В данном разделе любой участник может опубликовать свои "мысли вслух".

Место, где нет горизонта

Место, где нет горизонта

Истина всего одна. Не зная её, вы позволяете управлять собой.

Коля пил чай и ел булочки, что напекла бабушка. Она любила баловать внука, и сегодня ради этого простояла весь день на кухне (что было не редкостью). Вот уже 19 лет Коля ел её булочки, запивал чаем, и каждый раз смущённо отворачивался, когда бабушка смотрела ожидающим похвалы взглядом.

- Кушай Коля, пока тёплые, - говорила она, и клала перед ним ещё одну булочку. Коля улыбался, брал булочку, и ел её, оставляя крошки на столе и брюках, с улыбкой на лице поглощая бабушкину любовь, замешанную с тестом и прошедшую духовку.

В свои 22 года Николай Ефремов был уже участковым. Он выбил эту должность рвением. Его целеустремлённости мог бы позавидовать любой успешный человек. Жаль, что нельзя реализовать её излишки, но как говорят, выше головы не прыгнешь.

Коля запил булочку чаем и взялся за живот, показывая, что больше съесть не сможет. Но бабушка не верила симулированиям, и решительно была настроена накормить внука.

- Ты такой худой, - говорила бабушка, и томно вздыхала, словно Коля не набирал норму в срок.

- Спасибо, бабушка, но я не могу больше, честно.

Коля наклонял голову вперёд и клал руку на сердце, этим показывая, что говорил искренне. Его улыбка была лучшей благодарностью, но переубедить бабушку было сложно.

- Сделать тебе ещё чая из ромашки? - спросила бабушка.

- Нет, спасибо, - сказал Коля, откинувшись на стул. Он глубоко вздохнул, и уловил некое смутное воспоминание, связанное с полевым цветком. Ромашки напомнили ему о смерти родителей. Он отвернулся к стене и погрузился в недра памяти. Перед глазами вспыхнул огонь, руки стали влажными от обильной росы. Роса была на ромашках. Запах цветов наполнял вечер. Ему было всего три года, когда это случилось. Родители разбились на машине, направляясь домой со дня рождения. С ними погибла и его старшая сестра. Коля помнит лишь сирены, и то, как его везли в больницу. Осколок стекла едва не проткнул его сердце. Возле столба, в который врезался его отец, росли ромашки. Целое поле, усеянное этим цветком. Коля часто вспоминал место трагедии. Это было у двора его родного дома, который давно продали. Место трагедии, в которое он возвращался, когда закрывал глаза. Бескрайнее зелёное поле, и ромашки.

Правда была ещё в том, что авария была не случайна. Подозревали его родного дедушку. Отец Коли истёк кровью, хоть и был жив, когда его везли в больницу. Сестра умерла на месте, сломав шею. Матери осколок перерезал горло, что привело к смерти. Всё это Коля слышал сотни раз, и о том, что в деле были некие несоответствия, тоже знал. Его деда допрашивали, и основными причинами этого были странные следы входа стекла в тело, а так же травмы тел, не связанные с повреждениями автомобиля. Угол входа не был естественным. Деду не предъявили обвинений. Он лично вынес тела из машины, и донёс их к приехавшей вскоре скорой. Таким образом, он спас жизнь ребёнку. Дед сопровождал своего сына и внука в больницу, истекая слезами, в то время, пока его сын истекал кровью. Подобный поступок мог скрывать истину, но кроме всего прочего доказательств совершения преступления не было.

Позже Коля узнал, что отец был пьян, когда ехал со дня рождения, и это подтвердили многочисленные гости. Один из гостей даже был с фингалом, поставленным отцом Коли. Его алкогольное опьянение и стало причиной трагедии, по официальной версии. Повезло, что врезался он возле дома. Дед сразу вызвал скорую, и помог спасти хоть одну жизнь, из четырёх. Неестественный угол входа стекла в шею - предъявленное обвинение. Но морочиться с делом долго не стали, ведь гости подтвердили причину аварии. Возможно, служащие внутренних органов, а отец Коли был майор милиции (полицией еще и не пахло), могут себе позволить поездки в пьяном виде, но в этот раз не обошлось без происшествия. Дед Коли, Степан Борисович, не был виновником случившегося, по данным расследования. Но Коля его подозревал. И причиной было едва заметное колебание при ответе на вопрос, что произошло. Это колебание не уловит посторонний человек, но родной внук мог без промедления ответить, где спрятан зачаток лжи.

