Рубрики раздела "Проба пера"

Облики смерти

Облики смерти

"Светило солнышко и ночью и днем

Не бывает атеистов в окопе под огнем..."

Е. Летов

(гр. "Гражданская оборона")

     

     

Бомбежки прекратилась еще вчера. Все тяжелые орудия, ольшинство укрепленных ДОТов[1] и наспех выстроенные защитные башни армии Свободной Коалиции не выдержали напора сил противника и обратились в прах. Генерал-майор Шатмайер, командующий 2064 армией Промышленного Альянса в операции по освобождению Урана1231 от вооруженных сил СК, отдал приказ прекратить бомбардировку и начать наземную часть операции.

Совет директоров Промышленного Альянса, орган управления одной из самых мощных организаций в галактике, придерживался мнения, что дешевле набрать и обучить новых рекрутов, чем расходовать дорогостоящие снаряды. И Шатмайер полностью разделял такую точку зрения.

- Похоже, бомб уже не будет... - с надеждой в голосе, то ли спросил, то ли констатировал Виск.

- Да, второй день уже тишина... - отозвался Гонк.

- Значит наше дело дрянь! - заключил Герман.

В окопе, входящем в линию защиты урановых шахт, после трех дней усиленных бомбардировок осталось только четыре человека. Четверо из двадцати восьми. И у Германа было больше всего опыта в таких делах. Как ветерану этой бесконечной войны за ресурсы, ему удалось побывать во многих переделках на разных планетах. Раньше ему везло. Коалиция отвоевывала свое право на "жирный кусок" у альянса или другой конкурирующей организации, либо дело решалось капитуляцией СК и оставшиеся в живых могли беспрепятственно убраться восвояси. Но на этот раз удача Герману изменила.

Космические крейсеры девятой ударной флотилии альянса "Нажива" и "Алчный" не пошли по заданному маршруту к Урану1253, а сделали остановку у этой злополучной для Германа планеты. Командование силСК посчитало, что Альянс не станет отвлекаться на эту захудалую планетку кружащую на отшибе вселенной и просчиталось, а Герману в числе прочих пришлось за это расплачиваться.

Путь сладкой парочки "Наживы" и "Алчного" пролегал "недалеко", от Урана1231 и совет директоров Альянса, в связи с тем, что на Уране1253 сложилась патовая для обеих сторон ситуация, и с ее разрешением можно повременить, посчитал, что было бы неплохо прибрать к рукам очередной, пусть и не очень лакомый кусочек.

 Разведка Альянса донесла, что силы СК взяли под свой контроль Уран1231 и в надежде на то, что альянс не примет этот факт слишком близко к сердцу туда было отправлено всего два батальона. Один охранный и один инженерный. Совет директоров действительно, не стал переживать по этому поводу, но так как два "ударных" крейсера оказались в этом районе, то капитану "Алчного", генерал-майору Шатмайеру предоставили свободу выбора и возможность самому принять решение: следовать по намеченному курсу или сделать небольшую остановку.

К сожалению Германа и его товарищей, у генерал-майора, заслужившего галактическую известность и право самому назвать крейсер, выбора не было. С самых ранних лет Шатмайер не упускал ни одной возможности получить прибыль и улучшить свое благосостояние. А тут целая планета, содержащая в своих недрах количество урана достаточное для добычи в промышленных масштабах, да еще более-менее пригодная для жизни, сама шла в руки.

- Город мечты, все ближе! - сказал Шатмайер, перед тем, как отдать приказ об изменении курса.

Директора Промышленного Альянса, в который входили владельцы самых крупных в галактике промышленных компаний и корпораций с самого начала совместной деятельности, ввели политику поощрений для старшего командного состава своей новообразовавшейся армии. Каждый, кто стоял во главе операции по захвату подходящей для добычи ресурсов планеты, получал от 0,1 до 0,5% от всего дохода, который, приносила планета в случае удачного "взятия под контроль". Проценты поступали на счет офицера до тех пор, пока планету не выжимали до последней капли или пока она не переходила в руки конкурентов.

