Рубрики раздела "Проба пера"

КОСТЯ ЦЗЮ – СЕКРЕТ ПОБЕД ФЕНОМЕНАЛЬНОГО БОКСЁРА

КОСТЯ ЦЗЮ – СЕКРЕТ ПОБЕД ФЕНОМЕНАЛЬНОГО БОКСЁРА

КОСТЯ ЦЗЮ – СЕКРЕТ ПОБЕД ФЕНОМЕНАЛЬНОГО БОКСЁРА

  • 1.Особенности национального бокса

Константин Борисович Цзю (род. 19 сентября 1969 г. в г. Серове Свердловской области, РФ), заслуженный мастер спорта, трёхкратный чемпион СССР, двукратный чемпион Европы, чемпион мира, участник Олимпийских Игр, чемпион мира по боксу среди профессионалов, известен нам как исключительно талантливый боксёр, достигший выдающихся результатов в спорте. Как любитель он провёл 282 поединка (победил в 270), как профессионал – 34 (победил в 31, включая 25 досрочных побед, 2 поражения и 1 бой, признанный несостоявшимся). Каким образом достигались эти результаты?

Простейший ответ: так было предначертано. Не смейтесь, это серьёзно. Советский Союз был плановым государством, планировал он и многолетнюю подготовку своих спортсменов. На каждый год и четырёхлетие (олимпийский цикл) во всех ДЮСШ (Детско-юношеская спортивная школа), СДЮШОР (Специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва), ШВСМ (Школа высшего спортивного мастерства), сборных командах и т.д. утверждались планы, согласно которым определённый спортсмен (или команда в составе определённых спортсменов) должен занять определённое место на том или ином турнире. Потом эти планы претворялись в жизнь. А рождались они вдалеке от конференц-залов, где проходили заседания руководящего состава, в уединённой, зачастую интимной, обстановке, где определялось, кто кем будет, и как это будет сделано. После этого утверждение календарных планов и их реализация становились вопросом техники. Люди, занимавшие соответствующие должности, отлично понимали, что значит потерять «тёплое» местечко, а потому сами всегда услужливо спрашивали, что, кому и как нужно сделать. В странах с рыночной экономикой всё гораздо проще, поскольку утверждать никаких планов не нужно, поэтому там чемпионов готовят т.н. «естественным» путём – единственная разница заключается в том, что подготовку спортсмена легче оптимизировать, не загоняя ни в какие жёсткие рамки. Спортсмен может достичь высот, участвуя лишь в необходимых для его роста турнирах, а не изнурять себя соревнованиями, необходимыми лишь для того, чтобы отметить успешное выполнение плана. Однако правило в целом то же самое: власть имущие договариваются о том, кто будет чемпионом, и на каких условиях, а потом берутся за выполнение своих замыслов. Например, американский боксёр Джордж Формен приехал на Олимпийские игры в возрасте девятнадцати лет; к тому времени он занимался боксом уже четыре года, провёл 20 боёв, из которых выиграл 16, 4 – проиграл. Учитывая контрольные встречи непосредственно перед турниром и сами олимпийские схватки, он закончил любительскую карьеру уже с 22 победами и 4 поражениями. Его соперником в олимпийском финале был 30-летний советский боксёр Ионас Чепулис, прводивший уже 230-й бой на любительском ринге. Тем не менее, Чепулис проиграл ввиду явного преимущества; Формен стал олимпийским чемпионом [https://www.youtube.com/watch?v=iswHPKP5sEU]. Этот случай не единичен: блестящий американский средневес Ф. Паттерсон победил на Олимпиаде (1952 г.) в возрасте 17 лет, имея 40 побед (37 – досрочно) в 44 боях. Для сравнения: советский боксёр В. Попенченко, выступавший в том же весе (71 – 75 кг), стал олимпийским чемпионом (1964 г.) в возрасте 27 лет, проведя более 200 боёв. Моё личное впечатление от просмотра видеоматериалов с участием этих боксёров: Паттерсон – более сильный боксёр. В этом легко убедиться, если посмотреть его бой против К. Джонса на внутреннем первенстве США в 1951 году, который он закончил эффектным нокаутом [https://www.youtube.com/watch?v=8J0utcjGjb8]. Бои Попенченко на внутрисоюзном ринге оставляют не столь благоприятное впечатление – медлительные движения, тяжёлые, толкающие удары [https://www.youtube.com/watch?v=kaJwhx-O28Q]. Причина этого проста: в СССР использовались более тяжёлые, 10-унцевые, перчатки, в то время как на Олимпиадах (и на первенстве США) боксёры дрались в 8-унцевых. Между этими двумя типами перчаток – большая разница, гораздо большая, чем смехотворные на первый взгляд 60 г. Это объясняется тем, что в первую очередь перчатка разгоняется за счёт кисти руки, масса которой составляет около 1% от массы тела – даже супертяжеловес массой 100 кг имеет кисть массой около 1 кг, лишь небольшую часть которой приходится на мышцы. Для этих мышц разница в массе в 60 г уже значительна. Это влияет на каждое решение, принимаемое боксёром. Кроме того: дополнительных 2 унции приходятся на так называемый демпфер, в результате чего удар на 6, 5 % слабее, чем в 8-унцевой перчатке. Фактически, чтобы добиться соревновательного эффекта (потрясти противника, послать в нокдаун или даже в нокаут), нужно нанести удар значительно более мощный, нежели в 8-унцевой перчатке.

Насколько значительна эта разница? Мера воздействия силы – импульс силы (масса, помноженная на ускорение и на время воздействия). Показатели ускорения и массы взаимосвязаны диалектически: прирост ускорения идёт за счёт снижения массы. Использовав этот ресурс и достигнув определённого баланса (по сравнению с 8-унцевой перчаткой удар получится всё равно более медлительным) остаётся эксплуатировать третью составляющую – время ударного взаимодействия. Казалось бы, силу удара, утраченную за счёт толстой перчатки, компенсировать нетрудно, увеличив продолжительность ударного контакта, однако это существенно замедлит движения – они будут мощными и медлительными, паузы между ними существенно возрастут. Когда боксёры оденут 8-унцевые перчатки, окажется, что противник, обученный боксировать в них изначально, действует гораздо быстрее, а удары его неожиданно сильны. Однако тут необходимо заметить, что иначе не получалось: США – страна с рыночной экономикой, и послать неугодного работника «на бокс» так просто не получится. Членство в спортивном обществе не просто не обязательно, но и не поощряется – слишком много проблем доставили капиталистам профсоюзы в своё время. Наоборот, посещение спортзала – за свой счёт и по собственному желанию. Хотя, конечно, некоторые работники очень хорошо понимают, что нужно начальству, и занимаются спортом по «собственной» инициативе. Так или иначе, возникает достаточно похожая, но всё-таки несколько иная картина. Мафиозные боссы вынуждены чаще использовать боксёров «втёмную», без перчаток (поэтому лёгкая перчатка им и на соревнованиях удобнее); вследствие этого американские боксёры-любители нередко были судимы – как тот же Паттерсон или Тайсон. Советские труженики и военнослужащие вынуждены были участвовать в спортивных соревнованиях, где высококвалифицированные боксёры «воспитывали» их в официальном порядке(сами они, соответственно, получали в награду не судимости, а офицерские звания и ордена). Правда, во избежание черепно-мозговых травм перчатки применялись более тяжёлые; соревновательная практика ведущих боксёров многократно росла. В конечном итоге, правда, советская сборная была готова к олимпийским боям хуже, чем американская, отчего на Олимпиадах чаще побеждали боксёры, выступавшие под звёздно-полосатым флагом.

Справедливости ради нужно добавить, что далеко не все американские боксёры были уголовниками с коротким официальным и ужасающим криминальным послужным списком. Например, «хороший негр» Кассиус Клей (впоследствии несколько изменивший свой имидж на «плохой», а имя – на Мохаммед Али) выиграл Олимпийские игры 1960 г. (полутяжёлый вес, 75 – 81 кг), имея в активе 100 побед при 5 поражениях. Многие американцы, начиная с 1970-х, проводили по 200 боёв и более. Например, легковес А. Прайор в 1975 г. побивший двух советских чемпионов мира (действующего, В. Соломина, и будущего – в более тяжёлой весовой категории, В. Львова), а также завоевавший серебряную медаль на Панамериканских играх 1975 г., провёл 220 боёв (204 победы, 16 поражений). В этом весе на Олимпийских Играх 1976 г. американский боксёр Х. Дэвис, оказавшийся даже сильнее Прайора, завоевал золотую медаль. Впоследствии такие боксёры, как Прайор, имевшие соревновательную практику, не уступавшую советской, стали появляться гораздо чаще. Это объяснялось ростом численности международных соревнований: с 1969 г. регулярно проводились матчевые встречи СССР-США, к ним потом добавились матчи США-Куба, с 1974 г. раз в 4 года (с 1989 г. – раз в два года) проводились чемпионаты мира, с 1979 г. раз в два года – Кубки мира. Увеличившаяся соревновательная нагрузка принудила американцев пересмотреть календарь внутренних первенств, они перешли к постоянному составу сборной, сохраняя его в течение всего 4-летнего олимийского цикла. Тем не менее, и в 1980-е появлялись исключительно сильные американцы с количеством арестов, превышающим количество проведённых боёв – кандидатом в олимпийскую сборную 1984 г. в весе 81 – 91 кг был уголовник М. Тайсон. Победитель Молодёжной олимпиады США провёл 27 боёв, проиграв лишь три ,из них два – будущему олимпийском чемпиону Г. Тиллману более чем спорным решением судей [https://www.youtube.com/watch?v=VFp12YQX1Mg]. При этом он 42 раза был арестован (аналог советских приводов в милицию) и уже имел одну «ходку». Всего через два года после скандальных боёв с Тиллманом Майк Тайсон стал чемпионом мира среди профессионалов. Эти боксёры ещё встретились потом как профессионалы, и Тайсон добился более убедительного преимущества[https://www.youtube.com/watch?v=Db7rfLA906Y].

Таким образом, советское общество и советский бокс несколько отличались от американских. Ещё одним фактором, который тормозил, по мнению многих, становление спортивного мастерства советских боксёров, были расовые особенности и климат. Специалисты считали, что негры раньше созревают в половом отношении, а поэтому их спортивное мастерство растёт быстрее, чем у белых. Также утверждалось, что тёплый, даже жаркий, климат с доступом к морю даёт неоспоримые преимущества при организации многолетней подготовки боксёров. Захватив власть на Кубе, коммунисты первым делом организовали там массированную подготовку боксёров-любителей. Нужно тут же добавить, что, несмотря на выдающиеся успехи кубинцев, большинство из вышеуказанных тезисов не подтвердилось или подтвердилось лишь частично, и ни один – в полной мере. Например, сказки о предрасположенности негров к боксу, а белых – к интеллектуальной активности. Далеко не все белые оказались Эйнштейнами, среди них хватает и умственно отсталых, даже выдающихся политиков, неспособных свою фамилию нормально произнести. И отнюдь не все негры являются идиотами; например, действующий президент США, Барак Хусейн Обама – негр, иначе – чернокожий или, как говорят в США, афроамериканец. Тем не менее, результаты некоторых антропологических исследований утверждают, что мозг негра по своей массе составляет лишь 70% от массы мозга среднестатистического белого. Я не знаю, у кого мозг меньше по массе, если белое большинство США избрало президентом (дважды подряд) негра (негры составляют всего около 13% от американского населения), который, как видно по его имени, является мусульманином (вероятно, тайным), причём – в период откровенного вооружённого противостояния с «Аль-Каидой» и ИГИЛ. Однако, если оставить в покое президента США (просто Обама дал демократам дополнительные проценты голосов цветного населения, которое они иначе разделили бы с республиканцами), нужно признать, что «специалисты» с их тезисами многое нафантазировали. Например, то, что негры в коммунистическом обществе будут боксировать точно так же, как американские. Нет, кубинские олимпийские чемпионы проводили по 300, даже по 400 боёв на любительском ринге – видимо, плотный соревновательный график был просто спецификой тоталитарного государства; технически они также утратили многие отличительные черты, роднившие их с американской школой бокса. Выносливость негров в беге и плавании, к которой они предрасположены по конституционным особенностям, в боксе была более чем компенсируемой. Например, Л. Папп (Венгрия) выиграл 3 Олимпиады, практически не занимаясь бегом, который во всём мире считается неотъемлемым атрибутом тренировки боксёров – выносливость боксёров в беге на длинные и средние дистанции вошла в поговорку. Чемпион мира среди профессионалов в полусредней и средней весовых категориях Рэй Робинсон в период подготовки к бою пробегал (так называемая «работа на дороге») по 5 миль (9 км) в день . При этом не просто пробегал: каждый шаг он совмещал с движением, имитирующим защиту или удар, закрепляя тем самым специализированные боксёрские навыки. Валерий Попенченко, олимпийский чемпион в суперсреднем весе, вообще взял бег за основу своей подготовки: правда, он предпочитал просто пробегать большие расстояния, как легкоатлет. По мере приближения даты начала турнира он постепенно снижал объём работы, но и существенно повышал её интенсивность. В специально-подготовительный период он входил, будучи в отличном функциональном состоянии, с мощным морально-психологическим «зарядом». Папп, в отличие от них, не бегал кроссы, предпочитая занятия футболом на «большом» поле. Такой тип тренировки общей выносливости, несмотря на отсутствие специальных упражнений (как у Робинсона), позволял участвовать в единоборствах, пусть и весьма отдалённо, но напоминающих действия боксёров в ринге, что, конечно, делало занятия более эффективными, нежели у Попенченко. Для Паппа, представителя нации, принадлежащей к так называемой угро-финской языковой семье, то есть, с известной натяжкой, к северным народам, отличающимся кряжистым телосложением, вообще был характерен атлетичный стиль ведения боя (при росте в 166 см он имел «боевой» вес в 72, 6 кг, потом, после пересмотра границ весовых категорий – 71 кг). Бегу он предпочитал упражнения со штангой, рубку дров на лесоповале и т.д. Его стиль, отличающийся высоким атлетизмом, был более чем эффективен в боях с сильнейшими афроамериканцами того времени. На Играх 1952 г. Папп встретился с чернокожим американцем (5 из 10 американцев уехали домой с золотыми медалями) С. Веббом, впоследствии – известным профессионалом[1], нокаутировав его во втором раунде, а в 1956 г. , в финальном бою – с чернокожим пуэрториканцем Х. Торресом, выступавшим за США, впоследствии – чемпионом мира среди профессионалов в полутяжёлом весе. Никакой разницы с его предыдущими олимпийскими финалами 1948 г. и 1952 г. не было – Папп снова победил по очкам, его противник вновь побывал в нокдауне[https://www.youtube.com/watch?v=nIujgbpiopg ].

Не нашла полного подтверждения и теория, согласно которой чернокожие спортсмены созревают раньше в половом отношении, а значит, дадут более ранний результат. Это считалось очень важным, так как, начиная с 1970 г., стали проводиться крупные международные турниры в младших возрастных группах – сперва до 21 года, потом – до 18 лет, а потом – и для ещё более молодых. Лучший кубинский боксёр-любитель, Теофило Стивенсон, победитель трёх Олимпиад, вообще имел позднюю возрастную специализацию – он начал заниматься боксом только в 17 лет. Правда, «начал заниматься» – достаточно растяжимое понятие, корректнее сказать, что его включили в состав кандидатов в национальную сборную; но, тем не менее, официальная дата начала занятий – 17 лет.

На самом деле все расовые теории имели целью, как и в нацистской Германии, назначить себя «белыми», а негров – «неграми» и заставить их выполнять грязную работу, так как они для неё якобы более пригодны. В конце концов, оказалось, что, несмотря на все успехи кубинцев, они просто собрали в своих руках все медали, ранее делившиеся между странами соцлагеря. Вероятно, падение престижа бокса – и попытка установить, опираясь на кубинские кулаки, настоящий коммунистический порядок – привели к тому, что в социалистических странах возник определённый вакуум квалифицированных боксёров, который заполнили боксёры с острова Свободы. Тут же нужно добавить, что аналогичные процессы в тот же период наблюдались и на американском профессиональном ринге(ведущие любители уже давно были чернокожими).

Но, какими бы ни были истинные мотивы расовых теоретиков от спорта, они претворяли свои решения в жизнь. В 1969 году, приблизительно в то же время, когда Теофило Стивенсон начал заниматься боксом, а новорожденный Костя Цзю ещё лежал в колыбельке, в СССР было принято решение о создании сети спортинтернатов, в которые предстояло отобрать самых одарённых мальчиков и девочек, с тем, чтобы воспитать их как настоящих спортсменов. Ничего удивительного, что Костя Цзю не имел к ним никакого отношения. Вероятно, нормальная жизнь в родной семье и была причиной его высоких соревновательных результатов. Но боксом он начал заниматься с 9 лет – в отношении него, как и ряда «одарённых» детей, действовало правило о ранней возрастной специализации. К тому времени, когда его сверстники, достигнув нормального для занятий боксом возраста (12 лет), придут в секцию Владимира Черни, Костя уже будет иметь стаж занятий около трёх лет, а тренер полюбит его, как родного сына. Чего не сделаешь для сына? Всегда можно им что-то соврать: что они пришли поздно, что они бездарные, что им нужно помочь Косте подготовиться к отсветственным соревнованиям, на которых он защищает честь города, и стать вот так, когда он бьёт… Причина этого была проста: отец Кости был китайцем (о чём свидетельствует и его фамилия). То, что его называют корейцем, это неправда, просто после конфликта на «острове» Даманский (1969 г.) в СССР некоторые люди стали плохо относиться к китайцам, поэтому Цзю всем врали, что они – корейцы, которые…родом из Китая. Сам по себе отец Кости, может, и не был боссом, но за ним стоял большой капитал «чёрного рынка», существовавший под неофициальным покровительством партийного руководства СССР и КНР. Позднее это сотрудничество приняло более официальную форму – возник так называемый «Шанхайский клуб». В целом, «продвижение» азиата считалось правильным решением, так как и в РСФСР, и в других республиках крепли националистические движения; то тут, то там возникала поросль неонацизма. То, что Костю всё равно будут обзывать китайцем и бить, сомнений не было, поэтому, пусть научится давать сдачи, станет боксёром. Так Костя Цзю стал карателем.

