. Удачи вам и вдохновения.
13:32
Мне всё-таки кажется, что думающих и видящих людей гораздо больше, хоть не всё понимается посторнними «сверху» — чужая душа потёмки. Да и «разность» ещё и в том, что если кто-то действительно спит — его не разбудишь. Даже если очень надо, попробуйте растолкать человека, который Вас не попросил. Мне бы не понравилось такое вторжение. Поэтому брать на себя добровольно миссию, из своих, самых благих (помните куда ими выложена дорога?) побуждений дело не только неблагодарное и опасное, но может и не нужное? Да и не станет живущий «в своём мирке и им довольный (то есть, по Вашему, ещё не просыпающийся) читать какую либо, пусть и замечательнейшую, литературу. Оно ведь ему не надо, а другие люди не боги решать за него и „тыкать мордой“.
То есть, великие цели — это великолепно, но иногда донести свою мысль до тех кто живёт(бодрствует) дышит, ищет — тоже не мало.
А школа (не я, а мы все тут:)) стараемся и для блага каждого отдельного желающего — опять же, как я вижу. Так, что и Вам успехов и удачи!
19:39
Он забыл былую осторожность и, не в силах больше сдерживать эмоции, уверенно направил грузное тело к середине болота.
Солнце стояло высоко, ослепительно играя на жалких островках чистой воды, чудом сохранившейся между замшелых кочек и уснувших белоснежных кувшинках.
Туда к нему, потянулся он всеми фибрами своей мутной одинокой души и превозмогая законы природы, колдовские аксиомы и осуждающее перешёптывание глупых местных кикимор, рванул ввысь.
Вязкая ряска недовольно хлюпнула, выпуская желеобразное дряблое существо из своих оков, и медленно сомкнулась под массивной, истекающей оголтелыми ручейками, тушей.
— А мне летать, а мне летать… — торжествующе неслось над застывшим проклятым мирком гнилых пней и тухлых низин, из уст старого счастливого водяного.
Мультик замечательный и история «в тему»!
По тексту: совсем мелочи — «уснувших белоснежных кувшинок»; «оголтелые ручейки» — это сурово: 1.потерявший всякое чувство меры, крайне разнузданный. 2.ничем не сдерживаемый, крайний по силе, степени проявления; вполне можно после «сомкнулась» поставить «точку» (.); и, наконец, может «старого, но счастливого»?
Класс! сразу вспомнился мульт
18:46
Он забыл былую осторожность и, не в силах больше сдерживать эмоции, уверенно направил грузное тело к середине болота.
Солнце стояло высоко, ослепительно играя на жалких островках чистой воды, чудом сохранившейся между замшелых кочек и уснувших белоснежных кувшинок.
Туда к нему, потянулся он всеми фибрами своей мутной одинокой души и превозмогая законы природы, колдовские аксиомы и осуждающее перешёптывание глупых местных кикимор, рванул ввысь.
Вязкая ряска недовольно хлюпнула, выпуская желеобразное дряблое существо из своих оков, и медленно сомкнулась уже под парящим массивным туловищем.
— А мне летать, а мне летать… — торжествующе неслось над застывшим проклятым мирком гнилых пней и тухлых низин, из уст старого, но счастливого водяного.
Обратив лицо к небу, она торжествующе улыбалась, чувствуя, как солнце ласкает кожу.

Тогда, в самом начале, ей казалось, что предстоящие пять лет неминуемо растянутся в нескончаемую, по определению, вечность.

Сейчас же в душе крепло желание обнять, удержать, не дать им просто уйти и раствориться, исчезнуть, канув в Лету: им, сжавшимся до одного мгновения, годам студенчества, нынче и прямо на глазах превращающихся в воспоминания.

Но став, несомненно, старше и, наверное, мудрее, вооружившись новыми знаниями и навыками, она обязательно должна сделать так, чтобы ей было о чём вспоминать и потом, в самом конце пути.

