Рубрики раздела "Проба пера"

Хранитель

Хранитель

Сижу я на крыше многоэтажного жилого дома. Тёплый летний ветерок колыхал мои золотистые волосы. Вечер активно вступал в свои права. Снизу доносился шум машин, разговоры людей, лай собак. Когда-то и я была среди них, если бы не один случай…

 

Тогда был ясный летный день. Сидела я на работе и обмахивалась веером. Начальник вроде, как сообщил, что отпустит нас, ибо мы работать не в состоянии. Однако… После двух часов позвонила знакомая и пригласила покататься. Не люблю я шумные кампании, а Светка как раз в оную и звала. Чего больше всего не люблю, – это когда меня уговаривают, чем собственно, она и занималась. Всё-таки отказалась (трубку положила). Мне вообще никуда не хотелось идти или ехать. К тому же со Светланой я не больно-то и общалась. С чего это вдруг?..

Не успела выйти с работы, как меня подхватила знакомая и усадила в дорогущую иномарку. Кампания их пяти человек (включая меня). Они уже напились и предлагали мне. Упорно отказывалась. Равнодушна к алкоголю. Требовала, чтобы остановили машину. Кто меня слушал?

С моих уст срывались маты. Парень, сидевший за рулём, залпом осушил полбутылки дорогого коньяка. Пытались напоить – не вышло. Думала о двух вещах: чтобы не разбиться, и чтобы остановился этот паразит на светофоре. Угу, как же! Пролетел и даже умудрился задеть задним бампером машину. Ему сигналили, выстраивали «небоскрёбы» нецензурных выражений. Светлана высунулась в окно и голосина на всю округу, что они отмечают день рождение.

Естественно, на нас обратила внимание полиция. Теперь за нами «орала» сирена машины ДПС. Схватилась за голову. Блин! Мне ведь тоже влетит!

– Алёнка! Ты чего не веселишься? – облила меня алкоголем Света.

– Останови машину! – в очередной раз рявкнула я. – За нами полиция гонится!

– И пусть! – засмеялись все.

– Светик, а чего твоя подружка такая нервная? – спросил молодой человек за рулём. – Ты вроде говорила, что она у тебя любит отрываться?

– Это она стесняется, – залихватски хохотала «подруга».

– Может, она хочет немного развлечься? – осклабился блондин, сидевший около Светы. – Ну-ка, давай местами поменяемся.

– Только посмей ко мне прикоснуться! – напряглась я.

– Тише, детка, зачем так кричать?

– Алёнка, расслабься! Антон хорошо, проверяла.

А этот блондин стал руки распускать. Машину мотало из одной стороны в другую, и мы болтались по салону. Белобрысый покрывал меня матом, ибо не мог до меня добраться. А я-то тут причём? Толкнула этого нахала. Придавил Светку. Та разразилась тирадой.

– Водитель внедорожника под номером 325, прижмитесь к обочине!

– Да пошёл ты, мент! – рявкнул водила.

– Не дёргайся, Алёнушка. Больно не будет.

Забросила этого прохиндея в багажник. Пригрозил, что прибьёт, если буду продолжать сопротивляться. Мы неслись по «встречке». Затаивала дыхание. Миновав грузовую машину, в которую мы чуть-чуть не врезались, стала рассказывать этому надменному типу всё, что думаю о нём.

– