Рубрики

Балтийский трофей

ВАРИАНТ №1:

Балтийский трофей

1

Торпедный катер, ломая носом невысокую волну, уверенно шёл курсом бейдевинд почти точно на норд-вест. Для солдат и офицеров, составлявших трофейную команду, это был первый в жизни выход в открытое море, и даже «лёгкая зыбь», как выразился капитан корабля, казалась им настоящим штормом. Бледные, едва не зелёные, они толпились на палубе, с трудом преодолевая рвотные позывы. Наконец, один из них согнулся пополам и под смех товарищей расстался с собственным завтраком, ушедшим за борт.

Майор Новиков, как всегда – в безукоризненно отутюженной форме и начищенных до зеркального блеска хромовых сапогах, обернулся к солдатам и сказал:

- Петров?! Я тебе ещё перед выходом говорил: меньше курить нужно! Тоже мне, дама с камелиями!

В ответ послышался смех. «Трофейщики» постоянно общались с союзниками, поэтому курили исключительно американские сигареты. Наиболее популярными были «камелиии», или «кэмел», очень крепкие сигареты без фильтра.

Наконец, вдали показалась земля – маленький островок, имевший немногим более двухсот метров с севера на юг и около пятисот – с запада на восток. Катер пришвартовался к небольшому причалу, рядом с катером, украшенным американским флагом. Солдаты и офицеры сошли на берег.

- А союзники, как я погляжу, уже тут, – сказал майор Новиков, более солдатам, нежели офицерам. Последние были информированы, что на острове американцами обнаружен секретный объект, напоминающий по виду радиолокационную станцию.

- Ну, они тоже сражались. – Капитан Смирнов, его заместитель, немного знал английский, исполняя обязанности переводчика во время встреч с англичанами и американцами. Он кивнул в сторону полузатопленной немецкой подлодки. Изрешечённая крупнокалиберными пулями, та уже погрузилась на корму, из воды торчал лишь нос и часть рубки.

- Поди, уже после капитуляции, – пробурчал Новиков. – Только имущество попортили. А она какая-то необычная, правда, Саша?

Александр Коромыслов, старший лейтенант войск связи, кивнул. Призванный на фронт с третьего курса политехнического, он провёл на передовой несколько месяцев, прежде чем получил тяжёлое ранение, едва не стоившее ему ампутации ноги. Так охромевший Коромыслов, сероглазый, русоволосый парень, оказался среди «трофейщиков». Его знание техники зачастую было незаменимым, особенно в случаях, когда они сталкивались с незнакомыми образцами вооружений, созданными нацистскими учёными. Сняв колпачок с неизменной «лейки», болтавшейся у него на шее, он сделал несколько снимков.

- Необычная лодка, – сказал он. – Корпус обшит резиной, должно быть, для защиты от сонара.

Старший лейтенант Васильев, также связист, был полной противоположностью Коромыслову. Черноволосый, всегда немногословный, он отличался холодным, уравновешенным темпераментом. На переднем крае за всю войну – а призвали его в сорок третьем – он бывал считанное количество раз. Отличное знание немецкого и незаурядные умственные способности позволили ему добиться некоторых успехов в криптоанализе. Сейчас, когда немецкая техническая документация, в том числе шифрованная, всё чаще попадала им в руки, Васильева перевели в трофейный отдел штаба фронта.

- Наверное, объект был важный, если они держали здесь такую подлодку.

- Союзники! – строго сказал Новиков и одёрнул гимнастёрку, давая всем понять, что нужно следить за своим внешним видом и поведением. Все обернулись в сторону, откуда приближались американцы. Те, как обычно, вели себя фамильярно, предлагали жевательную резинку и сигареты. Новиков, отлично зная, сколько бутылок тридцатиградусной водки находится в вещмешках у солдат, крякнул и приветствовал американца крепким рукопожатием.

- Майор Новиков!

- Капитан Эванс, – представился энергичный, по-спортивному сложенный американец лет тридцати пяти с живым взглядом тёмных глаз. – Иваноф, по-вусски.

Новиков, уже встречавшийся с подобным, тут же ответил:

- Ньюмен!

Американцы охотно поделились с ними той информацией, которой уже обладали – вероятно, они не считали её ценной. Объект на островке обнаружили случайно – благодаря подлодке, которую заметил с воздуха пилот «каталины». Дело было уже после капитуляции, но лодка находилась не в порту и, заподозрив немцев в нарушении условий перемирия, он открыл огонь. Повторный облёт совершили лишь через несколько дней; пролетая на бреющем полёте, лётчики заметили необычные очертания корпуса субмарины. Возникло предположение, что на острове располагался секретный объект или ценности, подготовленные к эвакуации. На остров отправили поисковую партию.

-…и когда оказалось, что тут нет ни черта ценного, они вызвали нас, – закончил за собеседника Новиков, больше обращаясь к своим подчинённым.

- Чьёрт! Чьёрт! – закивал Эванс, услышав знакомое слово. Оказалось, что островок хранил в себе ужасную тайну: немцы, а их здесь было не менее сотни, умерли загадочной смертью. Вскрытие ещё не проводили, но большинство погибших скончалось не от ран.

Новиков пожал плечами в ответ:

- Возможно, они приняли яд – или применили какой-то газ. Места в лодке на всех-то, поди, не хватало.

- Но лодка осталась у причала, – возразил Смирнов.

- Может, она была неисправна, а может, была и вторая, которая ушла, – отмахнулся Новиков.

Они прошли мимо трупа немецкого солдата. Уже почерневший и вздувшийся, он отвратительно вонял. Судя по всему, он умер не от пули или ножа, хотя его автомат лежал рядом, а земля вокруг была усеяна гильзами.

- Может, с ума сошёл – или был под воздействием наркотических средств. А потом умер от них же, – пожал плечами Новиков. – Нацисты многого добились в этой отрасли.

Эванс рассмеялся в ответ и сказал несколько фраз, которые Смирнов тут же перевёл:

- Он тоже так думал, пока не увидел, чем здесь занимались. Говорит, тут есть крайне необычные устройства, а может, даже оружие – он ещё не разобрался.

Новиков против своей воли переглянулся со Смирновым, и тут, же, стараясь ничем не выдать своего нетерпения, подозвал Коромыслова и Васильева. Улыбаясь как можно шире, словно говоря о чём-то несущественном, он сказал:

- Слышали, связисты? Тут есть что-то по-настоящему ценное. Когда пить начнём, скажите, чтоб Руденко дал вам бутылку, в которой разбавленная водка. Если удастся новейшее оружие захватить, я вас потом и коньяками напою, и барахлом золотым одарю. Домой уедете майорами – и с красивыми жёнами. Поняли меня?

Хромой Коромыслов сверкнул глазами и улыбнулся самой широкой и дружелюбной улыбкой, какую только можно себе представить.

- Всё понимаем, товарищ майор. Пьём за троих!

- … Разбавленную, – закончил вместо него Васильев.

2

База состояла всего из нескольких строений, укрытых маскировочными сетями: барак для охраны, общая столовая, домики для офицеров и научного персонала – и собственно радиостанция непривычной конструкции, питаемая дизельгенератором. Всё было исправным, только солярка отсутствовала – её подвезла к вечеру небольшая самоходная баржа, на которую предстояло погрузить оборудование. Тем не менее, работа, как всегда в таких случаях, шла ни шатко ни валко: наскоро просмотрев бумаги, товарищи по оружию перешли к застолью. За офицерским столом тосты следовали один за другим; Эванс охотно налегал на спиртное, благо у его русских товарищей оказался целый походный котелок с красной икрой.

- Россия – удивительно богатая страна, – сказал он с восхищением.

- За богатства! – Васильев, подчиняясь жесту Новикова, разлил водку по кружкам.

- И что они здесь такого хотели создать? – спросил Смирнов, едва ворочая языком, по-английски. Эванс зачерпнул ложкой икры и какое-то время жевал, не торопясь с ответом.

- Проект «Глуд» – это скандинавская богиня, её имя в переводе означает «Сияние». Судя по всему, масштаб здесь был совсем не тот, что на Узедоме, но что-то они затевали. Персонал и приборы собирались перевезти куда-то на тайные базы в южной Атлантике, возможно даже в Антарктиде.

Новиков удивлённо раскрыл глаза и сам разлил водку. Американец с сомнением посмотрел на кружку.

- Операция под кодовым названием «Остров Туле» была назначена на 30 апреля, день рождения фюрера – Дёниц даже прислал одну из своих «лодок-невидимок», но потом что-то сорвалось. Они так и не вышли в море. Сидели тут, пока на дизельэлектростанции горючее не кончилось, а потом поубивали друг друга.

- А кого не убили, тот сам умер, – продолжил Смирнов и, отсалютовав Эвансу кружкой, вместе с соотечественниками выпил водку. – Хоррошшо-о!

- Закусывай, Лёша, закусывай, – указал ему Новиков. – Может, их просто того…говорят, и у Гитлера в бункере тоже странные вещи творились – его самого и Геббельса то ли отравили, то ли застрелили… Постой, а с солярой как-то странно – на подлодке её не было?

Американец махнул рукой – мол, наливайте ещё. Смирнов переводил.

- Говорит, один из его солдат внутрь лазил, смотрел – цистерны заправлены под завязку. Сейчас до них не добраться, но тогда…

- Да, загадка, – ответил Новиков. – Ладно, наливай.

3

Наутро, едва проснувшись, Новиков увидел перед собой лицо Коромыслова. У того были красные от бессонницы глаза – едва все улеглись спать, оба связиста взялись за работу, ночь напролёт изучая бумаги и механизмы по проекту «Сияние».

- А? – Новиков пришёл в себя почти мгновенно – сказывался четвертьвековой опыт службы в армии. – И что?

- Эта радиостанция могла свести их с ума, товарищ майор. Немцы изобрели какой-то тип излучения, который то ли оживляет галлюцинации, то ли вызывает призраков из другого мира.

Новиков зажмурил глаза, пытаясь принудить свой мозг работать. Голова раскалывалась от боли, но он всё-таки сразу же нашёл слабое место в рассуждениях Коромыслова.

- Бред! – Новиков открыл глаза и снова сощурился, ослеплённый слишком ярким светом. – Они бы тогда сразу всё отключили. Ищи дальше, Саша.

- Уже нашли, товарищ майор, – таинственно улыбнулся Коромыслов. – Это вещь, подобной которой вы никогда раньше не видели.

«Вещь» представляла собой деревянный футляр с лямками, вроде армейского ранца, в котором располагались массивные аккумуляторные батареи. Они служили источником питания для необычного оружия, снабжённого оптическим прицелом.

- И что это?

- Смотрите! – оружие выпустило тонкий белый луч. – И что оно даёт?

Коромыслов пожал плечами.

- Ничего, товарищ майор. Я подзарядил батареи, но толку мало. Это не гиперболоид, он ничего не режет и не поджигает. Это не «луч смерти» – я направлял себе в ногу и ничего не почувствовал.

- А Васильев что говорит?

Старший лейтенант Васильев был занят. В соседнем домике он обнаружил дневник одного из учёных, занятых в проекте «Сияние», и как раз пытался расшифровать его.

- Это простой подстановочный код, немец пользовался им в личных целях. Я его взломал за десять минут, но перевод текста требует времени.

- Сейчас что можно сказать?

Васильев встал и вытянулся в струнку.

- Товарищ майор, в наши руки попало оружие исключительной важности. Нацисты нашли способ управлять психической энергией. Это поле, подобное магнитному, или разновидность волн – они сами были в этом не уверены.

Новиков застонал и взялся за голову.

- Кто-то заходил в радиоузел?

Коромыслов, чуть приволакивая правую ногу, неуклюже щёлкнул каблуками.

- Это сделал я, товарищ майор. Включил на полную мощность, но пока результатов нет.

- Пока резуль…

Новиков услышал какие-то крики, доносившиеся со стороны столовой. Схватив Коромыслова за шиворот, он в нескольких словах, преимущественно нецензурных, высказал то, что думал о нём. Поправив гимнастёрку, он вышел наружу; Коромыслов, едва пряча улыбку, ковылял следом. Оба отлично понимали, что гнев майора несколько наигран, и что он просто готовит из Коромыслова «козла отпущения», на случай, если всё провалится. Но любой инцидент – это подтверждение мощи новейшего оружия, следовательно… Коромыслов, улыбаясь, как дьявол, не отставал от Новикова, изрыгающего проклятия, ни на шаг. Они прошли около половины пути, когда послышался сухой щелчок пистолетного выстрела. Это был «вальтер» – таким пользовался Смирнов. Ему тут же ответили из оружия, которого они раньше не слышали – наверняка, американского. Когда протрещало несколько очередей из ППШ, оба офицера переглянулись и, расстёгивая кобуры на ходу, побежали к зданию столовой, где разгорался бой.

4

Гена Васильев, вероятнее всего, умер от инфаркта – он лежал навзничь, раскинув руки в стороны; его рот был открыт, словно он продолжал кричать. Коромыслов, последний живой человек на острове, положил ещё горячий автомат на стол и открыл блокнот с записями Васильева. Это могло оказаться важным – он боялся что-то упустить, прежде чем, наконец, отключит дьявольскую машину.

Учёный по имени Карл Майер, судя по всему, был молод и не играл решающей роли в проекте «Сияние». Первоначальный замысел принадлежал некоему профессору Риделю, который предполагал лечить с помощью открытого им излучения психические расстройства. Сам он умер при загадочных обстоятельствах, и проект возглавил штурмбаннфюрер СС Кельман. Человек жёсткий и очень требовательный, он вскоре смог добиться значительных успехов. В результате ряда экспериментов, не обошедшихся без человеческих жертв, стало ясно, что «лучи Риделя» усиливают все процессы, происходящие в мозгу. К сожалению, добиться достоверного и стабильного прироста интеллектуальных или телепатических способностей не удалось – скорее, наоборот, некоторые мысли и образы испытуемых становились материальными. Кельман, вслед за Риделем, полагал, что речь идёт об «идеях», представляющих собой организованные поля частиц, которые, усилившись за счёт внешнего источника энергии, обретают собственную жизнь. Одновременно сам человек как бы теряет часть своей ауры. Благодаря Кельману удалось создать и «мыслеуничтожитель» – отрицательно заряженные лучи Риделя превращали заключённых, на которых проводились опыты, в безвольных идиотов и даже убивали их. В конце концов, когда стало понятно, что война проиграна, проект решили использовать в качестве «оружия возмездия» – вывезти всё оборудование и развернуть мощную передающую станцию в Атлантике, на каком-нибудь необитаемом острове, лежащем неподалёку от торговых путей. Последние испытания, назначенные на 30 апреля, завершились провалом, или, если смотреть по-другому, полным успехом. Сперва никто не мог понять, почему Кельман не спешит отключать передатчик – возможно, он чувствовал что-то подсознательно, а возможно, знал всё наперёд и задумал обустроить собственную смерть таким образом, провести «похороны викинга». В конце концов, когда фантомы стали реальны и их начали истреблять с помощью переносных излучателей, Кельман заявил: назад дороги нет. Они уже не могут более существовать без поля, поддерживающего их мысли. Один из офицеров охраны застрелил его; кто-то бросился к подводной лодке, кто-то – к распределительному щиту. Никто так и не смог выполнить свои замыслы – руки и ноги буквально не слушались их. Собственное подсознание не позволяло сделать это. Кое-кто даже предположил, что поле обладает собственным разумом. Его высмеяли, а потом начался последний пир, очень быстро превратившийся в кровавую вакханалию. Они уходили из жизни один за другим; неизвестно, был ли ещё жив хоть кто-то, когда закончилось топливо, и поле, поддерживавшее в обитателях острова жизнь, исчезло. Когда «трофейщики» союзников подключили генератор, поле восстановилось на прежнем уровне, и всё повторилось, но гораздо быстрее и ожесточённее.

Коромыслов ощущал какое-то странное, гнетущее беспокойство. Здесь поле было послабее, но, возможно, в этом и заключалась проблема – он уже, должно быть, нуждался в более мощном заряде для поддержания жизни. Оставался ещё «мыслеуничтожитель», но но он являлся философской проблемой сам по себе. Как долго можно ампутировать собственные мысли и оставаться при этом в здравом уме?

Внезапно Васильев, лежавший на полу, откашлялся и сел.

- Что случилось? – спросил он буднично.

- Ничего, Васёк – ответил Коромыслов . – Ты просто уснул. Это от переутомления. – Говоря так, Коромыслов быстро прошёл в другой конец комнаты и взял в руки «мыслеуничтожитель». В прицеле было отчётливо видно, что тело Васильева и дальше безжизненно лежит на полу, а там, где стоит фантом, находится какой-то серый туман, периодически вспыхивающий цветными искрами. Печально улыбнувшись, Коромыслов нажал на спусковой крючок.

- Это ничего, – повторил он. – Это ничего.

Понравилось. Одно замечание — курсом бейдевинд ходят парусные суда, это означает идти под углом против ветра.
12:12
Вы так говорите, будто на парусном флоте служите. По-вашему, торпедным катерам не дует?
Дует и ещё как дует. Просто я занимался парусным спортом. Этот термин применяется только для парусных судов, чтоб определить в каком направлении по отношению к ветру идёт корабль или парусная яхта. Есть термин бакштаг — это когда ветер дует перпендикулярно курсу. Есть фордевинд, ветер дует в транец(корму). Фордевинд — поворот через ветер кормой при попутном ветре. Очень опасный поворот. Не одного яхтсмена гиком(нижняя рея паруса) било. Немного зарапортовался. Нет поворота бейдевинд, а есть поворот оверштаг. Запамятовал за 50лет.
13:31
Упрощаю вопрос: ветер волну гонит? А если гонит, то влияет ли сам ветер и волна на торпедный катер? А если влияет, то какими терминами в таких случаях пользуются моряки?
Ветер и волну гонит, и волна и ветер влияют на ход торпедного катера. Я говорю не про влияние, а о направлении движения. На сколько я знаю ни какими терминами они в данном случае не пользуются. Корректируют курс в зависимости от силы ветра. Почему вы так упорствуете? Уберите это слово и дело с концом.Предлагаю — уверенно шёл курсом на норд-вест. Примерных курсов не бывает.
15:46
«Насколько» пишется слитно — это все яхтсмены знают, я уже Вашими приёмами пользуюсь.Ну, и в остальных вопросах вы настолько же владеете темой. Он «предлагает»!
Не красиво. Не умеете вести дискуссию. Посмотрите в справочниках.
16:45
И «некрасиво» тоже пишется слитно, Геннадий Тютюткин.
11:52
Мне окончание рассказа показалось скомканным и несколько алогичным. Странно и то, что на поиски «новейшего оружия» были направлены связисты. Да и сомнительно, что за пару часов они успели разобраться в передатчике и тут же понять что к чему.
И уж совсем непонятно для чего сильнейшее психическое оружие (сводящее людей с ума) было включено на полную мощность.
Есть пара очепяток, рекомендую «вычитать» текст:
Оставался ещё «мыслеуничтожитель», но но он являлся философской проблемой само по себе.

Видел ещё одну, но лень сейчас искать.
А язык и стиль изложения мне понравились. Точные штрихи, хороший темп, текст достаточно плотный, упругий.
12:18
Про опечатку согласен, про остальное — нет. Это трофейная команда третьего сорта, они так и формировались. Один попал в связь потому, что знал технику, второй — потому, что знал язык. Потом направили в «трофейщики», где командир использовал их, как считал необходимым. То, что они разобрались в выключателе за пару часов — это, конечно, высокий уровень быстродействия, но, думаю, дольше было просто нельзя. Там ко всему всегда какие-то надписи, иногда — даже инструкции, их нужно было прочесть. А в чём были моральные причины, которые двигали героями рассказа — этому он и посвящён. Действительно, почему люди взрывали атомные бомбы?
12:21
Действительно, почему люди взрывали атомные бомбы?

Люди, взрывавшие атомные бомбы, не взрывали себя. Я не увидел причин по которым Коромыслов решил свести счёты с жизнью, покончить с собой.
Добавлю: и комплекс «сверхчеловека и властелина мира» у него как-то не выражен.
13:03
Про атомные бомбы Вы, видимо, многого не знаете. Я читал одну потрясающую книгу о проекте «Манхэттен» — меня там поразил эпизод, в котором лаборанты глотали радиоактивный изотоп(они знали о вреде радиоактивности)и отслеживали аппаратурно его путь по пищеварительному тракту — просто чтобы показать начальству, какие они храбрые. Ну, может, когда бомбы пошли, то жертв действительно поубавилось.
Я также не говорил, что Коромыслов пытался свести счёты с жизнью. Но он хотел пить шампанское — и рискнул.
13:11
лаборанты глотали радиоактивный изотоп(они знали о вреде радиоактивности)и отслеживали аппаратурно его путь по пищеварительному тракту — просто чтобы показать начальству, какие они храбрые.

Не уверен, что причиной была исключительно демонстрация их бесстрашия.
Вы автор, вам и решать что и как. Я лишь высказал свои соображения как читатель. И они никоим образом не претендуют на истинность в последней инстанции.
13:15
Это уже ближе к истине, «Джуга».
30-градусная водка? 30-ти, Карл! Это же покушение на «святое» и нарушение заповедей самого товарища Менделеева. Непорядок.

Американцы «не заметили ничего ценного» и просто так оставили русским почти целую подводную лодку необычных очертаний, кучу зашифрованной документации и непонятного оборудования? Не верю!

И союзники и наши «спокойненько» разгуливают между разложившимися трупами немцев — и куда смотрел тогдашний сан-эпид-надзор?

Мотивация персонажей, особенно под конец, не очень убедительна.

Да. И котелок красной икры, на Балтике, в конце войны… смахивает на развесистую клюкву.

Но если немного «подчистить» то может получиться вообще отличный рассказ.
15:55
Вы повсюду неправы. Вы даже не знаете, что «наркомовские» были 30-градусными — на солдатах экономили. Конкретно по ситуации на острове, то она описана достаточно хорошо — задворки, и никому до них дела нет. Правда, приборы вроде бы интересные, но такое себе — можно поделиться. Насчёт икры Вы меня особенно шокировали, персонаж Родерик. Конечно, ни один солдат не носит икру котелками — он её вообще ни разу в жизни не видел. Но в штабе фронта, ещё и в трофейной команде, особенно для важного случая, есть всё, что угодно.
Пожалуйста, не беспокойте меня больше с подобными заявлениями.
Ну, в вашем-то возрасте, «заявления» от «другого мнения» можно было бы и научиться различать. А так, пожалуйста…
20:15
«наркомовские» были 30-градусными — на солдатах экономили.

Постановление ГКО от 22 августа 1941 года № ГКО-562сс «О ВВЕДЕНИИ ВОДКИ НА СНАБЖЕНИЕ В ДЕЙСТВУЮЩЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ»
Москва, Кремль
Установить, начиная с 1 сентября 1941 года, выдачу 40° водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцу и начальствующему составу войск первой линии действующей армии.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. СТАЛИН

РЦХИДНИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 3. Л. 184.

Были и другие приказы и постановления, регламентирующие выдачу «наркомовских». Но мне нигде не попадалась информация об экономии на градусах.
Ну и мелочь всякая: таскать в вещмешке стеклотару с водкой? Во-первых, насколько я знаю из разных источников, солдатам эти 100 грамм разливали по кружкам из бидонов и бочек, а не раздавали в бутылках. Во-вторых, это неудобно — слишком велика вероятность разбить ее. Фляжка — это ещё понятно, но вот бутылки… Скорее всего бутылки могли быть только у офицерского состава и у привилегированных родов войск — летчиков, авиатехников и т.п.
И в-третьих, допустить, чтобы подчинённые — рядовые и сержанты — имели постоянный доступ к спиртному? Я таких командиров не встречал. Хотя и исключать это не могу.
20:32
Я ничего не придумал, Джуга. До Сталина, как говорится, далеко… Сообщение о том, что «наркомовские» были тридцатиградусными, услышал в своё время в передаче, посвящённой этой проблеме. Интересно, что само постановление, подписанное Сталиным, свидетельствует об этом — водка бывала разной крепости. Ведь постановлений, санкционирующих поставки водки стандарта «X»(тридцатиградусной), не публиковали, но, вероятно, они тоже были. О том, почему водка была в бутылках: это для обмена. Даже если нет «бутылочной»(а я не поверю, что в трофейном отделе штаба фронта нет), её так разольют.
Вопрос лично Вам: Вам некондиционную водку приходилось пить? И по-вашему, именно во время войны эти злоупотребления были не такими серьёзными? Нет, конечно: Сталин, находясь на вершине данной пирамиды, крутил напёрстки(постановления) так, как ему было выгодно.Одной рукой напишет одно, другой рукой — другое. Когда нужно, найдёт и накажет виновного. Я рад столь пристальному вниманию к моему творчеству, Джуга, вижу, Вы превращаетесь в моего поклонника.
20:40
Я рад столь пристальному вниманию к моему творчеству, Джуга, вижу, Вы превращаетесь в моего поклонника.

В чём причина вашего сарказма, Дж.Хан? Скажите, я и вас чем-то обидел, унизил, оскорбил?
По теме: я тоже много чего слышал от разных людей, но предпочитаю либо руководствоваться более серьёзными источниками, либо иметь возможность основываться на разных т.з. знающих людей. Но у вас в ответе Артёму Новаку об этом ничего не было сказано. Вы выдали 30-градусную водку за непререкаемую и бесспорную истину. Более того, вы обвинили оппонента в полном незнании предмета. Цитирую вас:
Вы повсюду неправы. Вы даже не знаете, что «наркомовские» были 30-градусными — на солдатах экономили.
20:54
Не я, а один из телеканалов. Когда его закроют за распостранение данной информации, я буду распостранять ту, на которой настаиваете Вы. На данный момент я склонен и далее верить тому телеканалу, а не Вам.
Ваш интерес к рассказу несомненен. Негативное настроение ничего не меняет — это читают, об этом говорят.
21:03
На данный момент я склонен и далее верить тому телеканалу, а не Вам.

Я вовсе не требую верить мне на слово. Зачем? Верьте документам, воспоминаниям. Верьте Астафьеву, Бондареву, Николаеву и многим другим — писателям, прошедшим войну и писавшим о ней.
Ни разу и ни в одной серьёзной книге/фильме о войне я не встречал даже намёка на 30-градусную водку. Да, наверное, получая спирт (а не водку), некоторые старшины разбавляли его чуть больше, чем следовало. Но выдавать это за систему, на мой взгляд, некорректно.
21:15
Это не я выдаю, Джуга, это телеканал, передачу я видел почти десять лет назад, но это утверждение помню хорошо.
Вы, наверняка, пьющий, но, наверняка, не проверяли прошлую бутылку — тридцать в ней градусов, или сорок. А вот меня перепроверили множество раз, и до сих пор настаиваете, что это я лично придумал. Но мне в этом материальной выгоды нет, а вот для производителей алкоголя такая выгода есть. Я даже знаю, почему им Вы верите на слово: это чисто подсознательная реакция, порождённая алкогольной зависимостью. Это явление как раз описано в рассказе «Балтийский Трофей»: люди даже мысли самой о том, чтобы отключить генератор или выйти за пределы его действия, избегали. Туше!!!
21:23
Это не я выдаю, Джуга, это телеканал

Простите, но это ваши строки, а не ссылка на телеканал. И под ними стоит ваше имя. Для читателя телеканал к вашему рассказу не имеет вообще никакого отношения.
И будьте любезны, приведите мою цитату, подтверждающую это ваше заявление:
настаиваете, что это я лично придумал.

Ну и вот это, конечно, насмешило:
это чисто подсознательная реакция, порождённая алкогольной зависимостью.

Дж.Хан, я пью вообще нечасто, а уж водку просто не люблю. Как и виски. Вкус не нравится. Пью иногда в компании, куда деться, но абсолютно без удовольствия. Предпочитаю брют и сухое красное вино. А из крепких напитков — текилу и хороший коньяк.
21:49
Джуга, с «наркомовскими» разобрались — я не сам придумал. По крайней мере, причин фантазировать я здесь не вижу. Если хотите опубликовать рассказ, можете убрать эту фразу. Но то, что Вы пьёте напитки, на которых написано, что они высококачественные, подтверждает моё предположение: это чисто подсознательная реакция, совсем как у героев рассказа — они зависимы и потому избирательно слепы.Вы ведь искренне верите, что распиваемые Вами дорогие напитки — не подделка?
21:54
Но то, что Вы пьёте напитки, на которых написано, что они высококачественные, подтверждает моё предположение: это чисто подсознательная реакция, совсем как у героев рассказа — они зависимы и потому избирательно слепы.

