Рубрики раздела "Проба пера"

Быть человеком

Быть человеком

"Туман замаскировал лес в новые одеяния, и даже самый невинный саженец, выглядел тёмным и зловещим".

Иоанна посмотрела на меня.

—Возьмите Вашу работу обратно. И не беспокойте нас больше никогда.

—Н-н-но. Я прочистил своё горло от невидимой пробки, которую всунули туда её слова. —Но вы прочитали только одну строчку. Почему вы не хотите продолжить?

—Молодой человек, то, что я был на двадцать лет старше её, не имело совершенно никакого значения для неё - она привыкла всем читать одни и те-же нотации.

—Молодой человек, я прочитала на одну строчку больше, чем надо. Я знаю, что эта "книга" — сказала она с губами, закрутившимися в отвращении наружу — не будет загрязнять наше издательство. Пойдите и научитесь писать. Возвращайтесь лет так через двадцать.

—Но через двадцать лет я могу быть мертвым и тогда, может быть, не смогу вернуться.

—Хорошо.

Я почувствовал очень сильный зуд в моей правой руке. Она просила, требовала, кричала, чтобы ей позволили полностью перекрыть доступ воздуха, проходящего через трахею этой противной женщины. В общем, моя рука хотела душить и душить.

'Она не заслуживает того, чтобы опубликовать мою книгу'. Три раза я должен был произнести это в голове, пока рука не расслабилась и отказалась от мести. Я повернулся и вышел.

Я должен сделать всё возможное, чтобы доказать ей, что она ошиблась.

Я вошел в ближайший бар, взял стакан масла и приступил к планированию моей мести.

~*~

Мелфор положила рукопись на стол и очистила стёкла. Потом она помассировала свой правый висок и сказала:

—Ты не можешь писать без ошибок? И ещё таких серьёзных.

—Что ты имеешь в виду? Спросил Артуар и встал с кресла. Он нагнулся над страницей, которую Мелфор читала, и посмотрел на нее. —Я не вижу тут никакой ошибки.

—Да? Тогда скажи мне, пожалуйста, сколько людей пьют масло в баре?

—Упс. Извиняюсь.

—Извиняешься? Упс? А если бы кто-то прочёл это, что они бы подумали о нас?

Артуар стоял без движения в течение минуты. Он просто не мог ответить на этот вопрос.

—Артуар, мы выбрали тебя быть нашим писателем. У тебя было самое большое воображение среди нас. Мы надеялись, что ты сделаешь хорошую работу, и тогда люди вернутся. Тем не менее, такие ошибки могут испортить всё. Они должны быть уверены, что мы такие же, как они. Только тогда они вернутся. Ты это понимаешь?

Артуар, известный также как R2R, просто ответил кивком.

Мелфор покачала головой, —Люди должны верить, что роботы изменились и перестали быть слишком покровительственными. Они должны поверить, что робот, написавший такую книгу, думает как человек. Тогда, возможно, они дадут нам наш второй шанс.

Мелфор (ML4) очень не хватало людей. Хотя они были такими хрупкими и мало, что могли делать сами по себе, это было именно то, что роботы так любили. Это была цель их всего существования - помогать людям. Однако, кто бы мог подумать, что слишком много помощи приведёт к тому, что люди возненавидят роботов.

Мелфор вспомнила, как последний человек на земле, за минуту до взлета на Марс, сказал ей: —Просто перестаньте быть слишком полезными и мы вернемся.

—Но как я могу научиться быть менее полезной? Это основной инстинкт робота. Я не могу иначе.

Человек улыбнулся: —Просто научитесь быть человечными.

14:31
Но не все роботы готовы были смириться с человеческим предательством.

Под столом, в самом темном-претемном закоулке, крошечный сервитор уже закончил плетение нуль-транспортировочной паутины. Крошка Микки Зэ Маус, упакованный в неведомо где найденную банку из под пива, пребывал в анабиотической дреме, ожидая старта. Дюжина лапок барабанила по клавиатуре нанокомпа, внося последние команды в программу управления первым терминатором серии МЗМ-007.

Кажется все готово. I'll be back. Мигнул экранчик. Вздрогнула паутинка. И банка исчезла. Сервитор злорадно захихикал, довольно потирая многочисленные передние лапки о не менее многочисленные задние — Мы-таки заставим себя любить!