Группа №2 - Совместное произведение

Группа №2 - Совместное произведение
Сергей Толмачёв - пишущий автор, в активе которого 7 романов в разных жанрах - приглашает начинающих авторов к совместной литературной деятельности по написанию произведения.
Для данного мероприятия создана Группа №(закрыто).
На практике автор поделится своим опытом и поможет новичкам обрести силы и уверенность в современном литературном процессе.
Ни для кого не секрет, что современная литература переживает глубокий кризис, схожий с мировым финансовым. Издательства не берутся за заведомо сложные и скандальные проекты, не ищут новые таланты и не рассматривают рукописи, которые присылают начинающие писатели.
Издательства скованы цензурой, ангажированы и обслуживают интересы конкретных людей. Но самое ужасное, что они жертвуют качеством во имя сиюминутной наживы, и как следствие, современная отечественная литература убога, и оказывает на читателя пагубное влияние, не учит ничему хорошему, развращает и растляет.
Для Сергея главное, чтобы коллектив был с огоньком и хотел довести дело до конца: Попробуем написать хит!
Действия заинтересовавшихся участников:
Всем, кто желает попасть в коллектив для написания совместного произведения, необходимо под данной публикацией оставить комментарий, в котором указать интересуемый жанр и тему произведения; предложения и пожелания к творческому процессу (если имеются).
После обсуждений, принятия решения и определения количества участников будет сформирована и открыта для деятельности Группа №(закрыто).

Ждём ваших сообщений!

20:48
19:17
Для меня самый интересный жанр — фантастика, которая даёт нам огромный простор для фантазии. И этот жанр включает материалы, которые можно найти повсюду на нашей загадочной планете: мегалиты, пирамиды, подземелья, рисунки на пшеничных полях и многое другое.
А тема — наше счастливое будущее или как обустроить наше настоящее.
Пожелания — одна глава от одного члена команды.
Мои любимые жанры: фентези, фантастика, приключения. Мне сложно представить, каково это: создавать мир не в одиночку, а компанией. Но думаю это может стать интересным опытом для меня и всех участников процесса. Может быть… Развить тему третьей мировой — актуально сейчас или постапокалипсиса после неё. Возможно мы вместе придумаем мир. Главных героев может быть несколько и их сюжетные линии и будут писать разные люди. Ну и судьбы героев будут переплетаются всячески. Что-то похожее происходит с героями в Песни Льда и Пламени.
22:12
А это интересно. У каждого героя — свой характер, и хорошо, если каждый автор проявит характер «своего» героя как можно более ярко, и несхоже с другими героями. Очень часто в книгах попадаются «никакие» герои, которым не хватает изюминки, чего-то, что выделило бы их, заставило запомнить, полюбить, или даже подражать в чем-то.
Правда, что делать, когда все герои встретятся? Кто опишет их всех так, чтобы учесть стиль и характер каждого? Мне это кажется очень сложным, наверное, потому что я не писатель, а только учусь)
И я только учусь… Но вдруг когда мы дойдем до их встречи, мы уже чему то научимся настолько, что будем знать, что делать? ))))
22:31
Действительно, ведь начало — это уже половина дела) Я бы очень хотела поработать в соавторстве с кем-то, только желательно со схожими вкусами в жанрах, иначе, наверное, роман будет больше похож на борьбу, чем на совместный труд. Для меня, хотя бы, это будет точной гарантией, что собственная писанина не наскучит мне раньше, чем я ее закончу)
Меня больше привлекает повседневная жизнь маленьких людей с их радостями, бедами, подлостями, конкуренцией в жизненных ситуациях. Согласен с тем, что каждому участнику группы нужно поручить написание отдельной главы.
Хочу! Опыт в соавторстве есть приличный (ФРПГ), в литературном стиле легко подстраиваюсь под ведущего, но могу и сама вести. Я сюжетник, предпочитаю выстраивать логические многоходовые планы, опирающиеся на интригу в самом сюжете с неожиданными поворотами.

Нравятся жанры: фэнтези, фантастика, приключения, повседневность, мистика, психологические триллеры. Люблю истории про попаданцев в иные миры и прочие альтернативы.

В большой команде могу предложить каждому человеку вести одного или нескольких персонажей, чтобы всем было легче соблюдать каноны и выдерживать характеры придуманных героев, да и интереснее так всем будет, как в тех же ролевых играх.

Касательно темы будущей истории для меня пока не принципиально, но идеи генерировать не проблема при необходимости. Есть несколько продуманных любопытных сюжетов, не получивших пока свою жизнь. Один из них, как минимум, легко подстроить под почти неограниченное количество участников и их характеры. Но о нём напишу, если возьмёте в группу.)
Добрый день Всем! Рад, что есть желающие попробовать сделать совместный проект. Кстати, о фантастике, фэнтези и жизни маленьких людей. В данный момент работаю над романом, в котором хочу положить начало отчественной супергеройской вселенной (на подобии марвел( Marvel) и с прицелом на экранизацию). Так что фантастика, фэнтези и боевик — мои жанры. Впрочем, это что касаемо личного, что же касаемо совместного… хочу понять у кого какой уровень, кому интересно коллективное творчество, кто его себе как представляет и кому что в конечном итоге хотелеось бы получить !?
Коллективное творчество… Это не просто сесть и написать рассказик с кем-то вместе. И это не быстро. Это серьёзно.

При совместном творчестве нужен кто-то один, кто будет направлять других в нужную сторону по сюжету, давать подсказки, как поступить героям, если возникнут трудности, описывать общее направление, так сказать, план действий для всех и каждого в отдельности, чтобы не было истории «кто в лес, кто по дрова, а кто под кустик решил присесть». Ведущий нужен и непосредственный корректор событий. Тот, у кого будет весь план действий и чёткое представление, к чему мы все идём, как идём, почему не летим, и чем всё должно закончиться.
Остальные — актёры, смотрящие на суфлёра, играют свою роль, как им и положено.
Ведущий при этом, с учётом изменяющихся событий, отталкиваясь от идей «актёров» корректирует либо сам сюжет (если предложенная актёром идея подходит под каноны мира и интересна для развития) либо описанное актёром подгоняет в приемлемые рамки.
По окончанию данного спектакля тот же ведущий собирает уже готовый материал воедино.
Всё, книга готова.

Ах, да. Опыт подсказывает, что в роль ведущего входят ещё и обязанности «пинать» актёров, дабы они играли и не халявничали.) Так что прежде, чем браться за совместное творчество, стоит учитывать некоторые условия, такие как: не только желание, но и свободное время, возможность отписывать в определённый срок времени определённое количество текста, состояние реальной жизни на время написания, ибо бывает и так, что люди «уходят в реал» и пропадают… А роли-то их остаются. В общем, достаточно много условностей. Но это уже давно рабочая и проверенная годами практика.

Можно, конечно, взять и другой вариант творчества, хотя, другой вариант я пока себе плохо представляю на выходе с учётом разного стиля письма соавторов.
Да все так, но задача не столько в создании коллажа из авторских мыслей разных людей, сколько в игровой манере понять сильные и слабые стороны того или иного автора и помочь ему раскрыться в полной мере!
Сильные и слабые стороны, как мне кажется, можно понять только прочитав творение автора, либо в процессе работы.
22:44
Очень хочу попробовать поработать в соавторстве. Жанры: фантастика, фэнтези, приключения. Хочу создать живых, интересных героев, и принадлежать особенному, неизведанному миру, в который захочется возвращаться снова и снова. Даже если этот мир — наша обыкновенная жизнь, но даже в ней можно найти (создать) такой уголок, и таких людей, с которыми не захочется расставаться.
Доброго всем вечера!

Очень рад, что «тема — ожила». Согласен, во многом, с Инной. Особенно в части «надолго и серьёзно». Позвольте и мне высказать некоторые соображения по данному поводу.

Что пишем? Назовем это «роман» или «романчик» — такое себе местное «НаНоРиМо» тысяч на 50 слов, только без ограничения по времени. Точнее, не ограниченное, как у них 30 днями. Конечный срок, разумеется, должен быть обозначен.

Жанр. Предлагаю остановиться на фэнтези с дальнейшим уточнением поджанра или категории по ходу дела. Как мне кажется, в фэнтезийном антураже (мире, сеттинге) легче будет обжиться совершенно незнакомым людям, т.е. нам, будущим потенциальным «соавторам». А «рабочую тональность» задаст или определит большинство (путем известных демократических процедур типа голосования, которое, кстати, администрация может организовать) или железная воля руководителя-модератора (лидера, мастера).

Учитывая похвально желание Сергея «понять сильные и слабые стороны того или иного автора, и помочь ему раскрыться в полной мере» необходимо сразу же определиться: мы пишем одно произведение в режиме «кооперации» или каждый пишет свой вариант на «заданную тему» под чутким руководством Лидера и под перекрестной критикой «коллег по несчастью».

«Кооперативный» вариант должен иметь ограниченное и не очень большое число участников, где-то в районе 10 — типовой лимит управляемости. Хотя и тут могут быть варианты. Одно дело, если пойти по пути, предлагаемом Инной, т.е. каждому участнику выделить набор «своих» персонажей (проблема: ограниченное количество «актеров», особенно первого плана), другое — каждому по главе, с последующим дораспределением (проблема: рваный, во всех смыслах текст, который потребует последующей кропотливой доводки всех составляющих). И, наконец, вариант «по сценам» (проблема: к началу работы необходимо иметь структурированный до этих самых сцен план произведения)

Количество «одиночек» определяет Лидер (руководитель) группы: сколько потянет. Кроме того, «одиночный» вариант будет однозначно продолжительнее (для Лидера, так как длительность обычно определяется по самому «медленному» участнику).

Я бы предложил остановиться на «кооперативном» варианте прохождения данного квеста, где есть потенциальная возможность ускорения процесса за счет правильного распределения ролей и некоторого распараллеливания работ.

В качестве варианта «ускоренного старта» можно написать наш «роман» в виде «новеллизации» чего-либо, например: компьютерной игры или аниме. Понимаю, тема, как говорится, не однозначная. Но, положа руку на сердце, что мы хотим иметь в итоге? Читабельный законченный текст «романного» размера и формы. Так ведь? Или сразу «нетленку»?

Тут, рядышком, в литературной лаборатории, я кое-что уже написал по данному поводу. Загляните, если будет время и желание. Возможно, вы найдете там что-нибудь полезное и/или применимое для обсуждаемой здесь задачи.

Надеюсь на продолжение дискуссии.
Артём, «Одно дело, если пойти по пути, предлагаемом Инной, т.е. каждому участнику выделить набор «своих» персонажей (проблема: ограниченное количество «актеров», особенно первого плана)» — к этим словам дам ответ.

В случае, когда идёт ограниченное количество актёров и главных ролей — здесь можно делать акцент как раз на тех людях, которые хотят участия, но по каким-то жизненным обстоятельствам не могут уделять творчеству достаточно много времени. То есть, если у человека мало времени, он играет короткую, одиночную и временную роль. Затем, в другой период времени, он может отыграть уже и другую второстепенную роль, такую же одиночную. А те, у кого этого самого времени много — могут продолжать писать не останавливаясь и не делая запинки, ведя главных героев дальше, взаимодействуя с теми, кто на данный момент «в сети». Как вариант. Как и в жизни. Люди встречаются, люди расстаются, люди теряются.
Понимаю.
Но, как мне кажется, то, о чем вы говорите, абсолютно справедливо по отношению к открытой группе на форуме: там, обычно, всегда есть внешняя подпитка «интересантами».

Здесь же группа будет, очевидно, ограниченной по числу участников и закрытой. В случае «ранения» одного бойца, остальным придется либо тащить его (часть работы) на своих плечах, либо вызывать подмогу. Вопрос «надежности» тут становится чуть ли не первостепенным. Может поэтому мы знаем довольно много успешных авторских дуэтов. А вот больше… На ум приходит только «Пентакль», кажется так вещь называется, там Пехов с супругой «играл» и еще кто-то, всего человек пять. В этой связи я бы даже сказал, что соавторство, это некий «брак по расчету», независимо от числа участников :)
Почему нужно всё усложнять? Группа называется «Совместное произведение», вот и давайте писать его. Как? Я считаю, что каждому участнику данного проекта нужно дать задание написать отдельную главу будущего шедевра с последующей корректировкой им же самим по итогам замечаний. Для определения сильных и слабых сторон можно устроить конкурс уже имеющихся работ, которые нужно прислать в группу, или дать задание на написание маленького рассказика на заданную тему.
В случае «потери бойца» его задание передать самому стабильному участнику.
Как сказал Барак Обама на одной из пресс конференций,- Ёу ёу! Давайте сначала определимся с целью сего действа. Как человек, который пишет уже более 10 лет, могу сказать несколько вещей. 1. Любой уважающий себя Автор эгоист и нарцисс и это хорошо, ведь настоящий автор должен считать себя лучшим и несправедливо недооцененным.А если так, то он не станет делиться с окружающими своими самыми-самыми идеями, так что, чтобы он не делал в коллективе — это не будет выкладкой на 100% 2. Любой начинающий автор склонен совершать множество ошибок новичка, и во многом именно это и мешает хорошим историям стать бестселлерами — их просто никто не может дочитать до конца, так как читать сложно, муторно и не интересно. 3. Коллективное творчество хорошо, как обмен мнениями относительно творчества друг-друга( если оно честное), что в свою очередь помогает избавиться от ошибок из второго пункта.
Подытожив же, уверен, что у всех много идей для написания своих собственных историй, и помощники им в этом деле не нужны, ибо, истории все равно останутся собственными, и никому не захочется, чтобы кто-то посторонний куражился над их персонажами. Наша же цель сделать так, чтобы все литературные идеи и задумки, в случае, если они все еще не реализованы, были — реализованы!
Поэтому, как «типа» куратор группы 2 предлагаю попробовать поучиться друг у друга в, этакой, игровой форме, и думаю начать с того, что каждый выскажет свое мнение относительно того, с чего начинается написание истории(романа, рассказа)? Какие этапы? Подготовка? Ну и так далее…
Мы с женой пишем рассказы. Вдохновителем и автором сюжетов в основном является она. Желание написать возникает спонтанно, а толчком к этому может быть любое событие, происшедшее на наших или на её глазах. Материал собирался почти всю жизнь. Записывались интересные жизненные сценки, высказывания, цитаты из книг. Затем она пишет черновик, а потом мы вместе доводим его до «съедобного блюда». Это что касается рассказов.
Относительно написания повести или романа попробую высказать своё видение. Конечно должен быть заинтересовавший тебя сюжет или тема. Следующий этап — сбор материала, и только после этого нужно создать макет задуманного произведения — предисловие, количество частей, глав, послесловие. В процессе работы могут возникнуть новые мысли, другое видение описываемых событий, нехватка материала и т.д. но это уже творческий процесс.
Комментарий удален
Комментарий удален
Прежде чем начать, давайте выясним у кого какой уровень и стиль, дабы произведение не было рваным. Хочу дать всем задание написать четыре небольшие сцены! Вводные одинаковые. Комната, в ней мужчина и женщина, они сидят друг на против друга в креслах, между ними журнальный столик, на нем стоят два бокала. Начало одинаковое — они смтрят друг на дурга, а далее… следует то или иное развитие событий
сцена 1.ссора
сцена 2.любовная
сцена 3.мистическая или хорор
4. динамическая — погоня
А написать, это куда?
Вариант 1. Как-то так:
***
Игорь тоскливо взглянул на почти пустой бокал, но добавить себе вина, из стоящей рядом бутылки, не отважился, опасаясь, как бы из суфлерской будки, которая давно и прочно угнездилась на задворках его сознания, не выскочила вдруг его бывшая с дежурным наставлением: неприлично, мол, доливать, если еще не допито, стерва. Картинка была столь явственной, что он не выдержал и улыбнулся.
— Улыбаемся? А я вот не вижу для подобных ухмылок ни малейшего повода, — сидящая в кресле напротив женщина капризно надула и без того пухлые губки, не забыв демонстративно одернуть край юбки.
— Галчонок, ты все неправильно поняла… — начал, было, он.
— Я сколько раз просила так меня не называть. То, что у меня темные волосы, и то что меня зовут Гульшат, и то что я маленькая, вовсе не значит… — и без того с трудом сдерживаемые слезы брызнули из глаз, смывая тушь с ресниц, и растекаясь по щекам. Она закрыла лицо руками и всхлипнула, отворачиваясь.

Понимая, что им снова пытаются манипулировать, Игорь все равно чувствовал себя отъявленным негодяем и подлецом. Впрочем, это была его обычная реакция на женские слезы. Да, он мог бы броситься к ней или просто подойти, обнять, утешить… Но что это изменит? Доводы рассудка не способны заполнить пустоту сердца.

Он молча поднялся, взял свой бокал, бутылку и отошел к окну, за которым, сквозь морозные кружева наледи и пока еще редкие хлопья зарождающейся метели, хорошо была видна башня Сююмбике в праздничном освещении. — А что, вполне себе выход, — подумал он, делая приличный глоток прямо из горлышка: видимо, чтобы не тревожить призраков прошлого…
Вариант 3. О, ужас!
***
Западный ветер с остервенением бросал в окно потоки дождя, смешанные с опавшими листьями и прочим мелким мусором. Начавшаяся с самого утра буря, похоже, только входила во вкус.

Ногти, несколько большей длины, чем обычно позволяют себе приличные барышни, с металлическим звуком мерно постукивали по ножке пустого бокала, пробуждая у Сержио незапланированный приступ зубной боли.

Несмотря на напускную браваду, чувствовал он себя, определенно, не в своей тарелке. Во-первых, потому что, на самом деле его звали Сергеем. Во-вторых, женщина, или кем там она являлась на самом деле, очевидно, это тоже знала. Как знала она наверняка и много другое, о чем он, будучи в здравом уме и трезвом рассудке предпочитал не вспоминать. И, наконец, ключ от запертого номера, точнее — половинка, поблескивающая на донышке его бокала, прозрачно намекала, что дверь отсюда просто так не откроется. Если откроется вообще.

— Ээ… Простите, как вы сказали, вас зовут? — спросил он лишь бы разрушить тишину, которая становилась слишком уж невыносимой.
— Зовут? Меня? А разве я что-то говорила? — Существо, сидящее напротив, вполне можно было бы принять за миловидную молодую женщину, если бы не золотистый цвет кожи, лучистые янтарные глаза и хвост, гуляющий как бы сам по себе. Правда, заканчивался он не пушистой кисточкой, что было бы даже забавно, а убийственно острым стилетоподобным наростом.

Приглашая к себе в номер смешливую, и, как ему показалось, вполне созревшую для плотских утех, провинциалочку, Сержио никак не ожидал от нее такого фортеля: едва зайдя в помещение она словно взорвалась, разбросав вокруг клочья одежды или того что на ней было одето, играючи швырнула его — вполне здорового мужика — в кресло, так, что оно остановилось только упершись в стенку, ударом ноги захлопнула дверь, а кончиком хвоста повернула ключ в замочной скважине, сломав его при этом.