Гордясь собой, как никогда прежде, она поднялась на сцену актового зала, дабы пожать протянутую руку, схватить так тяжко доставшейся ей диплом, и поскорее отправиться туда, где ей, возможно, удастся оставить свой собственный след в этом мире.
Санёк, Наташка и её младшая сестрёнка Иришка любили отыскивать себе тайные убежища, куда всегда сбегали от любопытных ушей Серёжки – противного старшего брата Саньки.
Дождавшись условного знака, девочки демонстративно выходили в закрытый от посторонних глаз палисад и, шустро перебравшись через невысокий деревянный заборчик, со всех ног бежали в находящиеся невдалеке густые заросли высохшего камыша.
Санёк тоже, улучшив момент, как деревенский котёнок вскарабкивался на крышу крыльца и оттуда, перебежав через чердак, скрывался в соседском саду, чтобы тоже нырнуть в заветные камыши.
Но в этот день вредине Сергею всё же удалось выследить, в какую сторону чухнул «Мелкий» и, он с ликованием ломанулся за ним в сухостой, громко ломая шуршащие жухлой листвой стебли.
Затаившись, как мыши в чулане, детвора молча ликовала: неуклюжий Серёжа, как только не старался – не смог их найти, и, пройдя совсем рядом — в нескольких сантиметрах, пошёл прочь от «Тайного Убежища».

(хотя позже нас всё-таки вычислили и всыпали по-первое число за то, что мы игрались там, где полно змей. Но это уже другая история)
18:33
Да, Наталья, чувствуется, что не только «ключевое слово и вдохновляющая картинка», но и чтение теории 9-2 не прошло даром. Так держать!
Согласен с Верой.
Мне даже видится эдакая «картинка» из прошлого, снятая любительской камерой в стиле «Ведьмы из Блэр» — мешанина кадров, рваный ритм, дрожащее изображение. Вполне могу себе представить «уменьшенный» вариант самого автора, рассекающий по бурьянам :)

Но главное — это живые эмоции «участников», вызывающие отклик, казалось бы у совершенно посторонних людей — читателей. Что от нас — сочинителей историй — в общем-то и требуется. И, таки-да, влияние «теории» заметно.

