Рубрики

Проклятие

ВАРИАНТ №1:

1.

- Нет, Андрейка, что ни говори, но ты большой трус,- ладонь ударила по дощатой лавке,- тебе не справиться со своим страхом. Боишься ты всякой нечисти.
Парнишка понимал, что Мишка приходил неспроста. Все парни деревни как могли досаждали ему за то, что он, в отличии от остальных, никогда не тешился в кулачных забавах, не участвовал в штурме ледяного городка под масленицу. Все сердце юноши сжималось от страха при одном упоминании о нечистой силе. Вот так и вырос он, всего на свете опасаясь.
- С чего ты это взял?- Андрейка, нелюдимый двадцатилетний парень, хмуро посмотрел на собеседника,- Да я, если хочешь знать, в полнолуние все наше кладбище обошел.
- Ха, это все ерунда,- Мишка пренебрежительно отмахнулся,- Что нам могут сделать покойники? Они не встанут из своих могил.
- Ну да,- заспорил Андрейка,- ночью они ходят и всех прохожих к себе забирают.
- Ага, и ты прямо-таки пошел к ним на встречу? Ни за что не поверю.
- Не веришь, так не верь…
- А врать не мешай,- продолжил Мишка,- Да ты и из избы ночью не выйдешь, не то, что куда-то пойти.
- Да я любой нечисти хвоста накручу,- запальчиво произнес Андрейка, хотя внутри у него все сжалось от необъяснимого страха.
-Добро,- Мишка тряхнул золотистой головой так, что во все стороны словно полетели веселые солнечные лучики,- сегодня ночью пойдешь в заброшенную баню. Вот тут-то и проверим твою храбрость.
- А что там в бане?- голос Андрейки непроизвольно дрогнул.
Эта баня издавна пользовалась среди односельчан дурной славой. Говорили, что ночами ее посещает всяческая нечистая сила. Редко, кто по своей воле пройдет мимо покосившейся избушки в ночное время. А уж провести в ней ночь, о том ни у кого не возникало ни малейшего желания.
- Проведешь ночь – увидишь,- Мишка задорно рассмеялся.
Он порывисто поднялся со скамьи и, весело посвистывая, направился прочь от озадаченного Андрейки. Андрейка остался один.
Что они там задумали? Что же делать?
Юноша, чтобы хоть как-то отойти от неприятного обещания принялся за дрова. Злость на себя самого распирала его. Он с усилием втащил полено на колоду. Взмахнул тяжелым колуном. Хрясь! Колун врубился в вязкую древесину. Андрейка с усилием вытащил застрявшее лезвие. Снова взмахнул колуном. В следующий удар он вложил всю силу, представив, будто он крушит извечно враждебные человеку темные силы. Полено, крякнув, расселось. По боку пробежала трещина.
Хрясь! Хрясь!
Половинки полена разлетелись в разные стороны, с шумом вломившись в кусты крыжовника.
Андрейка выволок из-под колючих ветвей половинки, снова поставил на колоду.
Хрясь! Из-под колуна брызнули весело блестевшие на солнце белые щепки.
Хрясь! Хрясь!
Горка расколотых полешков постепенно росла.
- Привет, Андрей,- крикнул из-за забора Сашок,- Говорят, ты Мишке обещал, что пойдешь в полночь в заброшенную баню.
- Ну…- хмуро отозвался Андрейка.
- И чо, не забоишься?
- А чо там бояться?- нарочито бодрым голосом проговорил Андрейка,- Как есть пойду.
- Давай, давай, а мы поглядим, как это у тебя получится. Ха! Ха!
Сашок тоже убрался восвояси.
- Чтоб вас всех,- пробормотал юноша, затравленно поглядывая ему вослед.
После этого он уныло побрел домой.
За окном постепенно смеркалось. Андрейка тоскливо смотрел в окно. Вот незадача. Дернул меня черт согласиться на такое испытание. А вдруг какой баенник споймает? Куда тогда деваться. И не пойти нельзя: совсем проходу не дадут. Скажут: "Ага, мы же говорили, что ты трус." Потом и на улицу будет не выйти. Все и девки и парни будут пальцем указывать.
- Андрейка, готов?- за окном послышались противно веселые голоса парней,- Выходи! Пора обещание выполнять.
Юноша медленно вытащился к ним. Легкий ночной ветерок освежил разгоряченное лицо. На небе ярко сверкали серебряные точки далеких звезд. Изредка проплывала серая невесомая завеса облаков. Луна освещала деревенскую улицу мертвяным светом. Лица собравшихся казались белыми в неверном свете равнодушной луны. Будто покойники,- мелькнула беспокойная мысль,- приготовились принять меня в свои объятия. Может как-то еще можно избежать… Превратить все в шутку. Андрейка обвел взглядом лица парней. Глаза их светились нетерпеливым ожиданием. Нет, не получится. Они все так и ждут, что я испугаюсь и откажусь.
