Список мастер-классов (НАЖМИТЕ на название)

6. Герои сказки (окончание)

15:33
19:46
+1
Баба-Яга — персонаж, имеющий хтоническое происхождение, однако легче всего её связать со славянской богиней смерти Мареной (Мораной). Чучело Марены топят, побивают камнями и сжигают, отмечая конец зимы — и воскрешение Природы. Конечно, некогда Марене приносили человеческие жертвы, и отнюдь не символические. Ещё двести лет назад детская смертность (и рождаемость) была крайне высокой, поэтому древним старейшинам, должно быть, не составляло особого труда уговорить голодных родителей осуществить обряд жертвоприношения больного — или даже здорового — ребёнка. Со временем ритуал очищения огнём действительно стал символическим, хотя изначально старейшины, «проверяющие» новорожденных младенцев, были очень придирчивыми.Тут, конечно, нужно вспомнить о ещё одном индоевропейском народе — о дорийцах, основавших Спарту, где существовала расщелина, в которую, по преданию, бросали увечных детей. Интересно, что такая «строгая» практика, в результате которой выживали лишь сильные, не помешала пройти сыну царя Агесилаю (колченогому) самые придирчивые проверки — и тоже избраться царём. Все, кто проголосовал за него, к тому времени уже были частью системы и знали, что на некоторые «мелочи» можно не обращать внимания.
Марена также является искусительницей — её ступа и метла, благодаря которым она летает, символизируют равно как её половые признаки, так и её умение вести хозяйство. Баба-Яга явно мнила себя завидной невестой… и была таковой! В большинстве сказок присутствует некая Марья Моревна (также Василиса Премудрая или Прекрасная), редкая красавица, обычно томящаяся в неволе или приходящаяся внучкой Яге или Кощею. Непосредственно нигде не говорится о том, что Баба-Яга и Марья Моревна — один и тот же персонаж, однако в сюжете всегда присутствуют молодильные яблоки, да и поедание маленьких детей с целью сохранения молодости также является весьма распостранённым ходом. В конечном счёте, Иван-Дурак женится на Марье Моревне, однако его путь в волшебную страну и начинается с того, что Яга-Морана, истопила ему баньку и приготовила постель — как супругу и хозяину дома.В таких обстоятельствах прозвище Ивана звучит по-настоящему едко.
В одной из сказок Марья Моревна покорила степь — видимо, речь шла об амазонках — и захватила в плен Кощея, сделав его своим слугой. Кощей — «худой», «костлявый», также — «раб», вероятно, изначально был прислужником Мораны, а в царя загробного мира превратился впоследствии, когда мифы стали более патриархальными.Морена же, наоборот, превратилась в Бабу-Ягу.Несомненно, Король Ангмара Р.Толкиена, главный из Девяти назгулов, возник под влиянием образа Кощея Бессмертного.
Морена имеет аналоги и среди других индоевропейских народов. Например, кельтская богиня смерти и войны Морриган любит воплощаться в ворону, присутствуя при всех битвах, после которых пирует.Морриган похотлива, и пыталась соблазниить однажды героя Кухулина, который её отверг. Морриган после этого ему всячески мстила. С появлением христианства она, как и славянская Морана, из богини превратилась в ведьму или, вернее, в волшебницу — королеву фей Моргану. Та тоже имела более приятную ипостась — сестру Моргаузу, которая не владела никакими чарами, кроме женских. Моргауза родила от их брата Артура мальчика по имени Мордред (его имя стало частью заклинания в романе о Г. Поттере, написанного Дж. Роулинг), который и убил легендарного короля бриттов. По другой версии, они погибли оба, а по третьей — Моргана забрала раненного Артура на остров Авалон (тут вспоминается область Бельгии под названием Валлония, куда действительно мог бежать исторический прототип Артура) и исцелила его.
Змей Горыныч (изначально — Змей) тоже имеет хтоническое происхождение. Он, конечно, символизирует собой фаллос, мужскую силу, разрушение и зло вообще — в таком виде он и перекочевал из доисторических мифов в Ветхий Завет. Со временем Змей стал огнедышащим, и это связано с войнами, чьё разрушительное пламя пожирало доисторические народности одну за другой. В Великой Степи даже возникла культура, поднявшая Дракона на знамя — сарматы. Сарматы были этнически неоднородны, их союз включал племена индоевропейского, индоиранского, угро-финского и прототюркского происхождения. Объединяло кочевников, как всегда в таких случаях, нечто большее, нежели национальность — единый способ существования, которым была вечная война за право доминировать в степи. Они сдирали с противников кожу и использовали её в качестве попон — несомненно, слова «смерть» и «смрад»(от всадников и их лошадей, не знакомых с банями, исходил резкий запах)обязаны своим происхождением сарматам.Культура сарматов была в большой степени матриархальна (одно из их племён известно под именем амазонок)и, вероятно, они поклонялись убийству как процессу, а следовательно, их богиней была Морана-Марена, от чьего имени происходит слово «мор», ставшее, вероятно, основой названия их племенного союза.
