Рубрики

День космодесантника

ВАРИАНТ №1:

В преддверии дня космодесантника в роте устроили соревнования. В программе две дисциплины: стрельба из лазерной винтовки и рукопашный бой. Победители получают увольнительную в город на выходные. Я – лучший стрелок в части, приз достался мне без особых усилий. В соревновании по рукопашке победил Илья Дунин. Еще бы, Дуня настоящий богатырь, кровь с молоком. Он родился и вырос на Ростове-4, большой планете с коэффициентом гравитации 1,3 (то есть сила притяжения на 30% больше, чем на Земле), теплым климатом и бескрайними плодородными равнинами. Короче, гигантская деревня, размером во всю планету.

Подумать только, целых два дня свободы! Кажется, у меня не было выходных с тех самых пор, как нашу часть забросили в эту дыру. Да-да, Омега-15 – настоящая дыра, по-другому не назовешь. Самая задница цивилизованной галактики. Граница с сектором насекомоидов. А скинули нас сюда уже три года назад. Умники из штаба ожидали вторжения со стороны жуков. Прогадали яйцеголовые, вот уже три года никакого намека на вторжение. Тишина. Хоть вешайся от скуки. Еще эта проклятая жара. Даже ростовчанин Дуня потом обливается. Начальство гоняет нас в три шеи, лишь бы хоть как-нибудь занять. В город не отпускают, боятся стычек с местными. Так что два выходных на день космодесантника – редкая удача. Грех не воспользоваться.

Начать решили с самого утра. Как говорится, раньше начнешь - больше выпьешь. Завалились в бар. Бармен, два двойных виски, пожалуйста. Как нет виски? А что есть? Водка есть? Тогда не будем выпендриваться, две водки. Ну, за космическо-десантные войска. За КДВ! Залпом и без закуски разумеется. Раздался звон стекла: «чок!». Дуня осушил полный стакан за секунду тремя глотками. Мне потребовалось немного больше времени.

Дверь бара отворилась. Посетители мгновенно замолчали. В повисшей тишине послышались приближающиеся тяжелые шаги. Обернувшись, я увидел огромного медведя в тяжелой металлокомпозитной броне. Он смотрел на меня, оскалив клыки. Из-за спины зверя торчала огромная секира. Один его глаз заменял кибернетический имплант. Черт возьми! Да это же Ульрих из второй роты!

Ульрих – типичный представитель расы беорнов – антропоморфных медведей-викингов. О, эти ребята знают толк в хорошей битве. Жаль, с мозгами у них туговато. Хрен его знает, каким образом Ульрих попал в космический десант, но здесь ему и место.Не удивлюсь, если он взял первое место по обеим дисциплинам.

- Как хорошо, что я тебя встретил, - злобная улыбка беорна не сулила ничего хорошего.

- Тоже рад тебя видеть.

- Помнишь, ты выиграл у меня пять тысяч кредитов? До меня дошли слухи, что ты сжульничал.

- Вранье! – Нет, серьезно вранье. Мне и жульничать не пришлось. Не смотря на патологическую страсть к азартным играм, медведи совершенно не умеют играть в карты.

- Я тебе не верю. Отдавай мои деньги.

В данной ситуации действительно стоило бы отдать деньги, но я уже давно их потратил. Кто ж мог предвидеть встречу с Ульрихом в городе, где никто не помешает ему разорвать меня на части? В общем, ничего не оставалось делать, кроме как сказать:

- Да пошел ты!

На этом беседа закончилась. Ульрих перешел от слов к делу. Его громадная лапа взметнулась в воздух. Я едва успел отскочить. Удар пришелся на барную стойку. Синтетическая древесина лопнула. Пивные кружки, стопки и стаканы со звоном повалились на пол.

Медведь на секунду потерял меня из виду. Воспользовавшись его заминкой, я схватил стул. Бац! Вопреки моим ожиданиям, получив табуреткой по затылку, Беорн не упал. Вместо этого, он окончательно рассвирепел. Огромная секира оказалась у него в руках. Мне пришлось спасаться бегством. На ходу я опрокидывал столы и стулья. Ульрих с легкостью разносил преграды секирой.