- Я готов,- тяжелый как наковальня язык еле шевельнулся во рту.
Андрейка заставил свои деревенеющие от страха ноги сделать шаг. Тело неуверенно качнулось вослед. Он тяжело пошел вперед, направляясь к готовому развалиться строению. Ноги отказывались двигаться, но он с огромным усилием заставлял их переступать по слабо светившейся в полной темноте дорожке.
Банька все ближе и ближе. Испуганным глазам казалось, что из трубы вьется грязно белый дымок. Из тесных окошек тянутся белесые костлявые руки. Юноша остановился, затравленно обернулся назад. Дома тепло, надежно. Вот бы вернуться…
- Давай, что же ты,- голоса парней звучали приглушенно, словно из-под слоя ваты.
Их бледные лица остались на некотором отдалении. Ага, сами боитесь,- злорадно подумал Андрейка,- Ну я вам сейчас покажу.
Взбодренный явным присутствием страха у сопровождающих, он более решительно направился к ветхой полуприкрытой двери. В кромешной тьме рука нащупала холодную, покрытую капельками влаги, ручку. Петли протяжно заскрипели, открывая дощатую дверь. Изнутри тянуло сырым холодом.
Андрейка пригнул голову и заставил себя перешагнуть высокий порог. Дверь с оглушительным стуком захлопнулась за его спиной. Ой, мамочки, мои. Ни чего ж не видно. Он широко раздвинув руки в лишенной малейшего проблеска черноте, ощупью двинулся вперед. Пальцы ткнулись в осклизлое дерево. По руке противно побежали мурашки. Ладонь скользнула по чему-то мягкому, сырому. Сердце учащенно забилось. Что это? Жаль, огонька с собой не взял. Он провел рукой, отыскивая наиболее сухое место. Осторожно опустился на влажный полок. Мерно хлюпнула вода где-то под ногами. Он почувствовал, что волосы непроизвольно начали подниматься дыбом. Господи, что же это?
Андрейка испуганно озирался вокруг, но безуспешно: в полном мраке не было видно ни малейшего проблеска света. К такой темноте глаза никогда не смогут привыкнуть.
Неожиданно послышалось слабое шевеление, словно сзади кто-то подошел вплотную. Там же стена.
Чьи-то холодные руки обхватили талию. Тело пронзили иглы мороза.
Андрейка набрал в грудь воздуха для истошного крика.
- Не шуми,- обволакивающий шепот легко коснулся его ушей.
- Кто ты?- заморожено шевельнулся язык.
- Это не важно,- ледяные ладони мягко поглаживали внезапно вспотевшую спину,- Ты должен мне помочь.
- Что мне надо сделать?- с трудом выдавил парень, сотрясаясь от дрожи.
- Обещай, что возьмешь меня в жены…
- К-конечно, я с-согласен…
- Хорошо,- шепот стал нежнее,- завтра в полночь приходи на яр возле реки и жди меня. Только не отказывайся от своих слов…
- Об-обязательно б-буду.
- Смотри у меня…
Забрезжил серый рассвет.
Андрейка, спотыкаясь, вывалился из бани. Грудь тяжело вздымалась, наполняя легкие свежим утренним воздухом. Ноги сами понесли его прочь. Что за нечисть меня подловила? Не помня себя, юноша направился на горушку, где стояла небольшая деревенская церковь.
Отец Николай – священник небольшого деревенского прихода встретил испуганного паренька на пороге.
- Что с тобой, сын мой? На тебе лица нет.
- Помоги, батюшка,- повалился ему в ноги Андрейка.
- Да в чем дело-то?
- Не знаю, как мне поступить.
- Ну-ка рассказывай, что натворил,- голос отца Николая обрел суровые нотки.
- Пообещал я неведомо кому взять ее замуж,- застенчиво переминался с ноги на ногу Андрейка.
Слово за слово, рассказал Андрейка обо всем происшедшем.
- В общем, пообещал я выполнить просьбу.
Отец Николай задумчиво взял бороду в кулак. Глаза его пытливо разглядывали дрожащего от страха парня. Всем хорош парень.
- Помогу я тебе, юноша,- наконец произнес старый священник.
С этими словами снял он со своей груди тяжелый серебряный крест.
- Возьми этот символ христианской веры. Когда неведомая девушка встретит тебя на берегу, поспеши накинуть ей на шею цепочку от креста. А сам не отпускай его. Там будет видно…
Направился Андрейка к реке. Величаво катила она свои волны за околицей деревни. Промышляли деревенские рыбкой в ее водах. Раскидистыми ивами поросли крутые берега. И лишь в одном месте высоко вздымался обрывистый берег, затененный несколькими березками. Вот тут-то на яру и просила ждать парня неведомая девушка.