Коля, по рассказам знал, что отец был вспыльчивым человеком. Он был майор милиции, и грубость в купе со строгостью, покрывали его подобно панцирю. Но это не повод совершать преступления, убивая собственного сына. Коля всегда знал, что дед что-то недоговаривает.

Бабушка заговорила о ромашках, и Коля вспомнил окраину поля, где разбились его родители.

- Бабушка, скажи, виноват ли дед в случившемся?

Коля вернулся из воспоминаний в реальность и глядел во взволнованные пожилые глаза. Спросил он её не в первый раз. Он спрашивал подобное всё эти годы, получая один и тот же ответ. На старческом лице проявилась неуверенность, глаза блеснули от налившихся слёз. Бабушка едва не заплакала.

- Я сегодня поговорю со Стёпой по этому поводу, - сказала она, как обычно говорила в подобном случае.

- Вы скрывали что-то от меня?

- Твой дед не виновен ни в чём, Коля, ты же знаешь это. Тогда, почти двадцать лет назад, я помню, как он вбежал в дом, и разбудил меня. Он сказал, чтоб я вызвала скорую. Я так и сделала, а потом выбежала за ним на улицу. Жаль, что ближайшие соседи за пять километров, и нам не на чём было вас отвести в больницу. Вы все лежали на траве, тёмные на её густом фоне. Повсюду осколки стекла, и пятна крови. Эта картина запомнилась мне на всю жизнь. Твой дед порезал руку, пока доставал вас из машины. Машина загорелась, скорее всего, от сигареты твоего отца. Вытекшее горючее быстро схватилось, и всё.

Бабушка замолчала, и печально вздохнула тоном необратимой слабости. Эту историю Коля слышал много раз, но дед что-то скрывал. Коля не мог доказать этого, но иногда, чтоб знать правду, доказательства не нужны.

Этим вечером Степан пришёл с работы уставшим. Он был давно на пенсии, но продолжал работать железнодорожником, как и половину своей жизни. Короткое приветствие, и он пошёл на кухню. Его супруга нежно поцеловала мужа в щёку, и глянула на него тем взглядом, который явственно говорит, что ей что-то нужно.

- Стёпа, - начала она, - я хочу поговорить с тобой.

- Говори.

- Мне кажется, что Коля уже достаточно взрослый, чтоб…

- Коля не мог бы ты вынести пакет мусора? - резко перебив супругу, спросил Степан, повернувшись к внуку. За долгие годы Степан на ходу ловил мысли жены, и мог придумать нужный ответ, ещё не расслышав до конца вопроса. Этим он выделялся. Мгновенное принятие решения, без колебаний. Степан понял, о чём хочет поговорить его жена, и решил остаться с ней наедине немного грубоватым, но решительным способом. Коля тоже был парнем не глупым, и прекрасно понимал, что они хотят обсудить его вопрос, который он растягивал как жевательную резинку, вот уже много лет, и не стал возражать, рассчитывая сегодняшним вечером узнать всю правду. Коля спокойно взял мусорный пакет из урны, и направился к выходу. Он оставил входную дверь немного приоткрытой, и удалился.

- Я думаю, ему стоит сказать правду. Он заслуживает этого, - шепотом говорила Тамара. На что её муж бросил резкостью:

- Нет! Никогда! Запомни раз и навсегда, он не должен знать правду! Ради него, ради нашего Игоря. Пойми, это должно остаться как есть, правда слишком болезненна. От неё пострадают все. Ты забыла, кем работал наш Игорь? Ты забыла, чего он добился?

- Я всё прекрасно помню, Стёпа. А вот ты, скорее всего, начал забывать.

- Такие вещи не забывают, Тамара! Они остаются в сердце навсегда.

Они замолчали. Коля, стоявший возле дверной щели, и подслушивающий разговор, аккуратно направился выносить мусор, чтоб его не заподозрили. Теперь он получил доказательства, что его обманывали. Это было обидно, и не понятно. Но он не подал виду, что слышал их сговор. Он спокойно вошёл в квартиру, и вставил новый пакет в урну. Его дедушка с бабушкой смотрели на него жалостливым, но любящим взглядом. В эту минуту Коля понял, что его обманывают любящие люди. От этого ему стало противно, но он сдерживал свои грубые порывы, а ведь так хотелось выпустить пар!