Помещение бара оказалось совсем маленьким. Беорн быстро загнал меня в угол. Лезвие секиры нависло над моей головой. Еще секунда и останутся две половинки от бравого солдата Ивана Смекалина. Положение спас Дуня. Прыгнув на спину медведю, он крепко обхватил его шею руками. Ульрих попытался стряхнуть Илью, но деревенский здоровяк держался крепко. Я повис на рукояти секиры. Медведь больше не мог использовать оружие. Он начал крутиться, разнося все вокруг. Я несколько раз больно ударился о столики. Дуня оставил в гипсокартонной стене отпечаток в форме себя.

Драка непременно закончилась бы полным разрушением бара, но тут в зал вышел хозяин заведения. Он держал в руках электромагнитное ружье. Не сговариваясь, мы с Дуней бросились к выходу. Не хватало еще нам счета за причиненный ущерб. Убегая, я увидел на одном из столиков полную бутылку водки. Одно молниеносное движение, бутылка телепортируется в карман. Ловкость рук и никакого мошенничества.

Хозяин бара не заметил нашего ухода. Его внимание целиком и полностью занимал разъяренный медведь. О, поверьте, чтобы утихомирить беорна одного ружья не достаточно…

Мы приземлились на скамейке в парке. Украденная бутылка быстро опустела. Благо магазин алкогольной продукции располагался за углом. В течение следующего часа продавец лицезрел нас целых три раза. Скудное финансовое состояние заставляло обходиться без закуски, в итоге мы изрядно налакались.

Солнце медленно подкрадывалось к зениту. Воздух плавился над раскаленным асфальтом. Крупные капли пота скатывались по коже, унося из организма ценный алкоголь. Я крепко затянулся, впуская дым папиросы в иссушенное горло.

- Черт, ну и жара. Вот бы сейчас искупнуться.

- Точно! – огромные щенячьи глаза Дуни загорелись. – Я где то слышал, что у десантников в двадцатом веке существовала традиция купаться в фонтанах.

- Да это же было двести лет назад. Кроме того, сам знаешь, что на этой проклятой планете нет ни одного настоящего водяного фонтана. Есть только плазменные имитации.

- Кстати, одна из них как раз в этом парке…

Сам не знаю, как позволил уговорить себя. Очередная глупая затея Дуни. Алкоголь делает меня уступчивым.

Фонтан находился в центре парка. Люди со всего города собирались посмотреть на бьющий из-под земли поток разноцветных искр. Поток вихрем поднимался до самых небес. Оттуда искры осыпались дождем. Они гасли, не достигнув всего пары метров до земли.

Кто бы мог подумать, что купаться в плазменном фонтане так весело. Я словно находился в центре радуги. Раскаленные искры приятно пощипывали кожу. Пожалуй, стоит запатентовать, как новую косметическую процедуру.

Илья прервал веселье самым наглым образом. Он бесцеремонно выдернул меня из фонтана. Я сильно возмутился: «что вы делаете, уважаемый товарищ?» (ну или: «ты чё творишь, придурок!?» - не важно). Дуня не ответил. Он, молча, указал пальцем на приближающегося беорна. Его шерсть торчала в разные стороны. На металлокомпозитной броне виднелись следы пуль. Мы поспешили ретироваться, пока Ульрих не заметил нас.

Парк остался позади. По мере удаления от центра, город открывался во всем своем неповторимом колорите. Покосившиеся одноэтажные кирпичные домишки обступали со всех сторон. Незамолкающие торговцы и чумазые детишки наполняли узкие улочки. Кучи мусора источали невыносимую вонь. Говорю же, Омега-15 настоящая дыра.

Куда бы мы ни шли, всюду за спиной слышалась тяжелая поступь беорна. Он словно находил нас по запаху (что, вообще говоря, не исключено). Из-за проклятого медведя выходной катился ко всем чертям.

Совершенно случайно нас занесло на стройку. Среди прочего материала я разглядел кучу суперсовременных высокопрочных кирпичей (похоже, кто-то из военных инженеров приторговывает). На вид они совсем как обычные, незнающий человек не заметит разницы. Тут у меня родилась замечательная идея.

Беорн не заставил себя долго ждать. Едва он заметил нас, в глазах засветился огонь злобы.