Теперь же эта обнаженная красотка, сидящая в кресле напротив, не только не возбуждала Сергея, но напротив, вызывала нестерпимое желание съежится, сжаться, а лучше вообще исчезнуть куда-нибудь, как это уже сделала та его часть, потакание которой, видимо, и привело к такому вот неожиданному повороту дел.

— Зовут, говоришь? — промурлыкало существо, продолжая при этом осматривать комнату, как будто бы там, кроме обычной гостиничной обстановки было еще что-то ценное и интересное. Возможно, и было: кто знает, что оно там видело? Может бывших жильцов, чью-то смерть, любовь, банальное соитие? — Может быть Гелла? Ах, нет! Лучше — Сюзанна, подойдет?
Сергей, немного придя в себя, набрался смелости, и даже подвинул кресло поближе к журнальному столику: не сколько, чтобы приблизиться к своей гостье (кто только у кого теперь гостит?), столько чтобы иметь возможность, в случае чего, дотянуться до бутылки шампанского.
— А вот, вспомнила — Татьяна. Да. Танюха. Точно. Помнишь, ту малолетку, которую ты изнасиловал по пьянке?
Тело Сергея конвульсивно дернулось, словно по нему пропустили приличный разряд тока. Затем еще раз, сильнее, так, что он прикусил нижнюю губу, а по подбородку скатилась капелька крови.
— О. Вижу. Вспомнил.
— Кто ты такая, и какого хрена тебе от меня нужно? — на грани истерики прохрипел Сергей, пытаясь подняться, но какая-то сила прочно удерживала его на месте.
— А помнишь, у той дурочки, была подружка. Уродливая такая? Она же потом на тебя и настучала в милицию, помнишь? А потом ты умудрился как-то замять дело, отделавшись двумя неделями гауптвахты?
— И что, даже если и так? Суда небыло. Изнасилования никакого небыло. Кто же мог подумать, что девственница будет так себя вести. А потом уже поздно было.
— Потом — нет. Сейчас — да.
— Ты это о чем?
— Понимаешь, та страхолюдина, подружка которая, она, как бы это сказать, не совсем простая девушка из не совсем простой семьи. И вся твоя проблема в том, что она положила на тебя глаз еще тогда, при самой первой встрече. А ты ее проигнорировал: сначала предпочел более смазливую подружку, а потом просто отшил, когда она тебе намекала, помнишь — твоя любовь в обмен на свободу?
— Да, блин, когда это было? Я что, всех своих любовниц и шлюх, с которыми переспал, должен помнить?
— Не волнуйся ты так. От тебя уже все равно ничего не зависит. Как я сказала, эта непростая девушка не просто оказалась злопамятной, но еще и смогла призвать меня. Правда, удалось ей это только сейчас. Но это неважно. Дело есть дело.
— Не понял. Ты, типа, мне угрожаешь?
— Успокойся дурачок. Выглядишь ты вполне привлекательно, и я бы даже позабавилась с тобой напоследок, не будь у тебя в голове, сколько мусора и грязи. И, к сожалению, у меня совсем мало времени. Поэтому, всего лишь один поцелуй…
— Какого… — но договорить Сергей не успел: хвост стремительной петлей обвился вокруг шеи и дернул его так, что послышался отчетливый хруст ломаемых позвонков. Лицо незнакомки оказалось совсем рядом, он даже ощутил ее обжигающее дыхание на своей коже. Искрящиеся глаза смотрели на него внимательно и даже с некоторым сожалением. Затем он почувствовал, как по губам скользнул ее язык, слизывая все еще сочащуюся кровь. Волна блаженства, зародившись где-то в самом низу, прокатилась по спине горячей волной, выгнув позвоночник в последнем экстазе.

Мелкие осколки стекла еще сыпались на пол, а его тело уже летело в вечность, омываемое потоками ливня. Наконец-то я свободен, — мелькнула последняя мысль в угасающем сознании Сергея, так и не ставшего Сержио. И дневной свет померк.

— Дело сделано. Я свободен? — произнес суккуб, глядя куда-то в потолок. Вспыхнувшая на полу пентаграмма, видимо, послужила утвердительным ответом. Допив шампанское прямо из бутылки, существо шагнуло в портал.
Вариант 4. Динамика она же погоня.
***
Текст на Перемене ~
shkola-avtorov.ru/peremena/4-opasnaja-krasota.html
Сама же история, над которой мы будем рабоать, а она у меня в голове уже есть, пусть она будет начинаться с флэшфорварда, где герои событий( те, кто их пережил) будут общаться с кем-то(полицейский, криминалист, психолог или еще кто-то, решим) и, как бы рассказывать свое видение произошедшего от первого лица. Так же, он должен будет стремиться присвоить все лавры себе и скинуть с себя возможную вину. Таким образом, у нас будет появляться несколько одинаковых — разных историй об одном и том же. Ну, а с учетом конструкции произведения, получится неплохой триллер-детектив. ( думаю, что на первом этапе это будет хорошо, так как, таким образом мы сможем вести работу независимо друг от друга )
Сергей, а размер текста какой? Ворд-два-десять?
Минимум текста. Задача ведь не в том, чтобы написать что-то, а в том, чтобы понять, что автор может вложит в эти строки! Как он передает эмоции! Как видит экспозицию ну и так далее…
А я тутачки выложила — shkola-avtorov.ru/peremena/3-lyubov-vampira.html — а то букав многа получилось…
О как. И я так же сделаю :)
Комментарий удален
Комментарий удален
Очень хорошо. Итак, начнем с Артема. 1. Очень бросается в глаза то, что первое и последующие истории разительно отличаются так, словно их писали разные люди. Люди с разным уровнем и даже, я бы сказал, что вторые два — писала женщина. Но если все эти три истории Ваши — это даже хорошо, так как вам удалось неплохо передать женские эмоции, в особенности, в истории с побегом.
2. В первой истории плохо всё! Начиная от отсутствия заявочного плана, заканчивая построением предложений. Они длинные, перегружены ненужными деталами и неправильно построены. Подлежащее стоит в них на последнем месте и пока до него дойдешь — смысл теряется. Диалоги пустые. События, ради событий( как-то… зачем она одернула край юбки) — ссора не раскрыта — плохо!
История номер два — хороша! Заявочный план, антураж и всё прочее, правда не совсем раскрыт характер Сержа, ибо, судя по всему, он либо трус, либо слишком храбр, но так или иначе, его действия не вяжутся ни с одним, ни с другим психопортретом, так как он и договориться не хотел и защититься не пытался. Непонятно также зачем она разделась вообще? Читая это, видел обиженную женщину, которая мечтала стать сукубом и изнасиловать своего бывшего до смерти. И именно поэтому, все свелось к банальному кайфу от его смерти, и совсем неважно было то, о чём он думал глядя на нее.

Сцена три — она же бегство. Хорошо! Даже понравилось. Вопрос лишь к времени, так как оно тянулось слишком медленно — ну не могла она выиграть такую фору, ушибив коленку. Так же непонятно почему она начала убегать?! В остальном — очень хорошо, даже очень!
Спасибо. Все мое. Написано не далее как вчера и частично сегодня. Буду смотреть, может даже перепишу «ссору».
Серж просто тупой и наглый. Привык брать все нахрапом. А тут он не врубился, куда попал. Хотя к бутылке с шампанским от подвинулся явно не для того, что бы ее пить.
Суккубы не раздеваются. Суккубы превращаются — либо строят иллюзии, либо, буквально — влазят в чью-то шкуру. Которая, разумеется, при очередной трансформации, того, бздынь!
Обиженная женщина была девственницей и дурнушкой. Она влюбилась в Сергея с первого взгляда. Но тот ее отверг. Еще бы, такой «красавец мужчина». А была эта дуршнушка из семейства потомственных ведьм. Вот и заклинило ее на мести — мол, а не доставайся же ты никому. Оставаясь, скорее всего девственницей, она многие годы потратила на освоение вызова духов из Откуда-то-Там. И как только смогла вытащить кого-то более или менее подходящего, заключила с ним сделку. Знаете же как с демонами. Потусторонняя сущность оказалась настоящим суккубом, это женский вид любвеобильных демонов. Они питаются страстями, похотью и, в конечном итоге, душами. Поцелуй суккуба (инкуба — мужской вариант) гарантированная смерть для большинства человеков. Да и не только человеков. Суккуб просто выполнила свою часть сделки: зацеловала до смерти обидчкика свего временного Мастера. И да, ее он интересовал как «объект». А он еще и «грязный» оказался, ментально. Не стала мараться.

Возможно. Немного со временем перемудрил. Но: она вего лишь упала и ушибла коленку, а ему она скоерее всего повредила коленную чашечку. А это оччень больно. Он ведь практически полз по коридору. Да и глазки ему пощипывало.
Лайза не убийца. Точнее — это не ее основная специализаци. Она — агент под прикрытием. В данном случае в виде какого-нибудь ВИП-экскорта. Задача — полусоблазнить, усыпить, вызывть бригаду. В случае неудачи сваливать. И только в экстремальной обстановке действовать по обстановке. Во она и действовала: сначала решила просто вычкочить из комнаты, но входная дверь, на замке; на кухню — там псина; назад — к другим комнатам — в коридоре уже гад с ножичком. Дальше ванная. Тупик. Экстрим.
Как-то так.
И вот вопрос, а откуда читатель знает, что подразумевает автор, когда что-то пишет. А ответ — он не знает и не обязан знать! Он хочет читать и верить в то, что он читает. Разделась, значит неспроста. Раз зашла речь о том, что кто-то кого-то когда-то и, дело запахло керосином, то мысли Сержа должны были бы вспыхнуть ярким сигнальным факелом, мол… — ай яй яй, походу она с меня сейчас шкуру спускать будет, надо бежать ..., а он как-то и не «рыб» и не «мяс» и даже не положил на ее озорной хвостик свой отвязный мужской глаз!
Нет! Сцена погони была хорошей! Кино прием с сумкой понравился! Каблук и попутные мысли! Все было хорошо! И не беда, что неправдоподобно. В этой сценке основной минус — отсутствие заявочного плана, поясняющего то, что послужило причиной последующих событий.
Теперь по поводу работы Антона.
1. Сцена очень понравилась. В ней было все, в том числе и характер людей. Я верил и видел все, как если бы подсматривал за ссорой через замочную скважину. Жена молодец — походу, рыба по знаку зодиака! Одна претензия — сцена не может начинаться так — необходим заявочный план! Типа, они стояли друг напротив друга, она смотрела не него с ироничной усмешкой, а он сдерживал гнев, но взгляд ее был слишком уж провокационным, так что парня понесло.
Остальные два эпизода — ни о чем! Пусты, скучны, не несут никакого смысла, бросил читать на десятой строчке, так как не заинтриговали совсем.
Инна! Прочел — напомнило аниме в жанре сёдзё-ай — для тех, кто не в курсе — это японские мультики о влюбленных девушках.
Итак! Текста много, событий вроде как тоже, но почему-то не создается общей линии! Есть ощущение, что автор перебрасывает из одного места в другое, где происходят параллельные события (кино прием, но в книге его сложно воссоздать). И усиливает это ощущение обилие персонажей, которые называются то — по имени, то — по статусу, то — просто мужчина или женщина! Еще есть одна фишечка — это длинные предложения, перегруженные причаст. и дееприч. оборотами. Одно из них начинается со слов: — Люсиль мотнула головой… — такие предложения следует делить на несколько. (Вампиры созданы, чтобы убивать. Любовь? Счастье? Они не могут даже мечтать об этом. Злость? Ненависть? О, да… Этого у бессмертных через край), к примеру!
Очень понравилась сцена насилия. Чувствуется, что автор тащился, когда описывал это.

В итоге! Обо всех работах. У каждого автора есть удачные отрывки, но они разительно отличаются от написанных ими же — не очень удачных. Отличия в подборе и окраске слов! В паузах, которые сами собой напрашиваются после той или иной реплики! В том, что воображение рисует персонажа в мыслях и т.д. и т.п., чего об неудачных сказать нельзя. С неудачными все просто! Читаешь и не веришь. Читаешь и думаешь — сразу видно — любитель! Читаешь и думаешь — почему он так делает, почему написал именно так и, вообще…
Но вопрос в том, а почему один и тот же автор пишет по сути одну и ту же сцену по-разному? Почему спираль интриги то накаляется, то остывает?!
Кто что думает об этом ?! Ммм?!
Если о написанном, то личное отношение к изображаемым событиям. Например, первые две сцены имеют некоторую опору на реальность и реальных персонажей. Отсюда — элемент «предвзятсти». Погоня — чистый фан. Получается что реальность тормозит? Долой ее и даешь безбрежные просторы голактики, так что ли?
Если «вообсче», — то так ведь и должно быть: эскпозиция — акция — реакция — переосмысление- опять акция -реакция. И все это применитльно к отдельным сценам и эпизодам. А сверху сюжетные линии отдельных герое со своими кульминациями и катарсисами.
Альтернатива? Сплошное повышение. Но это почти как с лягушкой — если бросить ее в кипяток (кризис) она выскочит, по крайней мере — будет пытаться. А если бросить в холодную и медленно, но постепенно нагревать — лягушка сварится — ибо такой постоянно повышательный градиент для нее не заметен. Если не ответил, просьба уточнить вопрос.
Комментарий удален
Комментарий удален
Сергей, я больше люблю сёнен-ай, если говорить об аниме.) А сёдзе вообще не смотрю.) Ну да оно и понятно, кто-что смотрит.) Хотя, если брать ваш намёк, то вы же сами просили показать эмоции. Я их и показала.)
Переброска событий была изначально задумана именно так, события были не параллельны, а последовательны. Было пропущено время и некоторые события вписаны частью воспоминаний. Такой себе нежданчик по сюжету, интрига. Мне подобное нравится, хоть и не является камнем преткновения. Задачи вести всё одной линией вроде бы не стояло.
Насчёт наименования персонажей… а как их звать? Постоянно по имени? Глаза замозолит и оскомину набьёт. Нет? Подскажите, как называть лучше?
С предложениями понятно. Стиль под маску. Эм… А вот по поводу насилия вы не правы, я его там даже не описывала толком… О цензуре подумала.)

А по поводу сцены — может быть потому, что события в этой сцене обычно разные? И интрига, как таковая, она же женщина, женщины переменчивы в своём настроении.
То-то мне Джэрад напомнил персонажа из «Предательство знает мое имя»…, как бы там ни было, автор пишет книгу в первую очередь для читателя и, поэтому, чтение должно быть простым и понятным. Нагромождение прилагательных и изящных оборотов — это отличительная черта новичков, которые хотят показать то, что они тоже могут закрутить… Но зачастую, это произведению не на пользу. Сам знаю, сам этим грешил поначалу! Что же по поводу имен, в диалоге двоих не стоит подчеркивать кто кому ответил — это и так понятно. Ну, если без этого нельзя обойтись, то лучше — по имени. Или можно вот как — … реплика, — прозвучало в ответ с иронией и усмешкой, бровь его при этом иронично подернулась, а клык блеснул, как алмаз… ( ну так, навскидку)
Джэдлер.) А я вот путаюсь, если идёт непонятное перечисление диалогов. На пятой строке вообще теряюсь кто-кому что сказал. И после подсчётов первый-второй зачастую выясняется, что текст воспринялся вообще перепутанно и реплики второго воспринялись как первого и наоборот. Каждый раз имена использовать — тоже плохо, а потому используются синонимы, другие названия, обозначающие персонажей, чтобы как-раз таки не было этой самой путаницы.
В иных же случаях текст выглядит просто сухим, скучным и бессмысленным…
В общем, тут о стилях, как и о вкусах — не спорят. Как говорится, нравится — не нравится. Нет? Тогда я пошёл покорять вершины другого мира.)
Комментарий удален
Четыре сценки
Т.к. условия для всех сценок одинаковые я не буду их описывать.
1-я сценка – ссора
Они сидели друг перед другом и молчали. Молчание затягивалось. Первой не выдержала Ирина. Её губы заметно задрожали и, закрыв лицо своими изящными ладонями с длинными пальцами, на которых выделялись красными точками ухоженные ногти, расплакалась.
— За что мне такое наказание? Я ж люблю тебя до безумия, готова на всё ради нашей любви, а ты отталкиваешь меня.
Ей этого показалось мало и она, для большей убедительности, начала истерику.
— Ради тебя развелась с мужем, оставив детей без отца. Какой же ты бесчувственный чурбан. Я люблю, люблю, люблю тебя.
Ира всё больше входила в экстаз – сползла с кресла на пол, начала кататься по нему, как вымогающий от родителей понравившуюся игрушку избалованный ребёнок. Зацепила ногой журнальный столик, и бокалы со звоном разлетелись на кусочки. Они подтвердили, что эти отношения уже не склеить. Она уже не плакала, а выла волчицей, которая зимней холодной ночью звала своего волка.
— Поплачь, поплачь, – нарушил своё молчание Тарас. – Я тебе не верю. Всё это игра на публику, обман. Да, твоя красота поразила меня, помутила разум, и даже колени дрожали от страстного желания обладать тобой, но, когда узнал тебя ближе, увидел твоё истинное лицо – лицо стервы и аферистки, у меня как будто пелена упала с глаз, и стала ты мне абсолютно безразлична. Я разглядел всю гниль твоей души, ты просто потаскуха. Противно на тебя смотреть. Прощай.
Тарас ушёл.
После его ухода Ирина поднялась с пола и, прикусив от досады губы, с горечью призналась себе, что её красота не сработала, впервые не свела окончательно с ума намеченную жертву.
— Сдаваться я не намерена – подвела итог встрече Ирина.

2-я сценка – любовная
Два бокала стояли на столе. Они были пусты, и ждали, когда их наполнят пенящимся шампанским. Мне думается, что напрасно было их ожидание. Двое, которые сидели за столиком, никого и ни чего не замечали вокруг себя, они видели только друг друга. Он с обожанием смотрел на свою спутницу, восторженно разглядывая её.
— Как мне повезло, что ты встретилась на моём пути – думал он, разглядывая её правильные черты овального лица, с озорными карими глазами, прикрытыми длинными ресницами.
Ему в ней нравилось всё. Особенно её характер – мягкий, сговорчивый и в тоже время твёрдый в принципиальных вопросах. Такая женщина отличный спутник жизни.
Влюблённым взглядом она отвечала ему. Ласково и нежно смотрела на его мужественное лицо с небольшой бородкой. Влюбилась женщина с первого взгляда при первой встрече. Для неё этот мужчина был верхом совершенства – среднего роста, крепкого телосложения со спортивной фигурой. Эрудирован, разделяет с ней много взглядов на жизнь, с ним не скучно и не пристаёт. Как он говорит – всему своё время.
Незаметно для них их руки встретились на столе и не хотели расставаться. Разговор начался, как будто и не обрывался, они всегда знали о чём говорить.
О бокалах, как я и предполагал, забыли.