Жаль, что я не записал ваш разговор на диктофон.

Коля не получил ответа на свой вопрос, и остался у разбитого корыта. Он не стал настаивать, будучи уверен, что ничего не узнает подобным наглым напором, и немного остыл. Время приносит ответы, на накрытом блюде. Эта скрытость мучает нас, не показывая содержимого, сдерживая порывы, но в большинстве случаев всё скрытое становиться явным. Рано или поздно крышку блюда поднимут.

Иногда Коле снился странный сон. Этот сон посещал его с раннего детства, с того момента, когда он остался без родителей. Монотонно с пугающей частотой он посещал его отдыхающую голову. Сон будто говорил Коле, чтоб он задумался, и осознал истину, скрытую в недрах его сознания. Во сне он лежит на траве, и со стороны наблюдает, как машина его отца на полном ходу врезается в столб. Скрежет металла, звук битого стекла, и резкая тишина, давящая на голову. Во сне всё кажется иначе, но часть Коли понимает, что это события его жизни. Трагические события, изменившие его судьбу. Вспышка возле столба, скрывшая на время звёзды, затем через несколько секунд были видны очертания великана, выходящего из-за горящего автомобиля. В свете вспышки Коля видел приближающийся силуэт человека, но видел недолго. Силуэт рос и рос в размерах, затем покрыл всё небо тёмным телом. Неожиданно стало светло. Резкий белый свет, жгущий глаза, словно покрывало ночи сползло с купола небосвода. Коля заметил, что небо стало голубым. Ночь стала днём, с плавными линиями чётких расцветок окружающего мира. Исчез разбитый автомобиль, огонь и силуэт. По небу плыли бело-голубые облака. Коля поднялся на ноги и огляделся. Повсюду зелёная трава, одинаково и красиво скошенная. Коля стоял в поле зелёной травы, вокруг никого нет. Но дальше, в пёстрой дали зелёного тумана, он заметил белые силуэты людей. Люди ходили парами и по одному. Они глядели на него, и шли в его сторону, окружая. Они были на разных расстояниях от Коли. Те, что стояли вдали, казались мелкими точками. Подобные точки были повсюду. Люди ходили в наброшенной простыне, и Коля заметил, что на нём такая же. В бескрайнем просторе травы были редкие одинокие деревья. Удивительно, но на деревьях росли разнообразные плоды. Яблоки, бананы, груши, персики, даже арбузы. Всё играло цветом, выделяясь на зелёном фоне. Названий всех плодов Коля даже не знал. Это всё казалось нелепым, но во сне всё довольно правдоподобно, даже самое невероятное. Коля огляделся и увидел необычную картину. Со всех сторон была трава, но конца ей он не видел. Небо с белыми и голубыми облаками медленно сходилось с линией травы, но эти линии не соприкасались. Горизонта, привычного для Коли, не было. Линия сгиба горизонта, которую привык он видеть согнутой, отсутствовала. Люди, белыми точками, по мере удаления вырисовывались в прямую черту, мешая небу прижать газон. Трава уходила прямо, немного вверх, но так и не сливалась с облаками, словно между небом и землёй был бесконечный коридор, скрашенный белыми точками людей в накидках. Между небом и землёй были люди. Коля не смог разобрать и объяснить подобную картину. Горизонта не было! Белые пятна продолжали приближаться, обретая чёткие очертания людей. Коля дышал свежим воздухом, наблюдал пёстрые и яркие цвета на деревьях, с разным набором плодов. Люди подходили к нему и стали видны улыбки. Коля радовался вместе с ними. Он дышал чистым воздухом, светлое небо радовало глаз. Странно, вокруг всё было светло, но солнца не было видно, словно его убрали с небосвода, чтоб оно не резало глаз. Коля гулял по траве босыми ногами, и шёл навстречу людям, успев нанести для себя фрагменты их лиц на полотно сознания. Резкое и болезненное пробуждение вырвало его из зелёного мира в черноту холодной ночи. Наступила прохлада и боль. В такие моменты Коля просыпался в поту, тяжело дыша. Сон резко прерывался, как вода из отсечённого крана, и парень часто забывал подробности, так явно казавшиеся жизненными. Всё было туманным и размытым, как картина, опущенная в воду. Коля часто рассказывал бабушке свой сон, пытаясь найти ему объяснение. Бабушка слушала внимательно и прижимала внука к себе, глазами выдавая беспокойство. Она его очень любила, и бесконечно им дорожила, позволяя себе терпеть все его проказы, и капризы.