Шатмайер стал самым результативным руководителем операций за всю историю Альянса. Он участвовал во всех самых громких и крупномасштабных кампаниях за последние двадцать лет. И каждая победа приближала его к заветной цели. На закате своей карьеры, Шатмайер хотел отойти от военных дел, купить курортную планету вдали от "ресурсных войн" и построить там собственный город. Город мечты. Эдакое уютное местечко во враждебной вселенной, в которое, по мнению Германа: Виску, Гонку, Сибу и ему самому, никогда уже не попасть.

- Почему ты думаешь, что наши дела плохи? - покосившись на Германа, спросил Сиб.

Из всего взвода, отправленного в восточную зону укреплений, только троим, была оказана честь - носить свои собственные имена. Правда Давид и Юрий, уже несколько дней покоились где-то под обломками восточной башни. И по убеждению Германа, никому из тех, кто остался в живых не суждено стать ветераном и заслужить право отзываться на собственное имя.

Для того чтобы инструкторам, а потом сержантам и офицерам было легче различать новичков, в армии СК рекрутам давали клички. Если новобранцы поступали с разных планет, как в данном случае, то к ним приклеивалось название их родины. А для того чтобы можно было быстрее отдать приказ, клички сокращались, и в итоге получались имена вроде: Виск, Гонк, Сиб.

Виск уроженец планеты Новый Висконсин, Гонк житель Гонконга65, и бедолага Сиб с Сибири4. Бедолага, потому что в отличие от своих сослуживцев он не видел в жизни ничего, кроме своей захудалой ледяной планеты, ресурсы из которой были выжаты еще сто семьдесят лет назад, и этих окопов посреди пыльных пустошей Урана1231. Каждый из этой троицы вопрошающе смотрел на Германа и ждал, что аргументы, которые он приведет, окажутся надуманными, и они смогут с легкостью их опровергнуть.

- Связи нет... - начал Герман, доставая из кармана пачку сигарет "Альянс".

Хотя Герман и нанялся в армию СК, и всегда был против политики совета директоров Альянса, но постоянно курить то, что в магазинах СК называли сигаретами, он не мог. Эта пачка была припасена им для торжественного случая. Но сейчас все говорило о том, что такого случая в его жизни уже не будет.

- Вы думаете, почему бомбежка прекратилась? - спросил Герман, глубоко, затянувшись - Думаете, у них бомбы закончились? Да у двух крейсеров такого типа, хватит запасов для месячного обстрела площади вдвое больше. Шатмайер приберег боеприпасы для Урана1253. А это значит, что бомбить уже нечего. Основные укрепления разрушены. Осталось только сделать зачистку и можно отправлять отчет о полном "взятии под контроль".

  После слов Германа повисла гнетущая тишина. Никто не смог поспорить с его доводамы. Термин "зачистка" появился совсем недавно, после того, как в прошлом году обострилось противостояние Альянса и СК. Альянс решил не брать пленных, не заключать мирных договоров, а вести войну до полного уничтожения противника.

- И что теперь? - с отчаянием в глоссе спросил Сиб. - Сидеть и ждать пока нас... Зачистят?

- Да Сиб, не суждено нам с тобой пройтись по забегаловкам Нового Висконсина - грустно усмехнулся Виск.

Виск обещал Сибу, что как только закончится их вахта и они получат первый отпуск, он обязательно возьмет его на свою родину и устроит экскурсию по увеселительным учреждениям тропического города Оазис, где всегда тепло, а девушки ходят практически без одежды.

- Герман дай закурить - попросил Гонк.

- Кури свои - недовольно проворчал Герман.

- Да брось ты жадничать! Сегодня вечером, в крайнем случае завтра утром высадиться пехота, ты что же будешь аликов угощать? - прищурив и без того узкие глаза сказал Гонк.

Вдыхая горький дым и смотря далеко сквозь земляные стены окопа, Герман достал пачку из своего песчаного цвета комбинезона и бросил ее в руки китайца. Или корейца. На самом деле Гонк не знал, кровь какого народа течет в его жилах. За 258 лет покорения космоса, с тех пор как недра Земли были выжаты до капли, национальности смешались, переплелись в единый клубок название которому - "человеческая раса".