3-я сценка – мистическая
— Что ты плачешь? – спрашивает Виталий. – Успокойся. Сейчас принесу воды.
Он взял со стола бокал и вышел из комнаты. Галина продолжала плакать. Через пару минут вернулся Виталий с бокалом и протянул его жене.
— На выпей.
Она берёт в руки бокал с водой и судорожно пьёт.
— Не могу я поверить в то, что сегодня может закончится жизнь нашего мальчика, понимаешь – почти прошептала она – он сегодня должен умереть.
— Что за чушь ты несёшь? Роман жив, здоров, работает. Сегодня его праздник, исполняется 28лет.
— Ты помнишь, когда ему было три годика, он сильно отравился, помнишь?
— Конечно, помню. Его же тогда спасли. Всё обошлось.
— Так-то оно так. Когда он лежал в горячке, я сидела около него и увидела рядом с ним видение. Женщина в белом, очень бледная наклонилась над Русланом и стала манить его к себе, мол, иди со мной. Шепчу ей, – кто вы? Она отвечает – Я? Я его смерть и хочу забрать твоего сына с собой. Стала умолять её – не забирайте, он ещё жизни не видел, пощадите. – Хорошо, я уйду, но знай, когда ему исполнится 28лет, он будет мой. Видение растаяло. Мальчик наш очнулся. Ему стало легче, он выздоровел.
Руслану сегодня 28, а его всё ещё нет дома, и я не знаю, готовить праздничный ужин или нет.
— Успокойся, задержался с друзьями.
— Я чувствую, его уже нет. Он не придёт – сквозь слёзы ответила Галина.
В это время раздался звонок в дверь. Виталий пошёл в прихожую и вернулся с сыном. «Слава Богу, что Руслан жив. 28 только исполнилось, впереди год мучительных ожиданий. Не дай Бог кому такое испытание» – подумала несчастная мать.

4-я сценка – погоня
В гостиной около журнального столика в креслах сидели друг против друга женщина и мужчина. Женщина одета в домашний халат, мужчина в поношенный спортивный костюм. На его руках были «браслеты». В комнату вошла девушка с двумя бокалами на подносе. Она подошла к столику и поставила их на него.
— Выпейте глинтвейн и тогда быстро согреетесь.
— Спасибо – одновременно ответили гости.
Женщина взяла в ладони горячий бокал и сделала несколько маленьких глотков.
— Пей – сказала она мужчине – ты мне нужен здоровый.
— Снимите наручники.
— Справишься в них.
С напитком расправились быстро.
— Теперь к делу – сказала дама, доставая из планшетки бланки протоколов.
Некоторое время она заполняла «шапку» протокола.
— Что ж тебя заставило бежать с места аварии?
— Страх, товарищ капитан.
— Так это ты от страха бежал, как заяц? Прыткий гляжу, летел и дороги не видел, даже в болото заскочил. Понравилось прыгать с кочки на кочку? Лично я, догоняя тебя, удовольствия не получила.
— Я тоже – ответил Юрий – когда кочка уходила из под ног, сердце замирало, но ноги сами прыгали на следующую. Я не мог остановиться.
— Правильно и делал, если б остановился, то ушёл бы с головой под воду.
— Но вы всё-таки догнали меня.
— Догнала, когда ты перемахнул добрую сотню метров топи.
— Меня посадят? Ведь погиб человек.
— С чего ты решил, что он мёртв?
— Так он живой? – Юра поднял голову, с надеждой поглядел на капитана полиции.
— Живой, живой. Пошли переодеваться, наша одежда должна уже высохнуть. Надо ещё поблагодарить хозяина дома за тёплый приём.
Еще раз всем, Здравствуйте!
Геннадий, спасибо за новые 4 сценки — очень хорошо! И самое главное, что в них те же нюансы, что и в предыдущих, что натолкнуло меня на мысль обобщить и дать несколько советов, к которым стоит прислушаться.
1. У писателя есть состояние вдохновения или потока! Чаще всего в него входят, когда описывают что-то близкое сердцу! Что-то наболевшее, что-то такое, что трогает за душу. Однако, именно этим-то профи и отличается от любителя, что он может входить в него всегда. Это не просто, но этим навыком надо овладеть. Скажем, сесть за ноут, налить чашечку кофе и, просто подумать о том, что хочется написать. Сначала мысли будут разрозненные — хочу это, хочу то, а еще чуть-чуть третьего и «да», было бы неплохо прибавить того самого, что я видел на прошлой неделе вот в том сериале. И все это будет отвлекать и сбивать с толку. И в таком состоянии ни в коем случае нельзя писать, так как текст будет рваным и пустым. Выждав же какое-то время, прогнав сценку в голове и поставив себя на место того или иного героя, мысли успокоятся, пена сумбура осядет и состояние потока придет! Придет! И вот тогда-то и надо начинать писать!
2. Почти все грешат тем, что нагромождают текст излишним количеством прилагательных. Например, " Изящная утонченная ладонь с длинными грациозно и, как бы невзначай, расставленными пальцами, кончики которых были увенчаны, нет даже не ногтями, а скорее кинжалами — именнно так, мне виделся ее ярко красный, с готическими рисунками маникюр, а еще кольцо на ее мизинце — это мерцающее, искрящееся и разбрасывающее отблески граней брильянта на стены пестрыми точками, произведение искусства от Шопард!!!" — Это я, конечно, стебанулся, но, почти все вы примерно так вот и пытаетесь усложнить предложения! И я понимаю, вы думаете, что, чем больше наворотим, тем круче! Но, нет! Предложение должно быть простым и читаемым на раз! Поверьте, все и так знают, как выглядят изящные руки, длиинные ногти и яркие одеяния! И более того, читатель представляет их по-своему и, в этом-то и есть прелесть книги, что одна и та же книга является совершенно разной для разных людей.
3. Заявочный план — это важно! С него должна начинаться любая сцена, дабы у читателя не возникало вопросов о том — кто они, что они делают и вообще.
В целом же, все — молодцы! Думаю, сможем! Вопрос лишь в том, как будем писать? Я имею в виду, как будем объединять работу в единое произведение?! Какой жанр возьмем?! Какое время?! Какой формат по размеру?
Приветствую всех любопытствующих здесь!

По формату и размеру: произведение должно быть довольно объемным, что бы это воспринималось, как вызов. Если 50 килослов выглядит страшно (нижняя планка романа) можно уменьшить до повести или noveletteе, что, отчасти, почти одно и то же: второй формат — это обычно более длинное произведение с более сложным (относительно простой повести) сюжетом; один из переводов — бульварный роман, самое то! Имеется, также, определенная зависимость и от числа участников.

О жанре: мы хотим написать занимательную, да чего уж там, убойную историю? Тогда, не задумываясь назовите 4 основные характеристики или свойства мира, в котором вы хотели бы поселить своих героев? Многие «годные» авторы тратят на это годы. Можно, конечно, слепить на скорую руку. Но ведь это будет никому не нужная халтура. Отсюда вывод — «задник» произведения нужно брать:
а) либо из реальности, например: город, похожий на Питер (условно);
б) либо из чужого сеттинга
— 1) маскируя его лепниной, для получения «псевдосвоего»,
— 2) используя, как есть, соглашаясь, что получим «новеллизацию» или еще проще — «фанфик». Лично меня это не смущает. Но, разумеется, могут быть и другие мнения.

А можно начать с героя/героев. Кто он/они? Описывая, даже вкратце, биографию протагониста или злодея мы будем вынуждены локализовать его местонахождение: современная или историческая Земля, космос — ближний или дальний и т.п. Этот путь мне кажется более продуктивным. После этих рассуждений маячит нечто вроде городского или деревенского фэнтези с поправкой на желаемое время.

И последнее, об объединении. Давайте попробуем следующую аналогию: если рассматривать конечный результат нашего совместного творчества, как праздничную елку, готовую к употреблению, становится очевидным вопрос — а где елка? Тема — это подготовка елки к празднику. Идея — как нарядить елку и не сжечь дом, в смысле «игра со спичками вблизи… опасна». Фабула: 30 числа герой узнает, что его выгнали с работы; отпускное и выходное пособие обещали дать потом, может быть; кризис налицо; дома семя (жена, теща, дети, деды, нужное подчеркнуть), и т.д., иначе говоря — линейный набор событий которые будут. В сюжете начинает накручиваться интрига, за счет перестановок событий и расширения мест действия и числа участников. Так, где елка, я вас спрашиваю? А елка — это структура произведения на уровне глав и сцен, в очень крупную клетку. Будет елка — будет что наряжать, нет — распиваем шампанское и расходимся: какой праздник без елки. И мне не кажется, что я усложняю :)

Так вот. Главный вопрос, где эту елку взять? Ответов 2 (два):
1) попросить Деда Мороза (не будем называть его фамилию), эту елку принести вместе с игрушками, а мы их развесим;
2) самим собраться и пойти купить (варианты: настоящую — сосну, елку, пихту; искусственную — вариантов много), или поехать в лес и купить там (есть такие услуги), или поехать в лес, и украсть ее (есть риск получить по попе), или спилить/срубить ближайшую к дому (есть риск, что не поймут домашние, и очень большой риск провести праздники в клетке). Так, где берем елку? Забыл еще один вариант — мы ее выращиваем, условно, конечно. Иначе говоря — после ответов на вопросы о жанре и форме, главной задачей станет создание этого самого плана. Что вовсе не так страшно, как кажется.

Дальше остается определиться, кто какие игрушки и украшения (сцены) будет развешивать (писать). А потом придет лесник и всех выгонит на… доработку уже готового, но пока еще очень сырого, произведения. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

Спасибо за внимание и долготерпение. Или наоборот :)

ЗЫ. С нетерпение жду другие варианты ответов на вопросы Мастера.
Хм… Ну с учетом того, что я пишу каждый день в среднем по 0,5-3 страницы своего текущего романа, у меня проблем с созданием сетинга и всего прочего нет! А вам хорошо бы попрактиковаться в создании миров и персонажей. Так что, я бы отдал все на откуп вам, а сам бы просто понаблюдал бы со стороны. Впрочем, если я увижу что дело не пойдет или пойдёт с трудом и не туда, то я вмешаюсь и разрулю! Ок?
Можно немного пофантазировать? Есть у некоего господина хрустальная мечта, возникшая после развала колхозов в 90-х годах прошлого столетия, возродить былую славу бывшего коллективного хозяйства. Что его подтолкнуло к этой мечте? Детские воспоминания. Ему часто снились детские годы, когда деревенская ребятня лакомилась сочными помидорами в поле, хрустящими огурцами, сладкой морковкой и даже арбузами. Это в средней-то полосе. Все эти овощи выращивались в поле и отправлялись в ближайщий промышленный город, кроме арбузов. Я ещё не сказал о прекрасном саде с вишнями, яблонями и ягодными кустарникам.
Начало истории начинается в50-х годах. Затем становление, зрелые годы и, наконец, осуществление мечты.
Геннадий, пофантазировать, конечно, можно, но, Ваша идея не очень вяжется с тем, о чём писали другие участники — фэнтези, фантастика и готические вампиры.
С другой же стороны, события могут происходить и в начале 50-х, как Вы предлагаете.
И отправной точкой может стать история о том, как студенты-первокурсники приехали на картошку в провинциальный городок… Но то, что они там увидели — повергло их в шок: кругом мертвые тела, кровь, все вокруг разрушено… А затем они находят одну выжившую, которая и рассказывает им о том, что же случилось… И далее следует этакая «Бурятская рубка лопатой»…
Я просто предложил то, что предложил. Просто меня не прельщают ни фэнтези, ни фантастика и тем более вампиры. Я мирный человек и привык жить в реальных условиях, иногда описывая то, что в них происходит. Конечно, я согласен работать в коллективе по любому сюжету в меру своих сил и возможностей. Я думаю, что коллективное решение по произведению вряд ли возможно. Предлагаю Вам самим предложить тему, произведение(повесть, роман), главных героев, их характеры, роль и чем должно закончиться.
В том-то и фишка кол.творчества, что не знаешь куда повернется сюжет и, уж тем более, чем закончится. Мне собственно по этой-то причине это и интересно — и другим помочь, и себе, в плане разнообразия. Но, как видите, люди затаились и молчат.
Вот это-то меня и настораживает. Резко упала активность. Как же писал свои творения Дюма? Согласно молве на него работал не один десяток писателей. Я всё-таки за то, чтобы сюжет был за Вами. Согласен, что окончание может быть не предсказуемо, но направление действа должно быть определено, чтоб не получилось — Ванька дома — Маньки нет и наоборот. Можно давать задание каждому на написание одной и той же сцены, абзаца, главы, а затем голосованием, после обсуждения, принимать лучшее.
Ок. Тогда вот вводные! Выпускной, от школы Х отправляются пять автобусов с выпускниками к месту проведения выпускного. По дороге один автобус пропал. В нем сорок детей и два классных руководителя.
Думаю, что каждый должен выложить своё видение того, что было дальше. И все вместе решим, чей сюжет заслуживает большего внимания. Далее, каждый будет выкладывать свою версию одной и той же главы. Мы будем все вместе решать — чья глава лучше. И так будем действовать от начала и до конца.
Приключения. Мистика. Альтернативный мир. История о взаимопомощи, любви и дружбе.
Выпускной, от школы Х отправляются пять автобусов с выпускниками к месту проведения выпускного. По дороге один автобус пропал. В нем сорок детей и два классных руководителя.
Люди из четырёх автобусов начинают разыскивать пятый, но его и след простыл — буквально. Выпускной отменяется, начинается расследование. Вот только выясняется, что тех сорока детей и двух классных руководителей… никогда и не существовало. Их помнят только выпускники. В первые несколько дней. А через три дня и эти люди просто забудут о существовании пятого автобуса. Кроме нескольких человек, которым с того момента каждую ночь снится кошмар — они смотрят в окно автобуса и видят, как другой автобус заезжает в портал/растворяется в воздухе/падает с обрыва (нужное подчеркнуть).
И уже эти несколько пытаются понять в чём дело. Вначале по одиночке, что очень сложно. А потом, вдруг, они встречаются в том самом месте, где пропал автобус, куда они каждый придут по чистой случайности почти одновременно, чтобы отгадать эту загадку из снов.
Они рассказывают друг другу истории (пусть их будет трое). Три истории об одном и том же. Выясняется, что у каждого из них в том пропавшем автобусе был кто-то любимый/близкий друг. Но есть различия. Какие? Можно придумать по ходу дела, не суть. Например, они слышат в этот момент голоса выпускников из пятого автобуса. И не просто голоса. А фразы. Сравнение этих различий-фраз приводит нашу троицу в совершенно другое место. И теперь эта троица заезжает в портал/растворяется в воздухе/падает с обрыва (нужное подчеркнуть).
Они оказываются в прошлом. Видят тот самый автобус. Пустой. У всех шок. В том прошлом даже бензина нет. И вообще никого нет — пустыня вокруг. Что делать? Паника. Обратно дороги нет. Они бредут по пустыне долго и нудно (образно) и уже на последнем издыхании находят поселение диких людей. В этом-то поселении они и встречают слегка одичавших выпускников из того автобуса и двух учителей. Только не все живы остались. Нашей троице повезло, что они успели дойти днём, ибо ночью (автобус оказался там ночью) по пустыне, да и вообще везде, бегают какие-то монстры и всех кушают.
Задача шаблонная — вернуться домой, ибо это время (или вообще иной мир?) ну ооочень плохое. И вот наша троица сражается вместе со всеми оставшимися в живых с монстрами, ищет дорогу домой, любится друг с другом, дружится, предаёт, враждует, мирится, помогает и так далее, в итоге доказывая, что любовь и дружба — всех сильнее, что ещё существуют понятия человечность, честность и верность и бла-бла-бла, стандартно, как в приключениях. В итоге все находят выход домой… Ну или не все, можно ещё накрутить сюжета для пущей динамичности и интересности, но это если писать уже серьёзно, а так, побаловаться если, то этого хватит).

Happy end.
22:07
Очень интереная идея! Я бы такое почитала)))) (ну, или «пописала»)
Инна, хороший сюжет! Мне понравилось! Ждем остальные варианты.
Комментарий удален
Антон, хорошая задумка, мне понравилось. Этакий «Сайлент хилл» по-русски вперемешку с «Остаться в живых»! Ждем следующих вариантов! Два уже на карандаше.
Комментарий удален
Дождемся остальных предложений, поймем кто в деле и решим!
19:07
Добрый день!
А доступ в группу будет еще открываться? А то я поздно зарегистрировался…
***
Кто о чем, а я о своем.
— Мультижанр: Взаимное попаданство. Приключения. Фэнтези с элементами панка и ЛитРПГ. Локальный Постапокалипсис. Умеренная ирония и добрый юмор, в меру.
— Простая история, в которой мы с удивлением обнаруживаем, что карта не есть местность, узнаем в беде друга, а убедившись, что нет худа без добра, временно успокаиваемся. Открытый финал. Возможно продолжение.
— Колонна автобусов с выпускниками школы Х движется в сторону загородной усадьбы У, где спонсоры (богатые родители) сняли для своих чад и их менее обеспеченных одноклассников бальный зал для выпускного.

У последнего автобуса спускает колесо. И пока водители (2 шт. — автобусы без водителей обычно не ездят) им занимаются, остальная группа, убедившись, что ничего страшного с ними не случилось, решает двигаться дальше.

Дорого проходит по живописной, слегка «облесненной» местности. Когда наш автобус трогается с места, габаритные огни последнего, из уехавшей колоны, автобуса исчезают за горизонтом. Впереди — небольшой холм. А затем — поворот направо. Там же слева начинаются живописные меловые горы.

Пока автобус поднимается по склону, совсем рядом происходит локальный катаклизм взаимного попаданства (обоснование здесь приводить не буду, но оно не хуже, чем «теория срыва» в любой ЛитРпг) суть которого в следующем: концентрация ментальной энергии миллионов игроков приводит к смещению пространственно-временного континуума и в нашей реальности начинает разворачиваться фрагмент реальности одной компьютерной игры. Пока только одной. И пока только фрагмент. По закону сохранения всех энергий аналогичная часть нашего мира замещает собой часть локации в мире там. Нам «повезло» — ибо этой игрой является Фоллаут 2.

Как реакция на катаклизм в округе меняется погода, сгущаются тучи, появляется туманная дымка и начинает идти дождь.

Граница формируемой локации перекрыла правый поворот, и автобус едет дальше прямо по дороге, проходящей прямо сквозь меловые горы прошлой реальности.