- Сон не всегда следует принимать во внимание как важное событие, - говорила она, - но если он так настойчив, то может влиять на твою жизнь.

Когда Коле исполнилось 23 года, он набрался смелости, и решил сказать деду о том, что слышал секретную речь, не предназначенную для его ушей. Коля выбрал момент, когда дедушка остался один, и надавил на него.

- Когда вы меня отправили выносить мусор, я слышал ваш разговор. Я не понял о чём речь, но знаю наверняка, что вы скрываете от меня правду.

- Ты совсем как твой отец, - сказал Степан, слегка улыбнувшись. Он гордо глядел на внука, и погладил его по голове.

- И всё же. Что вы утаили?

- Это был несчастный случай, - отстранённо сказал Степан, - вот та истина, которой для тебя будет достаточно.

Фраза деда обозлила его, нагло дав понять, что его обманывают.

- Это ты сделал? - грубо задал вопрос Коля. Этим напором он сжёг за собой мосты, и одновременно поставил старика перед выбором. Коля умел распознавать ложь (сколько времени он прожил, выслушивая её).

- Ты убил их, я прав?

Степан ничего не ответил, лишь отвернулся к стене, молчаливо обводя глазами помещение.

Он не отрицает! - мелькнула у Коли мысль. Она как кипяток обожгла крепкие родственные связи, скрутив их с тонкую нелепую нить, и настроила парня против деда.

- Я знаю, что это ты! Я не могу это доказать, но знаю, что это ты!

Старик не отвечал, но на лице была обида, будто его обвинили в жульничестве, которого он не совершал. Коля глядел на деда, и в душе радовался той неловкости, которую вызвали в старике его слова. Он не знает правду, но будет травить своего деда, пока не узнает её. Дед ничего не сказал, признавая молчанием, что ему есть что скрывать. В тот день Коля ушёл домой довольным.

Прошло несколько дней. Коля не знал, говорил ли Степан что-то супруге, и обсуждали ли они его выходку. Он знал только, что бабушка с дедушкой его любят. Да, они не договаривали правды, но он ощущал их любовь ежедневно. Дед не был строг с ним, и часто позволял лишнего, бабушка баловала постоянно. Возможно это компенсация за их ошибку молодости, но для Коли этого недостаточно. Его родителей и сестру не вернуть, как бы дедушка и бабушка не старались.

Шло время, Коля замечал изменения в своём дедушке. Тот стал немного вялым, и молчаливым. Куда же быть более вялым, в его возрасте? Но энергия и года не всегда зависят одно от другого, всё зависит от силы воли, и настроя. Организм сохнет от психологических травм больше, чем от физических нагрузок. Коля старался не избегать волнующей темы, и постоянно если не словом, то взглядом напоминал деду о своих догадках. Он не хотел окончательно добить старика, но стремился получить ответ любым способом. Он должен был узнать его, ради отца. И вот настал день, когда мыльный пузырь, что надувал Коля, лопнул. Коля пришёл в квартиру к деду, и застал его мёртвым. Ничего придумывать и разгадывать не пришлось. Всё было просто. Старик лежал в ванной, рука бледно-синего цвета свисала вниз, образуя на полу лужицу крови. Старик вскрыл себе вены. Правой рукой он написал на стене несколько слов.

Коля, я убил твою семью.

Мгновенная нелепая реакция на слова, предназначенные ему, и падение духа. Всё. Победа. Но можно ли назвать это победой? Коля стоял и смотрел на сухое лицо своего деда и слёзы наворачивались ему на глаза. Это его родной дед, который стал жертвой давления, подобно прихлопнутой мухе. Коля добился своего, ценой разрушения жизни. Ценой её отнятия. Неужели человеку становиться легче, после того, как отмщён его погибший родственник? Никогда. Коля понял это в тот же момент, едва не упав на пол от напряжения. Он ощутил себя убийцей, и что хуже всего он убил деда не сразу, продолжая мучить его долгие месяцы. Угрызения совести начали трусить его за плечи, вызывая слёзы и неловкое чувство вины. Наступила бесконечная пустота, которую теперь никак нельзя будет заполнить.