Нетрудно догадаться: советская власть никогда не дожидалась, пока её обидят, как и Костя никогда не ждал, пока его ударят. Ему подводили одного противника за другим, а он, «в ответ», укладывал их на помост ринга. Ну, и вне ринга, конечно, старался. Процент побед у Цзю на любительском ринге – 95,74%, хотя, казалось бы, шансы противников на победу равны. Они одинаково весят, у них есть тренера, перчатки обычно одинаковые (это тоже не на всех соревнованиях, но в советское время за правилами ещё следили). Можно сказать, что Костя просто очень одарённый, но какой он может быть одарённый, если в девятилетнем возрасте пошёл учиться боксу? Значит, ничего он о нём не знал. Ну, может, Черня – выдающийся боксёр и тренер, каких свет не видывал? Нет, как боксёр он никому не известен, а тренерские успехи его ограничиваются Костей Цзю.

Видимо, дело не в одарённости Кости, иначе он не пошёл бы к Черне учиться, а сам бы всех учил, и не в одарённости Черни, иначе он сам бы стал знаменитым боксёром. Вероятно, за ними была более могучая сила – так называемый административный ресурс. Свердловским обкомом партии в тот период руководил приехавший из Москвы Борис Ельцин. Его появление в «глубинке» некоторе биографы рассматривают как ссылку, что отчасти верно, но верно и то, что уже тогда партия вполне осознанно готовилась к распаду СССР и готовила для этого запасные варианты. Ельцин как будущий глава суверенной России и был таким вариантом. Партнёрство с КНР позволило бы подавить производство товаров народного потребления в советских республиках – и они действительно оказались невостребованными не только в Европе, но и на родине, не выдержав конкуренции с китайскими. Учитывая приоритеты в вооружениях и поставках энергоносителей, Россия, таким образом, вполне могла сохранять доминирующие позиции на постсоветском пространстве. До известной степени, Ельцин, пребывая в Свердловске, как раз занимался подготовкой этой схемы к действию. За ним были влиятельные люди в Москве, к нему тянулись промышленники РСФСР, он, наверняка, вёл переговоры и с китайскими «цеховиками». Учитывая эти обстоятельства, взлёт Цзю становился неизбежным.

В документальном фильме о Косте Цзю Черня и Цзю сразу же раскрывают свой секрет – юный боксёр был невысокого роста, а значит, в боксёры не годился. Так как же он стал заслуженным мастером спорта? Дело в том, что Черня и Цзю врут – дело не в том, какого боксёр роста (а длинорукому действительно легче дотянуться до противника), а в том, как сильно он ударит. В советском боксе был распостранён так называемый «стоячий» нокдаун: один сильный удар – и боксёру открывают счёт. Второй – бой остановлен. Пока всех обучают наносить друг другу тычковые удары «передней» (обычно левой) рукой и тщательно следят за тем, чтобы они не били слишком сильно, эта система работает. А потом приходит Костя Цзю и бьёт противника правой так, что у того «капа» вылетает. Вот и весь секрет – мощный удар сильнейшей рукой, который, конечно, сильнее тычка слабейшей рукой. Конечно, Цзю очень талантлив, и его очень серьёзно готовят к соревнованиям. Точнее не скажешь. Талант его заключается в том, что его обучают наносить сильные удары (а его противникам – запрещают, они даже не знают, как руку вытянуть и как кулак сжать); Костя ходит в зал атлетизма и работает со штангой (его противникам туда ходить нельзя, это не их вид спорта, к тому же не их стиль бокса – они же «игровики», предпочитают дистанционный бой); Костя получает усиленное питание, включая допинг-препараты – анаболики для ускоренного роста мышечной массы, мочегонное для быстрой сгонки лишнего веса, стимулятор для лучшей реализации функциональных возможностей организма – непосредственно перед боем, – а кое-кто из его оппонентов наивно верит, что в спорте всё по-честному. В крайнем случае, когда всё это не помогает, на помощь Косте придут судьи. Судьи знают, как взвесить боксёров так, чтобы у «своего парня» было на несколько килограммов меньше, чем на самом деле; судьи (рефери в ринге) знают, как остановить бой в нужный момент и накричать на оппонента, запугать его, переубедить в правильности выбранного плана (если тот упорствует, его просто дисквалифицируют); наконец, судьи считают очки и выносят решение – и, независимо от того, кто на самом деле победил, побеждает тот боксёр, который должен победить. Так Костя и одержал свои 270 побед. А десятки тысяч его сверстников, пытавшихся заниматься боксом, верят в то, что он был одарённым, а они – нет. Их просто использовали для подготовки Кости Цзю и его товарищей, которые живут припеваючи, пока неудачники пытаются найти причины собственных поражений в себе.

  • 2.Костя Цзю – боксёр сборной СССР

Как уже говорилось, у Константина Цзю были определённые льготы при занятиях боксом. Они имели целью подготовить боксёра, полностью преданного советской системе (а он выступал за «Динамо», спортивное общество КГБ и МВД, давшее советскому боксу олимпийских чемпионов В. Попенченко, В. Соколова, В. Лемешева[2]) в той форме, в которой ей предстояло существовать в ближайшие годы. Проблема подготовки высоквалифицированных боксёров стояла достаточно остро: бокс относился к прикладным видам спорта, и олимпийские медали были необходимы советской пропагандистской машине, как воздух. Упадок советского бокса, наметившийся в 1970-х, во времена так называемого «тотального бокса», имел негативные последствия: люди перестали бояться власти, молодёжь переключилась на занятия восточными единоборствами, которые, несмотря на свой подпольный статус, гарантировали навыки, позволяющие постоять за себя на улице. А на улицах уже в начале 1980-х было неспокойно. Даже попытки Ю. Андропова ввести комендантский час не смогли решить проблему правопорядка. Константин Цзю должен был вернуть советскому боксу былую славу, а заодно и добиться некоторого компромисса с набирающими силу единоборствами. Конечно, его звёздное время пришло в период Перестройки, когда повсюду открылись видеосалоны, где можно было посмотреть фильмы с участием Брюса Ли и Джекки Чена. Цзю с его азиатской внешностью в некоторой мере стал символом этих перемен.

Возник вопрос: а как этого достичь? Как нельзя вдохнуть жизнь в мертвеца, так и маленького китайского мальчика нельзя сделать олимпийским чемпионом. Интересно, что в самом Китае бокс вплоть до 1980-х был под запретом, китайские боксёры впервые приняли участие в Олимпийских Играх лишь в 1988 г. (Цзю по странному стечению обстоятельств тоже выступал на этом турнире). Только в 2008 г. китайский боксёр Шимин Цзю одержал победу в 1-м наилегчайшем весе (до 48 кг), став первым китайским олимпийским чемпионом по боксу, а в 2012 г. повторил свой успех, в том же весе, но с чуть иными границами – до 49 кг. Кстати, Ш. Цзю стал первым двукратным олимпийским чемпионом для наилегчайших весовых категорий (до этого самым лёгким «двукратником» был кубинец Г. Регондо, в 2000 г. и в 2004 г. побеждавший в весе 51 – 54 кг). Вероятно, небольшие пределы низших весовых категорий не позволяли великим боксёром прошлого сохранять и форму, и вес на протяжении ещё 4 лет, а переходя в более высокую весовую категорию, они не могли адаптироваться к ещё не битым противникам, которые к тому же были заметно крупнее. Однако Г. Регондо, а потом и Ш. Цзю показали, что в современных условиях это возможно. Вероятно, успехи этих боксёров в большой степени объясняются значительными изменениями в любительском спорте. Разделённые ранее «холодной войной» судьи формируют целостный аппарат с тренерами и боксёрами. Фактически, спортсмены, судьи и функционеры, оторванные от массовых спортивных обществ прошлого, теперь представляют собой закрытую наследственную касту, в которой все хорошо знакомы и обо многом могут договориться.

Возвращаясь к Константину Цзю, нужно вновь оценить сложность стоявших перед ним и руководством задач. На Олимпийских Играх 1976 г. , 1980 г. и 1984 г. советские боксёры завоевали в общей сложности 1(!) золотую медаль[3]. И это притом, что в Москву в 1980 г. не приехали главные конкуренты – американцы, а в 1984 г. уже сборная СССР не стала портить американцам праздник жизни на Играх в Лос-Анджелесе. Альтернативный турнир «Дружба», проходивший в Гаване, однако, тоже не принёс первых мест (11 золотых медалей завоевали кубинцы и лишь 1 – боксёр из ГДР Т. Шмитц в весе 63,5 – 67 кг). Турнир «Дружба» оставил ещё более тяжёлое впечатление, нежели Олимпийские Игры в Москве: советская сборная вновь вышла в финал почти полным составом – и вновь была разгромлена кубинцами. Даже Т. Стивенсон, носивший звание заслуженного мастера спорта СССР, который обычно вёл бои против советских боксёров очень «по-джентльменски» (на менее значимых международных турнирах он им обычно уступал), на сей раз безжалостно расправился с В. Абаджяном, одержав победу ввиду явного преимущества. Причины провалов в трёх олимпийских циклах подряд были сложными и разнообразными: ужесточение борьбы с допингом на Олимпиадах, что осложняло ведение борьбы на «чужом поле»[4], внутренний экономический и общественно-политический кризис, заострение «холодной войны», вылившееся в войну в Афганистане.

Олимпийские Игры 1988 г. должны были пройти в Сеуле (Южная Корея), что во многом было символично. Впервые СССР выступил на Олимпийских Играх в 1952 г., когда война в Корее, угрожавшая перерасти в ядерную, неожиданно перешла в позиционную. Вместо Третьей мировой войны стороны решили пойти на мировую и поехали на Олимпийские Игры в нейтральной Финляндии (Хельсинки). Вскоре война в Корее и вовсе утихла сама собой (в СССР как раз умер И. Сталин, что позволяет связать эти события). На сей раз условия мира были не настолько благоприятными – СССР рисковал оказаться на глазах всего мира нищей, голодной страной, не способной защитить себя даже от афганских моджахедов. О революции ещё всерьёз не говорили, но заседающим в парткомах «секретарям» её зловещий призрак казался всё более реальным.

«Встречи в верхах», ставшие всё более частым явлением, изменили и спортивную арену. Начиная с 1986 года, проводились Игры доброй воли – соревнования по олимпийским видам программы между сборными США и СССР. Эти мероприятия должны были стать залогом того, что Олимпиада 1988 г. не будет сорвана. Тем не менее, без бойкота не обошлось.

Сборная Кубы по праву считалась сильнейшей в мире; на чемпионате мира 1986 г. в Рино (США), кстати, последнем, проводившемся раз в 4 года, её боксёры завоевали 7 золотых медалей из 12, сборная США – 3, сборная СССР – 1. Но на Олимпиаду кубинцев не пригласили – просто дали понять, что их подвергнут придирчивому допинг-тесту и предвзятому судейству. Ф. Кастро, получив звонок из Москвы, сделал нужные выводы и решил бойкотировать Игры по идеологическим мотивам – вслед за КНДР, которая до сих пор находилась с Южной Кореей в состоянии войны. Советский Союз обеспечил отсутствие кубинцев и получил, таким образом, возможность отработать свою «квоту» на одну золотую медаль в боксе. На большее рассчитывать было трудно, хотя формальных ограничений тогда ещё не было: хотите – побеждайте хоть во всех весовых категориях.

Костя Цзю, которого уже считали перспективным кандидатом в сборную, таким образом, стал «корейцем». Его даже включили в медийно-пропагандистскую связку с ещё одним «корейцем», Виктором Цоем (конечно, его настоящая фамилия была Чой, и он был китайцем). В 1986 – 87 годах Цзю победил на первенствах СССР, Европы и мира среди юниоров (до 18 лет). Он попал в «команду» В. Агеева, возглавлявшего тогда юниорскую сборную. Агеев, который сам в прошлом был известным боксёром, пытался воспитать своих «мальчиков» настоящими «волками ринга» и даже добился определённых, таких же сомнительных и противоречивых, как и его собственная спортивная биография, результатов. Но об этом – потом.

Сперва нужно сказать пару слов о любительском боксе 1980-х. Данный период имеет специфические, ярко выраженные черты, хотя ещё не получил своего названия. Обычно его относят к «тотальному боксу», характеризовавшемуся активно-наступательной тактикой, стремлением овладеть инициативой на всех дистанциях, повышением количества и силы ударов, как одиночных, так и серийных, во всех раундах, особенно в третьем, который всё чаще стали именовать «решающим». Термин ввёл румынский тренер М. Владар, впервые данная тенденция была отмечена на чемпионате 1969 г. в Бухаресте[5], на котором в неофициальном командном зачёте победила как раз румынская сборная, поэтому проще всего было бы связать понятие «тотальный бокс» с понятием «силовой бокс», с которым обычно и ассоциировалась румынская школа бокса. Впрочем, по сравнению с чисто румынским «силовым давлением»[6], основой которого были бурные атаки сильными ударами с дальней и средней дистанции, «тотальный бокс», особенно в исполнении американцев и кубинцев, отличался и умением вести бой на ближней дистанции. Принципиальной же отличительной чертой было наличие не одной установки («сильные удары»), а двух («частые удары», «сильные удары») одновременно. Последнее явление можно также приписать анаболикам – стремительный прирост показателей «взрывной» силы уже не позволял наносить очень длинные и вместе с тем сильные удары, которыми славился классический «силовой» бокс. Они требовали и ловкости, и гибкости, и «быстрой» силы, показатели которых снижались по мере роста мышечной массы. Качество удара, его соревновательная эффективность были не те (несмотря на очень обнадёживающий «тоннаж»), и «тотальные» боксёры были вынуждены компенсировать эти недостатки завышенным количеством ударов.

Постепенный упадок бокса в высокоразвитых странах, вызванный недовольством его травматизмом, привёл к введению защитных шлемов, или масок. Маски использовались кулачными бойцами ещё Древней Греции, а в описываемый период – как любителями, так и профессионалами, но лишь на тренировках. Маски действительно снижают силу удара на 33,5%, если он приходится в височную или лобную область головы, при этом для «жёстких» ударов с продолжительным временем ударного взаимодействия следует учитывать такой показатель как импульс силы – здесь маска не настолько эффективна, снижая импульс силы лишь на 9,9%. Маски к тому же усложняют защиту уклонами и нырками (движениями туловища, согласно классификации), поскольку перчатка противника буквально «липнет» к поверхности маски, обеспечивающей высокое сцепление с поверхностью. Фактически, маска смягчает только удары, нанесённые по касательной, а «жёсткие» – наоборот, усиливает. Поэтому профессионалы использовали их лишь вначале специально-подготовительного периода, когда специализированные реакции недостаточно быстры, чтобы уклоняться от быстрых ударов. По мере становления формы маска уже мешала, увеличивая площадь поражения, замедляя движения уклоном и «притягивая» удары, и боксёры снимали её. Это же явление описывают и высококвалифицированные боксёры-любители 1960-х – заслуженные мастера спорта В.Соколов и В. Агеев в своих интервью. Однако бокс менялся: новые типы анаболиков позволяли быстро достичь высоких показателей взрывной силы и, пренебрегая защитой, вести бой, нанося сильные удары. Таких боксёров, ввиду доступности анаболиков, становилось всё больше, особенно в США, поэтому внутренние соревнования боксёров-любителей там стали проводить в масках. Уже в 1970-е годы в таких условиях проходил чемпионат США. Можно спросить: а разве американцы не заметили парадокса с маской? Уверен, заметили, но любительский бокс в США подчинён профессиональному, «любительство» зачастую – просто хобби. Поэтому техническое мастерство любителей было управляемым, а тренера, подчиняясь боссам, держали его под контролем, ограничивая «жёсткость» ударов – приблизительно так же, как это делалось в СССР.

Конечно, маска снижает эффективность защит движениями туловища, принуждая боксёра держаться на дальней дистанции. Это даёт преимущество высоким, длинноруким спортсменам, которых в американской сборной становилось всё больше. В 1984 году, на домашней Олимпиаде в Лос-Анджелесе американцы добились обязательного выступления всех участников в защитных масках. Сборная США завоевала 9 золотых медалей из 12, а процент нокаутов, по сравнению с Олимпиадой 1980 г. в Москве снизился почти вдвое – с 11,45% до 6,07%. Восторги врачей и борцов за гуманизацию бокса не стихали, хотя не говорилось главное: сборная США была единственной сильной сборной турнира, и в остутствие её главных конкурентов(сборных Кубы, СССР и ГДР) турнир носил очень спокойный характер. Олимпийские соревнования 1984 г. и 1988 г., чьи правила отличались и от «тотального бокса» (1972 г., 1976 г., 1980 г.), и от «электронного бокса» (начиная с 1989 г.), конечно, разумно выделить в отдельный период, который лучше всего назвать «посттотальным». Любопытно, что лос-анджелесский турнир 1984 г. статистически более похож на позднейший период «электронного бокса», в то время как турнир 1988 г. – на более ранний, «тотальный». Такая противоречивостьобъясняется просто: в управляемых условиях на Олимпиаде 1984 г. функционеры АИБА(Международная ассоциация любительского бокса) легко добились желанной «гуманной» статистики, в то время как в 1988 г., с ожесточением соревновательной борьбы, вызванной участием стран соцлагеря, ситуация вновь начала выходить из-под контроля. Это потребовало очередного пересмотра правил – введения более тяжёлых, 10-унцевых, перчаток, которые не сжимаются в кулак, и специальных счётчиков, демонстрирующих текущий счёт на электронном табло. Зная счёт, боксёры спокойно избегали обострения. Правда, наблюдая «танцы» олимпийцев 1990-х годов в ринге, нужно знать, что раньше правила этого не позволяли – когда И. Йоханссон (Швеция) в финале 1952 г. (тяжёлый вес, свыше 81 кг) попробовал вести бой против американца Э. Сандерса в подобном ключе, его попросту дисквалифицировали, лишив даже серебряной медали [https://www.youtube.com/watch?v=A21Mh46RURU].