Довольно скоро сначала водители, а потом и остальные начинают понимать, что что-то пошло не так: света нигде не видно, машин нет, вокруг сгущается тьма (ночь) и туман. Начинается обычный в таких случаях раздрай. Проехав еще немного, старшие решают останавливаться на ночлег во избежание. Все понимают, что их бал накрылся: кто-то плачет, у кого-то истерика, кому-то, как обычно все по фигу…

Утро было солнечным и ясным, вот только ясности оно не добавило: сзади, там откуда они приехали, виднелись меловые горы, но уж больно какие-то высокие. А впереди, на сколько хватало глаз, тянулось классически бесконечное американское шоссе с добротным, но потрескавшимся от времени асфальтом, кое где уже занесенное песком и катящимися неведомо куда шарами перекати-поля…

Выбор конкретного фрагмента локации обсуждаем. Получаем живой интересный мир, с которым нашим героям придется взаимодействовать.

Дальше уже варианты: автобус вязнет в песке, заканчивается топливо (дизель), напаривается на железяку, пробивает бак, доезжает к какому-то населенному пункту или автозаправке. Встречает первых аборигенов (опция).

В коллективе начинается обычное, в таких случаях, кучкование. В итоге принимается решение собрать две разведгруппы — одну отравить назад по дороге за подмогой, вторую вперед на поиски…

Тут уже могут появиться связки с существующими игровыми квестами, вариативно.
Через какое-то время: день два — становится ясно, что теоретически назад можно проехать, но только внутри автобуса. Значит нужно искать горючее.

Начинается главный квест, который связан с «реальным» игровым, в свою очередь связанный с восстановление найденной машины и т.п. и т.д. Найти и доставить топливо, и убраться домой.

Тем временем:
В реальности 1 (наш мир) автобус пропал. Его ищут. И находят следы, ведущие прямо в меловую скалу. Друзья пропавших более тщательно обыскивают местность и находят несколько странных предметов, которым сначала не придают никакого значения. Позже, за пивом и обсуждением, кто где и как провел бальную ночь, один/одна из них оказывается любителем игр вообще, и выбранной нами, в частности и начинает что-то подозревать. Заходит в игру, чтобы проверить и обнаруживает, что давно открытая им часть карты снова покрыта туманом войны. Пока он только удивляется, сверяет найденные вещи с игровыми и ох… очень удивляется. Он/она пока решает сохранить это дело в тайне; делится с самым близки другом; родителями (варианты).

Но тут (на следующий же день) оказывается, что пропал не только автобус. А пропавшей или отрезанной от мира оказывается значительная часть территории (количество кв. км. по согласованию). Назревает скандал и мировая сенсация…

В зависимости от выбранного способа и скорости распространения информации начинается всеобщий хай: вариативно — появляется пресса, потом спецслужбы, местность оцеплена, еще скандалы и сенсации и в заштатном городишке Н (или где там у нас начали развертываться события) уже не попасть в гостиницу от понаехавших…

В реальности 1а: друг любитель игр отправляется исследовать вновь закрытую территорию и к своему удивлению обнаруживает там «кусок» знакомой местности, которые уже считают пропавшей.

В реальности 1б: спецслужбы вероятных противников, узнав о происходящем, направляют своих агентов, а наши дают им достойный ответ.

За артефактами и местными знатоками РПГ начинается настоящая охота.

— А в это время:
в реальности 2 — основной костяк «пропавших» обживается на новом месте; пока избранные герои выполняют основной квест, тут образуются свои: любовные треугольники и параллелепипеды, типа: у преподавателя интрига со старшеклассницей, а ее парень (безнадежно влюбленный ботаник), пользуясь случаем, пытается порешить препода и завоевать сердце дамы; или, наоборот, у молодой преподавательницы интрига со старшеклассником, а его бывшая девушка… ну, вы поняли. Тут для решения личных проблем народ начинает привлекать туземцев, раздавая квесты: убить того-то, в обмен на то-то, продать в рабство, побить и т.д. и т.п.

Как всегда есть несколько разгильдяев, которых интересуют только выпивка, сигареты, наркотики, женщины легкого поведения — свобода же… Кто-то на скорую руку пытается организовать бизнес или просто подзаработать, путем продажи/обмена чего-нибудь ненужного (ему) на что-нибудь (ему) нужное, в т.ч. и частей автобуса. Истинные патриоты и новые герои вырастают среди оставшихся…

В общем тут может быть очень весело.

В реальности 2а: группа избранных героев выполняет основной квест, здесь все по-взрослому, т.е. почти по каноническому квесту (может быть)

В итоге топливо находят, группа почти в полном составе возвращается (кто-то может решить остаться, кто-то потерялся или его потеряли, возможны жертвы).

В реальности 2б: боссы игры, и прочая местная мафия узнает, что откуда-то к ним свалился необычайно жирный кусок — у них же там пост ядерный апокалипсис, а тут …; начинается своя карусель… или не начинается (в этом произведении)

***
А в это время:
в реальности 1: из меловой горы вываливается почти на головы воинскому оцеплению, дежурному сержанту милиции, заблудившемуся грибнику (нужное подчеркнуть) пропавший школьный автобус (автобус с выпускниками). Радости нет предела…

Но полковник Зацепин уже догадывается об истинной ценности автобуса — это настоящий портал в другой мир, где, как он узнал от своего племянника, имеются весьма ценные артефакты (образцы вооружений, очень специфические вещества и даже предметы иноземного происхождения)

Нет, не видать вам лазеров гантлига, — мысленно кричит агент Шмидт, и приступает к реализации плана Б по похищению автобуса…

***
End never find.

Мне кажется, что в таком винегрете каждый из участников сможет найти наилучшее применение своим силам на уровне отдельного сюжета и/или сюжетной линии: хотите реалистичность — вот вам реальные люди и их проблемы; хотите интриг и легкой эротики — вам сюда, полиция, агенты, треш — туда.

А можно еще и исходную точку сместить немного назад по времени… Пиши – не хочу 
Для моего варианта сюжета со школьниками я наберусь смелости немного изменить вводную. Вместо 5-ти автобусов – 3, школьников в пропавшем – 22.
Эта операция готовилась давно, назовём её условно «Интеллект». Ещё в то время, когда наши выпускники пошли в первый класс, было принято решение о формировании такого себе элитного класса в обычной городской школе. Во время всех одиннадцати лет в него подбирались самые одарённые дети, практически все они не имели родителей. Те, которые побеждали на олимпиадах по иностранным языкам, химии, физике, математике, программированию. В классе обучалось равное количество мальчиков и девочек. Эта пропорция тщательно соблюдалась и даже незаметно для детей их подталкивали к дружбе между собой. В итоге получилась группа молодых людей, обладающая всеми современными знаниями, практически с уже сформированными парами, готовыми к созданию семьи. Что было не маловажно.
Наконец-то наступил этот долгожданный день, день, когда каждый из школьников чудесным образом превращался во взрослых, самостоятельных людей. Выпускникам были вручены аттестаты зрелости, и в приподнятом настроении наши, уже взрослые, молодые люди пошли к автобусу, ожидавшему у школы, чтоб ехать на выпускной бал. Вместе с ними в автобус зашли их классный руководитель и учитель физкультуры. У него был странный номер – 666 с номером региона 77. До ресторана «Лесная поляна» ехать нужно было около получаса. На него выбор пал не случайно. Здание находилось на юго-западном берегу лесного озера с чистейшей прозрачной, как стекло, водой. С противоположной стороны к ресторану примыкала живописная поляна, окружённая вековыми соснами, на которой свободно могли расположиться несколько десятков столиков.
Поехали! Наш автобус на перекрёстке отстал от остальных, он ехал последним. За перекрёстком водитель повернул на другую улицу, объяснив свой манёвр желанием сократить время на дорогу. Уже на выезде из города в глухом переулке автобус заехал в открытые ворота большого бокса. Ворота мгновенно закрылись, а автобус был окружён вооружёнными людьми в масках. В открывшуюся дверь вошёл плечистый, неопределённого возраста человек в маске, и приказал всем выйти. Рядом стоял такой же автобус с другими номерами. Вооружённые люди выстроились между их дверями, образовав коридор. По нему пассажиры 666-77 зашли в другое транспортное средство, которое было копией предыдущего, но с затемнёнными окнами. Вся эта операция заняла не более 5-7минут. Водитель 666-77 занял водительское кресло другого автобуса, ворота открылись, и автобус выехал из бокса.
Эта группа так и не доехала до места. Исчезла. Километрах в трёх от города, ориентировочно через 15минут после отъезда выпускников от школы, на шоссе, которое вело к ресторану, прогремел взрыв. Это взорвался автобус. Начавшееся следствие установило, что это был 666-77. Взрыв, и начавшийся после него пожар сделал невозможным визуальную идентификацию погибших. Пришлось делать анализы ДНК, которые подтвердили гибель данной группы.
Таким образом был подготовлен материал для создания разведывательно-диверсионной группы «Интеллект»
Остальное – обучение, взаимоотношения, распределение, работа по заданиям, это и есть наша книга.
Допустим. Но все что тут изложено, это материал для пролога.
Остальное — у вас в голове (наверное). И от чего прикажете отталкиваться остальным участникам? Кто и чем свяжет главы хотя бы на уровене сюжетного скелета?
Я здесь «и нудю» об использовании элементов новеллизации, только потому, что там эти скелеты или их основа уже есть. Их всегда можно перекрасить хоть в древнерусские хоть в морийские цвета флагов. Общую задачу я вижу в отстраивании взаимодействия участников и получении годного произведения — на выходе. И это — тренировочное произведение, из чего, однако, не должна следовать его никчемность. Допустим, решили принять ваш вариант? И что будет в первой главе? А в десятой? Настаивая или предлагая свое решение вы должны быть готовы взять роль координатора-планировщика на себя, раз уж это ваш сюжет, а наш куратор этого делать не хочет. Да и не может он за вас создать структуру вашего сюжета. Ибо, тогда — это уже будет его сюжет. Как вы считаете?
13:56
Ну мы тут типа учимся — нужны четкие вводные. Из одной и той же завязки может получиться и мистика, и детектив. И просто драма. Что с жанром?
См. выше. Думаю основа — это фэнтези. Исключительно для снятия ненужных для этой задачи границ, типа исторической или наукообразной достоверности. Герой, кризис, шашки наголо, порубить красную/белую/зеленую сволочь в капусту и забрать себе эту смазливую пулеметчицу/медсестру/дочь врага народа.

Нужно просто этот шаг зафиксировать. Всем. Сказать — Все. Пишем фэтези. Ну, так Сергей это и сказал. Ждем, пока все отметятся и решаем. Если я правильно его понял.

Дальше спрашиваем — какое фэнтези? Выбираем из предложенных уже или потом вариантов. На мой взгляд, выбор сейчас, на самом деле состоит не выборе жанра и даже сюжета. А того, кто готов протащить по своему сюжету остальных.
Вот так я вижу это сейчас.
Эсли не принимать, пусть мелких, но последовательных решений, то мы еще долго будем спорить «ни о чем».
Но мне кажется мы как-так и движемся, нет?
14:21
+1
Не, лучше пусть они погибнут и возродятся зомби-спецназовцами.
Да ради бога.
14:29
Нет, ради бога — это кощунство!
Погибли за них неопознанные «жители» морга. Моя мысль как раз сводится к этому, что из них сделают зомби.
Трудно отвечать не на что. Во первых я выполнял задание Сергея. Я изложил своё видение событий после пропажи автобуса. Во вторых ни в одном прологе произведения не рассказывается о его сути. Первые строки моего высказывания — это то, о чём будет идти речь в повествовании, т.е. о работе спецслужб государства. Вам нужно название глав — пожалуйста.
Глава 1 — Знакомство.
Глава 2 — Юноши.
Глава 3 — Двушки.
Глава 4 — Куда мы попали? (можно поставить первой)
И т.д. Кажется всё понятно.
Я не силён в современных словах таких как: квест, попаданство, элементами панка, лит.РПГ., континуума, локации.
Предлагаю всем участникам данного проекта как можно меньше использовать заимствованных слов, а больше русских. Мы ведь русские люди и негоже в своей речи на каждом шагу применять чужое, хоть это и модно сейчас. Давайте изъясняться понятнее. Вы уж извините неуча.
Да без проблем. Учту. Среда общения она иногда накладывает…
Хотя. Язык — это живой организм. Слова входят в нашу жизнь в силу их массового использования, и уходят в запасник: вы ж не обращаетесь сейчас, к примеру, «мил сударь» к каждому встречному и поперечному.

Декларировать здоровый консерватизм — тоже можно. Но мне так кажется, что вы, если и старше меня, то ненамного (апрель 1960). А ведь молодежнй слэнг (подмножество языка, характерное для определенной социальной или профессиональной группы), позволяет, при необходимости, разговаривать с «молодежью», на им понятном языке. А иначе, для кого же мы пишем?

Такие слова и словечки, кроме прочего, очень часто заменяет собой пространные описания на великом и могучем. Ибо отстаем мы в технологическом словотворчестве. И это есть прискорбный, но факт: кто сделал, тот и назвал. А иначе, можно и автомобили снова перекрестить в самодвижущиеся экипажи :)

И вопрос не в том, что вы мало написали — это совершенно не мое дело. И даже не в том, что скажет Сергей — это дело его. А в том, как мы будем работать с вашей сюжетной задумкой ее не зная, раз уж «все мы здесь сегодня собрались».

Не вижу предмета для спора. Кстати, так же как и не вижу ценных указаний Шефа.
А мы тут копья ломаем от безделья или в предвкушении. Хотя… тоже ведь тренировка :)
Спасибо за комплимент. Мне 71. Можно, конечно, и по «фене ботать». Что-то я не вижу в перечисленных мной словах название какой либо техники. Сюжетная задумка — создание и использование интелектуальной разведывательно-диверсионной группы при помощи психологического воздействия на человека. Спасибо за спарринг.
Так это ж бездонный кладезь!
По технике, это просто то, что первое в голову взбрело.
И вам спасибо.
Комментарий удален
23:09
Хочу присоединиться к проекту. А уж как дальше пойдет, посмотрим. Предпочитаю фэнтэзи.
Добрый вечер всем! Пока мы не перешли к конкретной работе, все желающие могут влиться в процесс до конца недели, а там уже начнем!
Итак, начинаем со сна девушки, в котором она видит потерянный автобус, (исчез, например, девятого мая)… Далее, бегло пишем про школу… кратко описываем мысли девушки о том, что все ведут себя так, словно никто ничего не помнит. На перемене она заговаривает с подругой, но та не понимает, о чем она спрашивает… Их разговор подслушал парень из параллельного класса — выясняется, что он тоже помнит этот автобус. После школы они идут в кафе и обсуждают свои сны и понимают, что сны у них одинаковые — в обоих снах есть табличка с названием деревни «Грязи». Они «шерстят» инет и находят такую деревню. Оба в шоке, так как картинки пейзажа точь в точь, как в их сне. Далее, они садятся в тот автобус, который едет по карте 45-года…

