Список мастер-классов (НАЖМИТЕ на название)

Часть 6. Как создавать диалоги в книге

Отрывок из романа «Валутина гора»

«На дворе глубокая ночь, а мне не спится. Мысли о ней не дают покоя. Как закрою глаза, передо мной появляется её лицо. Слышу слова, которых она не говорила и никогда не скажет. Гоню от себя её образ, но ничего не помогает. Она снова возвращается и начинает терзать меня. Я начинаю думать, что ненавижу Анастасию,…но потом понимаю, что на самом деле ненавижу самого себя. Ненавижу за то, что не могу прикоснуться к ней…не могу сказать ей о своих чувствах».


Выше пример диалога от первого лица, с помощью которого шаг за шагом раскрывается внутренний мир главного героя книги.

Лёгкость и простота чтения обеспечивают диалоги. Это особенно важно в нашу эпоху, когда все хотят «быстро» и «скорей». Мы писатели, тоже должны идти в ногу со временем.

Минимум описаний и максимум диалогов. Именно так должна строиться современная литература. Это субъективное мнение.


И всё же…как создать диалог? Давайте попробуем это сделать вместе. Для создания диалога нам потребуются некая сцена и некие герои. Создадим их.

СЦЕНА: Лаборатория. Молодая женщина профессор Археологии рассматривает под микроскопом старый пергамент исписанный непонятными знаками. Рядом с ней словно ниоткуда появляется немолодой мужчина в элегантном костюме.

ДИАЛОГ:

- ПРОФЕССОР: Как вы вошли?

- МУЖЧИНА: Я знаю, где находится гробница Александра Македонского!

- ПРОФЕССОР: Вы не можете знать…вы и правда, знаете?

- МУЖЧИНА: Вы потратили три года на бессмысленные поиски гробницы. И потратите ещё тридцать, но ничего не найдёте. А с моей помощью вы уже завтра будете осматривать тело Александра Македонского. В ответ на услугу мне нужно чтобы вы подписали один документ.

- ПРОФЕССОР: Что за документ? Вам нужны деньги? Сколько?

- МУЖЧИНА: Нет. Этот документ иного рода. Вы соглашаетесь, после смерти добровольно отправится в Ад, а взамен я прямо сейчас покажу вам место захоронения Александра Македонского.

- ПРОФЕССОР: Идиотская шутка!

- МУЖЧИНА: Я даже готов предоставить вам дополнительные льготы. Вы сразу отправитесь на Галептеон.

- ПРОФЕССОР: Галептеон? Незнакомое слово. Наверное, такое же глупое, как и всё о чём вы говорите.

- МУЖЧИНА: Галептеон – это верхний ярус в аду. Там созданы наилучшие условия для жизни. Эти условия даже лучше чем в раю. Единственная обязанность всех кто там находится – выбирать способ пытки для грешников.

- ПРОФЕССОР: У вас больное воображение. Я попрошу вас немедленно покинуть лабораторию. Да, чтобы не стояло за вашими словами, я никогда, никогда не соглашусь мучить других людей.

- МУЖЧИНА: У нас есть ещё один вариант. Мучают вас. Пытки можете выбирать по своему вкусу.

Мужчина исчезает. На пергамент перед профессором ложится листок, на котором то и дело вспыхивают огненные символы.

КОНЕЦ СЦЕНЫ.


В дальнейшем мастер-класс подразумевает выполнение конкретных заданий.

Всем, кто заинтересовался и хочет продолжать работу со мной – самое время приступить к заданию.


Мастер-класс проводит Люттоли (Луи Бриньон). До новых встреч!

12:33
Первый абзац: пример диалога от первого лица (без наличия реципиента) выглядит скорее, как внутренний монолог героя, нет?
Это вообще никакой не диалог. Это описание от первого лица.

второй пример — схема пьесы.

Настоящий классический диалог не показан.
21:11
Хотелось бы подробнее, для совсем косноязычных. Шаблонов каких-нибудь, или где на таковые посмотреть можно…
Откройте любую книгу и посмотрите «шаблоны».
Причем, диалоги должны быть не высосаны из пальца, натужные и бесполезные, а только вытекающие из ситуации сцены, что называется, говорить надо строго по делу.

Кроме того, призывы «больше диалогов, меньше описаний» не совсем правильный. Максимум диалогов бывает в пьесе. Но если у вас роман или рассказ, само слово рассказ предполагает именно описание. Когда в тексте много диалогов это тоже не хорошо. Всему должна быть мера. Часть диалогов можно оформлять в косвенную речь.
Иногда это нужно, чтобы не раздувать объем книги, либо для экономии места в журнале.
Вообще, объем диалогов интуитивно определяется опытностью автора. Некоторые авторы вообще не любят диалоги. Например «Игра в бисер» Гессе, там вы практически не найдете диалогов. Другие любят диалоги и умеют их использовать. Лично я учился писать вообще и в частности диалоги у Стругацких. У классиков хорошо посмотреть, как они это делали.
А насчет «шаблона» диалога, это совершенно бессмысленное требование. Здесь может быть только метод, но не калька.
Жаль, что мы так и не услышали выступления начальника транспортного цеха.