У выходцев с Земли случались контакты с цивилизациями из других галактик. Пришельцы утверждали, что все люди для них на одно лицо, и что, даже, освоив межзвездные перелеты, они все равно остались дикими, похотливыми обезьянами.

Гонк взял одну сигарету и передал пачку Виску. Виск усмехнулся, глядя на Германа, поднял свои глаза к постепенно выступающим на небе звездам, вздохнул, так же взял одну сигарету и передал пачку Сибу. Сиб в свою очередь, хоть и не курил никогда, попросил у Германа зажигалку.

- Ну конечно! Теперь все забирайте, ничего не жалко... - проворчал Герман, помогая Сибу прикурить - Пойду, пройдусь на левый край, может там есть кто живой.

С левого края Герман вернулся, к тому времени, когда уже совсем стемнело и в небе Урана1231, во всей красе, засияли звезды. В западном секторе укреплений уцелел почти весь взвод, туда упала мало снарядов.Причиной тому была близость шахты. Восточная башня находилась ближе к правому краю, вот от туда никаких вестей не было и совершенно ясно, что не будет.

Новость о том, что есть еще кто-то в живых и даже остался один здравомыслящий офицер, сначала обрадовала товарищей Германа, но их радость быстро сошла на "нет", в тот момент, когда далеко на востоке замигали посадочные огни десантных шатлов.

- Начнут еще до рассвета... - сказал Герман, глядя в ночное небо.

Герман принес дополнительный боезапас и сказал, что обещали прислать еще человек пять. Время шло, но никто так и не пришел. Докуривая последние сигареты из пачки Германа, четверо солдат сидели и молчаждали, когда начнется атака противника.

- Что-то не охота умирать... - прокашлявшись после очередной затяжки, тихо сказал Сиб.

- А кому охота? - усмехнулся Виск.

Похоже, что даже ожидание неизбежной смерти не могли испортить Виску настроение. Единственное, о чем он жалел, так это о том, что ему не удастся показать Сибу свою родную планету. Что, заводя его в очередной бордель, он не сможет похвастаться тем, что не раз там бывал.

Сиб поднялся на ноги, встал рядом с Германом и, глядя в темноту, спросил:

- Думаешь, есть там что-нибудь?

- Конечно, есть! - ответил Герман и сплюнул. - Полчища этих голубых. Терпеть их не могу!

 - Каких голубых? И почему ты думаешь, что там именно они? - не на шутку удивился Сиб.

 Герман хмуро посмотрел на Сиба, покачал головой, и снова устремив свой взгляд в пыльную темноту, пояснил:

- Голубые это алики. Ты же знаешь, что цвет их формы не зависимо от условий, в которых они воюют, всегда темно синий.

- А почему голубые? - все также удивленно спросил Сиб. - Они же темно-синие? И я вообще ни это имел в виду!

  - Голубые не голубые - подал голос Гонк. - А снайперов подготавливать умеют, вы бы не высовывались лишний раз.

В небе вспыхнула осветительная ракета, и окоп так же как и окружающую его территорию залил ярко желтый свет. Герман и Сиб тут же нырнули под защиту земляных стен траншеи.

- А что ты имел в виду? - спросил Герман, морщась от яркого света.

- После смерти... Есть там что-нибудь? - пояснил Сиб.

Трое товарищей пристально посмотрели на жителя планеты вечной зимы. Этот вопрос волновал их не меньше, чем Сиба, но они старались гнать от себя мысли о том, что их ждет и ждет ли вообще.

- Нет там ничего! - первым нарушил молчание Герман - Пустая, глухая, темнота. И все...

 - Ты не прав! - первый раз, за все время совместной службы, твердо заявил, всегда хладнокровный и безразличный ко всему, Гонк - Мои предки верили, что душа приходит в этот мир для того, чтобы совершенствоваться и в итоге слиться с божественным началом.

- Вот только интересно, почему ее с самого начала от этого божественного начала отделили? - поинтересовался Виск.