- Эй, Ульрих, у меня к тебе есть деловое предложение, - я сработал на опережение.

- Я больше не верю тебе! – из клыкастой пасти вырывался фонтан слюны.

- На этот раз никаких карт. У меня не будет шанса сжульничать. Все проще простого. Выиграешь ты, отдам тебе десять тысяч. Выиграю я, мы квиты, и больше никаких споров.

- Давай, выкладывай уже, что ты там задумал, - азарт и любопытство вступили в схватку со звериной яростью.

- Смотри, что я могу, - Кулак ломаеткирпич пополам. Разумеется, это самый обычный кирпич, разбить такой сможет любой десантник. – Если сможешь повторить, ты победил.

Стопроцентная замануха. Беорн уверен в своей силе. Если смог человек, он-то и подавно справится. Ульрих хватает кирпич. Замах. Удар. Кирпич остается целым. Еще одна попытка, результат тот же. Ничего удивительного, бункеры, построенные из таких материалов, выдерживают прямое попадание водородной бомбы. План сработал, медведь даже не почуял обмана. Дело шло к счастливому финалу, но тут вмешался Дуня. Он выхватил кирпич у беорна со словами: «дай-ка я попробую!». Мне оставалось только хлопнуть себя ладонью по лбу, старательно сдерживая мат. Илья коротко замахнулся. Бах! Кирпич разваливается на две части.

- Как ты это сделал!? – не сдержался я. - Это ж бронированный кирпич.

- Точно бронированный, - почесывая затылок, Илья смотрел на половинки. – Да фиг его знает, какая теперь разница.

Действительно, какая теперь разница, главное мы помирились с Беорном. В честь столь радостного события решили выпить. Космический викинг, с присущей его народу щедростью, предложил оплатить счет. Отказаться было бы не вежливо.

После двух бутылок водки, выпитых в честь примирения, и еще одной, выпитой просто так, состояние пьяного дурмана вернулось к нам. Вместе с ним вернулась и жажда действий. У Дуни случился приступ ностальгии. Он вспомнил о сезоне бахчевых культур, начавшемся на родной планете. «На Ростове-4 так много арбузов, что их даже засаливают на зиму. Вы никогда не ели соленых арбузов!? Как же много вы потеряли!». Так мы и решили отправиться на поиски арбузов. Не соленых, конечно, а хоть каких. Найти подобную экзотику в городе можно только на базаре.

Множество людей, одетых в национальные одежды, снуют между лотками с продукцией. В постоянной спешке, они расталкивают друг друга плечами. Несмолкающий гомон режет слух десятками различных диалектов. Запахи овощей, фруктов, мяса, рыбы и специй смешиваются в единый тошнотворный коктейль. Базар на Омеге-15 – сущий ад, неопытного торговца здесь оберут до нитки без всякого зазрения совести, но если в галактике и есть место, где можно достать любой продукт, то это оно.

Арбузы нашлись спустя полчаса блужданий по бесконечному лабиринту базара. Продавец взрезал зеленый шар огромный ножом, извлекая ярко-красную плоть наружу. Нос торговца напоминал непреступную гору. У подножья горы рос густой лес черных усов. «Покупай арбуз! Свежий! Сочный! Спелый! Сладкий, как поцелуй любимой девушки!». Дуня - знаток бахчевых культур, тут же пошел в атаку: «Чьи арбузы? С планеты Узбекистан-2? Ростовские, несомненно, лучше! А точно сладкие? А косточек много?...» Опытный торговец успешно отбивался. Он предложил опробовать продукт. Я согласился. Спелая мякоть таяла на иссушенном жаждой языке, источая прохладный сладкий сок. Что может быть лучше в конце долгого жаркого дня?

Мы купили самый большой арбуз. Пришлось заплатить втридорога. К счастью, пьяный беорн отличался небывалой щедростью. Ножа под рукой не оказалось, в ход пошла секира. Зеленый шар развалился на две половины, обнажив светло-розовую сердцевину. Сразу стало ясно – нас надули самым наглым образом. В глазах Ульриха вспыхнул пожар ярости. Издав дикий рык, он двинулся в сторону обманщика. Окружающие медведя лотки разлетались в щепки от тяжелых ударов секиры. Диковинные фрукты и овощи падали на пол. Спасающиеся бегством люди втаптывали их в грязь. Толпа быстро рассеивалась, никто не хотел вставать на пути у разъяренного беорна.