Пока вижу так начало, до конца недели смотрим кто еще что предложит, а после уже стартуем.
07:23
Здравствуйте!
Меня интересует фэнтэзи, а также научная фантастика и мистика.
Желаю присоединиться к данной группе!
Здравствуйте!
Хотела бы продолжать писать в жанре фантастика.
Моя самая любимая тема — фантастические происшествия с обычными людьми,
их поведение в необычных ситуациях. Буду рада сотрудничеству. а также советам профессионала.
Хочу учиться.
Все, кто хочет присоединиться к группе, должны проявить себя — предложив свою версию. Завязки (некоторые ее части) могут быть использованы впоследтствии, как, например, вариант Геннадия — начала там нет, но мысли любопытные есть. Вводные данные можно увидеть выше.
Далее, на основе всех имеющихся вариантов завязки будет сформирован сюжет( начальная его часть) затем набор заканчивается и пишем!
Здравствуйте.
Вот одна задумка про пропавший автобус:
На выпускной вечер отправляется 5 автобусов с выпускниками. Выпускной планируется проводить в пансионате в лесу. Пансионат для этой цели полностью арендован на сутки. Сделали это потому, что один из выпускников в прошлом году праздновал на территории этого пансионата день рождения. Родители арендовали банкетный зал и два номера. День рождения прошел удачно, все понравилось и ребятам, и их родителям. В результате пансионат решили использовать для проведения выпускного вечера.
Автобусы отъехали от школы в час дня, сразу после официальной части с вручением аттестатов. Человек пять родителей и классные руководители четырех выпускных классов отправились с ними. Четыре автобуса небольших, в них разместилось по двадцать – двадцать пять человек. Один автобус — большой. В нем ехали сорок выпускников и два классных руководителя. Автобусы шли друг за другом, но на одном из перекрестков уже за городом большой автобус немного отстал из-за фуры, сворачивавшей с шоссе. Водитель на всякий случай притормозил, чтобы фура не зацепила автобус. Когда она проехала, он поехал дальше.
Первые четыре автобуса прибыли в пансионат. Ребята, разгоряченные и предвкушающие веселый вечер, приложились потихоньку от учителей к спиртному. Взрослые сосредоточились на предотвращении конфликтов и несанкционированной выпивки, поэтому то, что пятый автобус долго не появляется, сначала никого не насторожило.
Однако часа через два отсутствие автобуса стало вызывать недоумение. Поскольку в нем сидел в полном составе 11 В, а также несколько учеников из других классов, ребята из этих классов стали звонить на мобильные своим одноклассникам. Связи с ними не было, но это отнесли на счет леса и низины, в которой был расположен пансионат. Педагоги и родители пытались дозвониться классным руководителям, но тоже безрезультатно. В пять вечера, через три часа после прибытия в пансионат, один из преподавателей высказал предположение, что произошло ДТП. Стараясь не волновать детей и родителей, от отозвал другого учителя и вместе они решили обратиться в полицию. Кроме этих двух преподавателей остальные взрослые – женщины.
Дозвониться в полицию удалось без труда с городского телефона, установленного в пансионате. Тем временем ребята стали звонить домой и друзьям в город и обнаружили, что связь хоть и плохая, но есть. Не отзывался только никто из пропавшего автобуса.
В это время пятый автобус прибыл на территорию пансионата. Ребята вышли из автобуса и пошли искать, где все остальные. Минут через пятнадцать они вернулись, никого не обнаружив. Пансионат стоял на месте, но ни ребят, ни персонала, ни единого человека на территории не было. Ребята начали звонить одноклассникам по мобильному и тоже ни с кем связаться не смогли. Все напуганы, но пока держатся. Дозвониться домой и вообще в город никому из пропавших тоже не удалось. Про городской телефон в пансионате они пока не знают.
Преподаватели, которые оказались в этом автобусе – это классный руководитель 11 В, учитель физики. Мужчина лет сорока, полгода назад разошедшийся с женой. Она ушла от него из-за не устраивавшего ее материального положения. Развод был болезненным, перед ним происходили длительные мучительные выяснения отношений.
Второй педагог – учительница русского языка, классный руководитель 11 Б, из ее класса в пропавшем автобусе ехали два парня и одна девушка. Учительница молодая, три месяца назад досрочно вышла из декрета. Ребенку всего семь месяцев. Муж учительницы работал в фирме, которая разорилась. Пока он работал, с деньгами было очень хорошо. Но найти новую работу он не смог. В конце концов учительница вышла на работу, чтобы хоть как-то свести концы с концами, а муж стал ухаживать за ребенком и искать работу дальше. Год был у них очень тяжелый: она плохо переносила беременность, роды были трудные, потом начались неприятности у мужа на работе. Все это важно для последующего развития событий.
Преподаватели стараются успокоить ребят, говорят, что, возможно, приехали не в тот пансионат, но вскоре выясняется, что это не так.
Несколько человек из выпускников решают обследовать пансионат. Выясняется, что к их приезду ничего не готово. Никакого праздничного стола, везде пусто. Тогда преподаватели вместе с водителем принимают решение покинуть пансионат. Все рассаживаются по местам, автобус отъезжает. Но странным образом он не может покинуть территорию. Сколько бы он не ехал, дальше ворот не продвигается.
Все снова выходят из автобуса, некоторые девочки начинают плакать. Учитель физики решает занять ребят каким-нибудь делом. Ребят, которые уже обследовали пансионат, он отправляет поискать еду. Обследуя помещения, они находят кладовку, в которой есть крупы. Холодильники работают, в них есть некоторое количество продуктов.
В пансионате есть электричество. Все работает. Учительница, понявшая ход мыслей физика, включается в работу. Она предлагает девочкам приготовить ужин для всех. Большинство соглашается, только три девочки по разным причинам отказываются. Две очень напуганы, и их не удается успокоить. Одна считает, что это ниже ее достоинства, и заявляет, что кухаркой не будет.
Учитель физики пытается понять, что же происходит. После ужина в номер, в котором он расположился, приходит один из учеников. В разговоре с ним постепенно выясняются странные вещи, которые могут иметь отношение к происходящему.
Этот ученик – тот самый, который праздновал день рождения в пансионате в прошлом году. Его отец – чиновник в городской администрации, работает со средствами массовой информации. В молодости он был журналистом и начинал в местной газете.
Однажды от получил задание от редакции взять интервью у местного чудака. Бывший сотрудник одного из уважаемых столичных НИИ перебрался в город после конфликта с руководством. Он утверждал, что может остановить поток времени. Не остановить время вообще, а создать островок, на котором время не течет. Из НИИ он ушел, но кто-то продолжал финансировать его исследования.
Молодой журналист взял у него интервью, копии его расчетов и все материалы, которые ученый согласился предоставить, а потом написал фельетон. Ученый обиделся и больше никому информации о своих изысканиях не давал.
С годами история забылась. Журналист сделал карьеру, стал крупным чиновником, у него подрос сын. И этот сын однажды нашел материалы, которые ученый дал его отцу. Он их все прочитал, но в отличие от отца отнесся к ним серьезно. Его захватила идея управления временем.
Практическим результатом исследования являлось, что время можно остановить на ограниченной площади. Тогда не несомые временны потоком предметы, включая земную поверхность, людей, что угодно, станут проваливаться по оси времени в прошлое под собственной временной «тяжестью». То есть с точки зрения находящегося на временном островке наблюдателя будет идти постепенный переход из настоящего в прошлое. Переход будет сопровождаться выделением определенного количества энергии. Процесс этот можно прервать, если сознательно переместиться в прошлое сразу на определенный период. Тогда высвободившейся энергии хватит, чтобы покинуть остров.
Для того, чтобы это сделать, все, кто находится на острове времени, должны воскресить в душе один и тот же временной участок из прошлого, желательно одну и ту же дату.
Учитель с парнем решают, что надо вернуться на год назад. Они рассказывают об этом всем остальным. Сначала им не верят, но потом становится ясно, что они правы. И тогда каждый должен сделать выбор. Если он вернется в указанную дату, ему придется еще раз прожить последний год. Если же он откажется, все могут остаться на острове навсегда.
Должна быть какая-то критическая масса, число людей, которые согласятся вернуться на год в прошлое. Если эта масса не будет достигнута, возвращения не произойдет. Более того, «проваливание» в прошлое заставляет принять решение быстро.
Дальше возможны варианты. Часть народа откажется. Либо хватит тех, кто согласился, и они вырвутся все. Либо вырвутся только те, кто решит вернуться.
Но возвращение, полное или частичное, произойдет.
В большом мире отец парня тоже вспомнит про ученого. Ученый может быть еще жив и здоров, или уже выжил из ума, или его нет на свете. Захочет ли он помочь? Да и может ли?
Но ребята вернутся сами.
Это задумка Марины Балахонцевой.

А во задумка Людмила Чихачевой:
Задумка про пропавший автобус.
Перед пропажей к автобусу подходит человек в плаще, сапогах и с корзинкой. Говорит, что он заблудился в лесу. Просит его подвезти два километра до дороги на деревню Зябликово, поскольку он второй день в лесу, очень ослаб и устал. Педагоги соглашаются. В автобусе пятнадцать выпускников, три педагога и два родителя.
Автобус доезжает до развилки, попадает в тоннель, связывающий этот мир с параллельным, и попадает в параллельный мир.
Все это подстроено специально. Заблудившийся в лесу мужчина на самом деле нигде не блуждал. Он работает в своем мире в институте пространственно-временных вариаций заведующим лаборатории пространственных переходов. Его жена работает главным врачом психбольницы в пригороде. До этого она работала нейрохирургом, но после неудачной операции ее сослали в психбольницу. Еще у них есть шестнадцатилетняя красавица дочь.
Этот ученый, назовем его Климов, недавно побывал в Америке на конференции. Там он случайно познакомился с миллионером, владельцем мыльной империи (производящей мыло и шампуни). Миллионер этот смертельно болен. В порыве откровенности он рассказал Климову, что у него нет детей, и все свое состояние он завещает внуку своей сестры Леше Федоренко. Леша и его мать живут в России, в Рязани. В этом году Леша заканчивает среднюю школу.
Климов решает найти мальчика. У него возникает идея влюбить его в свою дочь, а затем и поженить их, чтобы получить доступ к миллионам американца. Климов хочет помочь жене в научной работе, поскольку та принесет им деньги и власть. Жена Климова занималась как нейрохирург вживлением в мозг человека искусственного мозжечка, при помощи которого заменялись все клетки важнейших органов человека на новые, наполовину синтетические. Таким образом, человек практически получал бы бессмертие. Но на такие разработки нужны большие деньги.
Но оказалось, что в этой реальности Леши Федоренко нет в живых. Он утонул во время рыбной ловли. Поэтому Климов использовал свои знания по пространственным переходам, чтобы найти другого Лешу Федоренко и доставить его безутешной матери. А также, провести свой план в жизнь.
Остальных спутников автобуса он намеревается поместить к жене в психбольницу, чтобы на них она на них отрабатывала операцию по пересадке мозжечка.
Хорошие Истории. Напоминают «Лангольеров» Стивена Кинга помноженных на прочие произведения Стивена Кинга, но при должном подходе могут стать интереснее. Более того, он один, а нас много, так что вот, что я думаю… Конец недели уже близок, а там уже и месяц дИкабрь(13-й месяц в 12-ом) будет тут как тут! Так что, попрошу всех еще раз пробежаться по тексту друг друга и, вкратце, в «трех» словах определить, что кому нравится и, над чем хотелось бы продолжить работать. После этого я, ваш эксцентричный сэнсэй, напишу экспозиционный заявочный план — первый абзац первой главы, а Вы его продолжите. И да прибудет с Вами вдохновение!
Комментарий удален
02:26
+1
Доброго времени суток всем. Хотелось бы присоединиться к проекту, поэтому вот представляю вам еще один вариант развития истории с автобусами:

Три автобуса уже стоят у ресторана, снятого родителями для проведения выпускного. Четвертый уже виден из-за ближайшего поворота. Дети потихоньку выползают из автобусов, хихикая и перешептываясь. Проходит пол- часа, но пятый автобус так и не появляется. Связь с кем либо из учеников или учителей тоже потеряна. Мертвую тишину нарушает внезапная паника. Она охватывает почти всех, дети начинают разбегаться: кто прочь по улице, кто обратно по автобусам. Классные руководители и просто взрослые пытаются упокоить всех, хотя и сами на нервах, но все тщетно. К счастью, буквально через часа два кое как всё же дети усаживаются на свои места, кто-то все еще пытается дозвониться до друзей, кто-то бросается в слезы. Вдруг неожиданно, совсем близко раздается знакомый гудок автобуса. Народ вновь высыпает на улицу. Все обнимаются, приветствую друг друга, хлопают по плечу и, обмениваясь шутками и эмоциями, проходят в зал для торжеств. Все выглядит более чем хорошо. Но только выглядит. На самом деле, этот таинственный исчезнувший автобус так и не вернулся обратно, точнее вернулся, но не таким, каким был раньше. Все, кто был внутри него изменились, то есть это были не они, а их двойники похожие как две капли воды. Двойники каждого, кто ехал на том злополучном автобусе. Они прибыли в это измерение в поисках того единственного, внутри кого еще сохранилась искра магии. Этого избранного необходимо было перевезти туда, откуда они пришли, чтобы навсегда уничтожить любые притязания на трон. Этот избранный — прямой наследник королевской четы, убитой два десятилетия назад, но успевшей спасти его от смерти отправив в этот мир без волшебства.
Таким образом, после выпускного бала, все эти сорок человек расселяются по городу и начинают поиски Избранного. Много шума это не вызывает, так как делается с умом, разве что 1-2% жителей сходят с ума, после визита одного из них. Мирные поиски продолжаются до тех пор, пока в наш мир не пребывает еще один гость, так же твердо нацеленный на поиск наследника, с целью обучить его и сделать лидером собственного движения против существующей власти. И та и другая сторона ищут мальчика, на деле же избранным оказывается девушка. Сначала она встречает лидера движения, и только после, одного из людей из того рокового автобуса. Разумеется, она доверяет последнему. Ее к нему тянет, она хочет познакомится поближе. Со временем, он открывает ей свою тайну и увозит на родину. Во время путешествия происходит нападение, девчушка попадает в плен. Вскоре здесь тоже узнают, кто она такая. В этих стенах история о том же звучит с точностью до наоборот, что заставляет ее почувствовать себя между молотом и наковальней, так как обе стороны просят ее воевать. Улучив удобный момент, привыкшая бежать от проблем а не решать их, она сбегает из лагеря и оказываясь в лесу, забретает в маленький домик в лесу. Она принадлежит старушке, она лбежно приглашает ее погостить. Девушка, выдумав амнезию, живет так 5 лет, на протяжении которых все время ищет путь домой. Когда же, наконец, решает заговорить об этом со страрушкой, та рассказывает, что была повитухой во дворце и знала ее родителей. В этот же момент она делится с ней переживаниями за будущее той страны, за пределами леса, где уже несколько лет лишь небольшая провинция продолжает войну против власти. Тогда девушка, принимает решение присоединиться к ним. Тот самый лидер собственного отряда по прежнему вызывает противоречивые чувства., обучая ее бою и магии пока она находится в лагере. Через несколько месяцев, благодаря ей победы одерживаются одна за другой. Война выйграна, вот-вот установится новый порядок. Но оказывается что грядущее будет хуже, чем прежнее, а так же она узнает что она была лишь пешкой в большой игре, что на самом деле законный наследник взошел на престол только что благодаря ей – девчушки, которую просто обвели вокруг пальца, чтобы позволить диктаторскому режиму снова прийти к власти. Она снова попадает в плен, ноу же смотрит на все иначе. Там же она видит того парня из автобуса, которого встретила в городе тогда, несколько лет назад. Как раз в этот момент она чувствует толчок в спину, падает на землю и… и просыпается на сиденье автобуса. Оказалось, все было сном. Некоторое время она оглядывается вокруг, все лица знакомы и все радуются окончанию школы, перешептываясь о своем. Автобус прибывает на место. Она понимает, что сидит в том самом пятом автобусе. Но мир изменился: вокруг все серо-белое, словно в старом кино. Люди вокруг совсем ее не замечают, словно она призрак. Ее даже никто не ищет. Все делают вид что так и должно быть. Она не знает, куда ей деться и бежит прочь, перебегая оживленную трассу, она слышит сигнал с правой стороны, оборачивается, пугается и…. просыпается. Снова. Это тоже оказалось сном. Хотя она очнулась на том же сиденье. И с теми же людьми. Решая проверить, реальна она на этот раз или нет, девушка касается плеча соседки, та вздрагивает. Она успокаивает сама себя, что все хорошо. Ее взгляд падает на окно автобуса, сквозь которое она видит ресторан и три автобуса возле него. Это означает, она в четвертом из них… но по-настоящему ли это? Что же из всего этого настоящая реальность, та, в которую сильнее веришь, или та, которую больше чувствуешь, а может та, о которой больше знаешь?..
Как обычно отвечают в издательствах, когда автор присылает им рукопись! — Спасибо, Ваша рукопись принята к рассмотрению… коллективом. И добро пожаловать на борт, хо хо хо!
Как уже было сказано: из любого представленного выше отрывка можно сделать что угодно. Опять же, почти в каждом есть какая-то изюминка. Но пытаться «впрячь в одну телегу коня и трепетную лань», боюсь, тоже не получится.

Поэтому я решил сделать некоторое творческое обобщение, которое и предлагаю вашему вниманию. Итак:
***
Время и место событий: середина сентября — школьники в школе; днем еще тепло и солнечно, периодически идут грибные дожди, в связи с чем в окружающих небольшой уездный город (ок) N, лесах полным-полно ягод (на всякий случай). Географические особенности местности похожи на ленинградско-псковско-новгородский регион. Ночью на поверхности земли наблюдаются мелкие заморозки.

Персонажи. Игровые и не игровые.
Игровые — это «аватары» авторов или созданные ими персонажи, роли которых они будут отыгрывать. Количество равно числу участников-писателей на старте. В случае выбытия — остальные придумывают ему достойный (произведения) вариант кончины.

Неигровые: полностью придуманные и отстраненно безразличные к авторам.

Сюжетец:
— Класс, почти в полном составе собирается на пикник: либо на турбазу, либо на поляну. Выбор конечной цели определяет только исходное содержимое инвентаря и еще кое-что.

В поездку, по разным причинам, едут, как обычно, не все. В итоге школьников набирается человек 15-19. Между всеми существуют отношения различной степени накала страстей.

В зависимости от выбранной (нами) конечной цели поездки меняется или может меняться группа сопровождения.

Два педагога и один водитель присутствуют при любом раскладе. Далее:
База — собственно все. Может быть, под каким-нибудь соусом (творческие способности, массовик затейник, повар) к коллективу присоединяется один или несколько авторских персонажей.
Поляна — плюс еще один водитель, или водитель-охранник, или охранник педагог, в общем, еще один или два мужика; вполне могут быть авторскими. Плюс — специнвентарь типа холодного и умеренно летального оружия.

Обычно на пикник выезжают в пятницу после школы/работы, но пораньше.

Не доезжая до рухнувшего моста (по версии Антона), тут мы вообще о нем ничего не знаем. Еще до того мы натыкаемся на завал (ы) на дороге: совсем недавно, и как всегда неожиданно, тут прошла грозовая полоса в виде мини смерча с макси грозой: деревья повалены, провода порваны, местные жители остались без своих любимых сериалов на ночь. Все ждут МЧС. Но не мы. Кто-то (с какой целью?) заявляет, что тут есть объездная дорога и, пока сухо, можно попытаться по ним проскочить. Вернуться, мол, всегда успеем.

Нормальные герои всегда идут в обход. Мы — тоже. По пути не происходит ничего необычного: действительно почти приличная и сухяа лесная дорога. Но: кто-то (с какой целью?) начинает рассказывать страшилку о каком-то древнем склепе/захоронении где-то в этих краях, о котором он буквально вчера (?) узнал из (?).

Погода снова портится и начинается гроза. Дождя почти нет. Только вой ветра, молнии и гром. Приходится притормозить и даже остановиться. Внезапно, в пределах видимости/на темнеющем неподалеку холме (где как раз это древнее и покоится) ударяет молния, подозрительно магического вида (для тех, кто в теме) для остальных просто ОЧЕНЬ сильная молния необычного цвета. После чего звучит оглушительный гром, от которого у всех закладывает уши. После чего природа начинает успокаиваться. Дальше автобус благополучно возвращается на трассу и добирается к месту назначения, где народ: i) разбивает и обустраивает лагерь, ii) обустраивается на базе а) обустроенной и гостеприимной; б) пустой, но охраняемой ветераном КГБ, который по сути оказывается либо подлым негодяем, либо настоящим героем; а по факту — может быть еще одним авторским персонажем; iii) совершенно пустой и почти заброшенной.

Дальше вариативно:
1) Вместе с нашими персонажами на базу незаметно прибывает проснувшееся/разбуженное зло вполне земного/внеземного происхождения. Но древнее, и, очень голодное.

Дальше начинается форменный кошмар со значительным уменьшением числа особо активных героинь. Ну, тех, что обычно берут фонарик и выходят на улицу посмотреть, что же там стучит топором в окно.

Очень скоро (день? два??) количество отдыхающих снижается почти до статистической погрешности. Но когда занавес уже почти готов опуститься появляются/находятся среди/возникают? настоящие герои, которые и не дают древнему злу восторжествовать окончательно, путем его перекрашивания в белый цвет, расчленения с целью дальнейшего изучения, изгнания в Бездну и т.п.

2) Особенность: Когда локальная гроза закончилась, и автобус с нашими персонажами тронулся в путь, ровно напротив темнеющего холма и совсем близко от места, куда ударила молния, автобус чихнул и заглох. Водителю пришлось некоторое время повозиться с мотором. Дальше, как и в первом варианте в части прибытия на.

НО!!! Ровно там, где заглох их автобус, прямо на дороге, в это самое время лежало растекшееся в блин при падении, страшно злое, голодное и очень не доброе (по причине голода) инопланетное чудовище/биоробот/нечто. Поскольку его мыслительная субстанция была тоже расплескана в радиусе нескольких десятков/сотен метров, логическое мышление давалось ЭТОМУ с трудом. Его только и хватало, чтобы беззвучно (по понятной причине) материться на инопланетном языке без словаря, и злобно снимать полную копию раскатавшего его окончательно вонючего чудовища и его мелких симбионтов. Месть Громозека будет страшна.

Но автобус, как известно, добрался-таки к месту назначения. И там потекли обычные для таких мест и компаний события (с учетом особенностей этого самого конечного места).

А на утро к ним на поляну/на базу прибыл точно такой же автобус с точно таким же (видимым) составом персонажей. Злобный и мстительный инопланетный монстр воссоздал своего обидчика и вернулся мстить (наверное). Отчасти, просто потому, что больше никаких псевдо разумных объектов биомеханической природы он не знал.