…бесконечное поле травы, не видно горизонта. Он стоит один в поле, и нет конца чувству беспомощности…

Коля сидел на стуле почти час, прежде чем вызвал скорую. Чтоб как-то оправдать себя, он продолжал злиться на деда. На его поступок, которому не было оправдания. На то, что он сделал с его семьёй, а затем и с собой. Но дед заставил парня ощутить настоящую боль. Боль, которую не излечит эскулап, и нет таких трав, закрывающих образовавшееся отверстие на сердце парня.

Мы стараемся очернить кого угодно, кроме себя, но не замечаем, что пыль и пепел, падающие на рубашку собеседника, спадают с нашей одежды. Коля никогда не говорил на эту тему с бабушкой, и решил, что так будет лучше.

- Вот та истина, которой для тебя будет достаточно, - говорил его дед. Возможно, сейчас он был бы жив, если бы не Коля. Живут же люди, совершившие преступления, и остаются на свободе. Все иногда ошибаются, и, отбыв наказание, возвращаются в общество, и оно принимает их обратно. Возвращает в мир. Но готовы ли провинившиеся, вновь стать полноценными людьми, зависит только от них. Дед никогда ничего плохого не сделал своему внуку, и Коля всегда ценил это, сопоставляя его старания с давящей на совесть виной. Чем больше вина, тем больше усилий человек предпринимает, чтоб загладить её.

Когда бабушка узнала о том, что совершил Степан, она долго кричала, а потом долго плакала. Она его любила, и даже смерть не была этому преградой. На похоронах Коля вёл себя тактично, не упомянув ни словом, ни жестом о своём знании. Последнюю дань следует отдавать, не принимая во внимание прошлых поступков человека, иначе на похороны бы никто не приходил.

Коля провёл бабушку домой, и весь вечер они просидели молча. Пили чай, и ели булочки. Коля не упомянул о предсмертной записке деда на плитке, он стёр её до приезда скорой, скрыв от всех его признание. Он решил, что дед достаточно заплатил за свой поступок, и уйти должен чистым, в глазах других, оставляя светлую память. Коля продолжал работать в органах, и продвигался по карьерной лестнице.

Прошло около года, прежде чем он вновь заговорил с бабушкой о поступке деда.

- Ты же всё это время знала, правда, бабушка? Ты знала, что он убил их? - спросил Коля. Он долго обдумывал, стоит ли задавать этот вопрос, но решил задать его мягко. Настаивать не стал. Его близкие от этого настрадались больше, чем следует.

- Он убил их? - спросила она, словно не понимая о чём речь, - это же был несчастный случай.

- Я не говорил тебе, - начал Коля, идя по краю пропасти. Пульс его зашкаливал. Он нервничал, и вновь ощущал, что лучше промолчать, но не смог, и с тревогой продолжил:

- Он написал кровью на плитке, что убил мою семью.

- Не может быть! - вскрикнула бабушка, и прикрыла рот рукой, - ты врёшь!

- Нет. Не вру, - сказал Коля, и немного удивился её реакции, слишком бурной, и необоснованной. Неужели бабушка не знала что её супруг виновник смерти его родителей? Коля был уверен, что дед поделился с бабушкой всеми своими тайнами. Бабушка после этих слов заплакала. Она остаток вечера проплакала, а затем перестала говорить. Коля не приставал к ней первое время, хотел дать прийти в себя, но недуг не проходил. Бабушка начала медленней ходить, мало есть, и могла весь день просидеть у окна, наблюдая за проезжающим транспортом. Это испугало Колю. Он привёл свою девушку в квартиру, познакомить с бабушкой. Но та не отреагировала. С Таней Коля встречался уже пять месяцев. Теперь она заменила бабушку на кухне. Она убирала, готовила и стирала, помогала присматривать за старушкой. Коля снова жалел, что сболтнул лишнего при бабушке, согнав с неё остатки здравого смысла и активности. Он часто извинялся перед ней, или просто задавал вопросы о насущных проблемах, но не получал ответа. Несколько недель спустя бабушка слегла, и не вставала с кровати. Врач приходил несколько раз в неделю, но лишь качал головой и разводил руками.

- Старость, плюс столько пережитого, - говорил он, - это тяжело пережить даже молодому человеку. Вам никто уже не сможет помочь.