Скажите, Дж.Хан, какое отношение мой моральный облик имеет к вашему рассказу, м?
И что здесь обсуждается — ваш рассказ или моя «алкогольная зависимость»? Здесь что — общество анонимных алкоголиков?
Что касается отбора рассказов для возможной публикации, то напомню то, что уже говорил в своём объявлении: я буду отбирать материалы исключительно сам. Исходя из своего понимания прекрасного.
Надеюсь на ваше понимание.
Комментарий удален
15:40
Дж. Хан, отличный стиль и слог. Мне понравилось. Возникло, правда, ощущение в некоторых местах, что не хватает мата. Как у одного из Ваших друзей :)) М.б. текст был бы ещё органичнее, на мой вкус.
15:46
Нет-нет! Совсем он тут не в тему был бы. Это был бы перебор. Там, «у друга» возле бассейна, ещё понятно. Но в фантастике с фашистами, он потеряет половину потенциальных читателей.
16:02
Тоже верно. Не подумал об этом.
00:43
Уважаемые читатели! Ко мне неоднократно обращались с вопросом о том, что значит фраза «бутылка тридцатиградусной водки», люди, которые прочли мой рассказ «Балтийский трофей». Особенно назойлив был один «критик», имя которого слишком известно, чтобы упоминать.Учитывая живой интерес читателей и критиков к рассказу, вынужден ответить на данный вопрос. Первое: с чего я взял, что водка бывает 30-градусной? Отвечу сразу: услышал по телевизору 10 лет назад, фразу запомнил. Второе: чем я могу доказать, что такая водка существовала?
Такая водка существовала. В 1926 году (согласно другим источникам, в 1925 году) нарком Рыков утвердил 30-градусную водку как стандарт — она получила название «рыковка». Спустя какое-то время появилась и 40-градусная, и даже 50-градусная водка.
Третий вопрос: поступала ли 30-градусная водка, тем более в бутылках, тем более в бутылках с соответствующей этикеткой, в войска в качестве «наркомовских»? Ведь И. Сталин ещё 22 августа 1941 года утвердил стандарт: 100 граммов, крепость — 40 градусов(текст постановления даже цитируется пресловутым «критиком» выше). Нужно добавить, что войска получали водку и коньяк в огромном количестве ещё в период Зимней войны, а после постановления от 22.08.41 г. коньяк «зарезервировали» для лётчиков. Водка(т.е. разведённый спирт) сперва поступала в войска в дубовых бочках и в жестяных бидонах из-под молока, фактическая её крепость, вероятно, была гораздо ниже 40 градусов, так как многое разворовывалось. Ведь водка полагалась только действующим войскам первой линии, а тыловики должны были соблюдать «сухой закон», но распределяли-то водку как раз тыловики! В 1942 г. в некоторых соединениях вместо водки начали выдавать вино: по 200 граммов портвейна или по 300 — сухого. После битвы на Курской дуге была восстановлена деятельность заводов, разливающих водку в стеклотару, появились всем хорошо знакомые пункты сдачи бутылок. Начиная с этого момента, в войска начала в большом количестве поступать водка в бутылках, и к 1945 году, наверняка, водка в бутылке стала нормой на фронте, а тем более, в штабах и трофейных отделах. Какой именно была водка в каждом конкретном случае, сказать уверенно нельзя, так как, цитирую: "… до 1949 года стандарта на водку для всех заводов Советского Союза не было — его разработали специалисты Московского завода «Кристалл» ко дню рождения И.В.Сталина"( russmir.info/rus/330-mir-otechestvennyx-vodochnyx-yetiketok.html ). Фактически, можно предполагать, что 100 граммов 40-градусной крепости подразумевалось как эталон, а на деле речь шла об «эквиваленте», который определялся согласно достаточно гибких (вернее, расплывчатых) формулировок. В связи с этим я полагаю, что информация, которая поступила 10 лет назад по телевидению, была верной — и нашла подтверждение, а критика критиков оказалась лишь критикой.
20:55
Дж.Хан, мне смешно… и грустно.
14:45
Второго варианта не будет. Я подумываю о том, чтобы убрать своё произведение оттуда, где его могут обозвать «послевкусием».«Послевкусием»!!!