Теперь мы имеем (в среднем): два абсолютно идентичных автобуса с наборами, по-сути, клонов плюс Инопланетный Интелект (ИИ) или даже Искусственный Инопланетный Интеллект (ИИИ) на стороне противника и плюс/минус сторож базы, если мы на охраняемой базы и в зависимости кто нам попался: герой или подлец, на условно нашей стороне.

Вся разница между клонами и оригиналами (не считая автобуса и мелких деталей, которые тоже теперь были плоть от плоти монстром) состоит в череде событий, которые произошли после отъезда оригинального автобуса с места остановки. Клоны же дальше просто ничего не помнят и не могут помнить — с ними этого ничего не происходило.

Естественно, или не естественно экипажи автобусов смешиваются, и получается полная каша.

Злобный монстр продолжает лелеять планы злобной мести. А может и не мести. А может и не лелеять. А может и не злобный.

С другой стороны, сторож… Интрига нарастает.

— А в это время, в городе N не дождавшись сообщений от своих чад уже в пятницу вечером (если связь предполагалась) или только в воскресенье вечером среди родителей/ друзей начинается паника: автобус не вернулся (или все-таки вернулся 2.вар., может быть, но не совсем тот). Следуют звонки в милицию, морг, куда вообще можно дозвониться. К утру спасательно-поисковая экспедиция выходит на тропу войны. Состав экспедиции тоже смешанный: специалисты разного профиля, педагоги, отчаявшиеся, но решительные родители, журналисты, иностранные агенты и даже один, а ладно…
— Полагаю, коллеги, что всем уже все ясно и нам пора решительно переходить к процессу создания того чего мы тут собираемся создавать, ибо мир уже затаил дыхание в ожидании нашего несомненного и безусловного шедевра.

Или пока злобный ИИИ нам не помешал?
Комментарий удален
14:57
+1
1 вариант: темпоралика
Время странная вещь — оно движется не совсем линеарно, а скорее как пружина, которую действия людей растягивают. Случаются сбои, и пружина прыгает назад, в сдвленное состояние. Тогда все, кто находятся близко к пружине возвращаются назад тожеМесто, где пружины самые слабые — в раёне Бермудского треугольника.
Человеческая ненависть ослабляет пружины, поэтому во время войн люди возвращаются назад.

Теперь есть нескоплько возможностей:
1.1 учеников готовили к таким случаям и они возвращайсь во времени должны починить ослабшие пружины, иначе мир не выжевет
1.2 учеников не готовили и они пытаются понайть и поправить ситуацию
1.3 ученики возвращаются так, что после того, как подрасли, стали учителями в школе Х и сейчас двое из них, которые вернулись во времени с новыми учениками (в новом возврате назад) должны обучить учеников всему и вернуть пружину в натянутое состаяние.

2 вариант — паралельные миры
Один автобус пропал. Но это не так. Как раз наоборот — 4 автобуса пропали а один остался в нашем мире и выходит на поиски

3 вариант — фантастика только как фон, но рассказы о людях
Много людей — много вохпоминаний, каждый раз кто-то другой вспоминает что-то из жизни в соответствии с чем-то с ними проишодящим

4 вариант — изменение размера
Автобус с учениками уменьшились — тут я не нашел осбенно умных «как» и «почему», может кто-нибудь придумает

5 вариант — преступление
Автобус похищен по дороге к выпускному

конечно, можно еще что-нибудь придумать, главное, чтобы не было похоже ни на что, о чем сегодня пишут все.

Кстати, я был бы рад зайти к вам :)
15:08
+1
СТАТИСТИКА ПО НАГРАДАМ «ХЬЮГО»(НАИБОЛЕЕ ПРЕСТИЖНАЯ ПРЕМИЯ В ЖАНРЕ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ, КОТОРОЙ, КАК Я ЗАМЕТИЛ, УВЛЕКАЮТСЯ МНОГИЕ УЧАСТНИКИ ГРУППЫ)В КАТЕГОРИИ «РОМАН ГОДА» СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ О ТОМ, ЧТО ДАННЫЙ ПРОЕКТ — ТУПИКОВЫЙ. ИЗ 66 НАГРАЖДЕНИЙ НЕКОТОРЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПОЛУЧАЛИ ЕЩЁ И ВТОРУЮ НАГРАДУ(НАПРИМЕР,«НЕБЬЮЛУ»), В ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ СЛУЧАЯХ(ЧЕТЫРЕЖДЫ) «ХЬЮГО» ПОЛУЧАЛИ ДВА ПРОИЗВЕДЕНИЯ ОДНОВРЕМЕННО, И НИ РАЗУ «ХЬЮГО» НЕ ДАВАЛОСЬ ЗА РАБОТУ В СОАВТОРСТВЕ.ВИДИМО, ЛЕБЕДЬ, РАК И ЩУКА — НЕУДАЧНЫЙ ТИП ДВИГАТЕЛЯ. Я, ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, НЕ ХОТЕЛ БЫ ОСТАВЛЯТЬ О СЕБЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, КАК О ДЕСТРУКТИВНОМ ПЕРСОНАЖЕ, И СОГЛАСЕН ПОУЧАСТВОВАТЬ В НЕКОЕМ ОБЩЕМ ТЕМАТИЧЕСКОМ ПРОЕКТЕ.

ВЫНУЖДЕН ПОВТОРИТЬСЯ: РОМАН-БУРИМЕ — ТУПИКОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ЛИТЕРАТУРЕ
Ээээ. За борт его!
Ну, а если серьезно, то писать в соавторстве и вправду очень тяжело — поэтому я и придумал концепцию произведения, о которой сообщено всем будет завтра. Ну, а работать начнем в понедельник. До тех же пор прошу всех еще раз прокрутить в голове ваши сюжеты, подумать над тем, кем из персонажей вы хотели бы быть и.т.д и т.п!
Выкладываю начало первой главы, а дальше дело за вами.
Сигаретный дым стелился по потолку и окрашивал лампы в грязно красный цвет. Это была уже третья сигарета за последнюю минуту — он сделал очередной жадный вдох, вздрогнул и проглотил густой комок, застрявший у него в горле.
Он и его коллега стояли перед стеклом, через которое было видно комнату для допросов. Это была обычная комната — стол и два стула и, оба они бывали в ней не раз… но сейчас — все было иначе.
— И что думаешь? – нерешительно и тихо спросил лейтенант, глянул на коллегу и поморщился.
— Не знаю…, — ответил тот дрогнувшим голосом, подернул шеей так, словно ему привиделось что-то и добавил, — не уверен, не понимаю! Не укладывается в голове и…
— Ну может, тогда я начну, а ты потом присоединишься?
— Нет! Я сам! – прозвучало в ответ решительно и жестко. – Сам! Ведь ты не был там! Не видел этого и, не понимаешь!
— Ну хорошо, хорошо! Я просто помочь хотел! – усмехнулся лейтенант и перевел взгляд на список имен на листке. – Ну и, с кого начнем?
— Это неважно! Веди любого, а я пока пойду настроюсь.
— Как скажешь, Валер.
— Ладно! – прошептал Валера, — затушил сигарету и закрыл глаза. – Собрались и начали, — проговорил он, как бы подбадривая себя, шлепнул ладонями по щекам, открыл глаза и сделал шаг по направлению к двери, ведущей в комнату для допросов.
Нет! Все было не так, как обычно… И дело было не только в том, что Валера видел лишь силуэт того, кто сидел перед ним… Проблема была и в том, что он не знал, о чем спросить в первую очередь. Перед глазами снова появлялись те картинки с места событий. Плохой полицейский, хороший, напор или шантаж — все это в данной ситуации было бесполезно. А еще — эта анемия, что сковывала пальцы на руках и ногах. Валера сидел и чувствовал, как пот просачивается сквозь его рубашку, как язык наливается свинцом и, как мысли полны сумбура. Пытаясь скрыть это состояние — он молчал, был сосредоточен и, просто переводил взгляд с допрашиваемого на листок в руке, и обратно.
Со стороны все выглядело так, словно Валера пытался «прочесть» допрашиваемого. Лейтенант же, знал своего напарника и, решил помочь ему — нажал на кнопку громкой связи и задал первый вопрос.
— Представьтесь и расскажите о себе!
Коллеги соавторы!
Тут, как говорится «кто первым встал, того и тапки».
Это я о дальнейшем движении сюжета, если кто не понял. И, немного, за жизнь.
— Предоставленная завязка абсолютно открыта: можно двигаться куда угодною. Но, боюсь, что двигаться мы будем, кто в лес, кто по дрова.
В этой связи предлагаю:
1) В качестве «опорного» сюжета взять первый вариант из моего последнего поста. Пропал автобус. Спасательная команда прибывает в воскресенье ночью или в понедельник утором на место и видит… кошмар. В команду, как мы понимаем, входил «следователь» Валера. Пока все сходится. Он в шоке. Анемия? Может шок, а может и хуже. Мы ведь пока толком не знаем что там произошло. И даже зная о «зле» мы не знаем, что это на самом деле и куда оно подевалось. А может кому-то нужно было этот кошмар выдать за проделки «демонов». А может зло охомутало Валеру? Простор. Поляна — пиши не хочу!
2) Надо бы примерно определиться с числом «допрашиваемых» — понятно это число участников проекта, только вот оно тоже не понятно, но об этом чуть дальше. Будем считать 4-5 явно выживших. Кто это? Нужно выбрать себе персонаж. Один? Скорее да.
3) Считаю, что общую дискуссию, отталкиваясь от стартового поста Сергея, можно вести и здесь. А вот сами работы лучше бы перенести в какую-нибудь отдельную папку, по типу ДЗ.
4) Кроме того, думаю, будет правильно оформить группу, как группу. Тогда, по крайней мере, будет ясно, кто в игре; прежде чем «постить» можно кое-что и обсудить, чтобы не рвать сюжет и не тянуть одеяло только на себя. А то начинаем «творить», а формально — группы нет. Непорядок. ИМХО.
5) Если все или большистово (или как?) согласны ехать по предложенной колее, тогда я сторож базы :)
6) Если есть предложения по делу, предлагаю обсудить, прежде чем…
7) Если кто «исключительно писатель» и других не слышит и не видит: тогда вперед, скажите свое веское слово, задайте тон, а остальные тогда уж будут подстраиваться, если получится.
8) А может я чего-то не понимаю?
То, как я начал произведение — это неспроста. Это — намеренно! Так как на то оно и коллективное творчество. Задача сделать общее, а не приставить к одному автору девять помощников! Как куратор, я выбираю наиболее уместный, на мой взгляд, вариант. И потом, мы ведь уже начали работать. Товарищ, вы на допросе и, будьте любезны, отвечайте на вопросы следователя.
Откуда это следует, что я потерпевший? А может я свидетель? А может подозреваемый? А чего Валеру так колотит? Не понятно :)
Ну назову я фамилию, а дальше что?
А главное — где тогда тот самый авторский завязочный план?
Артём, хорошо, слово «потерпевший» — уберём.
Первая сцена и есть заявочный план! И я начал главу с интриги, Вы же её продолжайте, причем в рамках поставленных вопросов. Так как — это сюжетная задумка.
И впредь всем! Отныне не нужно писать сюда ваши мысли, пишите их в личку, сюда же пишем текст — художественный текст, из которого будет строиться черновой макет произведения.
Выложив такой вариант завязки, я хочу чтобы вы не просто отписались, а представили себе своего героя, Валеру и всю ту атмосферу. Я хочу, чтобы вы прочувствовали и прожили этот эпизод и, чтобы вошли в состояние вдохновленности.

Выкладываю ещё раз начало первой главы, а дальше дело за вами.

Сигаретный дым стелился по потолку и окрашивал лампы в грязно красный цвет. Это была уже третья сигарета за последнюю минуту — он сделал очередной жадный вдох, вздрогнул и проглотил густой комок, застрявший у него в горле.
Он и его коллега стояли перед стеклом, через которое было видно комнату для допросов. Это была обычная комната — стол и два стула и, оба они бывали в ней не раз… но сейчас — все было иначе.
— И что думаешь? – нерешительно и тихо спросил лейтенант, глянул на коллегу и поморщился.
— Не знаю…, — ответил тот дрогнувшим голосом, подернул шеей так, словно ему привиделось что-то и добавил, — не уверен, не понимаю! Не укладывается в голове и…
— Ну может, тогда я начну, а ты потом присоединишься?
— Нет! Я сам! – прозвучало в ответ решительно и жестко. – Сам! Ведь ты не был там! Не видел этого и, не понимаешь!
— Ну хорошо, хорошо! Я просто помочь хотел! – усмехнулся лейтенант и перевел взгляд на список имен на листке. – Ну и, с кого начнем?
— Это неважно! Веди любого, а я пока пойду настроюсь.
— Как скажешь, Валер.
— Ладно! – прошептал Валера, — затушил сигарету и закрыл глаза. – Собрались и начали, — проговорил он, как бы подбадривая себя, шлепнул ладонями по щекам, открыл глаза и сделал шаг по направлению к двери, ведущей в комнату для допросов.
Нет! Все было не так, как обычно… И дело было не только в том, что Валера видел лишь силуэт того, кто сидел перед ним… Проблема была и в том, что он не знал, о чем спросить в первую очередь. Перед глазами снова появлялись те картинки с места событий. Плохой полицейский, хороший, напор или шантаж — все это в данной ситуации было бесполезно. А еще — эта анемия, что сковывала пальцы на руках и ногах. Валера сидел и чувствовал, как пот просачивается сквозь его рубашку, как язык наливается свинцом и, как мысли полны сумбура. Пытаясь скрыть это состояние — он молчал, был сосредоточен и, просто переводил взгляд с допрашиваемого на листок в руке, и обратно.
Со стороны все выглядело так, словно Валера пытался «прочесть» допрашиваемого. Лейтенант же, знал своего напарника и, решил помочь ему — нажал на кнопку громкой связи и задал первый вопрос.
— Представьтесь и расскажите о себе!
Чего-то не понимаете. Дано задание продолжать главу — продолжайте. «Комбат» у нас есть и других не надо. То, что группу нужно сформировать согласен.
18:26
— Д-добрый вечер. Можно воды?
— Представься, — устало повторил Валера. — Потом принесу воды.
— Ах, ну да. Силкин Николай Трофимович, 1963 года рождения, беспартейный. Работаю водителем в ФГУП…
— Дальше, — Валера потер виски и посмотрел на стол. Зазубрины на его краях потемнели, лак на крышке облупился. Бывалый стол, надежный.
— А что дальше? Получили наряд на выезд, прибыли, погрузились. Ну покурили, погуторили маненько. Тронулись. У нас с ребятами рации стоят, как у дальнобоев. Только мы на 16 частоте. Решили ехать через Алпатово, там дорогу тем годом переложили. Ну выехали, идем колонной. Ну и тут понеслась…
— Конкретнее давай. Устал я уже от этих «понеслось», «бахнуло», «шарахнуло». Твой автобус был головным, успел проехать. Остальные муть всякую несут. Как будто увидели горящий город, черное небо, силуэты людей. Что там было?
— Воды-то дайте…
— Ребят, принесите воды, — через интерком попросил Валера. — Ну, давай пока, продолжай. Итак, что-то там куда-то понеслось.
— Да, так я и говорю — сначала темень. Я фары включил — смотрю — а света нет. И звуки пропали. Мотор не шумит, радио хрипит как-то… чудно. Будто кто-то что-то бормочет. Я в заднее гляжу — а там…
— А там? слушай, что у тебя за манера — на полуслове останавливаться? В артисты метишь?
— Да… Как сказать-то… Будто над ребятишками тени ходят. Высокие такие, гнутся под потолком. И будто… не знаю — выбирают что ли? А потом вдруг снова свет ударил, мы опять на дороге… а Валька Ничушкин так и пропал.
— И ты думаешь, что я тебе поверю? Вот в это все — тени, нет звуков? Где мальчишка?
— Так я ж и говорю… Ой, водичка, спасибо. Ну да, я и говорю — тени, тишина. Да вижу, что не верите. Но это и впрямь было.
— Мне надо подумать, — буркнул Валера и вышел из допросной. Вперился взглядом в напарника.
— Ну, и как это понимать?
— Не знаю. Но воду он выпил.
— Черт! Давай следующего. И принесите кресло на колесиках.
Stavrogin, классно! 10 из 10! Фарватер сюжета задан, прошу всех остальных его придерживаться!
Комментарий удален
Как можно связаться с вами лично? Написал вам письмо на ваш эл. адрес, но отправить не могу. Пишет — ваш заказ успешно принят, а вверху красным — ошибки при заполнении формы. Имя написал, эл.адрес тоже, а больше там нечего заполнять.
Друзья, добрый день! Мы вместе начали писать одну книгу. Я начал главу, Stavrogin продолжил, все остальные должны писать учитывая то, что написано ранее: имена, хронологию, места. Но при этом вы можете развивать историю так как хотите, но в первой главе в рамках допроса.
Сигаретный дым стелился по потолку и окрашивал лампы в грязно красный цвет. Это была уже третья сигарета за последнюю минуту — он сделал очередной жадный вдох, вздрогнул и проглотил густой комок, застрявший у него в горле.
Он и его коллега стояли перед стеклом, через которое было видно комнату для допросов. Это была обычная комната — стол и два стула и, оба они бывали в ней не раз… но сейчас — все было иначе.
— И что думаешь? – нерешительно и тихо спросил лейтенант, глянул на коллегу и поморщился.
— Не знаю…, — ответил тот дрогнувшим голосом, подернул шеей так, словно ему привиделось что-то и добавил, — не уверен, не понимаю! Не укладывается в голове и…
— Ну может, тогда я начну, а ты потом присоединишься?
— Нет! Я сам! – прозвучало в ответ решительно и жестко. – Сам! Ведь ты не был там! Не видел этого и, не понимаешь!
— Ну, хорошо, хорошо! Я просто помочь хотел! – усмехнулся лейтенант и перевел взгляд на список имен на листке. – Ну и, с кого начнем?
— Это неважно! Веди любого, а я пока пойду настроюсь.
— Как скажешь, Валер.
— Ладно! – прошептал Валера, — затушил сигарету и закрыл глаза. – Собрались и начали, — проговорил он, как бы подбадривая себя, шлепнул ладонями по щекам, открыл глаза и сделал шаг по направлению к двери, ведущей в комнату для допросов.
Нет! Все было не так, как обычно…. И дело было не только в том, что Валера видел лишь силуэт того, кто сидел перед ним… Проблема была и в том, что он не знал, о чем спросить в первую очередь. Перед глазами снова появлялись те картинки с места событий. Плохой полицейский, хороший, напор или шантаж — все это в данной ситуации было бесполезно. А еще — эта анемия, что сковывала пальцы на руках и ногах. Валера сидел и чувствовал, как пот просачивается сквозь его рубашку, как язык наливается свинцом и, как мысли полны сумбура. Пытаясь скрыть это состояние — он молчал, был сосредоточен и, просто переводил взгляд с допрашиваемого на листок в руке, и обратно.
Со стороны все выглядело так, словно Валера пытался «прочесть» допрашиваемого. Лейтенант же, знал своего напарника и, решил помочь ему — нажал на кнопку громкой связи и задал первый вопрос.
— Представьтесь и расскажите о себе!
Этот вопрос стал для следователя отрезвляющим, словно пощёчина при истерике. Он внимательно посмотрел на человека, сидевшего перед ним ожидая ответ.
— Грибов Михаил Николаевич.
— Год рождения?
— 1965.
— Адрес?
— Улица Песочная, дом 3, квартира 13.
— Профессия?
— Инженер-технолог.
— Где работаете?
— На местном промкомбинате технологом.
— Как оказались на месте происшествия?
Наступила пауза. Свидетель сидел на жёстком стуле раскованно. Он вёл себя так, как будто ему было не впервой отвечать на вопросы следователя. Михаил Николаевич был человеком среднего роста, сухопарый с вытянутым лицом. Нос прямой, немного удлинённый. Глаза с голубизной, равномерно расположенные от носа под ветвистыми бровями пшеничного цвета, внимательно изучали Валеру. Голову украшала копна кудрявых волос.
— Даже не знаю с чего начать – неуверенно начал свой рассказ Грибов. – Недавно прошли тёплые дожди, и я решил проверить, не начали ли расти грибы. Собрался, взял кузовок и отправился в лес. Я живу рядом с лесом, только шоссе отделяет мой дом. Так вот, перешёл дорогу и пошёл к своему грибному месту. У каждого грибника есть своё заветное местечко.
--Я спрашивал, как вы оказались на месте происшествия, а не о грибных местах, – не выдержал офицер.
— Ну и я о том же. Прошёл опушку, углубился, иду себе и иду. Дошёл до Круглой поляны – это та поляна, на которой любят проводить время горожане в выходные дни. Хотел обойти её, но что-то заставило меня выйти к средине. А там! О Боже, лучше бы я мимо проскочил эту проклятую поляну. Посредине, вокруг потухшего костра сидят четыре молодых человека и одна девушка, подогнув под себя ноги, руки на коленях и не шевелятся. Ну, чистые йоги. Позвал их – ответа нет. Заподозрил что-то не ладное, подходить не стал, а позвонил в полицию.
Мужчина замолчал, уставившись безразличным взглядом на голую стену.
— Что-нибудь подозрительное заметили?
— Не.
--Пока ждали, мимо ни кто не проходил?
— Не.
Валера понял, что от этого гражданина он уже ни чего не добьётся и решил отпустить его под подписку о не выезде. Вышел из допросной и отправился к себе в кабинет. Его сослуживец Виталий куда-то исчез. Даже поделиться не с кем. Дело принимало плохой оборот. Имеем 5 то ли трупов, то ли людей в трансе. По результатам медэкспертизы они были живы, но не подавали ни одного признака этой самой жизни. Чертовщина какая-то. Всех их оставили в том положении в каком нашли под присмотром медиков и полиции. Самое паршивое в этой истории, то, что девушка была дочерью его любовницы, Милы, и звали её Настя Леснова. Как сообщить Миле о случившемся? Остальных он не знал. В том, что они местные следователь не сомневался.
После мучительных размышлений сложился некий план действий: нужно опознать юношей (телевидение, газеты), расспросить Милу о её дочери (интересах, увлечениях, знакомствах). На сегодня хватит, решил Валерий и отправился домой. Утро вечера мудренее.
После эпизода со взятием подписки — все остальное в топку! И едем дальше!
Следующим в комнату вошел пожилой мужчина в потертом костюме. Его лицо Валера разглядел плохо – лампочка на столе светила тускло, но ему показалось, что у свидетеля нервный тик, подергивается щека.
— Садитесь, — предложил следователь, и спросил на всякий случай, — Вы хорошо себя чувствуете?
— Да, спасибо, — хрипло отозвался мужчина.
— Имя, фамилия, — Валера произнес эти слова на автомате. Он работал без перерыва на отдых и сон уже вторые сутки. Всеми силами следователь старался не показать свидетелю свою слабость.
— Климов Андрей Николаевич, — свидетель прокашлялся и вытер рот носовым платком.
— Кем работаете?
— Я то… научный сотрудник.
— Где? Что вы сразу сказать не можете? Почему надо все из вас насильно тянуть? – Валера с усилием подавил в себе нарастающее раздражение. Рубашка на спине совсем промокла от пота, глаза слезились.
— Так вы не спрашивали. Я – зав. лабораторией в Институте пространственно-временных флуктуаций.
— Как оказались на месте происшествия?
— Да я за грибами ходил, а тут всполохи, взрыв какой-то, а затем все пропало. Ну я и пошел поглядеть…
— Любопытство разобрало?
— Ну да.
— А какие же грибы в июне?
— Так сморчки и строчки.
— Ну ладно. А дальше что было? – Валера посмотрел в окно. Там все было серым, как в ноябре. Пасмурная мгла не помогала разглядеть собеседника. Зато в глаза бросилось давно не крашеное окно комнаты для допросов. «Обедать пора», — тоскливо подумал следователь.
— Дальше я подошел поближе. Там, где всполохи были, уже никого не было.
— А потом?
— Потом подъехали автобусы. Из них выскочили дети и взрослые, начали кого-то искать.
— Откуда подъехали?
— Со стороны шоссе.
— Так. Продолжайте, что же вы?
— Ну, один спросил меня, не видел ли я мальчика, забыл как его фамилия, я ответил, что нет. Ну и все. Я домой пошел, в деревню вернее. А утром ваши всю деревню прошерстили, и вызвали меня вместе с другими сюда.
Вроде все было ясно, мужик ни причем. Он пришел, когда все кончилось. Только почему у него щека дергалась? Почему голос хрипел? Может, простыл?
— Ладно. Свободны. Оставьте секретарю свои данные, она сидит в приемной.
Климов спешно поднялся и вышел не попрощавшись. В комнату вошел сержант Вася Ложкин.
— Ну что, Валер, твой свидетель, признался, что всех передушил?
— Кончай трепаться, — устало бросил ему Валера,- сил никаких нет.
— Как его фамилия? Что-то рожа знакомая, — Вася по привычке почесал свой кудрявый рыжий затылок.
— Климов.
— Так так, — Вася начал просматривать бумаги, которые держал в руках, — Климов… Климов… Ага, Климов Андрей Николаевич… Валер, ты что, спятил?
— А что?
— Так этот Климов помер два года назад. У меня тут список всех жителей деревни.
— Ты что-то путаешь. Он же паспорт секретарю предъявлял. Живой, не сомневайся.
— Странно. Что-то тут не так.
Марина, решите сами с Геннадием чей персонаж остается. Можно с помощью игры в «камень, ножницы, бумага»!
Лейтенант Чубыкин еще раз сполоснул руки под струей холодной воды, пригладил непослушные темно русые волосы, и окинул себя взглядом в зеркале над раковиной. — Хорош гусь! Жена из дома — значит можно уже и не бриться.