Бабушка чахла на глазах, как оставленная на солнце зелень. Так продолжалось долго. Может не слишком, но когда каждый день нужно ухаживать за лежачим больным, и переворачивать его как блин на сковородке, время тянется медленно. В один из дней, когда Тани не было дома, а Коля смотрел телевизор, бабушка повернулась к нему и заговорила.

Удивление вспыхнуло в глазах парня, заставив его подскочить с места.

- Коля, подойди ко мне.

Коля давно не слышал её голоса, и решил, что ей стало легче. После долгого времени, проведённого в тишине, бабушка начала говорить. Он выключил телевизор и подошёл к старушке, сев рядом с ней на стул.

- Коля. Я умираю, - тихо говорила она, - я хочу покинуть этот мир с чистой совестью. Слушай меня внимательно, Коля, и не перебивай. Я знаю, ты был мал, когда произошла трагедия с твоими родными, и ничего не понимал, но твои родители тебя любили. Не думаю, что мы со Стёпой любили тебя меньше. Надеюсь, Степан простит мне, что я расскажу тебе правду. Я единственная её знаю, и ты должен её узнать. Ради своего деда, ведь он спас тебе жизнь, больше двадцати лет назад.

- Я знаю это, бабушка, - мягко сказал Коля. Он слушал бабушку без энтузиазма, так как считал, что диагноз врача снисходителен, и на самом деле у бабушки ещё и помутнение рассудка.

- Ты не знаешь всего, Коля. В тот день, двадцать лет назад, когда вы приехали после гулянки, вы не попали в аварию. Твой отец был пьян, но он успешно подъехал к дому, и заглушил мотор. Тогда ещё мы жили на окраине города. Ты был на руках у матери, на заднем сидении. Твоя сестра выбежала и начала бегать вокруг машины, как заведённая. Я сама не видела этого, но Степан мне рассказывал подробности. Он услышал, как подъехал автомобиль, и вышел вас встретить. Я уже лежала в кровати, смотрела телевизор, лениво посапывая. Ты слушаешь меня внимательно?

- Да, бабушка, продолжай. Ты сказала, что мы не попали в аварию, но как тогда объяснить разбитую машину?

- Я буду говорить тебе так, как рассказал мне Стёпа. Его словами. Меня ведь не было рядом. Так вот, он вышел и услышал, как твои родители ругаются. Твой отец, когда был пьян, всегда был буйным, это его и погубило. Стёпа увидел, как Игорь ударил твою мать, и ударил сильно. Твоя сестра стала на сторону матери и начала пытаться ударить отца, но он резко откинул её в машину. Она ударилась головой, и упала. Игорь взял её за ноги и раскрутив с силой стукнул головой о дверь. Девочка упала, и больше не поднялась. Твоя мать с отчаянным криком набросилась на отца, и он, схватив её за волосы, стукнул головой в дверное окно. Звон стекла, и твоя мать упала на пол, хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, руками она держалась за горло. Осколок вошёл ей в шею, и она быстро скончалась. Ты лежал на заднем сидении, и плакал. Степан говорил, что подобного звука он давно не слышал. Так громко! Твой отец схватил осколок стекла и воткнул тебе в грудь. Ты замолчал. С того момента, когда твой отец начал бить твою мать, Степан быстрым шагом шёл к машине, затем бежал, но добежал лишь, когда Игорь порезал себе вены осколком стекла. Степан говорил, что происходящее дошло до него не сразу, он не мог подумать, что его сын может причинить вред своей семье. Когда он добежал, Игорь лежал на полу с разрезанными запястьями, и пьяным голосом говорил что-то невнятное. Степан понял, что потерял своих внуков и невестку, и может потерять ещё и сына. Никак его мозг не хотел мириться с реальностью. Глаза видели, что Игорь расправился с женой и детьми, буквально за минуту, но в мыслях это не укладывалось.

- Ты хочешь сказать, что мой папа убил мою мать и сестру, а затем и меня хотел убить?

- Да. Дослушай дальше, и ты узнаешь кое-что о странном сне, который тебя посещает с детства.

Тамара перевела дух, сделала несколько вдохов и продолжила.

- Степан поднял тебя с заднего сиденья и переложил на траву, он заметил, что ты ещё дышишь, но из твоей груди торчит осколок стекла. Всё кончено, подумал он. Его сын очернил своё имя и профессию. Майор, добивающийся звания двадцать лет, неожиданно убил свою семью. Что же о нём скажут, даже если он выживет? И твой дед решил подстроить несчастный случай. Он всегда умел быстро принимать решения.