Продавец десять тысяч раз пожалел, что втюхал нам неспелый арбуз. От страха у него поседели усы. По мне, так поделом ему, но сердобольный Дуня решил спасти злосчастного торгаша. Илья за шиворот оттащил бедолагу от смертоносного вихря стали. «Проваливай отсюда, пока цел!» - добродушно посоветовал Дуня. Торгаш принял совет за угрозу. Он застыл, как вкопанный, беспомощно вжав голову в плечи. Привести его в движение смог лишь щедро отвешенный мною пендель. Получив под зад, обладатель огромного носа помчался быстрее ракеты.

Понимаю, со стороны наши действия совсем не походили на спасательную операцию. Прибывшие некстати сотрудники полиции приняли их за издевательство над национальным меньшинством. «Всем оставаться на местах! Руки за голову! В случае сопротивления мы откроем огонь!» Направленные на нас стволы бластеров заставили выполнить приказ. Увы, успокоить разъяренного медведя не так просто, но и полицейский бластер это вам не электромагнитное ружье. Убить, конечно, не убьет, но оглушит точно. Никакие доспехи не спасут.

Нас усадили в салон полицейского гравикара. На руки нацепили наручники. Нам светило обвинение в хулиганстве, штраф на круглую сумму и целый месяц, проведенный в нарядах, но все это потом. Сначала предстояла ночь в камере предварительного заключения. Пятеро полицейских, кряхтя от натуги, погрузили обездвиженное тело беорна в кузов. Гравикар плавно поднялся в воздух. В окне замелькали крыши домов, растворяющихся в вечернем сумраке.

Тюремная камера выглядела лишь чуть менее уютно, чем привычные казармы. После долгого дня нары показались вполне уютной постелью. Стоило прилечь, сработала отработанная годами армейская привычка мгновенно засыпать при любой имеющейся возможности. Мы сладко захрапели, разнося вокруг стойки аромат перегара.

Разбудил меня громкий шум, отзывавшийся эхом в похмельной голове. С улицы доносились отзвуки далеких взрывов, крики, выстрелы бластеров и винтовок. По коридору в сторону выхода бежали полицейские с напуганными глазами и оружием в руках. Происходило что-то непонятное. Голова гудела. Хотелось выпить чего-нибудь холодненького, пива, например. Я растолкал спящего Дуню.

- Эй, – говорю, - туша, подъем!

- А чего так рано-то?

- На том свете отоспишься. Тут какая-то ерунда происходит. Слышишь взрывы?

Разумеется, он их слышал. Тем более, что звуки постепенно приближались к зданию участка. Мы обратились к пробегавшему мимо камеры офицеру.

- Алло, легавый, что там творится?

- Напали! Атакуют! Планета в огне! – полисмен не справлялся с волнением.

- Успокойся. Теперь, давай по порядку: кто напал, кто атакует?..

Из сбивчивого рассказа насмерть перепуганного офицера становилось ясно, что планету атаковали насекомоиды. В пять часов утра на орбиту вышла целая флотилия. Огромные жуки стали спускаться с неба. Они несли на себе тварей поменьше, такой своеобразный десант насекомых. Основные удары пришлись на армейские гарнизоны. Военные каким-то чудом смогли устоять. Они до сих пор держат оборону на своих базах, но зараза уже доползла до города. Естественно, мирные жители не способны дать отпор гигантским насекомым. Полицейский участок – один из немногих оставшихся очагов сопротивления.

Угораздило же нас так вляпаться! Оказаться в тюрьме в такой момент. У военных имеется четкий список лиц для эвакуации в случае отступления. Рядовые граждане, а тем более заключенные, в него, естественно, не входят. Командиры скорее будут вытаскивать своих солдат, поэтому больше шансов спастись, находясь в части.