Как уже говорилось, сеульский олимпийский турнир был не похож на лос-анджелесский. По сравнению с 1980 г., относительное количество нокаутов снизилось до 8,85%, однако, учитывая большее количество боёв, был поставлен абсолютный исторический рекорд – 38 «чистых» нокаутов. И, если бы не рефери, которые останавливали бои в случае слишком тяжёлых нокдаунов, статистика была бы просто шокирующей. Как так случилось? Ответ поразит кого угодно: причиной тому были защитные маски. Дело в том, что большинство нокдаунов и нокаутом приходится на удары в подбородок и в челюсть – так создаётся рычаг, который воздействует на мозжечок, расположенный в задней части головы. Мозжечок отвечает за координацию движений, поэтому удар по челюсти, приводя в действие этот рычаг, является ударом по мозжечку. Вследствие этого возникает временная потеря координации, человек неспособен нормально ходить или даже стоять. Маска от таких ударов не защищает, в то время как боксёра может возникнуть определённая иллюзия неуязвимости, ведь относительно сильные удары в лобную и височную часть успешно амортизируются. Такой парадокс изначально был не слишком заметен, пока боксёры пользовались масками на тренировках; когда спарринги становились излишне жестокими, их или останавливали, или разрешали боксёрам снять маски. Только видеохроника сеульской Олимпиады позволяет понять, что же произошло на самом деле: боксёры отвыкли защищаться движениями туловища (маска прикроет, да и в ней всё равно не уклониться), поэтому решительно шли на обмен сильными ударами. В результате более ловкий и умелый в этом компоненте ведения боя боксёр проводил нокаут. Однако это не значило, что он – искусный боксёр; до известной степени, стремление как можно скорее закончить бой свидетельствовало о том, что «нокаутёр» больше ничего и не умеет.

В таких условиях Костя Цзю спешно готовился к Олимпиаде. Когда его, вопреки отсутствию результатов на взрослом ринге, «тянули» в сборную, причём сразу – в олимпийский состав(!), как аргумент наверняка выдвигался большой опыт выступлений в 8-унцевой перчатке на международных юниорских соревнованиях. Положительным фактором было и то, что его хорошо знали судьи АИБА; не забывали и о «корейском» происхождении Цзю. Чтобы всё удалось, пришлось «уйти» в профессионалы чемпиона Европы О. Назарова, который стоял на пути Цзю и его покровителей.

Так, заменив участие в чемпионате СССР «прикидкой» (контрольный бой на учебно-тренировочном сборе, к которому боксёры зачастую подходят далеко не в оптимальной форме, готовясь более к последующим боям, нежели к неожиданно появившемуся откуда-то в последний момент «контролёру»), В. Агеев смог протащить своего «волчонка» в Сеул. Как и следовало ожидать, тот приехал домой без награды. Сохранилась, правда, видеозапись эффектной победы Цзю «чистым»тнокаутом над филиппинцем Кантансио, которая наглядно демонстрирует видимые преимущества описанного выше стиля нокаутёров периода «посттотального бокса»[ https://www.youtube.com/watch?v=Yze-Ncpz6SM]. А вот в 1/8 финала Костя встретился с боксёром, который не боялся волчьих клыков – с будущим чемпионом Андреасом Цюловым из ГДР. То, что немец выиграл турнир, было, скорее, отговоркой, нежели утешением. В этом бою подтвердилось мнение, что Цзю действительно низкорослый (170 см) , слишком откровенный и ставит на удар просто потому, что не умеет боксировать. А Цюлову «с вышки» (175 см) действительно достать противника удобнее, и, действительно, более умелый боксёр победил, обыграв противника по очкам. Мнения судей, впрочем, разделились: 3 судей дали победу Цюлову, 2 – Цзю.

Рассказ о выступлении сборной СССР в Сеуле можно завершить историей о «плановой» золотой медали. В смежной (60 – 63,5 кг) весовой категории её завоевал 34-летний ветеран В. Яновский, уже имевший опыт выступления на олимпийском турнире «Дружба-84», где он занял 2-е место. В этом весе советская сборная имела двух очень сильных боксёров, совершенно непохожих друг на друга по стилю. Таким образом, «забронированная» золотая медаль была ещё и застрахована. Василий Шишов, трёхкратный чемпион Европы и чемпион мира 1986 г. был левшой, вёл бой в игровой манере, на дистанции. Конечно, готовясь к бою с ним, противники столкнулись с сюрпризом: Яновский, атлетичный, возрастной боксёр, преемник советской школы собственно «силового давления». Как и «силовики» 1950-х, он действовал в высокой левосторонней стойке («ортодокс», как сейчас говорят) на широко расставленных ногах, атакуя резкими длинными ударами с дальней дистанции. В Сеуле В. Яновский в полной мере оправдал возложенные на него надежды: одержав 6 побед, включая 3 досрочных и 3 – единогласным решением судей, он стал олимпийским чемпионом. Интересно, что в финале он побил австралийца Грэма Чини, боксёра из страны, ставшей «второй родиной» для Кости Цзю.

Несмотря на то, что Цзю вернулся из Сеула без медали, его выступление было признано успешным. Он, вообще, пользовался икслючительным благоволением властей: в 1986 годуон успешно сдал экзамены и поступил в Свердловский инженерно-педагогический институт(как это было возможно при столь интенсивных занятиях спортом, догадывайтесь сами), но «вылетел» оттуда уже на первом курсе. Службу он проходил в батальоне обеспечения Орловского высшего военного командного училища связи им. М. И. Калинина КГБ СССР. В период прохождения срочной службы продолжал носить косичку (такие же носили маньчжуры, долгое время правившие Китаем, что лишний раз подтверждает версию о китайском происхождении Цзю), которую, по его словам, прятал под пилотку. Если армия позволяла ему такие вольности, то что говорить о коррумпированном спорте, где всё сто раз куплено-продано? В 1989 – 1991 годах Цзю трижды становился чемпионом СССР, что позволяло его включать в сборную на более правдоподобных основаниях. Как уже говорилось, в 1989 году начался период «электронного бокса». Советский Союз, взявшийся за организацию чемпионата мира 1989 г. в Москве по новому календарю (раз в два года, вместо непрестижных Кубков мира), решил продолжить трансформацию любительского бокса на свой манер. Маски стали ещё толще, вместо судейских записок ввели электронные счётчики, опробованные ещё на внутрисоюзном первенстве 1975 г., но, конечно, главным нововведением стали так называемые «зыбаловские» перчатки. Кроме привычного для советских боксёров веса в 10 унций, они обладали особой конструкцией – в них нельзя было сжать руку в кулак. Комплекс этих нововведений дал свои плоды – количество нокаутов на Олимпийских Играх уменьшилось в десятки раз. Приблизительно настолько же уменьшился интерес публики к соревнованиям боксёров-любителей. Турниры высшего ранга(чемпионаты Европы, например) этого периода, как свидетельствует видеохроника, проходят в школьных спортзалах, нередко – безлюдных или заполненных лишь наполовину. Катастрофическая ситуация с финансированием привела к тому, что в 1993 году финский Тампере был вынужден провести и чемпионат Европы, и чемпионат мира – столь «захватывающее» зрелище было никому не интересно. В 1992 г. на Олимпийских Играх в Барселоне зрители проявили интерес лишь к финальным боям, в то время как отборочные проходили в гробовой тишине – трибуны пустовали.

В 1989 г. Цзю получил бронзовую медаль, в полуфинале уступив Цюлову. Как и в Сеуле, бой был очень ровным, но имя победителя сомнений не вызывало. По новой системе, судьи голосовали не за исход боя в целом, а за каждый конкретный удар – минимум трое из пяти должны были нажать на соответствующую кнопку. Видеозапись боя против Цюлова демонстрирует нам совершенно иного Константина Цзю, нежели в Сеуле. И он, и Цюлов, не имея возможности нормально сжать кулак, обмениваются длинными размашистыми «свингами», пытаясь добиться уже не высокой силы, а длины и скорости удара. Цзю отказался от тактики нокаута и пытался подражать противнику. Цюлов, более высокий и ловкий, действовал к тому же изобретательнее и победил со счётом 12: 7[https://www.youtube.com/watch?v=xjbcaG3BhAw]. Учитывая то, что советская сборная завоевала 5 золотых медалей из 12 (немногие сейчас помнят имена А. Хаматова, И. Ружникова, И. Акопкохяна, А. Курнявки, ставших в Москве чемпионами мира, исключение составляет лишь Ю. Арбачаков, успешно выступавший как профессионал[7]), выступление Цзю было, скорее, удовлетворительным, нежели блестящим. Андреас Цюлов, его Немезида, заслуживает нескольких слов: правша, он вёл бой в игровой манере, тяготея к позиционному боксу, как и большинство его товарищей по сборной ГДР. Из защит он предпочитал отходы, отклоны и блокировку тыльной стороной обеих ладоней. Последняя защита, чем-то похожая на «глухую», применялась и М. Тайсоном(отчего её называют «тазиком»); она стала особенно популярной в 1990-е – к этому боксёров принуждали и тяжёлые маски, ограничивавшие обзор и мешавшие защищаться уклонами и нырками. Достаточно убого выглядит Цюлов и в атаке, предпочитая одиночные «тычки» и «хлысты» с дальней дистанции. Однако техника удара у него по-настоящему высокая, напоминая выдающихся профессионалов. Несмотря на то, что Цюлов провёл 322 боя, победив в 273, в его активе есть лишь1(!) победа «чистым» нокаутом. Однако эта статистика не должна обманывать – удары у Цюлова по-профессиональному жёсткие, просто полицейский режим, существовавший в ГДР, воспитал его как очень аккуратного боксёра, предпочитающего лишь сдерживать противников собственными ударами.

В 1989 г. и в 1991 г. К.Цзю дважды победил на чемпионатах Европы, причём второй раз – в весовой категории 60 – 63,5 кг, добившись в финале, наконец, реванша над Цюловым. Последний, выступая за объединённую Германию, уже завершал карьеру и был далёк от своей лучшей формы. Интересно, что первым советским чемпионом мира по боксу[8] стал легковес В. Соломин, также – представитель уральской школы бокса. К. Цзю было суждено стать последним. Его выступление в далёком Сиднее нареканий не вызывает. В финале он побил будущую «звезду» профессионального ринга В. Фореста, однако счёт 32:9 в пользу советского спортсмена не отражает реального положения вещей в ринге – бой на самом деле был достаточно ровным [https://www.youtube.com/watch?v=1c-pbD65v7E]. Учитывая то, что в финал вышло ещё 4 советских боксёра, и все, кроме Цзю, проиграли, ситуация становится интереснее. В полуфинале Форест получил победу над очень сильным кубинским боксёром К. Дювергелем, тем самым, что в 1984 году в Гаване побил В. Яновского. Рефери дал Форесту победу ввиду дисквалификации в 1-м раунде, – что, вероятнее всего, было просто «грабежом» – как-то не верится, что Дювергель, с его опытом, мог совершить настолько грубое нарушение правил. В финальном бою Цзю мог рассчитывать на ещё более необъективное отношение судей, так как СССР к тому времени фактически не существовал – ещё в августе 1991 года в результате путча ГКЧП вместо него возникло 15 независимых государств, а на дворе уже был ноябрь месяц. Тем не менее, победу дали как раз Цзю, а не Форесту. После этого он спешно возвращается в родной Серов, забирает девушку Наталью, на которой вскоре женился, и возвращается во всё тот же Сидней. Уже 1 марта 1992 г. он проводит свой дебютный бой на профессиональном ринге.

Цепь событий, последовавших вслед за победой над Форестом, многое объясняет. Цзю просто подписал так называемый предварительный контракт с австралийским промоутером У. Морди, который и позволил ему беспрепятственно покинуть СССР, всё ещё державшем границу «на замке». Такого рода контракты – своего рода компромат на боксёра-любителя. Если он где-нибудь всплывёт, все последовавшие за подписанием результаты на любительском ринге будут аннулированы. Цзю, таким образом, обязался не выступать на Олимпиаде 1992 г., фаворитом которой стал после победы на чемпионате мира. Но в этом и был фокус – не подпиши он контракт, он бы мог и не стать чемпионом мира. Нужно тут же сказать, что, кроме ветерана К. Дювергеля, у кубинцев был отличный кандидат на олимпийское «золото» Барселоны, Гектор Винент. Рослый левша с отличной техникой удара, он победил на Играх 1992 г. и 1996 г., став одним из немногих двукратных олимпийских чемпионов по боксу[9]. Достаточно сказать, что А. Цюлова он разгромил со счётом 14:2 [https://www.youtube.com/watch?v=jfaiXMWKBgo]. Поэтому Цзю, конечно, не смог бы победить на Олимпийских Играх даже при благоприятных условиях, а они таковыми как раз не были. Однако бронзовую или даже серебряную медаль он, конечно, мог, даже должен был привезти[10]. Собственно говоря, тогда, в Сиднее, он её и продал. Однако взамен он стал чемпионом мира среди любителей и получил выгодный профессиональный контракт, что по тем временам было большой редкостью, даже исключительной удачей – профессиональные промоутеры, за редким исключением, избегали работать с советскими боксёрами.

  • 3.Выступления Цзю на профессиональном ринге

Биография Цзю-профессионала известна настолько хорошо, что, казалось бы, не требует никаких дополнительных описаний. Тем не менее, чудесная история суперчемпиона имеет ряд пробелов, заполнить которые было бы не лишним. Как всем отлично известно, Цзю стал чемпионом мира по версии IBF 28 января 1995 года в весе 61,2 – 63,5 кг, одержав в 6-м раунде победу ввиду явного преимущества над пуэрториканцем Джейком Родригесом [https://www.youtube.com/watch?v=7S7UgoeiIaU]. То, что Цзю придерживался понятия двойного «русско-австралийского» гражданства, импонировало его многочисленным поклонникам на постсоветском пространстве; на фоне всеобщих восторгов трудно было получить объективную информацию о подлинном статусе этой победы. Нужно для начала сказать, что IBF считалась относительно молодой корпоративной структурой – она объявляла чемпионов мира, начиная с 1983 г., – и ещё не имела тогда (да и сейчас не имеет) тех финансовых возможностей и влияния, что WBA и WBC. Когда эксперты говорят, что IBF – одна из трёх наипрестижнейших «версий», это – чистая правда, однако нужно понимать, что она, скорее, «третья», нежели «одна из трёх». Официальная история IBF начинается в 1983 г., когда в WBA проищошёл раскол, и часть этой структуры, USBA (United States Boxing Association), отсоединилась и создала собственную федерацию, IBF (International Boxing Federation) со штаб-квартирой в Спрингфилде, штат Нью-Джерси. USBA представляла собой один из вариантов низших лиг WBA – её, подобно NABF (North American Boxing Federation), можно было назвать турниром для американцев, не способных завовевать звание чемпиона мира. Причина раскола была тривиальной – бизнесмены не поделили деньги. Однако обстоятельства дележа рынка, конечно, были весьма драматичными. Южная Корея обладала развитой промышленностью, активно продвигавшей свою продукцию на американский и западноевропейский рынок. Корейские боксёры неоднократно становились чемпионами мира среди профессионалов, а после того, как Сеул выиграл право на проведение олимпийских игр 1988 г., интерес к боксу в этой стране заметно вырос – как и интерес американских промоутеров к азиатскому рынку. Чтобы добиться успешного выступления американской сборной в Сеуле, необходимо было как-то поддержать южнокорейский профессиональный бокс[11]. Это во многом напоминает раскол NBA (National Boxing Association) в 1962 г. на WBA(World Boxing Association) и WBC (World Boxing Council) в преддверии Олимпийских Игр в Мехико, состоявшихся в 1968 г. WBC со штаб-квартирой в Мехико, конечно, обязан своим появлением аналогичным процессам. Наверное, процент корейцев среди чемпионов мира IBF первых лет был слишком длинным, чтобы отрицать связь грядущей Олимпиады и их спортивных достижений. Однако руководство IBF воспринимало вещи достаточно однобоко, и, чтобы всем это было понятно, провело – весьма демонстративно – черту, показывающую, что на самом деле американских толстосумов. Речь идёт о «деле Дюк Ку Кима», изменившем лицо профессионального бокса. В 1983 г. чемпион мира Р. Манчини одержал победу над корейцем Дюк Ку Кимом в 14-м раунде; вскоре после боя его противник скончался. С тех пор, опираясь на заключение медиков, утверждавших, что причиной стала чрезмерная продолжительность боя, WBA и WBC сократили количество раундов в боях за звание чемпиона мира, с 15 до 12. Однако IBF, столь активно продвигавшася на азиатском рынке, наоборот, отказалась так поступать, и ещё несколько лет продолжала проводить 15-раундовые бои, ясно давая всем понять, как именно относится её руководство к корейским боксёрам. В 1987 году IBF прекратила организацию боёв в Южной Корее, фактически, принудив корейцев-чемпионов выступать на «чужом поле». В ответ целая группа чемпионов мира из Южной Кореи отказалась от поясов IBF. Однако данные демарши были лишь переформатированием капитала – в целом, вопрос был уже решён. В последующие годы группа боксёров, блеснувших в Сеуле, завоевала пояс чемпиона мира по версии IBF – среди них были: американцы Майкл Карбахал, Кеннеди Маккинни, Рой Джонс –младший, Риддик Боу, британец Леннокс Льюис, немец Хенрик Маске. Нужно, правда, добавить, что Боу и Льюис завовевали пояс IBF «в пакете» вместе с поясами других организаций, но вот остальные боксёры из этого списка, несомненно, пользовались симпатиями IBF. Один пояс был заготовлен и для Кости Цзю.