Обошел Андрейка яр. Осмотрелся. Сел на высокий бережок и приготовился ждать свою суженную. Бешено колотится сердчишко. Страшно. Что и будет. Рукой сжал тяжелый крест так, что костяшки пальцев побелели.
Вот, словно шаги прошелестели за спиной. Дернул головой Андрейка, в надежде увидеть нареченную невесту.
- Не оглядывайся,- строго прошептал знакомый уже голос.
Замер юноша как скала каменная. И пальцем шевельнуть не смеет.
Холодные руки опустились на его плечи. Опять пронзило морозом все тело. Гладят руки плечи, приближаются друг к другу. Вот уже шею захватили ледяные пальцы, к горлу подбираются. А на Андрейку оцепенение нашло. Даже шелохнуться он не может. Лишь испуганные мысли разбегаются в голове. Крест! Не забывай! Ледяное тело прижимается к внезапно вспотевшей спине. Пальцы смыкаются на горле.
Стряхнул Андрейка оцепенение, резким движением закинул цепочку креста на шею. Вскрикнула нежить яростно, вцепилась пальцами в цепочку и обмякла.
Не веря себе, обернулся Андрейка. И увидел прекрасную девушку. Волосы ее цвета расплавленного золота опустились на белоснежные плечи. Ярко-голубые глаза смотрели прямо и доверчиво. Шевельнулись чувственные губы
- Ну, что смотришь? Холодно мне.
Только тут юноша заметил, что девушка совсем не одета.
- Ой, прости меня.
Скинул он с себя рубаху, закутал девушку.
- Подожди меня тут, я сейчас.
Быстрее ветра сбежал Андрейка с обрыва. Ошалело пробежал по деревенской улице. Люди подумали даже, что с ума парень сошел. Лишь Авдотьин ребенок заорал шибче обычного.
Не отвечая на вопросы домашних, бросился к большому материнскому сундуку, раскидал все вещи, нашел нечто подходящее и рванулся обратно.
- Куда ты, сынок,- всполошено бросилась за ним мать.
Не успела. Вихрем промчался Андрейка обратно. Прибежал на яр. Не видно нигде девушки.
- Где ты?- навернулись на глаза слезы.
Вышла девица из-за дерева.
- Спасибо тебе, Андрей. Не откажешься от своего обещания?
- Да ты что?- даже опешил парень,- конечно же, нет.
Бережно обнял ее за плечи.
- Пойдем ко мне домой. Матушка рада будет.
Начали они потихоньку спускаться в деревню. Услужливо бросилась под ноги тропинка. Деревья нежной листвой провожали молодых людей, мягко покачивая ветвями, солнце пустило ласковый луч, согревая иззябшее тело девушки.
Деревня встретила их завистливыми взглядами.
- Откуда ты отхватил такую красоту?- воскликнул появившийся Мишка.
Неожиданно девушка насторожилась. Послышался громкий плач.
- Что это?- растерянно повернулась девушка к Андрейке.
- Это в избе тетки Авдотьи. Вот уже почти двадцать лет, как сказывают, этот ребенок почти не перестает орать. Да, и не растет совсем.
- Пойдем туда,- в глазах девушки блеснула грустная слезинка.
Свернули молодые люди к некогда добротному дому. Подошли к самому крыльцу. Надрывистый плач, казалось, заползал в самое нутро.
- Может не надо беспокоить бедную женщину?- тихо попросил Андрей.
- Надо,- девушка решительно постучалась в дверь.
На порог вышла измученная Авдотья, отирая передником красное лицо.
- Никак не угомонится,- жалобно проговорила она и прислонилась к дверному косяку, поправляя выбившуюся прядь волос.
- Матушка,- внезапно склонилась девушка,- я ваше дитя.
Авдотья покачнулась.
- Да как же это?- напряженный взор ее обратился в горницу, где благим матом орал ребенок,- Вот же дитятко мое. Двадцать лет его обихаживаю…
Девушка, отодвинув несчастную, прошла в комнату.
- Дай топор,- обернулась она к Андрею.
- Топор? Зачем?
- Увидишь.
Она взяла топор и, широко замахнувшись, направилась к колыбельке.
- Не-ет!- Авдотья бросилась к ребенку.
Но было уже поздно. Лезвие топора, сверкнув, опустилось на детскую головку. Авдотья обессилено опустилась на ближнюю лавку. А вместо ребенка на смятой простыне лежало сучковатое полено.
- Вот так-то вот,- удовлетворенно произнесла девушка и выронила топорище.
- Да как же это?- причитала Авдотья.
- Матушка, ты была кем-то проклята. Вот и подменили тебе ребенка. А настоящая дочь твоя – это я.