Офицер освободил нас из камеры. Мы проявили огромное желание содействовать сопротивлению, но нам отказали. Полицейские не хотели доверять оружие хулиганам и дебоширам. Нас отвели в центральное помещение участка. Там, среди офисных столов, расположился десяток гражданских лиц. Напуганные и заплаканные женщины, дряхлые старики и ничего не понимающие дети сидели прямо на полу, вздрагивая при малейшем шорохе. Среди них мы, два здоровых лба, чувствовали себя глупо.

Что может быть хуже ожидания? Совсем близко идут бои, а ты бездействуешь, и жизнь твоя вверена в руки других людей. Нет, такой расклад не по мне. Я ходил из стороны в сторону, пытаясь хоть как-то занять себя. Дуня откровенно скучал. Он сидел на столе, болтая ногами. Столешница заметно прогибалась под весом здоровяка.

- Давай, что ли в города поиграем, - предложил Илья.

- А давай. Я начну: Ростов.

- Вот, блин, я тоже хотел его назвать. Ну, тогда Владимир.

- Рязань.

- Норильск…

Звуки выстрелов слышались совсем близко. Похоже, жуки уже проникли в здание, и бои проходили в коридорах. Вдобавок ко всему, погас свет. Среди гражданских началась паника. Женщины зарыдали в голос. У одного старика случился сердечный приступ.

- Всем успокоиться! – рявкнул я. – Сейчас включится аварийное освещение.

В подтверждение моих слов загорелся тусклый свет. Аварийные фонари работают от батареек, а не от сети. Дуня нашел в шкафу универсальный медпакет. Вонзив старику в плечо шприц с лекарством, он продолжил игру:

- Рига.

- Астана.

- Аааа… Арбузовск.

- Что еще за Арбузовск? Нет такого города.

- Есть, - в голосе Ильи зазвучали нотки обиды. – У меня там бабушка живет, между прочим.

- Э нет, приятель, так не пойдет. Мы же еще в прошлый раз договаривались называть только города Земли.

- Ладно-ладно, тогда пусть будет Архангельск…

За стеной хлопнул взрыв. Пол заметно вздрогнул. От громкости заложило уши. В комнату вбежали двое полицейских. Они несли еще одного офицера, истекающего кровью. Дуня кинулся навстречу с медпакетом в руках. Доверив ему заботу о товарище, полицейские уселись на пол. Один, молча, смотрел в пустоту стеклянными глазами. Второй постоянно повторял:

- Нам конец, мы все умрем…

Его словно переклинило от шока. Я отвесил парню увесистую оплеуху. Лучшее средство в таких ситуациях. Легавый мгновенно очухался.

- Что там происходит?

- Жуки пробрались в здание, - дрожащим голосом ответил офицер. – Наши из последних сил держат коридор, но надолго их не хватит. Нам ни за что не дождаться эвакуации.

- Идиоты! – я начинал злиться, - никакой эвакуации не будет. Военным не до вас.

- Но, что же нам делать?

- Похоже, единственный вариант – это самим добраться до военной части, но нужен транспорт.

- На крыше стоят два гравикара, -в глазах легавого мелькнула надежда, - в них должны уместиться все выжившие.

- Отлично! Будем пробиваться в сторону крыши. Я и Илья пойдем вперед, а вы прикрывайте нас сзади. Сообщи своим бойцам, пусть тоже подтягиваются. Еще нам нужно оружие. Желательно что-нибудь посерьезнее.

- Гм, в оружейную уже не прорваться, но, возможно, пара стволов найдется среди конфиската.

Среди конфиската действительно обнаружилось оружие. Причем не пара слабеньких полицейских пукалок, а кое-что посерьезнее. Настоящие боевые штурмовые лазерные винтовки. Совсем новенькие, еще в масле. В части нам о таких только мечтать приходилось. Мало того, имелись еще и гранаты. Ну, что пошумим немножко? Еще как пошумим!

В коридоре нас уже поджидала парочка тараконов размером с крупную собаку. Они кинулись в атаку, оскалив жвала. Ерунда! Такими только детей пугать. Я нажал на спусковой крючок винтовки. Красный луч на мгновение прочертил прямую от оружия к голове насекомого. Маленький взрыв украсил белую стену зеленовато-коричневыми тараканьими мозгами. Дуня последовал моему примеру. Удовлетворенно хмыкнув, он обратился ко мне:

- Эй, Вань!