Сарматы, поклонявшиеся Смерти, шли в бой под знаменем Змея, или Дракона. Бунчук, развевавшийся на ветру, в бою конных лучников имел огромное значение, так как позволял сохранять строй в ежесекундно меняющихся условиях, а также указывал направление и силу ветра. Последнее было возможно благодаря завыванию трубы в виде головы дракона, от которой сарматский бунчук и получил своё название — скорость встречного ветра, таким образом, была пропорциональна громкости звука.
Сарматы были союзниками германцев в войнах с Римом, в частности, в Маркоманских, которым посвящён фильм «Гладиатор» Р. Скотта (2000 г.), и победа в них, судя по договору 175 г., подписанного великим мудрым Марком Аврелием, была отнюдь не за римлянами. Зантик, царь язигов, одного из сильнейших сарматских племён, выдал около 100 тысяч римских военнопленных. Сарматы также предоставили римлянам 8 тысяч вспомогательной кавалерии, 5 тысяч из которой те направили в Британию. Одна из версий легенды о короле Артуре, экранизированная в 2004 г. А. Фукуа, базируется на предположении, что легендарный король бриттов был сарматом. На деле многое из описанного в фильме обстояло с точностью до наоборот — например, сарматы не были рекрутами, подчиняющимися жёсткой римской дисципллине(эти времена были в прошлом), а, фактически, являлись властью сами по себе. Формально подчиняясь Риму, они, как и остальные варвары, получившие согласно договору 175 г. право переходить границу вместе с семьями(что они и делали целыми племенами), повсюду узурпировали власть. Поначалу процессы были относительно управляемыми, и варвары кое-как исполняли взятые на себя обязанности федератов, однако с каждым поколением их численность росла, а поведение становилось всё наглее. Под видом заработной платы они просто вымогали у римлян дань, как, например, вождь готов Аларих, разграбивший в 410 г. Рим, или предводитель гуннов Аттила, опустошивший Западную Римскую империю несколько десятилетий спустя. В период, описываемый в фильме «Король Артур», сарматы, узурпировавшие власть в Британии, создали режим, имеющий много общего с феодальным. Легенды о Рыцарях Круглого стола позволяют говорить о наличии вассальных обязанностей и системе натуральных повинностей, однако они ещё не являются наследственными и жёстко иерархическими, как то было в период развитого феодализма. Лучше всего назвать Британию под пятой сарматов протофеодальной страной. Сам Артур был сыном Утера Пендрагона, или Утера-Главного Дракона, то есть вождя сарматов. Имя Артур у нас звучало бы как Яр-Тур, символизируя силу и отвагу. Сарматы делали свою броню не из железа, как римляне, а из чешуи, выделываемой из конских копыт, которую нашивали на кожаные одежды. Их композитные луки, обычно сделанные из рогов быка или тура, склеенные животным клеем и укреплённые жилами, по дальности выстрела существенно превосходили деревянные, применявшиеся в Европе. Вероятно, имя «Артур» подразумевало умение пользоваться этим страшным оружием и могло звучать как «Могучий Лук».
Сказки, дошедшие из глубины веков, конечно, являются деградировавшими под прессом христианства мифами, заменявшими доисторическим народам религию, право и науку. Сказочные персонажи, соответственно, имеют куда больше общего с историей, чем можно предположить… на первый взгляд.
Желаю Вам творческих успехов, Диана!
Действительно, есть две версии относительно происхождения образа Бабы-Яги. Одна относит этот персонаж к Праматери, то есть к рождению, другая — к Морене, к смерти. Под обе версии можно подвести солидную научную базу. Да и в сказках Баба-Яга очень разная — то она злая, то не очень, то вредит, то помогает. Персонаж весьма неоднозначный. Но факт — то, что у славянского язычества нет цельного и подробного единого источника, на который мы могли бы опереться, как те же скандинавы. Мы можем только реконструировать из тех фрагментов, которые остались. Поэтому знать наверняка невозможно. Но в данном конкретном случае нас интересует не историческая правда, а художественная. А художественная правда не зависит от точности исторических фактов. К тому же неоднозначность Бабы-Яги писателям только на руку — такой простор для фантазий!
19:08
Да, предыдущие герои были слегка маловаты
23:05
+1
Спасибо, как всегда, очень интересно. О книге Джозефа Кэмпбелла «Герой с тысячью лиц» раньше не знала, но уже пополнила ею свою книжную коллекцию. Насчёт женских архетипов, то книга «Бегущая с волками» Клариссы Пинколы Эстес стоит в мох планах на прочтение. Просто нужно выкроить время.