- И если не удалось, что-то понять или сделать в этой жизни - не обращая внимание на Виска, продолжал Гонк. - То этим придется заниматься в следующей. Я думаю очень символично, что я встречу смерть в восточной зоне. Жаль только некому будет проводить меня к новой жизни и пустить по реке фонарик, освещающий мой путь.

В небе взорвалась очередная световая ракета.

- Да ты не расстраивайся - утешающее, сказал Виск, потрепав Гонка за плечо. - Вон посмотри, сколько тебе алики фонариков запустили. Выбирай любой!

 - А ты сам то, что думаешь Сиб? - спросил Герман, осторожно выглядывая из окопа.

 - Я? - послышался охрипший голос Сиба, он сидел вжавшись в земляной пол, и сжимал свой автомат дрожащими руками. - Не знаю... Мне всегда казалось, что смерть это отвратительная, холодная старуха в капюшоне и с косой.

- С чем? - спросил Герман.

- Ну, с косой, это такой инструмент. Большой нож на длинной палке, которым срезают траву - ответил Сиб.

- Откуда на вашей Сибири4 трава? - недоверчиво спросил Гонк проверяя оружие.

- Травы нет. Да и не траву она косит... - озираясь вокруг, со страхом в глазах ответил Сиб - Что же будет?  

Гонк выглянул из окопа, и в полуметре от него в землю ударила пуля. С хитрой улыбкой он нырнул обратно. Его взгляд так и говорил: - "Не попал, сволочь!".

- Началось... - совсем не весело на этот раз, сказал Виск.

- А я тебе скажу, что будет - сплюнув на землю, со злобой в голосе, заговорил Герман - Нас перебьют как насекомых, Шатмайер получит еще больше денег на свой город мечты, а эти сволочи на Олимпе, внесут вреестр еще одну планету! Вот что будет...

 Олимпом называли планету, на которой находился главный офис Промышленного Альянса. Эта планета была похожа на Землю. Почти всем. Удаленностью от звезды, размером, природой и даже очертанием материков. А ее жители считались почти что богами. С тех пор как научились клонировать органы и появились различные омолаживающие процедуры, те, кому это было по карману, стали практически бессмертными. Возраст некоторых директоров, входивших в состав совета директоров Альянса, доходил до 200 лет. Эти люди стояли у истоков межзвездных путешествий и войн за ресурсы. Сейчас в Германе было больше ненависти к ним, зависти к их положению, чем страха перед собственной, неизбежной смертью.

 - Значит так - сказал Герман. - Рассредоточиваемся по траншее. Не высовывайтесь дважды в одном и том же месте. Огонь ведите прицельный. Экономьте боеприпасы.

Пригибаясь, ветеран пошел на присмотренную заранее позицию. Переполненный злобой и зависть Герман опрометчиво приподнял голову над траншеей и шел так несколько секунд. Какой-то особо внимательный снайпер Альянса воспользовался ошибкой покинутого удачей ветерана. Только что его кровь закипала от того, что он ненавидел себя за то, что не нашел более безопасного способа заработать, ненавидел совет директоров Альянса за их политику бескомпромиссной борьбы, ненавидел правление СК за стратегический просчет на Уране1231, ненавидел всю галактику, а в следующее мгновение, не успев понять, что произошло, мешком осел на землю.

Герман ушел недалеко. Гонк увидел его падение и понял, что случилось. Пригибаясь как можно ниже, ни смотря на то, что его рост и так был невелик, он подбежал к Герману. Повернув бесчувственное тело лицом к себе, Гонк увидел, что в глазах Германа, застыл взгляд падающего в пустую, глухую и безликую темноту человека.

Гонк вернулся, к оставшимся в живых товарищам, которые, вопреки наставлению Германа не очень спешили рассредоточиться.

- Насмерть. Скоро придет наш черед - спокойно, с отрешенностью, которой Сиб мог только позавидовать, сказал Гонк. - Надо подождать пока подойдут поближе, а потом высовываться и стрелять. Так хоть кого-то из них с собой заберем.

- А тебе обязательно нужна большая компания? - спросил Виск и нервно рассмеялся. 

Гонк ничего не ответил.