- Чего?

- Архангельск.

А я уж и забыл про эту дурацкую игру. Ну ладно, почему бы не продолжить?

- Крым.

- Москва…

На нас перли десятки самых разнообразных тварей. Из всех углов и щелей смотрели их фасеточные глаза. Челюсти и клешни щелкали, грозя оттяпать руку или ногу. Острые жала сочились ядом. Лазерные винтовки работали без устали. Пол покрылся вонючей бурой жидкостью, заменяющей насекомым кровь. Под ногами хрустели осколки экзоскилетов погибших противников.

- Норильск, - говорю я, поймав в прицел голову огромного богомола. Выстрел, тварь заваливается на спину, смешно подергивая передними лапками.

- Курск, - отвечает Илья, посылая гранату в воздух. Смерть, сконцентрированная в маленький металлический шарик, падает в самую гущу врагов. Бабах! Обрывки кишок и клочки плоти разлетаются во все стороны.

- Осторожно! Шершень на девять часов!

- Где?

- Где-где… - стреляю гигантской пчеле в живот. Полосатое брюшко вздувается. Лопнув, оно покрывает нас своим содержимым с головы до ног. Наспех утерев лицо рукавом, процеживаю сквозь зубы: - Караганда, блин.

- Ну вот, опять мне на А досталось…

Так, пробиваясь через полчища монстров, мы постепенно двигались к цели. Позади, в паре шагов от нас, шли гражданские. Они явно не были готовы к зрелищу битвы. От вида насекомьих внутренностей их выворачивало наизнанку. Тыл прикрывала группа офицеров полиции. Им приходилось туго. У них не было ни нашего опыта, ни толкового боевого оружия. Бластеры лишь на короткое время обездвиживали жуков, а старые винтовки быстро перегревались.

До лестницы на крышу оставалось совсем чуть-чуть. Мы вышли в длинный узкий коридор, прикрыв фланги бетонными стенами. Впереди никого. Ну все, осталось совсем чуть-чуть.

-…Рим, - продолжает Дуня.

- Майкоп, - отвечаю.

- Жульничаешь, нет такого.

- Есть, правду тебе говорю.

- Ладно, верю. Значит мне на П? Дай-ка подумать.

Послышался треск. Я, было, подумал, что у Дуни от натуги мозг трещит, но звук становился все громче. С потолка посыпалась бетонная крошка. По белой поверхности побежали трещины. Я едва успел остановить, собравшегося сделать шаг, напарника. На пол перед нами упал огромный кусок бетона, взметнув вверх столб пыли. В образовавшемся проеме мелькнуло движение. Не сговариваясь, мы одновременно открыли огонь. Не помогло. Сквозь белую пылевую завесу уже прорисовывался силуэт исполинского жука, занимавшего все свободное пространство в коридоре. Лазерные лучи разбивались о него не причиняя никакого ущерба. Мы попятились, но уперлись в толпу гражданских. Отступать было некуда. Полицейские едва сдерживали накатывающиеся сзади волны противников.

- Вот черт, похоже нам всем пи…

- О, точно, - перебил меня Илья, - город на П – Пиза!

Жук стоял перед нами. Мы видели себя в отражении его глаз. Мерзкие волосатые отростки усов тянулись к нам. Острые челюсти разошлись, из ротового отверстия донесся низкий утробный хрип. Я уже приготовился к смерти, но жук не напал. Его лапки подкосились. Огромная туша рухнула замертво.

- Ох уж эти люди, на минуту их нельзя оставить без присмотра, - послышался знакомый голос, - обязательно попадут в беду.

Только теперь я заметил торчащую из затылка поверженного чудища секиру. На спинной броне, скрывающей крылья, с гордым видом стоял викинг в медвежьем обличии.

- Ульрих! Черт возьми, как же я рад тебя видеть!

Беорн спрыгнул вниз. Он схватил нас в охапку. От крепких медвежьих объятий у меня затрещали кости, но это пустяки. Главное мы теперь вместе, а значит прорвемся, ведь космическо-десантные войска никогда не сдаются!

Вперед, за КДВ!