Тамара Игоревна замолчала и перевела дыхание. Коля слышал, как она сипло дышала. Ей было тяжело говорить так долго, особенно в её теперешнем состоянии, когда нервы на пределе и самочувствие можно сравнить с напряжением акробата, стоящего вверх ногами на турнике.

- Мой дед подстроил аварию? - немного удивлённо спросил Коля.

- Да. То, что ты знаешь, случилось на самом деле. Три смерти, которые лишили тебя нормальной жизни. Но это было делом рук твоего отца, а Степан его просто покрыл. Твой дед сел за руль, и въехал в столб, выпрыгнув на ходу. Машина разбилась вдребезги, а то, что не разбилось, Степан сам выломал, говоря, что вытаскивал ваши тела. Он подтащил вас к машине, чтоб выглядело правдоподобней, и затем пошёл сообщить мне о трагедии. Я проснулась, вызвала скорую, затем, в одном халате, побежала на улицу. Я хорошо помню, как дрожали мои руки, и тряслись коленки. Всё было словно во сне, и я будто в тумане. Ног я не ощущала, а лишь бежала, сама не зная куда. Я не узнала правды сразу. Стёпа дал мне время, чтоб я смирилась с утратой. Пережить своего ребёнка, этого никому нельзя пожелать. Но ещё хуже, когда ребёнок сам для себя выбрал подобный финал.

- Почему дед так поступил? - спросил Коля. Он был встревожен, руки его тряслись, уши напряглись, чтоб слышать каждый звук, но он не рассчитывал на долгое объяснение. Бабушка рассказала ему неожиданную, и отнимающую много сил, историю, и теперь она слаба. Коля даже не знал, сможет ли она после этого нормально воспринимать окружающий мир. Узнает ли она Таню, которая ухаживает за ней, как за родной.

Коля вспомнил фрагмент своего сна. Он лежит на траве, и наблюдает, словно зритель, как машина врезается в столб. Затем силуэт человека, выходящего из-за этой груды металла. Это был его дедушка, теперь он знал это. И сон был куском реальной жизни. Его жизни, в которой его едва не убил собственный отец.

- Он сделал это ради своего сына, - устало скала Тамара. Ей всё тяжелее было говорить, и держать глаза открытыми. Она словно держалась только ради того, чтоб высказать правду, не утаив справедливой истины. И теперь, очистив душу, могла завянуть в любой момент.

- Ради папы?

- Да. Он не хотел, чтоб окружающие думали, будто его сын, майор, убил всю свою семью, и сам пытался покончить собой. Что тогда произойдёт? Это был бы конец. Но ты выжил, а твой отец нет. И правда оказалась скрыта от посторонних ушей. Твоему деду помог один знакомый, загладивший несколько явных грешков, бросающихся в глаза после аварии, и очистивший имя Степана.

- Почему дедушка не рассказал всё мне, когда я вырос?

- Он не хотел, чтоб ты знал, будто отец мог навредить тебе.

- Но я всё время думал, что это дед убил их. Думал, что он скрывает.

- Дети это самое святое, про них нельзя думать плохо, даже когда они виноваты. Запомни это, Коля. И не забывай, когда станешь отцом. Но помни, всему есть своя плата.

Коля молчал. Его голова словно раздулась, как воздушный шарик. Нахлынувшие эмоции не давали понять реальность всё это или вымысел. Но он знал, что бабушка не любила подобных шуток. Она считала, что шутки это признак молодости и глупости, а серьёзные поступки, и зрелый возраст, отличаются твёрдостью.

- То, что я видел, как кто-то выходил из-за машины, когда я лежал на траве, это было на самом деле? Этот образ остался в памяти.

Бабушка не ответила, лишь протянула раскрытую ладонь. Коля положил свою кисть в ладонь бабушки.

- То, что ты видел, правда. И то, что ты помнишь после, тоже было правдой.

- Ты о том странном месте, о котором я рассказывал? Из моих снов?

- Да. Ты видел рай, Коля, - сказала старушка, продолжая сжимать руку своего внука, - когда твой отец проткнул тебе грудь, ты умер. Слабый пульс не продержался долго. По приезду скорой, тебя откачали, но в память тебе въелись захваченные оттуда образы. То, что ты видел, было раем, где нет конца вечнозелёной поляне травы, и все плоды растут на одном дереве. Это действительно так, Коля. То место, где сейчас твои родители и сестра, и… твой дед.