Джейк Родригес, мягко говоря, не мог считаться «звездой» профессионального ринга. Из 28 побед он одержал досрочно всего лишь 8(28,57%) , что по меркам 1990-х было более чем скромно, если не сказать смехотворно. Он вёл бой в правосторонней позиции, однако на деле левшой, как это обычно бывает, не был. В целом, он был достаточно лёгкой целью для Цзю, и не удивляет, что тот с ним легко расправился [https://www.youtube.com/watch?v=7S7UgoeiIaU].

Цзю, владевший «третьим» поясом (действительно, сильнейшим боксёром мира в этой весовой категории в тот период считался чемпион мира WBC Оскар Де Ла Хойа ) более двух лет, неожиданно для экспертов уступил его американцу Винсу Филипсу, проиграв нокаутом в 10-м раунде. "The Ring" наградил этот бой специальным призом «Неожиданность года» ("Upset of the year")[https://www.youtube.com/watch?v=AVgm3ZLjmXw]. Результат был не настолько неожиданным, если учесть, что Филипс до этого выступал в более тяжёлом весе (63,5 – 66, 7 кг), где его нокаутировал чемпион мира WBA А. Куорти, более крупный боксёр, но достаточно похожий по стилю [https://www.youtube.com/watch?v=0hIYu9RypwY]. Однако, спустившись на одну категорию ниже, уже Филипс выглядел крупнее Цзю. В первых раундах Цзю был активнее, но потом стал выдыхаться,в то время как Филипс, явно «высохший» перед боем, и всё время после взвешивания восстанавливавший водно-солевой баланс, как раз пропотел и пришёл в себя. Оказалось, что у Цзю действительно коротковаты руки, что он бьёт слишком сильно(и от этого промахивается), а потому тратит силы впустую и стремительно устаёт. Филипс в благоприятной обстановке показал себя неожиданно умелым боксёром, быстро переключающимся между решительными технико-тактическими действиями. Он по праву одержал победу, хотя надолго задержаться на вершине не смог – пренебрежение спортивным режимом, злоупотребление наркотиками – всё это привело его к очередному поражению. Реванш не состоялся.

После этого боя Цзю, как свидетельствует его новый промоутер Влад Уортон, «вёл себя мужиком», начав разговор со слов: «Я понимаю, мужики, что я вас подвёл…». О чём дальше говорили «мужики», и что на этот раз наобещал промоутеру Цзю, Уортон красноречиво умалчивает. Однако известно, что в последующие годы Цзю одержал убедительные досрочные победы над целой группой действующих и бывших чемпионов мира: над К. Гроувом, Р. Руэласом, М. А. Гонсалесом, Х. С. Чавесом, Дж. Лейха, Ш. Митчеллом (дважды), и З.Джудой. Тут же нужно добавить, что Гроув, Руэлас, Гонсалес и Лейха были экс-чемпионами в более низких весовых категориях, и в 1-м полусреднем весе не считались по-настоящему сильными противниками, а Чавесу, чьи лучшие бои также прошли в более лёгких весовых категориях, было уже 38 лет. Ш.Митчелл и З. Джуда, достаточно молодые и крупные, всё же не обладали достаточным мастерством для того, чтобы противостоять Цзю. Оба, кстати, вели в бой в правосторонней позиции, нечасто встречающейся на профессиональном ринге, но отлично знакомой Цзю по выступлениям на любительском ринге. Так или иначе, Цзю собрал в своих руках все три пояса ведущих спортивных организаций, что также удавалось очень небольшому количеству боксёров: М. Хаглеру (72, 6 кг), М. Спинксу (79,4 кг), М. Тайсону (свыше 86,2 кг), Э.Холифилду (86,2 кг), Р.Джонсу-мл. (79, 4 кг).

4 июня 2005 г. в Манчестере Цзю проиграл англичанину Р. Хаттону, отказавшись выйти на финальный раунд. К тому времени на записках всех 3 боковых судей лидировал Хаттон, и Цзю мог победить только нокаутом. Поэтому он решил проиграть нокаутом – и таким образом завершить карьеру боксёра-профессионала [https://www.youtube.com/watch?v=dMU-UE-lDzM] . Учитывая то, что Австралия – британский доминион, нетрудно догадаться, что именно о таких вещах и говорили «мужики», когда Костю Цзю нокаутировал В. Филипс. Они говорили не только о том, как выиграть титулы, но и о том, как и кому их проиграть. 35-летний Цзю вряд ли мог выиграть у Хаттона, но в Австралии, с благоприятным судейством и хорошей мотивацией, ещё вполне мог дать относительно равный бой, достаточный для того, чтобы продержаться на троне ещё несколько месяцев, может, даже год. Но «мужики» своё слово держат. Если говорят, что, когда надо, уйдут «к маме», значит, так и сделают – даже с бокса уйдут.

Многие обозреватели, особенно британские, были удивлены результатом боя, но, учитывая то, что победил как раз британец, явных обвинений в договорном характере матча не последовало.

В настоящее время Цзю действительно вернулся к «маме», то есть в Россию, где вновь женился – на молодой Т. Авериной. Он – член тренерского штаба боксёров-профессионалов Д. Лебедева и А. Поветкина. В 2012 г. он, наконец, получил высшее образование – закончил с отличием Уральский федеральный университет; в настоящее время К. Цзю работает над кандидатской диссертацией на кафедре основ физвоспитания Тюменского государственного университета.

В 2009 году Цзю открыл в Москве Школу бокса К. Цзю. Подобного рода учреждений не существует уже лет двести, если не больше – даже в капиталистических странах такие барские замашки являются дикостью. Но, возможно, не в России, где некоторые люди вновь полюбили называть друг другу «господин».

Начиная с 2010 г., К.Цзю возглавляет редакцию электронного журнала о единоборствах "Fight magazine"(журнал «Бойцовский», если угодно). Как нетрудно заметить, в связи с кризисом, журнал издаётся в электронной форме – тут уж не до барства. Однако тяга ко всему «фирменному», проявляющаяся в англоязычном названии журнала, свидетельствует о том, что он действительно для «господ», которые держат «бойцов» и собак породы "husky"(лайка). Во многом Костя Цзю действительно является призраком из прошлого: не то маньчжуром царского рода, не то боксёром, решившим стать «господином» (может, даже министром, если удачно сложатся обстоятельства). Но, может, россиянам(в прошлом – русским) именно это и нужно?

  • 4.Виктор Агеев и Костя Цзю

Виктор Петрович Агеев, четырёхкратный чемпион СССР и двукратный чемпион Европы по боксу, как уже говорилось выше, был «крёстным отцом», сделавшим из Кости Цзю, простого русского юноши китайского происхождения, настоящую звезду любительского бокса. Агеев, возглавлявший в ту пору юниорскую сборную, имел большое влияние на формирование технико-тактического мастерства Цзю, которое будет анализироваться несколько ниже.

Агеев родился в 1941 году в Москве, боксом начал заниматься в 13 лет у В. Ф. Конькова. Вскоре он добился значительных успехов, став чемпионом СССР среди юниоров (до 18 лет) и среди молодёжи (до 21 года). Впрочем, в тот период перспективными спорстменами считались как раз не «одарённые» юниоры (как в 1980-е[12]), а взрослые боксёры в расцвете сил (23 – 27 лет), поэтому Агеев, как и его крайне необычная манера ведения боя, всерьёз не воспринимались. Однако в 1963 году он победил и на взрослом чемпионате СССР в весе 63,5 – 67 кг, обойдя действующего чемпиона Европы Р. Тамулиса (Литовская СССР, теперь – Литва). Учитывая то, что Москва должна была принимать чемпионат Европы того года, Агеев, должно быть, был окрылён надеждами, которым, однако, не суждено было сбыться – судьи предпочли включить в состав ныне покойного Тамулиса, который в боях на московском ринге успешно подтвердил своё высокое звание[13].

В 1964 году Агеев попробовал себя в новой, более тяжёлой, весовой категории (67 – 71 кг), уступив в полуфинале москвичу Б. Лагутину со счётом голосов 3:2. Лагутин к тому времени был призёром Олимпийских Игр в Риме, двукратным чемпионом Европы, поэтому судьи, естественно, склонялись на его сторону, даже если его преимущество не слишком убедительно. Лагутин, по его словам, пообещал Агееву, что, хотя на Олимпиаду в Токио поедет он, Лагутин, то на Олимпиаду в Мехико отправится уже Агеев. Это явное свидетельство договора между двумя спортсменами, хотя и достаточно неопределённое. Однако, учитывая то, что оба боксёра в это время учились в ГЦОЛИФК, то предположить наличие между ними закулисных договорённосетй гораздо легче – достаточно посмотреть учебный фильм с участием Лагутина и Агеева, которые ведут себя, мягко говоря, очень ласково и игриво по отношению друг к другу[ https://www.youtube.com/watch?v=7du0aNaf-_c ]. Все четыре боя между «заклятыми» соперниками завершились со счётом судейских голосов 3:2, что можно считать уникальным явлением. Должно быть, никого не удивит тот факт, что каждый боксёр выиграл по два матча в серии.

Так или иначе, но в 1965 – 1967 годах Агеев трижды побеждал на чемпионатах СССР, причём дважды в очных встречах брал верх над Лагутиным; желающие могут ознакомиться с видеозаписью их третьего боя (1967) , который, кстати, выиграл Агеев [https://www.youtube.com/watch?v=8W-4OIXYVaw].

Агеев как явление в советском и постсоветском боксе вполне заслуживает того, чтобы уделить его стилю, абсолютно уникальному, несколько абзацев. Об Агееве обычно говорят, что он вёл бой в открытой стойке, совершенно опустив руки. Это неправда, миф, созданный им и его поклонниками. Стойка – или основная боевая позиция, как любят говорить специалисты – у него была как раз защитная, частично закрытая. Классическая стойка, в которой вёл свои бои Лагутин, подразумевает высокое расположение вынесенной вперёд руки (условно говоря, «левой», или «передней»). Так боксёр может очень легко дотянуться до противника и «ужалить» его прямым ударом левой. Агеев, наоборот, стоял, низко опустив левую руку, прикрывая её корпус. В то время боксёры много маневрировали на дальней дистанции, нанося друг другу очень длинные удары, наподобие фехтовальных выпадов. Основной защитой от прямого удара сильнейшей рукой («правой», или «задней») считалась подставка левого плеча, которое при этом резко задирали вверх, одновременно чуть отклоняясь или даже отходя назад. Чётко выполнив данную защиту, боксёр как бы «приклеивал» сильную руку противника к плечу своей слабой, задерживая того на долю секунды в очень неудачной позиции, с растянутыми ногами. Сам он, наоборот, сжимался, наподобие живой пружины, имея очень выгодную возможность для ответного удара сильным ударом собственной правой руки, который в таких обстоятельствах обычно заканчивал бой. Таким образом, Агеев уже вёл бой в позиции, идентичной этой защите. Правда, он терял возможность ведения боя в наступательном ключе, постоянно нанося противнику жёсткие удары левой, изматывая того и готовя позицию для решительной атаки – как это делал Б. Лагутин [https://www.youtube.com/watch?v=XjkGnkmn2RU]. В отдельных эпизодах Агеев даже страхует подбородок обеими руками. применяя пресловутый "тазик" [ https://www.youtube.com/watch?v=8W-4OIXYVaw ].Чем объяснялось такая любовь к защите? Ответ очень прост: Агеев не был трусом, но он боялся.

Если серьёзнее, то ещё И. Павлов, экспериментируя с собаками, выделил среди них три основных типа, существенно отличающихся по соотношению процессов возбуждения и торможения: слабый, средний и сильный. Наблюдения психологов за людьми, включавшие опыты, не уступавшие павловским по жестокости, позволили подтвердить: люди (и боксёры, конечно, тоже) в этом плане имеют достаточно много общего с собаками. «Сильные»(холерики) отличаются высокой подвижностью процессов возбуждения, «слабые» (меланхолики), наоборот, характеризуются подвижностью процесов торможения. У них превалируют различные типы реакций: у «сильных» лучше развит центральный компонент (предвосхищение, антиципация, основанная на работе головного мозга), у слабых – сенсорный компонент (непосредственное восприятие происходящего органами чувств). «Средние» (сангвиники), у которых ни торможение, ни возбуждение не доминирует, более уравновешенны, их характеризует высокий уровень инертности; ни один из типов реакции не имеет преимущества над другим, отчего решения «средние» принимают значительно медленнее, нежели «сильные» и «слабые». Наличие показателя инертности позволило выделить два переходных типа – «полусильный» (инертный) и «полуслабый»(инертный, более известен как флегматичный).

Если коротко, то «сильные»(подвижные, холерики) являются наиболее одарёнными боксёрами – агрессивные, храбрые, они ведут бой, стремясь к решительной победе, их обычно относят к группе «силовиков» (sluggers), наиболее искусные из которых владеют прочными рефлексами в виде «коронных» ударов, что позволяет отнести их к группе «нокаутёров» (punchers). «Средние», несмотря на плохую реакцию, имеют собственное преимущество – замедленную реакцию на внешние раздражители. Это отнюдь не так смешно, как может показаться. Эксперименты на боксёрах показали, что те из них, кому давали задание работать в контратакующем ключе, демонстрировали более высокие показатели частоты сердечных сокращений, нежели их оппоненты, которым давали установку на атаку. При смене ролей ситуация повторялась – контратакующая тактика, из-за большой дополнительной нагрузки на психику, очень утомляет. Вследствие этого «средние» как боксёры обладают наибольшей выносливостью. Они же, не будучи способными защищаться так точно как «сильные» или «слабые», демонстрируют наибольшее соотношение атак к защитам. Правда, не следует считать их вследствие этого наиболее агрессивными – средний тип остаётся средним, просто этот статистический показатель, взятый сам по себе, оставляет неполную картину. Средние, не будучи способными защитить себя при помощи собственно защит, применяют с этой целью «челночные» передвижения на ногах, постоянно страхующие их отходом на безопасную дистанцию (как Р. Робинсон, Мохаммед Али или уже упоминавшийся Б. Лагутин). В наше время, когда боксёры постсоветской школы зачастую малоподвижны, «средние» широко применяют страховку с помощью высоко поднятых рук («тазик»). «Слабые», казалось бы, обречены на поражения, однако не так всё просто в мире спорта: превосходно расслабляясь, они отличаются существенно лучшей межмышечной и внутримышечной координацией. Из них получаются гораздо более успешные спринтеры, штангисты, метатели. В боксе, где многое зависит от общественно-политических условий, у «слабых» есть свои пути к вершине. Особенно в тоталитарных государствах с плановой экономикой и полицейским режимом, к которым, несомненно, относился СССР. Реакции доминирования, естественные для «сильных», могут пресекаться обществом как противоправные действия, однако социалистическое государство, в отличие от капиталистического, не может себе позволить сделать своим героем уголовника, об этом уже говорилось выше. Нельзя забывать и о коррупции, повзволяющей вписать в престижную графу «перспективный спортсмен» ребёнка, обладающего «той формой одарённости», в данном случае речь идёт о великолепной собстенно реакции (сенсорного типа) и отличной координации движений. Ничего удивительного, что из 13 советских олимпийских чемпионов по боксу 3 были «слабыми». Причём именно они и являются лицом советского бокса: Г. Шатков(71 – 75 кг, олимпийский чемпион 1956 г., предположительно, «полуслабый», флегматик), Б. Кузнецов (54 – 57 кг, олимпийский чемпион 1972 г., предположительно, «полуслабый», флегматик), В. Лемешев (71 – 75 кг, олимпийский чемпион 1972 г., предположительно, «слабый», меланхолик). О ныне покойном В. Лемешеве нужно добавить, что он не прошёл первоначальный отбор в секцию бокса СДЮШОР как раз по причине своей врождённой непригодности к боксу, обусловленной слабостью темперамента. Однако, после определённых, всем понятных, уговоров, были приняты во внимание следующие факторы: два старших брата Славы уже являются боксёрами, притом достаточно известными, и они помогут ему овладеть навыками этого мужественного вида спорта, да и сам он очень хочет стать настоящим мужчиной, боксёром. Когда в 1972 г. в Мюнхене рефери поднял его руку, никто бы и не поверил, что этот непобедимый нокаутёр кем-то считался бездарностью. Немногие, однако, знали, что из 5 соперников Лемешева на олимпийском ринге 4 были заведомо посредственными боксёрами, которых «вывела» на него удачная жеребьёвка и необъективное судейство. Лишь один боксёр, кстати, побеждавший Лемешева ранее, был достаточно искусным оппонентом – американец М. Джонсон, который проиграл ему в полуфинале ввиду явного преимущества во 2-м раунде [https://www.youtube.com/watch?v=IPtyt4Z9WMw]. Казалось бы, столь убедительная победа над американцем позволяет закрыть глаза на то, что Джонсон имел сложную жеребьёвку, благодаря которой в его «пульке» оказались сильнейшие средневесы мира – кубинец А. Монтойа и румын А. Нэстак. Однако победа на деле не была слишком убедительной: Джонсон выиграл у Лемешева в 1-м раунде, а во 2-м произошёл коренной перелом – Лемешев попросту применил запрещённый приём, толкнув американца в шею, что рефери счёл нокдауном. Пока ошеломлённый Джонсон пытался сообразить, что же произошло, Лемешев обрушился на него с градом ударов, что позволило рефери остановить бой по достаточно правдоподобной причине. Скандала удалось избежать, так как американцы получили свою золотую медаль в весе 60 – 63,5 кг, где Р. Силс с ростом в 183 см выглядел подозрительно крупным, вероятно, не обошлось без жульничества при взвешивании. Организаторы Олимпиады – ФРГ – имели основания быть обязанными советской сборной, чей фаворит, двукратный чемпион Европы средневес В. Трегубов (67 – 71 кг), выбыл при аналогичных обстоятельствах, уступив британцу А. Минтеру, который, по утверждению советской стороны, побывал в нокдауне. Чемпионом стал никому ранее не известный Д. Коттиш(ФРГ), который, несмотря на нокдаун, в полуфинале получил победу(3:2) над Минтером, а в финале – над поляком В. Рудковским(3:2). Если учесть, что Трегубов в первом бою получил победу (3:2) над американцем Р. Джонсом, становится понятно, как Коттиш, вероятно, слабейший боксёр турнира, стал чемпионом – при жеребьёвке сжульничали, подбирая пары загодя, причём так, что боксёры были приблизительно равны по силе. Искусный боксёр получил в пару искусного, а неумелый – такого же неумеху(прямо противоположная система, именуемая «посевом», официально применяется в большом теннисе). При определении победителя всё время отдавали предпочтение более слабому – но так, чтобы бои были относительно ровными. В результате: все бои прошли ровно, а победил Д. Коттиш (ФРГ). Явление, которое лучше всего назвать «антитурниром». Аналогичная схема применялась и для того, чтобы вывести «наверх» двух советских боксёров – Б. Кузнецова и В. Лемешева. Лемешев к тому времени уже дважды участвовал во взрослых первенствах СССР – и дважды проигрывал ввиду явного преимущества, О. Толкову и Р.Рискиеву. И, хотя эти турниры проходили в 10-унцевой перчатке, непривычной Лемешеву[14], который много ездил по международным юниорским турнирам, всё-таки это о чём-то говорит. Нужно тут же добавить, что В. Лемешев ещё дважды побеждал на чемпионате Европы среди взрослых – и только один раз на чемпионате СССР. Однако чемпионом СССР он стал в более тяжёлой(75 – 81 кг) весовой категории, где не было ненавидевших его лично средневесов Р. Рискиева и А. Климанова, которые отказались «уступить» олимпийскому чемпиону.