Мелочи по тексту:
«улучшив» — "улучив";
Почему «деревенский»? — может быть «дикий», маленький, соседский?
У нас (в большинстве домов моего детства) над крыльцом обычно был навес: плоский либо «домиком», с которого, впрочем, вполне можно было забраться на кровлю веранды, а затем уже на чердак. Но тут автору, безусловно, виднее. Спорить не буду.
«Двойное» ликование; Сергей скорее «радовался в предвкушении»; вот если бы он их отыскал, тода да…
Лучше "Затаившаяся" и "словно", вместо «как»; "побрел" — точнее отразило бы «рассройство» Серёжки от так и не найденной «мелкоты».
«Тайные убежища» встречаются в самом начале и в конце: можно, конечно, рассматривать это, как некий стилистический прием, позволяющий, за счет повтора, сделать на чем-то акцент, что-то выделить. Но, в данном случае, мне кажется в начале смотрелось бы луше более «расплывчатое» определение, например "укромные местечки", потому как их может быть много. Тайное же убежище, да ещё заглавными буквами говорит об «уникальности» этого места, о его отличии от «прочих», что, собственно, мы и видим в финале.
Вариант 2
Санёк, Наташка и её младшая сестрёнка Иришка любили отыскивать себе секретные местечки, куда всегда сбегали от любопытных ушей Серёжки – противного старшего брата Саньки.
Дождавшись условного знака, девочки демонстративно выходили в закрытый от посторонних глаз палисад и, шустро перебравшись через невысокий деревянный заборчик, со всех ног бежали в находящиеся невдалеке густые заросли высохшего камыша.
Санёк тоже, улучив момент, как деревенский котёнок вскарабкивался на крышу с крыльца и оттуда, перебежав через чердак, скрывался в соседском саду, чтобы тоже нырнуть в заветные камыши.
Но в этот день вредине Сергею всё же удалось выследить, в какую сторону чухнул «Мелкий» и, он со злорадством ломанулся за ним в сухостой, громко ломая шуршащие жухлой листвой стебли.
Затаившаяся, будто мыши в чулане, детвора молча ликовала: неуклюжий Серёжа, как только не старался – не смог их найти, и, пройдя совсем рядом — в нескольких сантиметрах, пошёл прочь от «Тайного Убежища».
***
"Деревенский", потому что кошки живут в сельской местности полностью своей жизнью, иногда приходя за угощением, и дети там тоже очень самостоятельные, по-взрослому привыкшие к куче обязанностей и дорожащие своей маленькой независимостью.
На крышу с крыльца /без веранды/. Где жила моя бабушка, веранды почти не строят: Кубань, жара. Кушают в основном летом «на ветерке» «под виноградом» за большим деревянным столом.
Пошёл прочь — именно пошёл, так как часть информации о камышах все-же он заимел.
А Убежище действительно было знатным :) Как и многие другие: дореволюционная (в прямом смысле) печь для обжига кирпичей, склад для сушки кирпича сырца(это когда жара под 50 подступала, там прохладненько), не считая простых: речки, карьеров, лесополос… лишь бы по-дальше от лишних ушей :)
рассекающий по бурьянам :)
Точнее «сквозь» или «между» бурьянов, которые бывают под 2 метра. (Коров в них видно не было)
И я, выросший чуток севернее вашей бабушки — в окрестностях, теперь уже, наверное, бывшего, Днепропетровска, прекрасно вас понимаю, ибо знаком с особенностями национального сельского быта не понаслышке :)
Комментарий удален
11:54
Лето было в самом разгаре, солнце заливало золотистыми лучами все луга, простиравшиеся на десятки километров до самой Волги; большие стада паслись у водоемов, давая возможность пастухам отдохнуть и искупаться в прохладной воде, полной водорослей и мелкой рыбешки, которую так любила ловить детвора, по колено погружаясь в ил.

Наташа бежала по высокой траве, вдыхая ароматы цветов и любуясь бабочками, весело порхавшими вокруг нее, едва ли касаясь своими крылышками самого лица, раскрасневшегося от жары.

Сердце бешено стучало, готовое выпрыгнуть от нахлынувшего ликующего чувства – наконец-то бабушка ей доверила привести домой Зорьку – молоденькую телочку, угольно черную с маленьким белым сердечком на лбу.

— Привет, Зорька! – весело поздоровалась девочка, вытаскивая длинный штырь из земли и скручивая веревку на руку как лассо, не забывая приглядывать за подопечной.

Как только вся веревка оказалась собрана, Зорька, видимо довольная относительной свободой, пустилась бежать в сторону дома, сверкая копытами и не обращая наималейшего внимания на раздающиеся крики Наташи, скользящей на животе по гладкой траве, окрашивавшей новое розовое платьице в зеленый цвет.
Даже и не надейтесь: никто не уйдет отсюда «не разобранным» :)
С «ликованием» все в порядке. А вот со словами — не совсем.

Конструкция вводного предложения слишком «громоздкая»: лето… в разгаре. солнце заливало. стада паслись и т.д. Кроме того оно, само по себе, особо ничего не добавляет к остальной истории. Мне представляется, что было бы правильнее «вытащить» на передний план нашу героиню. Другими словами: нужно сначала смешать 1 и 2, а потом их разделить :)
Примерно так:
"Наташа, временами утопая в высокой траве, неслась по лугу, залитому медовым солнечным светом, вдыхая дурманящие ароматы цветов и легко уворачиваясь от бабочек, которые словно решили поиграть с ней в пятнашки: беззаботно мельтешили вокруг, стараясь, раз за разом, задеть крылышками ее веснушчатый носик.