- Настенька моя,- ноги женщины подкосились, и она грузно рухнула на пол.

15:24
Интересный стиль изложения(Диканька?)и совсем сказочная концовка. Одно другое дополняет, конечно.Что на общем фоне показалось страным, так это главный герой. Чего он такой нелюдимый и от нечистой силы шарахающийся вырос? Если это все в селе знали — и нам ответ«в студию»!:) И он при этом всём ещё спрашивает: «А что там в бане?», хотя «Эта баня издавна пользовалась среди односельчан дурной славой. Говорили, что ночами ее посещает всяческая нечистая сила.» В селе все всё знают. То ли он этим должен был вообще не интересоваться, никого не бояться и туда на спор пойти. То ли всё знать и дрожать от одной мысли, потому как у него о том месте свои воспоминания.
Спасибо, конечно, за отзыв. Только мне непонятно, а почему Вы считаете, что такие нелюдимые люди — редкость в русских деревнях?
13:25
Я так не считаю. Прожив больше года в отдаленной русской деревне, я знаю, каких там хватает. Но у Вашего героя «нелюдимость» конкретно к нечистой силе относится. Вот и спросила отчего же так вышло? В детстве напугали или случай какой был? Если это важно, почему не оговорено?
17:27
Очень увлекательно!
Интересно, с неожиданной концовкой, читается, заставляя вдумываться в каждую фразу. Каждое слово — пронимает как-будто до костей. Бывает читаешь книгу — летишь, даже не замечая стиля автора, лишь бы узнать, что там в конце. Здесь все по иному.

Только вот не хватает по-моему кусочка о парнях соседских, они-то подзуживали его и ждали когда он выйдет из баньки. А об этом ни слова не сказано.
Спасибо.
Так ведь и парень-то нелюдимый. Какие уж тут отчеты? Но я согласен: надо что-то вставить по этому поводу.