В постсоветский период высоких успехов на любительском ринге добился О. Саитов (РФ, 63,5 – 67 кг, двукратный олимпийский чемпион 1996 г. и 2000 г., бронзовый призёр 2004 г. новом весе 64 – 69 кг, обладатель Кубка В. Баркера 2000 г., предположительно, «слабый», меланхолик).

Столь высокие результаты «слабых», выступавших за сборную СССР, вообще характеризуют состояние советского общества: с одной стороны оно боролось за правопорядок и справедливость, с другой – в результате этого возникал мир, похожий, на описанный Оруэллом, в котором: «правда – это ложь», а «незнание – это сила» и т.д.

В. Агеев, по моему мнению, относился к переходному, «полуслабому» типу (флегматик). Он до известной степени похож на «полусильный», но в чём-то является его противоположностью. «Полусильные» относятся, по советской классификации, к «темповикам», то есть,к боксёрам, которые наносят большое количество ударов в единицу времени. В целом, ни количество, ни тоннаж ударов, не могут определять показатель темпа, который должен определяться как количество решений, принятых боксёров в единицу времени. В большой степени, как раз склонность к нанесению завышенного количества ударов (оно статистически характерно для последних раундов, когда боксёры уже устали) свидетельсвует об утомлении боксёра, о его неспособности наносить избирательные, взрывные удары и точно защищаться. В случае с термином «темповик» произошёл обычный случай: не вполне точный перевод с английского. Глагол "to swarm"("swarm" – «рой»), от которого и происходит англоязычный термин "swarmer", имеет двоякий перевод – «сыпать ударами» и «уклоняться от ударов». Действительно, «полусильные», уступающие в силе возбуждения «сильным» (холерикам), не могут идти на противника со столь прицельными и решительными ударами, они вынуждены чаще применять защиты уклонами (важная деталь – в так называемой «опасной» зоне), а силу ударов подменяют их количеством. Пожалуй, наиболее знаменитый "swarmer" профессионального ринга – американец Г. Армстронг, одновременно удерживавший звание чемпиона мира в трёх(по теперешним меркам – в пяти) весовых категориях. Он, сближаясь с уклонами и нырками, умело вёл ближний бой, изнуряя своих противников [ https://www.youtube.com/watch?v=S2pu2qo5o3c ].Другие представители этого стиля, наоборот, стараются вести бой на дальней дистанции, осыпая противника градом ударов, как, например, Оскар Де Ла Хойа [https://www.youtube.com/watch?v=IqcRZ3K2iBg ].Советская школа тоже знает выдающегося «темповика» - В. Попенченко, чей стиль имел что-то общее и со стилем Армстронга,и со стилем Де Ла Хойа. Попенченко вёл бой сериями ударов, широко применяя защиты туловищем, правда, в отличие от Армстронга, работавшего буквально «на перчатке» противника, Попенченко уклонам влево-вправо предпочитал маятниковые движения туловищем вперёд-назад [https://www.youtube.com/watch?v=kaJwhx-O28Q]. Де Ла Хойа действительно очень похож по стилю на Попенченко, но действует куда более грубо и откровенно, не «выигрывая дистанцию» за счёт финтов и защит туловищем, а сразу «бомбардируя» противника, чему способствует его очень подозрительное преимущество в росте.

Агеев, будучи «полуслабым», использовал похожий стиль, но он предпочитал атаке защиту, использую очень широкий спектр финтов и защит туловищем. Если рассматривать «слабых» как «анти-версию» сильных, то стиль Агеева можно определить как "counter-swarmer".Вместе с тем, он действовал в высоком темпе, заставляя противника ощибаться, а добившись преимущества, нередко развивал его и доводил дело до решительной победы [https://www.youtube.com/watch?v=7du0aNaf-_c]. У него был самый сильный удар относительно собственного веса в сборной СССР 1968 года, куда привлекли 40 высококлассных боксёров, двое из которых (В.Соколов и Д. Позняк) вскоре победили на Олимпийских Играх[15]. Последний факт, кстати, лишний раз подтверждает врождённую слабость темперамента Агеева – «сильные» и «средние» не могут похвастать столь высоким уровнем развития скоростно-силовых способностей.

Была у его стиля и «ахиллесова пята» – недостаточная возбудимость. Агеев не мог просто так взять и ударить противника. Его стойка, как уже говорилось, не позволяла нанести «кинжальный» удар левой, слабейшей, рукой, но он ими и не пользовался, заменяя финтами. Лишь вынудив противника атаковать и успешно защитившись, он переходил в контрнаступление. «Слабых» вообще считают боксёрами контратакующего стиля, что не совсем верно – «сильные»,у которых наихудшая координация движений, нередко компенсируют это быстрой реакцией, и вынудив противника атаковать, тут же опережают его сильным ударом, как это любил делать чемпион мира в тяжёлом весе среди профессионалов М. Тайсон. Однако контрудары у «сильных» и у «слабых» принципиально разнятся – так как «сильные» тяготеют к встречным (опережающим), а «слабые» – к ответным. Существует и переходная, ответно-встречная, форма – защита и последующий ответный удар, которые настолько быстры, что контрудар всё равно приходится навстречу удару противника.

В плане биомеханики Агеев отнюдь не был уникальным боксёром – в очень похожей манере, построенной на сочетании уклонов, нырков и боковых ударов, в тот же период вёл бои венгр Я. Кайди, также двукратный чемпион Европы[16], однако Кайди, предположительно, был «полусильного» типа [https://www.youtube.com/watch?v=nqG8AHoWzZA ]. Не будучи способным стать настоящим агрессором в ринге, Агеев был очень провокативным, стремясь «раскрыть» противника. Любимым его приёмом был вход в среднюю дистанцию с финтами и защитами – и последующее «ложное раскрытие», во время которого он, находясь на грани досягаемости, неожиданно опускал руки. Если противник атаковал без подготовки, применяя «удар отчаяния», это для него заканчивалось очень плохо [https://www.youtube.com/watch?v=7du0aNaf-_c]. Бои Агеева за сборную нередко походили на клоунаду, но, как ни странно, в этом была не его вина – В. Высоцкий, посвятив Агееву «Песню о сентиментальном боксёре», описал это явление фразой: «Бить человека по лицу я с детства не могу».

В 1965 г. и в 1967 г. Агеев дважды побеждал на чемпионатах Европы, причём во второй раз ему дали специальный приз лучшему боксёру турнира. До него этим призом владел В. Попенченко. В 1968 году в четвёртой встрече с Б. Лагутиным, которому было уже 30 лет, Агеев проиграл со счётом 3:2(по крайней мере, так утверждает он лично). Но Лагутин уже заканчивал карьеру, его даже не пригласили на сбор предолимпийской подготовки. Казалось, путь на олимпийский пьедестал для Агеева открыт.

Теперь настало время раскрыть причины, по которым Агеев выбыл из состава сборной с позором и не поехал на Олимпиаду, где его ждала «гарантированная» золотая медаль.

Официальная легенда известна практически всем: уже на предолимпийском сборе Агеев и ныне покойный тяжеловес А. Васюшкин, также выступавший за ЦСКА, устроили пьяную драку в московском кафе «Лира», за что были исключены из сборной. Заменившие их Б. Лагутин и И. Чепулис привезли из Мехико «золото» и «серебро» соответственно. Васюшкина простили – уже на следующий год он вновь выступал за сборную, – в то время как Агеева, признанного зачинщиком драки, лишили воинского звания «капитан» и спортивного звания «заслуженный мастер спорта». В кинотрилогии «Бой с тенью», где роль Агеева/Валиева исполняет ныне покойный А. Панин, выдвигается даже фантастическая версия о том, что Валиев/Агеев якобы убил в ресторанной стычке уголовного авторитета, «вора в законе», за что якобы и был осуждён. Это, конечно, наглая и беспринципная ложь, автором (или соавтором) которой, несомненно является сам Агеев, имеющий сейчас большое влияние в спортивных и кинематографических кругах. Если бы тогда, в 1968 году, он убил «вора в законе», его бы ввели в состав Политбюро. Те, кто знает, что из себя представлял ЦСКА и того, и позднейшего периода, охотно со мной согласятся – ни звания, ни правительственные награды просто так никому не давались. Однако вполне вероятно, что жертвой спортсменов-дебоширов, избивших целую группу посетителей кафе, действительно стал один из чиновников(не самого высокого ранга), которого подослало руководство, желавшее «продвинуть» на Олимпиаду (уже третью) Бориса Лагутина. Это достаточно правдоподобно, но нужно помнить, что Лагутина не нужно было «продвигать» – он побил Агеева в их последней, уже четвёртой по счёту, очной встрече, и являлся действующим чемпионом СССР. То, что боксёры нарушили режим и устроили драку, и за это были наказаны по справедливости, тоже звучит неправдоподобно, поскольку и боксёры, и офицеры, и боксёры-офицеры постоянно пьянствуют и дерутся. И их постоянно задерживает милиция/полиция, но трагедии в этом никто не видит: это считается признаком хорошего тона – показать себя мужиком. До известной степени, так называемая «боевая практика» помогает боксёрам совершенствоваться и считается неотъемлемой составляющей их подготовки. Очень странно, что накануне Олимпиады двух членов сборной вдруг подвергают публичной экзекуции в обстоятельствах, которые, наверняка, были неоднозначными, ведь в драке участвовала и противоположная сторона, которую выставили «потерпевшей». Однако с большой долей уверенности можно сказать, почему Шатков настаивал на лишении Агеева спортивного звания – в очной «встрече в кулуарах», которая наверняка имела место, Агеев уже не показал себя ни офицером, ни боксёром, ни заслуженным мастером спорта.

Дальнейший анализ истории с исключением В. Агеева из состава сборной в большой степени построен на предположениях, которые могут быть, а могут не быть истинными. Но, в любом случае, предположения – всегда больше, чем ничего. Для начала: сборная СССР долгое время не принимала участие в Олимпийских Играх, так как отрицала их классовый, ориентированный на буржуазию, характер, а организаторы Олимпиад, в свою очередь, рассматривали советских спортсменов, чья подготовка финансировалась государством, как профессионалов. Поэтому СССР участвовал в так называемых Рабочих Олимпиадах, проводившихся Коминтерном, то есть СССР. В послевоенный период, в связи с образованием ООН, СССР стал желанным гостем на международных соревнованиях любителей, в том числе и на Олимпиадах. Однако уровень достижений советских спортсменов, включая боксёров[17], был явно недостаточным, поэтому на Играх 1948 года сборной СССР не было. Только пересмотр олимпийской программы, которую дополнили множеством женских дисциплин (в СССР как в тоталитарном государстве женский спорт был очень развит) позволил рассчитывать на успешное выступление на Играх 1952 г. Тогда сборные СССР и США набрали почти равное количество очков в неофициальном командном зачёте, однако, если считать только золотые медали, то преимущество американцев было более чем убедительным – 40 против 22. В боксе американцы завоевали 5 золотых медалей, советские боксёры – 0. Таким был исход борьбы, в которой участвовали спортсмены, ещё помнившие «непримиримое» отношение к капиталистическому миру. Капиталисты сами указали путь к победам – литовский тяжеловес А. Шоцикас, которого в Хельсинки с нарушением правил нокаутировал южноафриканец А. Ниман, в 1953 г. и в 1955 г. дважды стал чемпионом Европы. Кстати, Шоцикас – первый советский двукратный чемпион Европы по боксу. То, что этих побед могло и не быть, в 1954 году подтвердил румын Чоботару, нокаутировавший Шоцикаса на Всемирной Универсиаде, проходившей в родном Бухаресте. Итак, за победы нужно было платить, и платить кровью.

В 1956 году в Мельбурне сразу три советских боксёра (В. Сафронов, В. Енгибарян, Г. Шатков) стали олимпийскими чемпионами. Великобритания, выступавшая фактическим организатором турнира, приветствовала двух героев, вернувшихся домой, увенчанных лаврами победителей – Т. Спинкса и Р. Мактеггарта, последний получил и Кубок В. Баркера. Мельбурнский турнир по боксу можно назвать «грязным», поскольку чемпионы определялись не вполне спортивным путём. Например, из перечисленных выше спортсменов трое (Т. Спинкс, Р. Мактеггарт и Г. Шатков) выглядят настолько крупнее своих соперников на олимпийском ринге, что, вероятнее всего, имело место «обвешивание» [https://www.youtube.com/watch?v=_MzlZRxm5Qk ; https://www.youtube.com/watch?v=cruDF-JIWzA ; https://www.youtube.com/watch?v=T9vDJJ0ba0M ] . В связи с этим два оппонента-европейца Шаткова объявили протест в скрытой форме (тогда атлеты ещё не имели такого представительства в Международном олимпийском комитете, как сейчас), например, француз Шапрон отказался боксировать под предлогом травмы, а итальянец Ринальди демонстративно набрал лишний вес. Боксёров из сборной США, которая победила на прошлой Олимпиаде, «слепые» весы, наоборот, неоднократно уличали в излишках веса. Добавлю, что польская сборная, завоевавшая только в 1953 г. на родном ринге Варшавы 5 золотых медалей чемпионов Европы из 10 (при зачастую бессовестном судействе), могла рассчитывать на большой успех. В её составе были: двукратный чемпион Европы З. Стефанюк, двукратный чемпион Европы (в будущем - трёхкратный) Л. Дрогош, победитель Универсиады Т. Валясек (в будущем – призёр двух Олимпиад и чемпион Европы), действующий чемпион Европы в 1-м среднем весе З. Петшиковский (впоследствии он ещё трижды побеждал на этом турнире, достижение, которое смог повторить лишь болгарин И. Маринов/И. Мустафов). Эти четыре боксёра реально претендовали на золотые медали, и лишь Петшиковский смог завоевать «бронзу». Л. Дрогош и З. Петшиковский, одержавшие в предыдущем году важные победы над основными противниками, В. Енгибаряном (СССР) и Л. Паппом (Венгрия) соответственно, на сей раз уступили им, причём оба побывали в нокдауне. Причина такого провала невероятна: в то время как сборная СССР добиралась до Мельбурна на реактивном лайнере, сборная Польши по непонятным причинам вынуждена была предпочесть длительное морское путешествие, в ходе которого боксёры страдали от морской болезни и совершенно утратили форму. Для полноты картины нужно добавить, что одним из руководителей Польши в тот период был маршал К. Рокоссовский (он входил в польское ЦК Политбюро, был министром обороны, зампредседателем Совмина), которого сместили «за сталинизм». 22 октября советская сторона официально высказала своё согласие с данным решением, вероятно, присовокупив к нему ультимативные требования, в том числе и в области спорта, которые поляки покорно исполнили. Буквально на следующий день, 23 октября, началось восстание в Венгрии (видимо, там требования советской стороны восприняли негативно), жестоко подавленное, а ровно через месяц, 22 ноября, открылись Олимпийские Игры.

Таким образом, спорт не просто шёл рука об руку с политикой, но и был одним из её проявлений, и спортивные результаты отражали сложные политические процессы. Г. Шатков, победив в Мельбурне, был награждён орденом Ленина, высшей правительственной наградой СССР, в то время как Р. Карпов, уступивший З.Петшиковскому, вскоре столкнулся с тем, что его, как и Э. Стрельцова, осудили за изнасилование.

Турнир в Мельбурне, в котором приняло участие неожиданно мало спортсменов, многие из которых по тем или иным причинам были не в форме, в связи с этим является несколько неполноценным. Никто из европейцев- чемпионов Мельбурна, за исключением армянина В. Енгибаряна, не смог подтвердить своё звание на чемпионате Европы 1957 года – кто-то, как Спинкс и Папп, перешёл в профессионалы, а кого-то просто побили. В. Сафронов проиграл по очкам, довольствовавшись европейской «бронзой», «звёздного» Мактеггарта попросту нокаутировали, а Шатков выступил как бы «пополам» – проиграл по очкам (югославу Д. Яковлевичу[18]), правда, с тяжёлым нокдауном. Однако за Г. Шатковым ещё оставалась «задолженность», связанная со взвешиванием. Он успешно «погасил» её на Олимпийских Играх 1960 года, неожиданно для многих выступив в полутяжёлом весе (75 – 81 кг), более соответствующем его телосложению. Уже во втором бою он уступил по очкам 18-летнему американцу К. Клею, впоследствии более известному как Мохаммед Али. Все пять судей дали победу американцу, даже Шатков признал это[19]. По его словам, он никак не мог сократить дистанцию и постоянно натыкался на удары Клея, а в третьем раунде и вовсе был вынужден спасаться при помощи клинча. Выходит, за всё нужно платить, даже самым заслуженным орденоносцам.