Полуденная жара отогнала деревенские стада поближе к водоемам, где буренки лениво пощипывали сочную траву, а пастухи, пользуясь случаем, плескались в прохладной воде пока еще полноводных лиманов
."

Дальше нужны лишь незначительные изменения, «выравнивающие» стиль «вступления» с остальным текстом.

Сердце… сердечком; «ликующее чувство?»
"Сердце маленькой бегуньи бешенно стучало, готовое выпорхнуть из груди от нахлынувшего ликования: в кои-то веки бабушка доверила ей привести домой Зорьку — совсем молоденькую телушку, угольно-черную с крохотным белым пятнышком на лбу."

Не уверен, что «лассо», это слово из лексикона современной маленькой девочки…
"— Зорька, привет! – Весело прокричала девочка, вытаскивая из песчаной почвы длинный ржавый штырь и наматывая на него свободный излишек веревки, не забывая, при этом, приглядывать за подопечной, — «Мало ли чего та удумает.»"

"И точно: словно почуяв свободу, Зорька взбрыкнула, тоже, видимо, ликуя, и понеслась в сторону дома, сверкая копытами и не обращая ни малейшего внимания на крики своей освободительницы, скользящей следом на животе по глади травы, которая неумолимо окрашивала совсем новое розовенькое платьице в какой-то ядовито-зеленый цвет надвигающегося на Наташку кошмара."
Описание.Отрывок.

И вот, идет человек, этакий светлячок, элегантно опираясь на трость, деланно раскланивается с прохожими, приподнимая за край выцветший, видавший виды, цилиндр – плесневелую деталь гардероба закоренелых чиновников прошлых веков; человек этот, быть может, само прошлое.
Всякий оборачивается вслед и бесстыдно рассматривает это олицетворение безвозвратно ушедших эпох. Впрочем, находятся и такие, кто улыбается, глядя, как важничает человек с тростью, и те откровенные насмешники с низким чувством собственного достоинства, которые не упустят случая самоутвердиться за счёт другого.
Дополнительным штрихом к импозантному, но жалкому из-за поношенности облику горожанина, который наверняка таковым не являлся, а скорее прибыл из какой-нибудь заграницы, намерен быть саквояж, старый и потёртый, служивший своему хозяину многие годы.
Итак, коричневый фрак, покроя XIX века, цилиндр, вероятно оттуда же, саквояж и трость – всё это человек-прошлое преподносит на всеобщее обозрение с некоторым ликованием и бесподобным достоинством, каковое можно наблюдать у людей, в себе уверенных.
А что? Вполне можно и так :)
Смущает только конструкция: «верный спутник своего хозяина многие годы»; мне кажется «правильнее» било бы "… спутник… в течение многих лет", или «служивший многие годы верой и правдой».
05:14
А мой мини текст прошли мимо)))
Меня тоже смущает, хотела потом додумать. Сейчас поправлю, будет выглядеть так: «Дополнительным штрихом… намерен быть саквояж, служивший своему хозяину многие годы».
Потом додумаю). Спасибо, Артём.
Скорее, что-то вроде "..., служил саквояж: старый и потёртый, очевидно сопровождавший своего хозяина все долгие годы его странствий."

В вашей версии «время гуляет». Да и как это саквояж «намерен быть»? Если он, конечно, не родственник волшебного «разумного» сундука из Пратчеттовских историй :)
Приняли! Приняли! Ликование, торжество и подбрасывание шапок в воздух. Не зря ждал целый год, готовился. Мама рада, и папа рад – я иду в детский сад!

Ох уж эти подарки, загадываешь желание, ждешь и, вдруг, вам посылка! Но всегда не то, что ты хочешь, а в этот раз повезло. Вот взяло и повезло! Большая коробка с красной лентой. Представляете, как можно в ней прятаться?