- Но самоубийца же не может попасть туда, - сказал Коля. Неожиданно он понял, что стал причиной смерти деда. Он сам загнал его в землю, и даже глубже, лишая его возможности увидеть потрясающей красоты зрелище.

- Может, Коля. Плохих поступков не бывает, и лишь человек для себя решает, что хорошо, а что плохо. Общество собирает все голоса и делает вывод о каждой личности в отдельности. Так что если твой дед сделал это для тебя, я не думаю, что он виновен.

- Откуда ты знаешь, что это был рай?

- Не спрашивай меня об этом. Когда ты станешь старше, ты поймёшь, что вопросы не всегда уместны. Стоит просто слушать, и верить, и тогда ответ приходит сам. Вера это огромная сила, когда ты ощущаешь зависимость от неё. В тот день, когда ты окажешься на моём месте, ты вспомнишь эти слова, и улыбнёшься. Я знаю, что скоро умру, но если есть рай, тогда стоит ли переживать, думая о смерти?

Она помолчала, и ослабила руку настолько, что её кисть выпала на кровать.

- Пообещай мне, Коля. Всё что ты услышал, останется между нами.

- Обещаю.

- Пусть имя твоего отца будет выделяться на фоне нашей семьи с лучшей стороны, и гордо звучит в устах твоих знакомых. Помни всегда, что твой дед отдал жизнь, чтоб добиться этого.

- Если всё так и было, то ему нужно памятник поставить, - сказал Коля.

- Многим нужно поставить памятник в этом мире, но лишь те, кто не твердят об этом, действительно его заслуживают.

Тамара Игоревна довольно улыбнулась, и задышала ровнее. Лицо озарилось румянцем. Она избавилась от тайны, и ей стало легче. Она передала свою ношу внуку. Коля понял, теперь ему придётся хранить эту тайну. Придётся жить с этим, и это будет лишь слабой долей наказания за то, что он сотворил с дедом. Он готов был понести наказание, и был рад, что представилась подобная возможность.

Тамара Игоревна умерла на следующий день. Коля присутствовал при том, когда она произнесла последнюю фразу. Она прошептала на ухо внуку слова, которые он должен был услышать. И Коля понял, что больше бабушка ничего не скажет.

- Что она тебе сказала? - спросила Таня, немного ревнуя парня к родной бабушке.

- Тебе интересно?

- Да.

Таня спросила твёрдо и с характером. Короткие фразы Коля всегда считал приоритетными и командующими. Так они на него влияли. Но и по лицу Тани можно было сказать, что девушка заинтригована. В конце концов, знать последние слова, это всегда любопытно, и возлагает ответственность. Коля вздохнул и сделал вид, что слова ему очень дороги, и он с трудом станет ими делиться со своей девушкой. Частично так и было. Коля дорожил последними словами бабушки, будто держал в себе часть её души. Но с Таней он поделился.

- Я скажу тебе, о её словах. Она сказала: Увидимся через много лет. В том месте, где нет горизонта.

- Так и сказала? - удивилась Таня, - это про тот сон, что ты мне рассказывал? Место, где нет горизонта?

- Да. Это про него.

- Она действительно считала, что это место реально?

Коля улыбнулся, и почувствовал, что ему приятно знать правду. Ему приятно ощущение, что он знает секрет. Немного терпко на душе, и чешется язык, но время это излечит. Не всегда плохо, когда ты знаешь что-то важное, и не делишься не с кем. Если дело касается семьи, не стоит болтать лишнего.

- Да, - сказал Коля, - она так считала, и верила, что это место реально. Она думала, что это рай. То место, где всегда хорошо. То место, где мои родители, сестра, бабушка и дедушка. Но я надеюсь, что мне ещё долго не придётся видеть его.

- Всё что ты мне сказал, правда? Ты ничего не утаил?

Таня глянула на Колю вопросительным и заинтригованным взглядом. Парень улыбнулся, и обнял свою девушку.

- Ничего, Таня, - сказал парень и для себя принял решение не посвящать девушку в семейную тайну. Он вспомнил слова деда, прижался к уху девушки, и повторил запомнившуюся навсегда фразу:

- Вот та истина, которой для тебя будет достаточно.

Июль 2016

14:28
Нет комментариев. Ваш будет первым!