На Олимпийских Играх 1960 г. в Риме советская сборная по боксу завоевала только одну золотую медаль – в весе «петуха»(51 – 54 кг) победил О. Григорьев. Б. Лагутин, в полуфинале уступивший американцу У. Макклюру со счётом голосов 3:2, довольствовался «бронзой». Вновь не обошлось без «чудес» со взвешиванием – итальянец Дж. Бенвенути, до этого дважды побеждавший на чемпионатах Европы 1957 г. и 1959 г. в весе 67 – 71 кг, вдруг «похудел», одержав убедительную победу в весе 63,5 – 67 кг. Видеозапись финального боя с советским боксёром Ю. Радоняком, побывавшим в нокдауне, демонстрирует подозрительное физическое превосходство Бенвенути. Вдобавок к неоднозначной золотой медали итальянец получил ещё и Кубок В. Баркера [https://www.youtube.com/watch?v=_qIvD78NS0g ]. Как говорится, если красть, то сразу много.[20]

Сделав выводы и наметив новые направления развития промышленности, спорта и культуры, ровно 3 месяца спустя после закрытия Олимпийских Игр в Риме, 10 декабря 1960 года СССР начал строительство нефтепровода «Дружба». Одновременно с такими вливаниями в экономику Восточной Европы претворялась в жизнь программа по созданию доминирующей позиции в области спорта, в том числе и бокса. В связи с этим ЕАБА(Европейская ассоциация любительского бокса) в 1963 – 64 годах провела турнир, известный как Кубок Европы – командное первенство континента. Для социалистических стран, чьи боксёры не переходят в профессионалы, такой турнир, конечно, очень выгоден, так как в капиталистических странах очень редко появлялось более одного или нескольких одарённых боксёров. Это нормально: к Олимпийским Играм можно подготовить и одного боксёра, который станет чемпионом. Однако соревнования на Кубок Европы изменили спортивный календарь, принудив все европейские сборные принять в нём участие – и проиграть. В финал вышли сборные Польши и СССР, последняя и праздновала победу. Остальные же, даже не проиграв лично, всё равно оказались в группе проигравших, что ограничило и их соревновательную практику, и снизило «рейтинг» в глазах судей, и т.д. В этом четырёхлетнем цикле сборная СССР по боксу успешно выступала и на личных первенствах Европы: в 1961 году в Белграде завоевав 5 золотых медалей, а в 1963 году в Москве – 8 (из 10 возможных).

Нефтепровод «Дружба» был запушен 15 октября 1964 года, в разгар Олимпийских Игр в Токио. Наверное, никого не удивит, что боксёры сборных Польши и СССР завоевали по 3 золотых медали. Советский боксёр В. Попенченко (71 – 75 кг) был удостоен Кубка В. Баркера. Сборная Италии пополнила свою «копилку» ещё 2 золотыми медалями, а уже в 1966 году «Фиат» официально подключился к проекту, продав СССР полный производственный цикл по выпуску автомобилей "FIAT-124", известных нам как «ВАЗ-2101». Как нетрудно заметить, строительство нефтепровода «Дружба» имело большое влияние на спортивный календарь и распределение олимпийских медалей. Кубок Европы, однако, более не проводился[21].

Тем не менее, в период, когда изменения в календаре ещё только готовились, а перспективные советские боксёры ещё не были знаменитостями, на все эти победы нужно было получить санкцию, заручиться поддержкой оппонента, то есть британских и американских империалистов. В 1962 году сборная СССР по боксу, в составе которой быливыдающиеся средневесы: действующие чемпионы Европы Р. Тамулис (63,5 – 67кг), Б. Лагутин (67 – 71 кг) и будущий – В. Попенченко (71 – 75 кг). Был ли в составе сборной В. Агеев, в тот период выступавший в том же весе, что и Р. Тамулис, мне неизвестно. Одержав победу в матчевой встрече над сборной Англии, они также посетили тренировку экс-чемпиона мира в среднем весе среди профессионалов (66, 7 – 72, 6 кг) Р. Робинсона, которому был уже 41 год и который завершал карьеру. Ему предстоял 10-рандовый бой с британцем Т. Даунсом. Достоверной информации о том, проводил ли Робинсон спарринг с советскими средневесами за закрытыми дверями, нет, однако на то они и боксёры, чтобы боксировать, не так ли? К тому же это советской стороне нужно было добиться от англичан, имевших сильные позиции в ЕАБА, и от американцев, представленных в МОК и АИБА (Всемирная ассоциация любительского бокса), определённого содействия. Есть косвенные улики: В. Попенченко в своих мемуарах указывает на то, что «спарринг-партнёров Робинсона от его ударов встряхивало, как спичечные коробки», что «его удары сухие» и т.д. – так, будто он был не очевидцем, а участником спарринга. В. Агеев прямо говорит, что, пребывая в Англии, участвовал в спаррингах с профессионалами, однако с кем и когда, не уточняет. Советских боксёров пригласили на званый ужин, на что в профессиональном спорте могут претендовать только те, кто так или иначе заплатил за это право. Был этот спарринг или нет, неизвестно, однако, если бы он был, то его нетрудно было бы снять при помощи скрытой кинокамеры, и зрелище советских чемпионов, сменяющихся один за другим, словно спарринг-партнёры, которых «встряхивает как спичечные коробки», могло бы стать отличным компрометирующим материалом против них. Борис Лагутин, который, как кстати, и Робинсон, относился к «среднему» типу с наихудшей реакцией, должен бы был пропустить самые тяжёлые удары. Это было бы столкновение двух чем-то похожих по стилю боксёров – постоянно «раскачивающихся» в ринге при помощи прыжков вперёд-назад перед тем как наброситься на противника с сокрушительным длинным ударом. Однако Робинсон был профессионалом, который провёл множество боёв в 4-унцевой перчатке, и его удары отличались невероятной скоростью [https://www.youtube.com/watch?v=5VLWBVpL23k ]. Один из его соперников, Дж. Дойл, скончался после страшного удара левой, который нанёс ему Робинсон в далёком 1946 году – интересно, что В. Попенченко в своих мемуарах упоминает этот эпизод. Если спарринг имел место, причём в зале Робинсона, где он сам определяет, в каких перчатках вести бой, то Б. Лагутин вполне мог проиграть нокаутом. Но, раз запись этого (повторюсь, гипотетического) спарринга использовалась в качестве компрометирующего материала, то Лагутину предстояло добиться феноменальных успехов на олимпийском ринге. И, по странному стечению обстоятельств, именно так и произошло! Лагутин победил на Олимпийских Играх 1964 г. и 1968 г., став единственным советским «двукратником» и единственным призёром трёх Олимпиад.

…И, в довершение всего, Робинсон, ещё и проиграл Даунсу! В случае чего, крыть было бы нечем. Куда этим "soviets" до профессионалов!

Впрочем, все эти домыслы и предположения так и не объясняют, почему Агеева в 1968 г. выгнали из сборной, а вместо него в состав включили Лагутина.

В связи с этим нужно сказать, что с Агеевым тоже было не всё так просто. В 1967 году в Риме он встретился с Ласло Паппом. Папп был феноменальным боксёром. При росте всего в 167 см, он выступал в среднем весе, победив на трёх Олимпиадах. Бой он вёл в правосторонней боевой позиции, то есть был левшой. Нужно тут же добавить, что, подобно большинству левшей, Папп на самом деле таковым не являлся. Просто ему было удобнее наносить противнику удары выставленной вперёд сильнейшей рукой, а чтобы придать им силу, он много работал над атлетизмом, к тому же вёл бой в очень низкой стойке, подобной тем, что встречаются в каратэ. Пока оппоненты пытались достать его прямыми ударами, он, применяя уклоны и нырки, «уходил» всё ниже и ниже, практически занимая позицию «присед» – и вдруг наносил ужасающей силы боковой удар правой через левое плечо противника [https://www.youtube.com/watch?v=8hm9O8WmGUY]. Как нетрудно догадаться, он относился к «сильному» типу. «Папп» на самом деле была не его фамилия – он родился под фамилией «Попрочи», и ещё в 1942 году выступал под ней на чемпионате Европы 1942 г. в Бреслау в лёгком(57, 1 – 61,2 кг) весе. Результаты этого первенства в настоящее время не признаются официально, но для юного Попрочи они имели большое значение – он понял, что в Третьем Рейхе побеждают только немцы. Сменив фамилию на «Папп», он добился больших успехов. В 1956 году, в дни так называемых событий в Венгрии, он выступал уже на третьей Олимпиаде – и вновь победил [https://www.youtube.com/watch?v=nIujgbpiopg]. Сразу же после Олимпийских Игр он прешёл в профессионалы и, несмотря на то, что ему было уже 30 лет, выступал очень успешно, став чемпионом Европы. В 1964 г., в возрасте 38 лет, он был претендентом на звание чемпиона мира, однако не решился побороться за это звание, закончив карьеру с 27 победами(15 досрочно) и 2 ничьими без поражений[22]. Практически тотчас же он возглавил национальную сборную Венгрии, что не могло не привлечь внимания КГБ. Кто знает, чем всё обернётся через несколько лет? Вдруг вся венгерская сборная перебежит в профессионалы? Как всегда бывает в таких случаях, в бой пошли офицеры, а именно – капитан Виктор Агеев.

До известной степени, бой Паппа и Агеева был предначертан ещё в 1956 году, когда Витя ещё только начинал заниматься боксом. На Олимпиаде произошёл скандальный случай – в полуфинальном матче по водному поло между сборными Венгрии и СССР при счёте 4:0 в пользу венгров началась драка, известная как «Кровь в бассейне». Советские ватерполисты утверждали, что венгры провоцировали их, ругая матерными словами на русском, но всё-таки это не такое уж редкое явление в спорте. Более вероятно, что они просто боялись столкнуться по возвращении на родину с «проблемами», подобными тем, что сломали жизнь Р. Карпову. Поэтому они и показали соперникам «мужика». Одним из участников драки был московский торпедовец Виктор Иванович Агеев, тёзка (а возможно, даже родственник) Агеева, которому предстояло стать знаменитым боксёром.

И в 1967 году встреча Агеева и Паппа состоялась – на чемпионате Европы 1967 года в Риме. Советский киножурнал, посвящённый Агееву, демонстрирует его с гримасой на лице, явно подражающей тем, с какими венгерские ватерполисты жаловались судьям на советских [https://www.youtube.com/watch?v=7du0aNaf-_c ; https://www.youtube.com/watch?v=1Ca8P65IUkM]. Как говорится, бокс был неизбежен. По словам Агеева, Папп сам подошёл к нему и предложил побоксировать. Венгру был уже 41 год, но он всё ещё поддерживал форму, и, наверняка сохранил большую часть кондиций, позволявших ему три года назад быть чемпионом Европы и претендентом на звание чемпиона мира среди профессионалов. О дальнейшем известно только со слов Агеева – он утверждает, что «был моложе и быстрее. Что ни удар – всё там, всё там…». Тем кто знаком с пресловутым анекдотом о боксе, наверняка хочется добавить : «…И тут в зале выключили свет!». Как бы это ни было смешно, но, вероятнее всего, именно так и произошло. По словам Агеева, Папп с ругательствами сорвал перчатки и бросил их на пол. Те, кто знакомы с боксом, наверняка согласятся: в случае, если противник явно побеждает, пощады просят чуть-чуть по-другому. Однако если удалось провести нокаутирующий удар, нередко сопряжённый с переломом руки, то именно так и поступают – с ругательствами снимают перчатки и смотрят, что там с рукой. Нокауту способствовала и пресловутая уникальная манера ведения боя Агеева, который не прокладывал себе дорогу прямыми левой, а просто входил в среднюю дистанцию, страхуя себя приподнятым левым плечом. И если бы Папп не вёл бой в правосторонней позиции, это было бы хорошо – а получалось так, что Агеев как раз открывается под его убийственный боковой правой, который он проводит над левым плечом противника.

Манера ведения боя Паппа была хорошо знакома В. Огуренкову, возглавлявшему в тот период советскую сборную. Его брат Евгений в 1946 г. победил Паппа. В тот период Папп встретился с ещё одним советским средневесом, чемпионом СССР В. Коганом, которого нокаутировал при помощи своего ужасающего бокового удара правой. Существует также фрагментарная видеозапись боя Паппа с Г. Дарбайсели (СССР), на которой заметно, как Папп издевается над соперником – и вновь сбивает того на настил ринга при помощи «свинга» правой[ https://www.youtube.com/watch?v=7kHKLZ5oU60&feature=youtu.be ] . В период между Играми 1952 г. и 1956 г. Папп дважды встречался с Б. Тишиным, которого в первой встрече победил по очкам, а во второй, на чемпионате Европы 1953 г. – уступил, хотя бой был очень ровным и, по мнению тренера Паппа, Тишин преимущества не имел. Фотоматериалы демонстрируют, что Тишин, умело действуя прямым левой, заставлял противника уходить в защиту; тренера, тщательно разрабатывавшие план его второго боя против Паппа, обучили Тишина не пытаться развить «успех», на чём попались все противники венгерского спортсмена, а переходить в ближний бой, предпочитая толчки, захваты и однообразные удары снизу по туловищу. В итоге бой прошёл ровно; победу тогда могли отдать и Паппу, более именитому и не пытающемуся испортить бой, как то делал Тишин, но предпочли последнего. В следующем бою Тишина и М. Реша (ФРГ) судьи предпочли уже немца, а в финале – никому не известного британца Б. Уэллса. Это просто был типичный «антитурнир», явление, уже описанное выше.

Так или иначе, В. Огуренков отлично знал, как нужно боксировать против Паппа, чтобы добиться хотя бы ничьей – и наверняка знал о том, что Агеев уязвим для коронного удара Паппа. Так или иначе, спарринг состоялся. В крайнем случае, с тренером польской сборной Ф. Штаммом, с которым они давно уже делили медали, можно было договориться, чтобы тот снял своего боксёра с остававшегося Агееву финального поединка. И поляку В. Стахурскому действительно пришлось сняться с соревнований! Агееву после спарринга с Паппом уже не пришлось боксировать в финале. Ему даже дали специальный приз лучшему боксёру турнира [https://www.youtube.com/watch?v=7du0aNaf-_c ]. В данном случае речь шла о «шутовской короне»[23].

А потом Агеев повторил биографию Р. Карпова. Началось его стремительное падение вниз. В самом начале этой статьи я писал, что советские боксёры, в отличие от американских, были не уголовниками, а офицерами, но это отнюдь не вся правда. Впав в немилость и завершив выступления, они нередко катились по наклонной плоскости. Кто-то был уверен, что так сложились обстоятельства, кто-то обвинял систему, кто-то –какую-то «шишку», но сути дела это не меняло. Сравнивая предположительные – но очень вероятные – нокауты Лагутина от Робинсона и Агеева от Паппа, нужно учесть и разницу – первый бой проходил за закрытыми дверями, в далёкой Британии, с американцем, а второй – в Европе, с «неблагонадёжным» венгром, и почти наверняка многие, если не видели это событие воочию, то были уже наслышаны о нём. Вторая сторона медали несколько любопытнее: нужно было сохранить порядок в Венгрии и заполучить Паппа и его покровителей как союзников – а на дворе был уже не 1956 год. Мирное строительство, политика экономического сотрудничества с Западом побеждали: в СССР уже начинали создавать автогигант ВАЗ, производящий по лицензии итальянские автомобили. Если бы Венгрия в этот момент «сорвалась», кто знает, чем могло обернуться дело. В.Огуренков осуществил жертвоприношение.

И всё-таки: это – предположения, и рассматривать их как абсолютно достоверную информацию нельзя. Тем не менее, в 1968 г. с бравого капитана Агеева сорвали погоны и значки, а Лагутин, который, как, кстати, и Е. Огуренков, не служил в армии, поехал на третью Олимпиаду. Его золотая медаль была «оплачена», уже повторно – и на сей раз кровью Агеева. Для тех, кому эта версия не нравится, назову ещё две: Лагутин как кандидат был гораздо интереснее, так как он мог стать «двукратником», а это гораздо престижнее, даже учитывая то, что его послужной список не безупречен – его сильно подпортило поражение от Макклюра в 1960 году. И когда стало ясно, что второе «золото» Лагутина состоится, партия просто отбросила Агеева, как поношенную одежду. И ещё одна версия: в 1960 г. на Олимпиаде трагически погиб датский гонщик К. Йенсен, и МОК внёс метамфетамин в список запрещённых препаратов. Без метамфетамина, очень сильного стимулятора, Агеев, который пил и курил, не смог бы боксировать в горном Мехико на приличном уровне. В принципе, вопрос с допинг-пробами, как говорят, «решается», но Агеев мог не понравиться кому-то в АИБА или в МОК – уж слишком нестандартная у него была манера ведения боя. Правда, зачем его тогда специальными призами было одаривать?