Наступление эпохи патриархата и оттеснение женского образа – сложная, дискуссионная тема. Сразу вспомнилась книга Дэна Брауна «Код да Винчи». И я, как представитель женского пола, согласна с вашим мнением, что в этом мы обязаны мужчинам. Они боялись и боятся сильных женщин, всячески пытаясь их подавить. Не зря же говорят, что именно женщина – «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». На мой взгляд, если Баба-Яга была ведуньей, разбиралась в травах, можно предположить, что она была вегетарианкой :)

А вот Кощей Бессмертный, как сказочный образ, мне никогда не нравился. Он вечно отсиживается, прячется то за Змеем Горынычем, то за Бабой-Ягой, и сам на сражение не выходит. Чтобы до него добраться, герой должен искать Тридевятое царство, а потом ещё и Кощееву иглу, гоняясь за уткой и зайцем. Да уж, типичный мужской персонаж современности :)

Если говорить о волшебных существах, то без них практически не обходится ни одна сказка. Это русалки, гномы, водяные лешие и т.п. Они могут модернизироваться и видоизменяться авторами, но читатели всегда их узнают.

Проанализировав волшебные предметы, хочу процитировать Владимира Яковлевича Проппа «Исторические корни Волшебной Сказки». «Число волшебных предметов в сказке так велико, что описательное рассмотрение их не приведет ни к каким результатам. Нет, кажется, такого предмета, который не мог бы фигурировать как предмет волшебный. Тут различные предметы одежды (шапка, рубашка, сапоги, пояс) и украшения (кольцо, шпильки), орудия и оружие (меч, дубина, клюка, лук, ружье, кнут, палка, тросточка), всякого рода сумки, мешки, кошельки, сосуды (бочки), части тела животных (волосы, перья, зубы, голова, сердце, яйца), музыкальные инструменты (свистки, рожки, гусли, скрипка), различные предметы обихода (огниво, кремень, полотенца, щетки, ковры, клубочки, зеркала, книги, карты), напитки (вода, зелье), плоды и ягоды. Сколько бы мы ни классифицировали и ни перечисляли их, этот перечень не дает ключа к их пониманию».

Ярким примером природных сил может служить сказка А.С. Пушкина «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях». Здесь главному герою – королевичу Елисею помогает солнце, месяц и ветер. Герой обращается к силам природы с трепетом и уважением: «Свет наш солнышко!» «Месяц, месяц, мой дружок, Позолоченный рожок!» «Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч». В детстве мне нравились эти обращения, знала их наизусть.
Мне Кощей тоже не симпатичен, но без него было бы как-то скучновато. Нам в сказка любые фрики нужны:)
Что касается предметов и природных сил, то я имела в виду именно героев, хоть и не главных. Например, удавка Корвина — Фракир из «Девяти принцев Амбера». Этот артефакт чует опасность и в какой-то момент даже обретает речь. А если брать силы природы, то в некоторых историях действуют элементали, которые ведут себя разумно. Конечно, в народных сказках этого нет. Но в авторских-то можно себе позволить такое безобразие:)
02:10
Если именно герои-предметы, то нужно подумать. Пока что вспомнила «Магическую книгу» Нэз и Лана Светлые. Там главным героям Вики-Тики помогает именно книга, которая также выступает самостоятельным персонажей. Пожалуй, в «Бесконечной истории» Михаэля Энде волшебная книга, перенесшая Бастиана в страну Фантазию, — представитель героя-предмета.
И ещё, на мой взгляд, монеты Аликс из сказки «Элизиум. Аликс и монеты» тоже являются героями-предметами. Хотя я могу и ошибаться.
А насчёт природных сил вы меня немного запутали. Разве солнце, месяц и ветер из сказки А.С. Пушкина «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях» не ведут себя разумно? Мне кажется, они хоть и проходные персонажи, но отождествляются с живыми существами. Если я не права, приведите, пожалуйста, свои примеры. Не хочется остаться недопонятой :)
Про силы природы вы все правильно написали, прошу прощения, если запутала, у меня не было такого намерения:) Я лишь добавила про элементали.
21:27
Теперь всё ясно. Прямо сразу распуталась :)
04:54
+1
Как всегда очень интересно!)) А я вот вспомнила сказку, где Баба Яга и Кощей предстоят в абсолютно новых образах, отличающихся от обычных. Называется: «А чего вы хотели от Бабы Яги». Правда, это скорее сказка для взрослых, но с юмором.
Не читала, но предполагаю, что весьма забавно:)