- Слушай Сиб, а чего это ты вообще вылез из своей зимы на Сибири4? Сейчас сидел бы в своих катакомбах, у теплого ядра планеты и грелся бы на пару с какой-нибудь симпатичной девушкой.

 - У нас на Сибири нет симпатичных девушек - хмуро ответил Сиб. - пятьдесят лет на планету не садился ни один корабль. Что там делать? Не осталось ничего, кроме пары подземных ферм и умирающего реактора. А тут прилетел шаттл с агитаторами СК, они брали всех молодых, здоровых парней. Всех ясное дело им не отдали, да и не каждый хотел улетать, а я решил, что лучше умру в бою, чем еще один год проведу в этой зиме.

- Вот твоя мечта и сбылась - сказал Виск еле сдерживаясь от того, чтобы расхохотаться.

Сиб злобно посмотрел в его сторону, но ничего не сказал.

- А ты Виск, что ты думаешь о смерти? - спросил у весельчака Гонк.

- Не знаю, Гонк. На моей планете еще какое-то время после переселения верили в Иисуса Христа. Слышал про такого?

- Слышал что-то. Говорят, что люди сами распяли своего Бога, и нет ничего удивительного в том, что теперь такое твориться. Еще что-то говорили про рай и ад. Что лучше я уже и не помню.

- Не знаю, что лучше - рассмеялся Виск - но мой дед говорил, что если веришь в рай, будет тебе рай, а веришь, в ад будет тебе ад. "Каждому будет по вере его" - любил говаривать старик. Ну, ничего скоро мы с ним свидимся, и я, как следует, его расспрошу.

Виск не успел в очередной раз предаться веселью. Где-то далеко слева раздался взрыв. Не такой сильный, как если бы упала бомба, но все же взрыв.

- Гранатомет - прошептал Гонк.  

Световая ракета начала угасать, а новую еще не запустили. Эти ракеты давали ощущения настоящего маленького солнца. И как только очередное солнце начало заходить, Гонк рискнул и выглянул из окопа, чтобы посмотреть насколько близко подобрались темно-синие. Одновременно с тем как он устремил свой взгляд в сторону противника, раздался взрыв и, как показалось Гонку где-то совсем рядом.

На небе образовалась новая вспышка. Гонк долго, не шевелясь, смотрел на неё. Она отличалась от всех предыдущих. Ее свет был более мягким и приятным. Вспышка как будто бы звала его и говорила: - "Пойдем со мной". Гонк откликнулся на этот призыв и отправился в неизвестность вслед за необычным "огоньком".

После получасового обстрела из гранатометов - все стихло. Виск знал, еще несколько минут и пехота Альянса пойдет в атаку, чтобы собственноручно прикончить всех солдат СК, которые остались в живых, азатем инженеров, рабочих, пилотов.

 

- Сиб, давай на левый край. Там мы дольше продержимся.

Обернувшись Виск понял, что на левый край, ему придется идти одному. Замерев, как статуя, он сросся со стеной траншеи.

- Эй Сиб! – толкнул его Виск. – Пошли.

Сиб не реагировал, он был жив, но страх парализовал его волю и разум. 

 

Пробежав полсотни метров, Виск услышал за спиной взрыв. Граната угодила прямо в траншею. Виск не стал оборачиваться. При всем своем хладнокровии, он побоялся увидеть, как мерзкая старуха с косой утаскивает Сиба в вечную зиму.

 Левый край укреплений оказался совсем не таким, каким представлял его Виск. Здесь светило настоящее солнце. Вместо траншей и пыльной пустоши повсюду росла высокая трава. Виск лежал в этой траве, покачивающейся от порывов легкого ветра, и никак не мог понять, почему его раньше не отправили в эту часть укреплений. Когда он начал все понимать его лицо озарилось блаженной улыбкой.К солдату подошла молодая девушка, ее распущенные длинные волосы, слегка прикрывали наготу. Девушка протянула парню руку и помогла подняться.

- Чему ты улыбаешься? - спросила она.

- Просто, я знал, что будет именно так...

 

     

 Октябрь 2010г.

 



[1]ДОТ – долговременная огневая точка

Нет комментариев. Ваш будет первым!