Так или иначе, Агеев не поехал на Олимпиаду, а жизнь его перешла в «тень». В 1973 году он был осуждён за нападение на сотрудника КГБ (по другим данным, МВД) при исполнении служебных обязанностей. О причинах драки Агеев рассказывает охотно, но не до конца откровенно: сидели, дескать, в «Метрополе», вышли на улицу, а он, Агеев, хватился – оказалось, что сигареты «Мальборо» на столе забыл. Тут к нему этот сотрудник и пристал – обратно без пропуска не пускает. Суть конфликта несколько глубже, чем сказал Агеев: сам он в этот период, наверняка, спекулировал валютой и импортными товарами, а также «охранял» влиятельных мужчин, которые поставляли иностранным клиентам «девочек». Сотрудник, вставший у него на пути, на деле просто загораживал путь в лучшую жизнь, и «папа» велел своему «боксёру» разобраться с непонятливым «мусором». Агеев применил обычный приём – дал взятку в виде пачки фирменных сигарет, что считалось по тем временам большой роскошью. Пусть сотрудник покурит потом, когда очнётся – Агеев, бывший заслуженный мастер спорта, уже и думать забыл о такой мелочи. Но на этот раз дело обернулось против него – видимо, его уже «садили», и всё, что раньше, «ложилось в цвет», теперь было отягчающими обстоятельствами. Пачка «Мальборо» – явная улика, свидетельство того, что он спекулирует контрабандным товаром, а возможно, и похуже – сотрудничает с иностранной разведкой. Интересно, что кинодвойник Агеева – Вагит Валиев из кинофильма «Бой с тенью» – носит на плече татуировку в виде головы гепарда. На вопрос, что это значит, Вагит отвечает: «Знак силы и ярости». Это –неправда, точнее, не вся правда; гепард действительно относится к кошачьим, очень почитаемым в уголовной среде за силу и храбрость, но до чёрного кота ему далеко. Даже тигр, глупое дикое животное, котируется выше – это знак бандита. А гепард, животное, которое на территории СССР не водится – знак «фирмы», контрабандистов. По сравнению с тигром он, конечно, мельче, хоть и очень быстро бегает – явный намёк на трусость.

Однако сказка, то есть фильм «Бой с тенью» – это намёк, а на деле, конечно, всё это – ложь: Агеева на «зоне» ждал по-настоящему холодный приём. Дело в том, что он был бывшим офицером, причём армейским, то есть не мог претендовать на «отсидку» в колонии для бывших сотрудников правоохранительных органов. Его ожидала «чёрная» «зона». В отличие от тех сотрудников правоохранительных органов, которые «сели» уже значительно позже увольнения, он не мог претендовать на статус «мусора», достаточно низкий в уголовной классификации, но всё-таки дающий определённые социальные гарантии. Агеев, мало того, что был «армейцем», имел неосторожность «сесть» за преступление против сотрудника при исполнении, то есть относился к категории «отрицал», а значит, руководство колонии не имело оснований его «прикрывать» и выгораживать. Агееву ещё очень повезло, что он «сел» не в 1940-е, когда в уголовном мире царили более жестокие порядки. «Сучья война» закончилась победой «сук», и «воры» как класс ещё только оправлялись от поражений, поэтому Агеев имел реальные шансы выжить. Но «опустить» его попытались тут же: вывели из барака, предложили сыграть в карты…тут к нему и пришло два бубновых валета. В этом был определённый юмор – Агеев, с его манерой ведения боя, определённо относился к «бубновым». Если бы он попытался сыграть этими картами, его бы наказали за мошенничество. Обычно наказание в таких обстоятельствах очень тяжёлое – его могли «опустить». Агеев полез драться – поступил как мужик. Тут за ним и явился целый барак «мужиков», с ломами, монтировками и топорами. Что было потом, Агеев описывает намёками – «каблук срубили, ватник на спине разрезали». Вагит Валиев говорит уже более конкретно – травмы были очень тяжёлые. Агеева перевели на «химию», то есть на производство за пределами колонии, уже в 1974 году, вероятнее всего, сразу же после того, как он выписался из тюремной больницы. Основания для этого были – уголовный образ жизни он вести отказался, а убивать его, видимо, было не велено. Тогда же он получил «накрутку» за побег, который объяснял необходимостью посетить похороны отца в Москве, но, вероятнее всего, это было связано с кровной враждой, которая у него завязалась с уголовным миром.

Когда Агеев освободился, изменилось и отношение власти к нему. Он имел репутацию по-настоящему твёрдого человека, которого не сломала «зона». Таких называют «ломом подпоясанный», и Агеев уже знал, в чём заключается горькая ирония этих слов. Ухватившись за все «связи», которые были ему доступны, он вернул себе всё – московскую прописку, звание офицера, спортивное звание, должность в ЦСКА, самом престижном спортивном клубе. Когда на первый план вышла работа с юниорами, Агеев возглавил юниорскую сборную, а когда распался СССР и всё перешло на хозрасчёт – Федерацию профессионального бокса России, в настоящее время он является членом исполкома WBA. Он стал боссом.

Но то, что ранее судимый Агеев возглавил структуры, связанные с боксом, отнюдь не было хорошим симптомом. Его воспитанники из ЦСКА, трёхкратный чемпион Европы В. Рыбаков и чемпион мира В. Соломин в конце 1980-х тоже были осуждены. В какой-то степени они повторили его судьбу, но как бы разделили между собой статьи уголовного кодекса: Рыбаков «сел» за спекуляцию, Соломин – за бандитизм и разбой. И если Рыбаков, освободившись, смог начать новую жизнь, то Соломин вышел на «волю» тяжело больным, практически глухим; вскоре он подхватил пневмонию и умер.

Агеев хорошо знал цену победам: Соломин, первый советский чемпион мира по боксу, умер как раз в том году (1997), когда сборная России победила на чемпионате мира, завоевав четыре золотых медали. Как ни странно, турнир этот проходил в столице Венгрии Будапеште – Ласло Папп оказался гостеприимным хозяином. Впрочем, может быть, что трагическая, нелепая смерть В.Соломина и удачное выступление сборной были простым совпадением. В любом случае, трудно обвинять в чём-то Агеева персонально.

Кинотрилогия «Бой с тенью», которая посвящена Виктору Агееву/Вагиту Валиеву и целой группе молодых боксёров, чей собирательный образ воплощает Артём Колчин, наверное, хорошо известна публике. Основой сюжета действительно является подлинная история двух русских боксёров, уехавших в начале 1990-х годов за океан. Один из них – Костя Цзю, он очень успешен и воплощает то лучшее, что показано в фильме; переехав в Австралию, он принял тамошнее гражданство, сохранив за собой и российское, что позволяет ему участвовать в социальных проектах на родине. Второй – Сергей Артемьев, пытавшийся покорить Америку; в ринг он выходил в красных трусах цвета советского флага, словно бросая вызов «америкашкам». В 1993 году в бою за звание чемпиона USBA(той самой, из которой выросла IBF) он проиграл в 10-м раунде техническим нокаутом Карлу Гриффиту, и с тех пор из-за тяжёлых черепно-мозговых травм не может ходить самостоятельно, передвигается в инвалидной коляске. Напомню, что вскоре поясом IBF в весе 61,2 – 63, 5 кг овладел ничем не примечательный, чтобы не сказать – откровенно бесталанный, боксёр Джек Родригес, у которого К. Цзю этот пояс с лёгкостью отобрал. Уверен, что в данном случае нельзя говорить о простом совпадении. Это – жертвоприношение.

Виктор Агеев и вернувшийся в Россию Костя Цзю поддерживают тёплые отношения, оба открыли частные Школы бокса своего имени (в Балашихе и в Москве соответственно). Удивительно, что Цзю развёлся с женой, которая родила ему троих детей, чтобы вернуться в Россию и жениться на Татьяне Авериной. По странному совпадению, её фамилия очень созвучна с фамилией опера Каверина из сериала «Бригада», которого сыграл ныне покойный А.Панин – тот самый, что сыграл и В. Валиева в фильме «Бой с тенью». Интересно, кому именно Костя решил на сей раз отдать свой «билет»?



[1] Фраза «известный профессионал» не говорит ни о чём. Спайдер Вебб был претендентом на звание чемпиона мира NBA (Национальная Боксёрская Ассоциация), которая на тот момент была единственной организацией, объявляющей чемпионов мира среди профессионалов. Периодически у НБА были разногласия с другими инстанциями, как правило, на почве судебных исков, вследствие чего в исключительных случаях Атлетическая комиссия штата Нью-Йорк (NYSAC), на чьей территории и проходили почти все матчи за звание чемпиона мира, изредка признавали чемпионами других боксёров. Но подобного рода правовые коллизии были редкостью. Чемпион мира был один (сейчас таковыми признаются чемпионы мира организаций WBA, WBC, IBF, WBO, чемпион компьютерного рейтинга IBO и чемпион по версии экспертов очень авторитетного журнала "The Ring", не считая внутриорганизационных градаций, согласно которым существуют «юниорские» чемпионы, «временные» чемпионы, «настоящие», или «регулярные», чемпионы, и «суперчемпионы»). Вебб побил будущего чемпиона мира Дж. Джиарделло, но в бою за титул уступил в 15 раундах Дж. Фуллмеру по очкам. Проиграв нокаутом ещё одному будущему чемпиону мира, Дику Тайгеру, Вебб оставил бокс. В наше время Вебб с такими результатами, несомненно, владел бы поясом по одной из версий, хотя боксёров такого класса в наше время не встретишь. Желающие легко могут в этом убедиться, просмотрев его отборочный бой за право сражаться за звание чемпиона мира, в котором он разгромил Р. Бойда [https://www.youtube.com/watch?v=dcsM1puxCL4], и сравнить с современными средневесами, предпочитающими неторопливо и неуклюже толкаться на протяжении всего боя.

[2] В. Лемешев, олимпийский чемпион 1972 г. в весе 71 – 75 кг, начиная с 1973 г. выступал за ЦСКА, однако Олимпиаду выиграл, будучи «динамовцем». Похожая биография и у В. Соколова, олимпийского чемпиона 1968 г. (51 – 54 кг).

[3] В 1980 году в весе до 48 кг победил чеченец Шамиль Сабиров (РСФСР). Строго говоря, чеченцы тогда имели некоторые преференции в глазах ЦК КПСС, так как их сепаратизм ещё не считался опасным явлением.

[4] В целом, к спортсменам из страны-организатора, которая «зарывает» миллиарды долларов (сейчас – десятки миллиардов), судьи по странной традиции относятся снисходительнее, и антидопинговая комиссия – не исключение. В настоящее время, когда и достичь высоких результатов без допинга, и утаить его употребление невозможно, единственным надёжным способом победить на Олимпиаде считается «покупка» результата через Всемирное антидопинговое агенство (WADA). Схемы эти считаются достаточно сложными, но, несомненно, существуют – достаточно вспомнить об американке Мэрион Джонс, которая неоднократно побеждала на Олимпидах, и об американце Лэнсе Армстронге, 7 раз победившем на веломногодневке «Тур де Франс» и выигравшем бронзовую медаль на Играх 2000 г. Уличённые в приёме допинг-препаратов «задним числом», они были лишены всех титулов. Однако легче было обнаружить следы допинга непосредственно сразу же после взятия проб. Почему этого не сделали? Очень просто: за это было заплачено. Потом, когда спортсмены завершили карьеру, и их медали стоили недорогого, мошенников поймали. В конце концов, стоит не сама медаль (она даже не из чистого золота), а популярность, слава, которую она приносит спортсмену и его стране. Поймав Армстронга и Джонс на допинге (американцы в ответ поймали З. Блаттера на взятке), WADA и компании, производящие «спортивное питание», получили бесплатную рекламу.

[5] Строго говоря, ещё ЗТ СССР Огуренков В.И., анализируя результаты Олимпийских Игр 1968 г., отметил, что боксёры недостаточно хорошо подготовлены технически, в то время как их скоростно-силовая подготовленность, наоборот, находится на очень высоком уровне. Это более сдержанное описание, но и более верное в научном смысле слова. Физическая подготовленность боксёров опережала техническую именно по причине применения эффективных допингов.

[6] Этот термин, как и большинство терминов бокса, является переводом английского слова "slugger", дословно – «давящий слизней». Тут есть несколько подтекстов: и намёк на чрезмерную агрессивность, и на некоторую медлительность, порождённую попытками нанести сильный удар, и на то, что такая тактика хороша лишь против слабых противников, «слизней».

[7] История Ю. Арбачакова и О. Назарова в чём-то анекдотична – они стали чемпионами мира среди профессионалов потому, что мощный в финансовом отношении японский клуб заключил с ними контракт. А контракт был заключён именно с ними, а не с другими советским «звёздами», потому, что они имели азиатский разрез глаз. Выступавший за этот же клуб В. Яновский, отныне носивший кличку «Японский», довольствовался символическим поясом по непрестижной версии WBF, а тяжеловес В. Яковлев не достиг и этого. Может, не арийцы являются «нацией господ», и отнюдь не негры – феноменальные боксёры, может, это как раз касается нации самураев?

[8] Формально первым был В. Сафронов, получивший медаль чемпиона мира в 1956 г. в дополнение к золотой олимпийской, но это – чистая формальность. До 1974 г. чемпионаты мира среди любителей не проводились.

[9] Всего таких боксёров 12: О. Кирк (США), но он, как уже говорилось, завоевал обе медали на одном турнире, что во многом проще; Х. Мэллин(Великобритания), Е.Кулей(ПНР, теперь – Польша), Б. Лагутин (СССР, теперь – РФ), А. Эррера (Куба), Г. Винент (Куба), А. Эрнандес (Куба), М. Кинделан(Куба), О. Саитов (РФ), Г. Регондо(Куба), Ш. Цзю (КНР), В. Ломаченко (Украина). Ещё трое победили на 3 Олимпиадах: Л. Папп (ВНР, теперь – Венгрия), Т. Стивенсон (Куба) и Ф. Савон (Куба).

[10] Сборная СНГ, ослабленная оттоком опытных боксёров, так или иначе попавших в иностранные полупрофессиональные клубы, где они были скованы собственным каледарём соревнований, выступила на Играх 1992 г. исключительно слабо. Второе место (75 – 81 кг) занял Р. Зауличный (Украина), третье, в весе 54 – 57 кг – Р. Палиани (Грузия). Российские боксёры призовых мест занять не смогли.

[11] Боксёры США выиграли в сеуле 3 золотых медали, южнокорейские – 2.

[12] Парадокс формирования состава на основе «одарённости», в обход чемпионата СССР, стал заметен уже в 1970-е. В состав попадали – правдами и неправдами – молодые, неопытные боксёры, не способные добиться хоть сколько-нибудь убедительных результатов, в то время как чемпионат СССР среди взрослых постепенно терял престижность – в нём участвовали «старики», боксёры второго состава и тому подобные неудачники, в то время как основной состав всё время был в разъездах, периодически подтверждая своё право называться «основой» в организованных по-жульнически «прикидках» на учебно-тренировочных сборах и т.д. В конце концов, юниоры превращались в сущее разочарование, и «основу» приходилось спешно укреплять за счёт многоопытных «дедушек» в возрасте от 30 лет и старше, которые действительно были слишком старыми, чтобы бороться на равных с ведущими боксёрами мира.

[13] Ричардас Тамулис был бессменным членом сборной СССР в период 1959 – 1967 годов, приняв участие в 5 чемпионатах Европы, на трёх из которых победил – в 1961 г., в 1963 г. и в 1965 г. На Олимпийских Играх 1964 года он завоевал серебряную медаль, уступив в финале поляку М. Каспшику со счётом судейских голосов 4:1. Бой этот, достаточно противоречивый, заслуживает отдельного внимания: после двух раундов Тамулис лидировал с незначительным преимуществом. В третьем Каспшик дважды сбивал его на пол ударами внутренней стороной перчатки. Перчатки в тот период ещё не имели специальной белой полосы, отделяющей «запрещённую» зону, и рефери относились к таким ударам по-разному, на своё усмотрение. Если удар приходился на внутреннюю сторону, но ещё не на шнуровку, его могли счесть легальным – что неоднократно сходило с рук советским боксёрам, например, олимпийскому чемпиону 1960 г. О. Григорьеву (51 – 54 кг), или же Р. Карпову в бою с польским боксёром З. Петшиковским на Олимпиаде 1956 г. Рефери в бою Тамулиса и Каспшика устранился от разрешения противоречивых моментов, что более характерно для профессионального ринга. Он не наказал Каспшика за сомнительные удары, но и не отсчитал Тамулису нокдауны, так как тот моментально восстанавливал равновесие. Однако впечатление от боя было безнадёжно испорчено, и боковые судьи с чистой душой отдали победу польскому боксёру [https://www.youtube.com/watch?v=XjkGnkmn2RU ]. Р. Тамулис не нашёл себя в новой, независимой Литве, и трагически погиб в результате несчастного случая(упал с балкона восьмого этажа) в 2008 году. Похоронен на Пятрашюнском кладбище – явный намёк на «парашютистский» характер смерти, то есть циничное убийство.

[14] Стиль В.Лемешева, построенный на нанесении молниеносных контрударов прямым правой с дистанции в ответно-встречной форме, имеет характерные особенности биомеханики ударов – они исполняются без разворота туловища, с относительно малой массой, отчего выигрывают в скорости. Конечно, уже в 10-унцевой перчатке они бы не могли произвести того соревновательного эффекта, что в 8-унцевой, да и на олимпийских соревнованиях Лемешеву было непросто одерживать победы без помощи рефери, удачно открывавшему его противникам счёт в нужный момент.

[15] У олимпийского чемпиона 1964 г. С. Степашкина, ныне покойного, были показатели, практически одинаковые с Агеевым.