09:52
Фантастика с юмором — это классно! Не хочется придираться к «не тем описаниям», хочется расслабиться и улыбаться. Ведь таков её посыл!
Рассказ мне понравился. Только игра в слова показалось не совсем к месту. Я поняла, что они сражались играючи. Но именно эта забава как-то не очень подходит. Лучше что-нибудь более искрометное. Пусть даже абсурдное, но рассказ только выиграет.
Спасибо. Насчет «сражаться играючи» вы верно поняли. Игры в города мне показалось достаточно, ничего искрометнее, увы, придумать не смог.
02:00
Да, в Ростове сейчас гравитация растёт.
Вы еще про Магадан-20 не слышали. Там гравитация аж в 5 раз превышает земную!)
Обождите! Вы не могли об этом знать, ибо гравитационные волны открыли только на днях, да и то, как-то не очень убедительно :)
13:01
Александр, здравствуйте!
В своё время, когда я хотел в качестве «космической угрозы» использовать роботов-насекомых, мне рекомендовали не увлекаться банальными сюжетными ходами. Де, насекомые — это уже было и скучно.
Почему то вспомнилось.
Понимаю, что к Вашему рассказу это не относится, в нём всё гармонично, но, на всякий случай передал Вам информацию. Что говориться «за что купил»
Вы правы, такое было и много раз. Ну, тут такая юмористическая фантастика, поэтому можно слегка «спародиродировать» классику типа того же «Звездного десанта» Роберта Хайнлайна. С серьезным текстом такая штука не прокатит.
09:50
Ещё вопрос, если можно. Послевкусие от рассказа остаётся — в чём мораль?
Юмор, жизнь — игра, это понятно.
Миссия. Герои бухают, веселяться, разносят всё на своём пути, расталкивают местных жителей… Мотив. То что планета — захолустье и жители грязные и убогие? Герои охраняют мир внося при этом хаос?
На мой читательский вкус хочется видеть каплю сочувствия и понимания у героев по отношению к «клиентам» — тем кого они спасают. Там был намёк, когда торговцу предложили убраться по хорошему… Но недостаточно. Хочется видеть ещё через внутренние диалоги. Но это если в опубликованном варианте, чтобы юмор не воспринимался как чёрный…
Хотя это моё личное мнение, у редакторов можети быть иное
Да особо глубокого смысла я в этот рассказ не вкладывал. Мне как раз захотелось отдохнуть от всяких философий)
Основной посыл рассказа: изобразить этаких профессионалов войны. В бою они чувствуют себя столь уютно, что могут играть, не отрываясь от дела. А вот, «на гражданке» им не по себе, отсюда пьянки и хаос. Отношение к гражданским у героев разное. Дуня добряк по сути, а Ивану совершенно пофиг на них.
Я думаю, что даже в далеком будущем, при наличии сверхвысоких технологий, основной боевой единицей все равно останется человек. Вот такой вот профессионал войны всегда будет востребован. А главное его оружие — ни бластер и ни лазерная винтовка, а простая солдатская хитрость. Именно она помогла героям подружиться с медведем. (Да и фамилия Смекалин не спроста))
15:29
Ясно. Ну так и воспринял как этюд или зарисовку. Т.е. как выглядят псы войны всем, наверное, известно, и вот ещё одни «трудовые» будни парней. Это понятно.
Но, на мой взгляд, у Хайнлайна мораль тоже не отслеживается. Во всяком случае, я её не усмотрел, скорее пропаганда (или реклама) «идеальной армии» как её увидел автор. Именно поэтому мне не понравились ни роман, ни фильм по нему. Возможно, когда писалось, они как раз переходили на контракт и требовалось нечто подобное. Хотя пару мыслей интересных там есть — роль экстрасенсов, например, и то, что женщины лучшие пилоты чем мужики.

Возвращаюсь к Вашему рассказу, после упоминания насекомых, действительно складывается ощущение что это подражание, а после начала похождений ощущение, что это сатира.
Но так Вам и сказал, что рассказ гармонично читается и я вполне могу его представить «на бумаге».
Да и тренд сегодня на как раз такое лёгкое и «игровое» отношение к жизни, считаю. Как Вы, кажется, говорили: «делай что надо и будь что будет»
Так что рассказ выдержан вполне в духе времени :)