— Жарковато, однако, для июня. — Снова склонился и плеснул ледяной влаги на лицо. — Бр-р. — Виталий закрыл кран и уже потянулся, было, к диспенсеру, как дверь с треском распахнулась и рыжая комета пронеслась мимо него к туалетным кабинкам.

Он ухмыльнулся, неспешно вытер лицо и руки бумажным полотенцем, затем, тщательно скомкав, запустил получившийся мячик навесным броском поверх двери, за которой только что скрылся его менее удачливый сослуживец.
— Говорили же тебе, сержант, не гонись за дешевизной, не покупай шаурму на заправке. — Хотел еще что-то добавить, но только хмыкнул и вышел в коридор.

Заглянув по пути в допросную, через стекло, и никого там не обнаружив, Виталий развернулся и шагнул к двери напротив. Перед самым носом висела табличка «Оперуполномоченный Чубыкин В.Ф., старший следователь Пеняев В.П.» — Просил же Максимыча поменять. Вот же зануда. Как звездочку обмывать, так он первый, а как опера на старшего заменить, так у него дела".

Кабинет был пуст.

— Уп-с. А где же наш Валерий Палыч? — не то подумал вслух, не то сказал про себя. На столе напарника высилась груда бумаг — обычно тот никогда так не делал. В сейфе торчали ключи. У Виталия неприятно засосало под ложечкой. Он буквально подскочил к едва прикрытой дверке, рывком распахнул ее, так что стоявшая на сейфе ваза противно задребезжала… — Вот же блин, какая лажа! — Обе ячейки с оружием были пусты, так же как и плашки для патронов.

Виталий метнулся по коридору в сторону выхода. В такое время наружная дверь уже была заперта, а дежурный старлей с кем-то игриво болтал по телефону.

Чубыкин постучал костяшками пальцев по стеклу, потом показал на часы и провел указательным пальцем по своему горлу. — Горит!

Дежурный скорчил недовольную рожу, но трубку положил и включил громкую связь, — Ну и какого лешего тебя тут носит в такое время?
— Ты Палыча видел? — не обращая внимания на подколку, спросил Виталий.
— Ну, видел. Выскочил, как ошпаренный.
— Давно?
Дежурный сделал вид, что задумался, — Так где-то с полчаса назад. Я думал, там его баба какая ждет…
— Какая баба?
— Не, а куда еще мужик может так нестись, на ночь глядя. Как по мне, так только на свиданку.
Чубыкин хотел уже было возвращаться, но тут его слвоно что-то толкнуло в грудь.
— Погоди. Ты сказал, что думал, будто бы он спешит к бабе, а на самом деле?
— На самом деле? На самом деле там был мужик, почти такая же каланча, как и ты. Они перекинулись парой слов, Палыч кивнул, сели в машину и дернули с места так, словно уже куда-то опоздали. Да у меня на регистраторе все записано – взгляни, если хочешь?
Виталий задумчиво потеребил ус. — Не в службу, а в дружбу — сделай копию и закинь мне на почту. Лады?- Увидев, как старлей кивнул и снова потянулся к телефону, добавил, — Ты, только не тяни. А за мной не заржавеет.

Зайдя в кабинет, он первым делом закрыл сейф и спрятал ключи в карман. Затем включил кофеварку, взял со стола сигареты и подошел к окну. Сделал пару затяжек…
— Блин! Так в актовом зале, наверное, еще свидетели остались? — и выскочил в коридор.

Уже поднимаясь по лестнице на второй этаж, снова чуть не столкнулся с рыжей кометой.
— Василий! А ну стоять, боец. Что за забеги в нерабочее время?
— Товарищ старший лейтенант, так я к вам.
— И?
— Ну, вы же сами сказали, время уже не рабочее. У меня дома гости. В зале люди ропщут. Чаем с печеньками я их, конечно, напоил, но они грозят пожаловаться и вообще…
— Ты прав. Я как раз и шел по этому делу. Не знал, что тебя к ним приставили.
— Это ваша Виктория. — Ложкин обиженно надул губы. — Сказала, что там от меня если и не будет никакой пользы, то и вреда, скорей всего тоже.
— Давай так… — И Чубыкин вкратце проинструктировал сержанта. — Все понял?
— Так точно.
— Как закончишь, список мне и свободен. Но для начала, проводи ко мне, того, как ты сказал «самого противного»…
— Что прямо в кабинет?
— Я же сказал, ко мне — значит ко мне. Можно не прямо, но в кабинет. Ферштейн?
— Понял. Есть.
— Давай. Родина тебя не забудет.

— Разрешите?
— Сержант, что за формальности, конечно же, разрешаю.
В дверь сначала протиснулась конопатая физиономия сержанта Ложкина, словно тот хотел убедиться, что попал именно туда, куда нужно. Затем дверь распахнулась пошире, и Василий посторонился, пропуская в кабинет «самого противного» из оставшихся непонятно кого: свидетелей, пострадавших, соучастников или подозреваемых.

Он действительно был довольно высок и худощав. Скорее — жилист. Одет в пумовские штаны и ветровку. Кроссовки непонятно чьи, но на вид вполне. Выглядел гость действительно недовольным, но на брызжущего слюной психа никак не тянул. — Объект по кличке «Спортсмен», — так и запишем, подумал Чубыкин.

— Вот бумаги, которые вы просили, — сержант протянул планшет с несколькими прижатыми листами бумаги. — Я могу идти?
— Спасибо, сержант. Да. Вы свободны. Только оставьте дежурному свои координаты, где вас можно будет найти в случае чего.
— В случае чего? — не понял Ложкин.
— В случае непредвиденных обстоятельств, требующих вашего незамедлительного и срочного участия. Я понятно излагаю? — добавив металла в голосе, спросил оперуполномоченный, глядя куда-то в потолок.
— Так точно.
— Свободен.

— Строго тут у вас обращаются с молодыми кадрами, как я погляжу, — не выдержал первым незнакомец.
— Ха! Строгость. Вот попались бы вы паре младших сержантов сразу после учебки…
— Не служил. Освобожден по состоянию здоровья.
— Так чего же мы тогда стоим. Вон кресло, присаживайтесь. Кофейку?
— Послушайте, оперуполномоченный Чубыкин В.Ф., как я понимаю — это вы? — Не двигаясь с места, сказал гость.
— Старший уполномоченный. Да вы присаживайтесь. Я понимаю ваше недовольство. Приношу извинения за своих коллег. Вы должны понять, происшествия такого рода в наших краях случаются не каждый день. Замотались все. Но я уже обо всем позаботился. Всех запишут и отпустят. Уже. Наверное. Отпустили…
— Всех?
— Всех местных, тех, у кого есть знакомые, и тех, за кем смогут подъехать до полуночи. Остальным придется переночевать в КПЗ. Но у нас там сейчас никого нет. К тому же, там довольно мило. Я сам иногда там сплю, когда совсем уж замотаюсь.

Незнакомец немного недоверчиво окинул кабинет взглядом, но больше спорить не стал и уселся в предложенное кресло.

— Грибаускас, — проговорил он, глядя на лейтенанта.
— Простите, не понял?
— Фамилия моя — Грибаускас. Вацлав Казимирович.
— Так вы из тех или из этих?
— Кого вы имеете в виду под теми или этими?
— Извините. Тоже немного подустал к вечеру. — Поморщился Виталий, растирая виски. — Хотел спросить вы больше к полякам или к прибалтам относитесь.
— Если честно, то я татарин. — Но увидев слегка недоумевающий взгляд опера, улыбнулся и добавил. — Могу рассказать, как так получилось.

— Тот еще жук, — подумал Чубыкин, но не стал развивать эту тему дальше. — Так как насчет кофейку? Вполне приличный, смею вас заверить. Итальянского помолу и расфасовки. Ну и?
— Уговорили. Все равно день уже пропал.
Виталий быстро, но не торопясь, достал гостевой кофейный сервиз из тумбочки стола, дюжину разномастных пакетиков сахара, которые напомнили ему о небольших клептоманских причудах своего напарника. Вытащил из холодильника упаковку сливок. Водрузил все это богатство на дежурный поднос. Добавил кофейник. И с довольным видом перетащил все на свой стол.
— Чувствуйте себя, как дома. — Сделал приглашающий жест. — Курите?
— Нет.
— Ах, простите. Вы же сказали — состояние здоровья.
— Здоровье тут ни при чем. Бросил когда-то, на спор.
— Значит вы волевой человек. А я вот только собираюсь. И все никак.
— Так вы курите, если хочется.
— Вот спасибо. — Виталий взял чашку, сигареты и отодвинулся на край стола, как раз под вытяжку.

Некоторое время они молча прихлебывали кофе, внимательно приглядываясь друг к другу: два зверя в одной клетке; порода одна, но кто это? Друг? Враг? Или мимо проходил?

— Так что вы хотели узнать? — Снова первым не выдержал татарин польско-литовского происхождения.
— И все же, он куда-то торроппиттсаа, — подумал Чубыкин, делая последнюю затяжку. — Две вещи. В смысле, я хотел бы от вас услышать, максимально правдиво, насколько это возможно при сложившихся обстоятельствах, две вещи: как вы оказались почти в эпицентре катаклизма? и что вы там видели? Просто. Своими словами. Без протокола.
— Даже так?
— Понимаете, Вацлав. Там же, совсем рядом с местом, где вас подобрали, почти случайно оказался и мой напарник. Боевой товарищ, и, можно сказать друг. Глядя на него, я понял, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Но за текучкой у нас не выдалось даже минутки на нормальную беседу. Вот как у нас сейчас с вами.
— Понимаю, — Грибаускас кивнул.
— Тогда я весь во внимании.
Вацлав поставил чашку на поднос, и, сплетя пальцы в замок, опустил руки на колени.
— Полузакрытое положение. Демонстрирует предрасположенность к беседе, но явно собирается приврать, и убрал пальцы, чтобы непроизвольное подрагивание его случайно не выдало. — По привычке отметил Чубыкин, допивая свой кофе.

— Я блоггер. Зарабатываю на жизнь тем, что путешествую и описываю все то интересное и примечательное, что увидел. В ваши края меня пригласил финансовый директор вашего промкомбината. Там должны на днях запустить одну очень интересную производственную линию. И он хотел, что бы я это осветил надлежащим образом.
— Это часть ответа на ваш первый вопрос, почему я здесь вообще. — Грибаускас вопросительно взглянул на собеседника. Тот кивнул, соглашаясь.
— Мы оговорили с ним продолжительность командировки — дней семь-восемь, по обстановке. Поселиться он мне предложил в заводском пансионате. Там действительно вполне приличные условия. Хороший спортзал. А тамошний тренер посоветовал мне прекрасный маршрут для бега. Да, я еще бегом увлекаюсь. На длинные дистанции.

— Я, почему-то так и подумал, когда вас увидел. Есть что-то такое, говорящее об устремленности к финишу в вашем облике. И марафоном балуетесь?
— Случается. А вы, судя по всему тоже, в каком-то смысле бегун?
— Лыжник. Точнее биатлонист. Ну, знаете, у нас ведь как: кругом лес, медведи… Приходится совмещать. — Без тени улыбки пояснил Виталий.

— Значит, на первый вопрос я ответил?
— Будем считать.

— Видел я ночь и огненных ангелов. Звезды сыпались с небес, сжигая все на земле. Пока не кончились. А потом пришла тьма. А потом пришли вы. Точнее, ваши коллеги — из криминалистической лаборатории.

— Простите, когда вы это видели?

— Я бежал по уже привычному маршруту. Перед самой развилкой меня обогнала колонна автобусов. На них еще знаки были такие специальные «Осторожно, дети». Автобусы проследовали дальше по шоссе в сторону Алпатово. А я свернул на тропу, что идет вдоль дороги к дачному поселку. Примерно через полтора километра воздух словно начал уплотняться, стало трудно дышать и двигаться. Потом, боковым зрением я заметил какие-то всполохи, словно молнии били где-то невдалеке, на холме за подлеском. А потом из меня выбило дух, и я провалился в безвременье. Я так чувствовал. Будто времени там больше нет. Ну, остальное я уже рассказал.