[16] Я. Кайди принимал участие в трёх олимпийских турнирах в трёх последовательных весовых категориях – и каждый раз был вправе нарекать на несправедливое судейство. В 1964 г. в Токио он выступал в весе 57 – 60 кг, досрочно проиграв В. Баранникову(СССР), который даже не был чемпионом СССР – более сильного боксёра, Б. Никанорова Кайди за год до этого одолел в Москве. Вероятно, Баранников выбил Кайди, как и О. Григорьев – Д. Тёрека, заведомо более сильного оппонента, с помощью грязного приёма – удара головой, повлёкшего за собой рассечение и автоматическое прекращение боя[ https://www.youtube.com/watch?v=XjkGnkmn2RU ]. В финале Баранников доминировал над поляком Ю. Грудзенем, но, как говорят специалисты, его рука к тому времени была «сломана» в бою с Кайди (азиаты говорят «потерял лицо»). На Играх 1968 г. Кайди выступал в весе 60 – 63,5 кг, уже в первом бою уступив поляку Е. Кулею со счётом голосов судей 3:2. Правда, тренер польской сборной Ф. Штамм свидетельствует, что Кулей потом ещё несколько часов не мог выйти из раздевалки, пребывая в полубессознательном состоянии. Впрочем, остальные победы Кулея на этом турнире, были такими же противоречивыми – так или иначе, он стал двукратным олимпийским чемпионом. В 1972 г. Кайди выступил в весе 63, 5 – 67 кг, будучи действующим чемпионом Европы в этом весе. На сей раз он вышел в финал, где ему противостоял кубинец Э. Корреа, до этого получивший спорные победы над американцем Дж. Вальдесом и действующим олимпийским чемпионом из ГДР М. Вольке. Кайди послал Корреа в тяжёлый нокдаун, однако в 3-м раунде, пытаясь сохранить преимущество, начал придерживать, за что получил предупреждение, вероятно, не вполне заслуженное. Все 5 судей дали победу Корреа.Так Кайди, ныне покойный, стал всего лишь олимпийским призёром там, где, при более благоприятном стечении обстоятельств, мог рассчитывать на три золотых медали

[17] Знатоки истории советского бокса возразят: мол, были успехи, в том числе и победы над именитыми спортсменами, например, Е. Огуренков в 1946 году побил и действующего чемпиона Европы А. Кольчинского(Польша), и будущего чемпиона Лондонской Олимпиады Л. Паппа, выступавшего тогда за Чехословакию. Однако любой «знаток» согласится с тем, что в период, пока Восточная Европа была оккупирована советскими войсками, многие спортсмены у себя на родине не могли нормально подготовиться к схваткам с советскими спортсменами, более рассчитывая на «нейтральное поле» Лондона. Кольчинский, выигравший чемпионат Европы 1939 года в более низкой весовой категории, к 1946 году совершенно утратил форму. Папп, по-настоящему перспективный венгерский спортсмен, выступавший вместе со своим приятелем Ю. Тормой за Чехословакию, остался настолько недоволен организацией и судейством матча с Огуренковым, что распрощался с чехословаками и вернулся в Венгрию. Торма, побивший С. Щербакова, единственного десятикратного чемпиона СССР по боксу, решил оставить себе гражданство Чехословакии, за которую и победил на Олимпиаде 1948 г.

[18] В финале тот уступил З. Петшиковскому, перебравшемуся в более высокую весовую категорию.

[19] В финале К. Клей побил З. Петшиковского, к тому времени уже успевшего стать чемпионом Европы 1959 г. в третьей подряд весовой категории. Такое удавалось ещё только советскому боксёру В. Рыбакову, побеждавшему на чемпионатах Европы 1975 г. (51 – 54 кг), 1979 г. (54 – 57 кг), 1981 г. (57 – 60 кг). Рыбаков, правда, четырежды награждался призом лучшему боксёру турнира(т.н. приз Н. Никифорова-Денисова), зато Петшиковский стал чемпионом Европы на один раз больше.

[20] Похожая история уже случилась на Олимпиаде 1956 года с Мактеггартом. В 1952 году ситуация была ещё смехотворнее: награждённый Кубком В. Баркера американец Н. Ли приехал на Олимпиаду в качестве «запасного» тяжеловеса, но потом руководство команды нашло возможность взвесить его в категории 75 – 81 кг, на 6 кг ниже его фактической массы. Фрагменты его финального боя с аргентинцем В. Пасиенцой свидетельствуют, что, несмотря на преимущество Ли в размерах, техническое преимущество имел, скорее, аргентинец. На церемонии награждения Ли стоял с опухшим глазом, подтверждающим это предположение. Кубок Баркера, вероятно, должен был «покрыть» все возражения как решающий аргумент. Но всем этим «чемпионам» далеко до Х. Дэвиса (США), победившего в 1976 г. в весе 57 – 60 кг. Даже если не обращать внимания на его подозрительно высокий рост (178 см), выступал он сомнительно: в первом бою его побил, причём с тяжёлым нокдауном, японец Сегава – но судьи предпочли американца [https://www.youtube.com/watch?v=TI378UB8CUA], во втром бою с колумбийцем Асприльей Дэвис вновь побывал в тяжёлом нокдауне, но смог ответить противнику тем же – и рефери вдруг остановил бой, объявив победителем американца! Просто грабёж! [https://www.youtube.com/watch?v=5B849lmSsOY ]. Лишь в четвертьфинале в бою с болгарином Цветковым Дэвис добился несомненного преимущества [https://www.youtube.com/watch?v=Q_H_D0_6qRw ]. О полуфинальном поединке с югославом А. Русевски, будущим чемпионом Европы, сказать что-либо трудно, так как запись боя отсутствует, а от финального боя с румыном С. Кутовым, действующим чемпионом Европы, сохранился лишь первый раунд, который Дэвис действительно выиграл, и начало второго [https://www.youtube.com/watch?v=--qMWtDhs-0 ], что не позволяет назвать Дэвиса победителем – Кутов обычно повышал темп от раунда к раунду. Так или иначе, но и в отборочных боях случились более чем скандальные решения судей. В конце концов, жюри ещё и наградило Дэвиса Кубком В. Баркера.

[21] Нужно тут же добавить, что в 1969 – 1974 годах, в период становления «тотального бокса», который характеризовался стремительным взлётом кубинской сборной, подавившей все национальные школы Восточной Европы, был построен нефтепровод «Дружба-2». В 1974 году в Гаване прошёл первый чемпионат мира среди любителей. Изначально проводившийся раз в 4 года, он стал своего рода альтернативной версией олимпийских соревнований, на которых советские боксёры выступали всё хуже. Достаточно сказать, что в период 1972 – 1988 годов на 5 олимпийских турнирах, включая «Дружбу-84», советские боксёры завоевали 4 золотых медали, а на 4 чемпионатах мира – 9.

[22] В 1989 г. WBC присвоил Паппу титул почётного чемпиона мира, но всё-таки это не пояс, выигранный в бою.

[23] К. Цзю, на чью манеру ведения боя В. Агеев имел большое влияние, как боксёр представляет собой причудливое смешение противоположностей. Например, будучи «сильным», он и ведёт бой агрессивно, со ставкой на мощный завершающий удар. И, подобно Паппу – Агеев хорошо запомнил эту особенность, – Цзю «сидит» на широко расставленных ногах, чтобы увеличить радиус вращения корпусом и при ударах более эффективно задействовать крупные мышцы ног. Однако, в отличие от Паппа, который стоял в правосторонней позиции, почти фронтально к противнику, Цзю предпочитает левостороннюю («ортодокс») позицию, избегая становиться к противнику фронтально. Фактически, это значит, что он избегает сокращения дистанции, стремясь наносить мощные, медлительные удары издалека, что с его ростом и низкой стойкой чревато осложнениями – более быстрый и рослый оппонент просто «разбомбит» его серией контрударов, как то делали Цюлов и Филипс. Избегая сокращения дистанции, Цзю вынужден применять и те же защиты, что Агеев, в том числе и подставку левого плеча. Однако в его время боксёры уже боксировали «жёстче», то есть просто подходили и откровенно били с удобной дистанции в голову, что вынуждало боксёров 1980-х страховаться ещё и подставкой правой ладони. Последующий контрудар правой становился невозможным, поэтому в 1990-е эта защита окончательно атрофировалась, уступив место «тазику».

Ещё одной, достаточно нехарактерной для «сильных», особенностью манеры ведения боя Цзю как профессионала, является невыраженный левый прямой. Пребывая в низкой позиции, жёстко упёршись в ринг, он просто физически не может нанести этот удар – его левая стопа находится дальше, чем он может достать рукой. Переходя на среднюю дистанцию, он вместо дифференцированных прямого, бокового или снизу левой, применяет необычное, невыраженное движение – размашистый «накидыш» левой снизу-сбоку, идентичный тому, что применял Агеев. Правда, Агеев стоял высоко, то приседая, то выпрямляясь, и к тому же относился к «слабым», для него это движение было естественным и органично вписывалось в его рисунок боя. У Цзю, с его низкой «папповской» стойкой применение такого «накидыша» приводило к возникновению «дыры» в защите, приглашающей противника «накрыть» этот «накидыш» встречным ударом правой, как то делал В. Филипс. Фактически, Цзю стал «одноруким» боксёром, который может наносить избирательные удары только правой рукой. Все эти противоречивые с точки зрения биомеханики технические элементы и несуразности возникли вследствие весьма неудачного синтеза техники Паппа и Агеева.

20:43
18:27
Конечно, материал впечатляет своим объёмом, экскурсом в самые разные слои мирового боксёрского и политического сообщества. К сожалению, самому К.Цзю здесь посвящена лишь небольшая часть.
Спорить с описанным здесь я не могу, поскольку не владею информацией в достаточной мере, но лично меня смутила явно конспирологическо-политическая направленность статьи.
И было бы здорово узнать мнение героев этой статьи — Цзю, Лемешева, Лагутина, Агеева и многих других упомянутых. По крайней мере тех из них, кто ещё жив.
19:51
ВСЕ — ИЛИ ПОЧТИ ВСЕ — ТЕЗИСЫ ОПИРАЮТСЯ НА ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ, К КОТОРЫМ ПРИЛАГАЮТСЯ ССЫЛКИ — ЭТО ОБЪЕКТИВНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА. МНЕНИЕ УКАЗАННЫХ ВЫШЕ БОКСЁРОВ ИЗЛОЖЕНО В ТОЙ ФОРМЕ, В КОТОРОЙ ОНИ САМИ ИЗЛАГАЛИ ЕГО В ИНТЕРВЬЮ — НО С КОММЕНТАРИЯМИ, ОСВЕЩАЮЩИМИ ФАКТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ВЕЩЕЙ.ЧТО ДО АГЕЕВА, ЛАГУТИНА И ЦЗЮ, КОТОРЫЕ ЕЩЁ ЖИВЫ, ТО ИХ МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ ДАННОЙ СТАТЬИ, НЕСОМНЕННО, ХОТЕЛОСЬ БЫ УСЛЫШАТЬ. КОНЕЧНО, НЕЛЬЗЯ ОЖИДАТЬ ТОГО, ЧТО ОНИ ПОЙДУТ НА ОТКРОВЕННОСТЬ — НО ДАННАЯ СТАТЬЯ КАК РАЗ И ДОЛЖНА БЫЛА ВНЕСТИ НЕКОТОРУЮ ЯСНОСТЬ В ИНФОРМАЦИЮ, РАСПОСТРАНЯЕМУЮ ИМИ И ИХ ДОВЕРЕННЫМИ ЛИЦАМИ — В ВИДЕ ИНТЕРВЬЮ, КИНОФИЛЬМОВ И Т.Д.
И, НАСКОЛЬКО Я ПОМНЮ, «ДЖУГА», ВАС ВСЕГДА СМУЩАЛ НЕ ОБИЛЬНЫЙ ОБЪЁМ ФАКТИЧЕСКОГО ИЛИ АНАЛИТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА, А ИМЕННО ТО, ЧТО ОН ИЗЛОЖЕН ЯСНО, ВНЯТНО, А ПРИ НЕОБХОДИМОСТИ — И УВЕЛИЧЕННЫМ ШРИФТОМ?
19:54
Роман Кузьма, не пишите мне больше КАПСОМ, не трудитесь. Я не люблю явного и специально выраженного неуважительного отношения к сообществу, в том числе и ко мне.
20:11
И, НАСКОЛЬКО Я ПОМНЮ, «ДЖУГА», ВАС ВСЕГДА СМУЩАЛ НЕ ОБИЛЬНЫЙ ОБЪЁМ ФАКТИЧЕСКОГО ИЛИ АНАЛИТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА, А ИМЕННО ТО, ЧТО ОН ИЗЛОЖЕН ЯСНО, ВНЯТНО...

Факты в студию. Желательно цитаты.
Или извинитесь.
20:31
Роман Кузьма, не пишите мне больше КАПСОМ, не трудитесь. Я не люблю явного и специально выраженного неуважительного отношения к сообществу, в том числе и ко мне.

И, НАСКОЛЬКО Я ПОМНЮ, «ДЖУГА», ВАС ВСЕГДА СМУЩАЛ НЕ ОБИЛЬНЫЙ ОБЪЁМ ФАКТИЧЕСКОГО ИЛИ АНАЛИТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА, А ИМЕННО ТО, ЧТО ОН ИЗЛОЖЕН ЯСНО, ВНЯТНО…

Факты в студию. Желательно цитаты.
Или извинитесь.

«ДЖУГА», ВЫ СМЕХОТВОРНЫ — МНЕ ДАЖЕ НА СОСЕДНЮЮ СТРАНИЦУ НЕ ПРИШЛОСЬ ПЕРЕХОДИТЬ ЗА ПРИМЕРОМ
21:47
Не люблю немотивированного хамства.
Вы не привели ни одной моей цитаты, подтверждающей ваше хамоватое заявление. Вместо этого вы не придумали ничего другого, чем нахамить ещё раз. Это значит, что вы занимаетесь банальным пустословием. То есть троллингом. Не знаю для чего и с какой целью.
Вам не хватает лавров? Можете спать спокойно, я на ваши венки не претендую.
03:16
+1
«ДЖУГА», Я ЗАЩИЩАЮ ВАШУ ЧЕСТЬ КАК МОГУ — ПИШУ ЭТО УЖАСНОЕ СЛОВО ИЗ 5 БУКВ В КАВЫЧКАХ. ВЫ, НАВЕРНОЕ, НЕ ПОНЯЛИ, ЧТО ЗНАЧАТ ЭТИ ЦИТАТЫ. ВЫ ПРОСИЛИ ПРИВЕСТИ ПРИМЕР ТОГО, ЧТО ВАС БОЛЕЕ ИНТЕРЕСУЕТ ПРОБЛЕМА ШРИФТА, НЕЖЕЛИ СОДЕРЖАНИЯ. ПО-МОЕМУ, В ОБЕИХ ВАШИХ ЦИТАТАХ ВСЁ БОЛЬШЕ О ШРИФТЕ
В статье поднята интригующая тема взаимоотношений политики и спорта. Приведено много интересных фактов, некоторые исторические моменты открыты с необычной стороны. Видна огромная работа автора. Однако, на мой взгляд, текст читается трудновато. Виной тому, как раз большое количество фактов. Иногда кажется, что автор пытается рассказать сразу обо всем. В результате, мозг устает от обилия информации и скачков от одной темы на другую. Кое-что мне показалось вовсе лишним, например упоминание американского президента. Другое можно сильно сократить: для рассуждения о черных и белых боксерах вполне хватило бы и одного маленького абзац. Вообще, на мой взгляд, статью лучше бы разбить на несколько более коротких статей: отдельно про Цзю, отдельно про Агеева, отдельно про влияние темперамента бойца на манеру бояи т.д. А при необходимости в тексте давать ссылки на эти статьи.
00:06
ДОЛЖЕН СРАЗУ СКАЗАТЬ, ЧТО ДАННАЯ СТАТЬЯ ИМЕЕТ В ОСНОВЕ НЕСКОЛЬКО МОИХ НАУЧНЫХ РАБОТ, КОТОРЫЕ ПОЛУЧИЛИ ПОЗИТИВНУЮ ОФИЦИАЛЬНУЮ РЕЦЕНЗИЮ, А НЕКОТОРЫЕ ДАЖЕ ОПУБЛИКОВАНЫ В СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ ИЗДАНИЯХ. ОБЪЁМ Я СОКРАЩАЛ КАК МОГ. УПОМИНАНИЕ НЕКОТОРЫХ ФАКТОВ, ВКЛЮЧАЯ АНЕКДОТИЧНЫЙ СЛУЧАЙ С ИЗБРАНИЕМ НА ДВА СРОКА ОБАМЫ, ДОЛЖНО БЫЛО ОЖИВИТЬ СУХОЙ НАУЧНЫЙ МАТЕРИАЛ, А ТАКЖЕ ПОКАЗАТЬ, НАСКОЛЬКО ПАРАДОКСАЛЬНОЙ МОЖЕТ БЫТЬ ПОЛИТИКА. Я СТАРАЛСЯ НЕ ОТЯГОЩАТЬ МАТЕРИАЛ ЦИФРАМИ, НО СДЕЛАТЬ СТАТЬЮ БОЛЕЕ ПОПУЛЯРНОЙ И ДОСТУПНОЙ ЧИТАТЕЛЮ. НАСЧЁТ ССЫЛОК НА ВСЕ ИСТОЧНИКИ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ СКАЖУ ПРАВДУ: ЭТО НЕ МЕНЕЕ НЕДЕЛИ РАБОЧЕГО ВРЕМЕНИ ИЛИ 2-3 ДНЯ ПО 15-16 ЧАСОВ РАБОТЫ. Я ОГРАНИЧИЛСЯ ТОЛЬКО САМЫМИ ВАЖНЫМИ ССЫЛКАМИ НА ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ, КОТОРЫЕ ДОСТУПНЫ И ОЧЕВИДНЫ ШИРОКОМУ КРУГУ ЧИТАТЕЛЕЙ. С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, СТАТЬЯ, КОНЕЧНО, НЕКОММЕРЧЕСКАЯ, НО МНЕ НЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ДЕЛАТЬ ИЗ НЕЁ ДИССЕРТАЦИЮ, КОТОРУЮ ЛЮБОЙ ПРОХОЖИЙ ЧУТЬ-ЧУТЬ ПЕРЕДЕЛАЕТ И ВЫДАСТ ЗА СОБСТВЕННОЕ «ИССЛЕДОВАНИЕ»
21:19
Блестящая аналитическая статья. Радует, что автор выходит далеко за рамки собствено спорта. Лично я конспирологии не усмотрел, скорее исследование разносторонних факторов и существенных связей которые те образуют. Всё очень логично. Автору благодарность за столь внушительное энциклопедическое исследование, с позволения Романа, стану давать ссылки на эту работу.
Весьма полезная и познавательная информация как сама по себе, так и стиль и манера подачи Романом.
Спасибо!
00:08
ПОЖАЛУЙСТА.