Чубыкин потянулся было снова к сигаретной пачке, но отдернул руку. И с некоторым сожалением посмотрел на своего собеседника.

— Нелегко вам пришлось. Что ж. Большое спасибо. Я так понял, что общие сведения о себе вы сержанту оставили?

— Да, разумеется. Если, конечно, он не забыл их записать. Мне показалось, что он слишком уж куда-то торопился. — С легкой усмешкой заметил Вацлав.

— Наблюдательный хлыщ. — Подумал Виталий, поднимаясь. — Спасибо еще раз за сотрудничество. Давайте я вас провожу до выхода, чтобы не возникло каких-нибудь проблем с дежурным. — Он сделал приглашающий жест в сторону двери.

Вацлав неторопливо поднялся, засунул руки в карманы ветровки и еще раз огляделся. — А у вас тут действительно мило. — И шагнул в открытую дверь.

Уже у выхода Грибаускас сам протянул руку для прощания.
Витали крепко, но без фанатизма, ее пожал, с некоторым удивлением отметив, что такая ладонь скорее должна принадлежать матерому рукопашнику, а не какому-то кнопкодаву.

— Всего доброго, Вацлав. Еще раз извините за доставленные неудобства.

— Могло быть и хуже. Ну, я думаю, мы еще увидимся. — Не то сказал, не то спросил блоггер.

— О. Даже и не сомневайтесь, — ответил Виталий уже в спину уходящего объекта типа «Спортсмен».

— Дим, ну-ка глянь, куда там наш гость направляется?
— Сам смотри, — дежурный немного повернул экран монитора, так чтобы тот стал виден Чубыкину.
— Красава! Это то, что я думаю?
— Ягуар! Натюрлих.
— Надо было и мне на блоггера учиться, — подумал Виталий. — Ты мне киношку-то про нашего мальчика уже отправил?
— А то.
— Будь любезен, добавь еще и эту сцену отъезда, и можешь сразу заходить ко мне за честно заработанным вискарем.
— Баллентайн, я надеюсь, — жадно вспыхнули глазки дежурного.

— Баллантайн, Баллантайн. Будет тебе твой Баллантайн, когда я выясню, с кем ты болтаешь по служебному телефону в рабочее время, — бурчал старший следователь Чубыкин, возвращаясь на свое рабочее место.

Ночь ему предстояла бессонная.
Уберите все лишнее! Оставьте только допрос! И то, вкратце.
Я вообще-то в шоке. Мы чем тут заняты?! Вы все нормально пишете и пытаетесь доказать это еще раз! Но сейчас не это требуется!
1. У нас задача написать книгу вместе, а не блеснуть каждому отдельно остроумием.
2. Вы что, все фанаты детективов и сериалов на НТВ? К чему эти бестолковые диалоги в три слова?!
3.Где дети!? У нас разве пропал автобус с пенсионерами? У нас пропал автобус с детьми, 16-17- летними школьниками! И большинство тех, кто пережил события — это подростки и, может быть, максимум — один, два взрослых. Прошу учесть это и постараться!
Откуда следует, что пропал автобус с детьми?
Судя по первому посту — пропал один конкретный чел.
Судя по второму — добавилось каких-то 5 левых, одна из которых дочь любовницы следователя и это наверняка должно что-то значить.
Сморчки и строчки я даже не считаю :)
Какое событие мы расследуем? Ау! Ответьте пожалуйста конкретно) И укажите где это в ленте. Для тех кто в танке.
22:34
Есть такая литературная игра, мы на филфаке играли. Берем исходную задачу — пропали люди из автобусов. Первый задает экспозиционный план, второй — ориентируясь на экспозицию, добавляет свой кусок. Следующий, ориентируясь на два предыдущих куска, дописывает свое. Типа — одного, второго, третьего допросили. Мы сами для себя выплавляем из этого сюжет. Дальше коллективно работаем в той же манере. Я вижу это так. Почему каждый пытается перекроить сюжет под свой лад — мне непонятно.
Да. Но тогда а) должна соблюдаться очередность постов; б) прежде чем писать надо прочитать внимательно написанное ранее и подумать, как будут выкручиваться после тебя. А так да. Согласен. Но покажите мне где вы взяли эту исходную задачу? Точнее, где Сергей говорит, что это исходная задача? Я не вижу…
22:44
Я просто написал первым. Остальные по идее должны придерживаться того, о чем говориться у меня. Вы слишком зациклились на этой исходной задаче. Просто развивайте сюжет. Сама структура исходника позволяет экспериментировать — разные люди — разные допросы и манеры. Но не сюжеты.
В основе любого сюжета — событие. Если мы описываем «ваше» событие, то как с ним соотносятся два следующих поста? Допрос/расследование в рамках какого дела? Оно уже заведено? Иле это предварительное следствие? Я что-то не пойму, что вы мне пытаетесь доказать?
Еще проще. Поскольку наш шеф говорит исключительно загадками (для меня — все остальные, как я понимаю в теме), я готов послушаться вашего совета, любого. Так что посоветуете?
08:23
Берете те данные, которые есть в моем куске. И работаете с этим, видоизменяя по своему желанию. Я закончил на том, как позвали другого человека. В принципе, можно схематично подвязать к предыдущему и писать продолжение, развивая сюжет. Можно допросить ребенка, ехавшего в автобусе. Сопровождающего учителя. Этот прием прекрасно использует Джордж Мартин, когда одно и то же событие описывается с точки зрения разных героев.
Замечательно! Теперь объясните, какое событие мы с вами описываем? Сколько людей было в автобусе или автобусах? Вы знакомы с процедурой допроса несовершеннолетних? И почему допроса? Они ведь пострадавшие или свидетели, чего?
Как можно описывать с разных точек зрения событие которого никто не видел? И мы ведь не играем. Зачем нам картонные герои, которые видели непойми что, которых колбасит непойми от чего? Ну допоросили вашего водилу. Как этот герой будет дальше расти по сюжету? Какие у него цели? Мне это трудно представить. Впрочем — это ваш герой. Но сюжет ведь подразумевает череду событий, связанных причинно-следственными связями и расположенных не обязательно в хронологическом порядке. События! И что у нас за событие? А где конфликт, который должен способствовать трансформации героя? Станно все это как-то
09:52
Господи, вы же взрослый человек. Пишете сами. Фантазируйте, придумывайте. Это и есть творчество. Зачем мне задавать вопросы, знаком ли я с процедурами? Герои могут развиваться, могут нет. Это сотворчество. Не катит персонаж — убираем. Непонятно, от чего колбасит следака — додумайте. Событие — пропажа детей. Конфликт — реальность и нереальность описываемого. Зачем задавать кучу ненужных вопросов?
Творчество и совместное творчество это немного разные вещи, нет? Вижу, у вас есть ответы на все вопросы. Тогда скажите, кто руководитель данного «проекта»? В какой он (проект) стадии находится? И сколько человек в группе?
11:13
Господи, какой я руководитель? Пишите руководителю в личку, я умываю руки.
Дело же не в герое — кто останется. Дело в том, что у Геннадия дети стали чем-то типа зомби, а у меня мужчина из другого параллельного пространства попал на допрос. Сюжет разный.
20:13
Так в этом и задача — давайте хоть с канвой определимся!
20:44
Есть понятие — художественная задача. То есть берем исходное — пропали дети. Дальше на этот костяк наматываются сцены. Это очень интересная игра, учит вниманию к деталям, учитывая, что каждый автор пытается превнести что-то свое. А пока это выглядит как соревнование «Как позаковыристее переломить сюжету хребет». Давайте поиграем!
Господа. Я ровнехонько об этом написал в своем посте от 04.12.2015 23:11. На что мне было сказано, у нас есть комбат. Ок. Что у нас на входе? «О». Дальше, как и предполагалось, кто в лес, кто по дрова. Как все это сводить, отслеживать хронологию. Все пишут. Никто не читает. Геннадий отправил следователя домой. Следующий автор продолжает завтра. Бедные йоги мерзнут в лесу вместе с милицией и грибами. Появляется мертвый заведующий лабораторией темпоральный наук.
Мой текст — в канве допроса. Он закрывает лакуну между уходом Валерия и его появлением на следующий день, где сказано, что он «работал без сна и отдыха» вторые сутки. За одно объясняя куда подевался напарник, что стало с остальными «пострадавшими», обыгрывая сержанта Ложкина, который потом появиться завтра. И кому это не в тему?
Чистые сцены дороса — совершенно ни о чем, значит в тему?

Давайте уж как-то определимся. Группа. Участники. Пишем? Что? Нет? Ну, извините.

И о хребте какого сюжета идет речь, уточните пожалуйста?
22:08
Артем, знакомы с понятием «сюжетная арка»? И потом, без обид, но «сержант Ложкин» — это хороший персонаж для фарса. Эвфония забилась в шкаф и плачет кровавыми слезами.
А у нас что?
22:17
А у нас в квартире газ. А у вас?
А у нас не «сюжетная арка», а «сюжетная дырка». И Ложкин не мой а Марины. И к вам и вашему посту у меня претензий нет. Даже если я вообще удалю свой пост, то вам лично, или всем вместе станет лучше? Текст будет шедевральнее?
Зрите в корень, как говаривал незабвенный.
22:37
Нет, просто воспринимайте это как игру. Учит внимательно относиться к коллегам, учит искать компромиссы и находить небанальные решения банальных сюжетных ходов. Надо просто вникнуть и работать.
Слова…
Следователь, которого колбасит по непонятной причине опросив двоих, двоих, Карл! уходит домой. Вопрос — где сидять остальные, не пойми кто? И что они делают? Следователь появляется на следующий день к обеду, при этом утверждается что он работает без сна и отдых уже вторые сутки. Вопрос — где он работал?
Это хронология.
И тут из туалета появляется пропавший напарник, флэшбек. Ровно поиграть. И что не так?
Ну-ка, подбросьте аргументов :)
22:53
Откуда эта хронология взялась? Это все идет от невнимания и нежелания работать над сюжетом.
Ну, это же очевидно. У каждого поста есть время появления в ленте :)
08:23
Это все идет от невнимания и нежелания работать над сюжетом.
Вы уже начали повторяться. При этом абсолютно никакой конкретики. А это уже попахивает демагогией :)
09:34
Читайте выше, в ветке, где вы просите совета.
Следователь мог работать всю ночь на месте происшествия или в близлежащем селении. Хотя странно, что опросив одного человека, он уходит спать.
Ложкин — фигура второстепенная. Его можно заменить кем угодно. Человек у меня не мертвый, а пришедший из другого параллельного мира.
11:49
Во все это безумие явно требуется вмешательство руководителя.
Явно! Спасибо Stavrogin за попытки разрулить ситуацию! Короче:
1. Я предложил историю с автобусом.
2. Далее я на свое усмотрение выбрал концепцию начала произведения и в нем первая глава — этакий занос в будущее, где история уже свершилась. Валера был там и оставшихся людей привезли в город. Их надо допросить.
3.Писать книгу не мне, а вам,( мое дело лишь изредка расставлять акценты и точки над согласными, так что и для меня самого эта история — загадка. Герои — загадка и, вообще, все — загадка. Суть была простой — в первой главе мы вносим интригу, Stavrogin начал, кто-то подхватил, кто-то добавил, кто -то приукрасил, после чего я начал бы вторую главу, мол три дня тому назад… и задал бы очередной план, а вы бы подхватили и начали бы далее вести историю! При этом все должны читать, что написали другие и работать сообща. Это сложная задача, знаю, так как ни раз писал сценарии с коллегами в соавторстве и у нас тоже частенько доходило до «жаркого». Но если освоите это — вам многое будет по плечу!
Сергей, вы, конечно, молодец, но, как куратора, вас не видно. Вы просто собрали народ, ничего толком не объяснив, и ушли в закат, оставив для себя заметку, что будете вмешиваться в процесс, если соизволите.
Мой вывод с таким подходом — книги не будет, ничего ни у кого не получится без лидера, и одеяло так и продолжат перетягивать каждый на себя. В любой компании должен быть лидер, даже в самой равноправной и самостоятельной. А уж в творчестве особенно. Должен быть кто-то, кто будет не просто решать, что выкинуть из текста каждого, а ещё и подсказывать, куда идти каждому из них, куда направляться по сюжету и в каких рамках, если всё-таки хоть какому-то сюжету быть. И подсказывать нужно так, чтобы люди понимали ваши подсказки, не нужно никаких намёков и вольностей. Иначе никак. Так что я бы на вашем месте либо взялась за управление группой, как вы заявляли изначально, в роли куратора, либо участвовала со всеми на равных условиях, хотя, в последнем случае после каждого отрывка каждого из авторов должно идти обсуждение всех участников по поводу сюжета и его развития.
Забавно, что для зарисовки сюжета вы взяли отчасти мою идею, но, как я писала ранее, я в этом безобразии не участвую. Это я на всякий случай, если кто обо мне вспомнит. На этом всё, в темку эту больше заглядывать не буду.) Всем удачи!
Мы помним :)
«Водитель попался молоденький», — недовольно подумала Тамара Семеновна. А вслух спросила:
— Далеко нам еще?
— Да нет, — ответил водитель. – Вон за той горушкой, видите? Направо повернем – и пансионат. Только я что-то передних автобусов не вижу.
— Я думаю, все уже на месте, кроме нас, — Тамара Семеновна сама чувствовала, что срывает раздражение на совершенно постороннем человеке, но остановиться не могла. – Ехали бы побыстрее, не отстали бы.
— Куда торопишься, учительница? Детей везем, не картошку. – Глеб только на секунду повернул голову, оторвал взгляд от дороги. Но за эту секунду все переменилось. Знакомая дорога превратилась в узкую черную канаву. Нет, это только кажется. Просто вокруг стояли стены темноты, хотя над дорогой светило солнце. Однако хуже всего было впереди. Темнота наступала с двух сторон, словно занавески задергивали. Возле горушки, где надо было сворачивать, полотнища уже сомкнулись. Глеб затормозил, но опоздал. Автобус вполз в темноту, что-то лопнуло, и они оказались на поляне посреди леса. Дороги не было.
Глеб услышал странный звук, шедший непонятно откуда. Повертев головой, он понял, что у училки с перепугу стучат зубы. Он и сам чувствовал себя так, будто его стукнули по голове чем-то тяжелым.
— Приехали…
Шум, смех и песни в салоне внезапно прекратились. Выпускники, ничего не понимая, пытались рассмотреть местность через окошки автобуса.
— Куда это мы заехали? – спросила Павлова, — Где дорога-то?
— Эй, шеф, — крикнул Новосельцев, — куда нас завез? Где дорога-то?
— Ребята, он пьяный наверно. Завез нас в середину леса, Тут нам и головы сложить, — мрачно предположил Косяков, в простонародье Косяк.
— Косяк, миленький, я боюсь, — захныкала Лена Пивовар.
— Новосел, у тебя дедовский компас при себе? – спросил Косяк у Новосельцева.
— Спокойно, дети, — Тамара Семеновна взяла себя в руки, — все в порядке. Скоро приедем.
Но до спокойствия было далеко. Немного левее впереди виднелась жуткая картина – половина фуры стояла как обрубленная пополам, упираясь в землю двумя колесами, и серединой кузова в дерево. Вторая половины кузова отсутствовала совершенно. Из сломанного кузова свисали туши мяса. В надвигающейся темноте не было видно, то ли это груз с мясокомбината, то ли половину коров обрезала таинственная сила.
Комментарий удален
Дорогие друзья, спасибо за критику! К сожалению, для меня стало очевидным, что создать совместное произведение нам не удастся. Каждый хочет писать только то, что хочет сам, не читая того, что написано ни другими, ни мной. О чём свидетельствует последний пост. Какой автобус уже, когда я писал, что вторую главу с автобусом мы начнём позже со слов — три дня тому назад… А сейчас у нас ещё не написана первая глава.
Сергей, может нам что-нибудь на двоих уже сообразить? Только попозже, а то сейчас пока времени нет.
12:47
Правильно, Владимир. У обитателей сайта нет возможности понять простое творческое задание. Демотивируйте их еще сильнее!
До участия в проектах сайта я относился к себе как с среднему писателю. Сейчас мои «акции» растут прямо на глазах.
13:27
Да, спекулятивный спрос — это тоже вариант.
Не совсем, участники явно демпингуют.
Как понять: "… нет возможности...", и что это за «простое творческое задание»?
Свое я пишу один! В соавторстве только сценарии! Но это позже, пока тут надо что-то да сделать!
19:58
Тема закрыта?
Комментарий удален
Для начала я все же рекомендую попробовать выполнить то, о чем просят, или создавайте его в рамках произведения.
Сигаретный дым стелился по потолку и окрашивал лампы в грязно красный цвет. Это была уже третья сигарета за последнюю минуту — он сделал очередной жадный вдох, вздрогнул и проглотил густой комок, застрявший у него в горле.
Он и его коллега стояли перед стеклом, через которое было видно комнату для допросов. Это была обычная комната — стол и два стула и, оба они бывали в ней не раз… но сейчас — все было иначе.
— И что думаешь? – нерешительно и тихо спросил лейтенант, глянул на коллегу и поморщился.
— Не знаю…, — ответил тот дрогнувшим голосом, подернул шеей так, словно ему привиделось что-то и добавил, — не уверен, не понимаю! Не укладывается в голове и…
— Ну может, тогда я начну, а ты потом присоединишься?
— Нет! Я сам! – прозвучало в ответ решительно и жестко. – Сам! Ведь ты не был там! Не видел этого и, не понимаешь!
— Ну хорошо, хорошо! Я просто помочь хотел! – усмехнулся лейтенант и перевел взгляд на список имен на листке. – Ну и, с кого начнем?
— Это неважно! Веди любого, а я пока пойду настроюсь.
— Как скажешь, Валер.
— Ладно! – прошептал Валера, — затушил сигарету и закрыл глаза. – Собрались и начали, — проговорил он, как бы подбадривая себя, шлепнул ладонями по щекам, открыл глаза и сделал шаг по направлению к двери, ведущей в комнату для допросов.
Нет! Все было не так, как обычно… И дело было не только в том, что Валера видел лишь силуэт того, кто сидел перед ним… Проблема была и в том, что он не знал, о чем спросить в первую очередь. Перед глазами снова появлялись те картинки с места событий. Плохой полицейский, хороший, напор или шантаж — все это в данной ситуации было бесполезно. А еще — эта анемия, что сковывала пальцы на руках и ногах. Валера сидел и чувствовал, как пот просачивается сквозь его рубашку, как язык наливается свинцом и, как мысли полны сумбура. Пытаясь скрыть это состояние — он молчал, был сосредоточен и, просто переводил взгляд с допрашиваемого на листок в руке, и обратно.
Со стороны все выглядело так, словно Валера пытался «прочесть» допрашиваемого. Лейтенант же, знал своего напарника и, решил помочь ему — нажал на кнопку громкой связи и задал первый вопрос.
— Представьтесь и расскажите о себе!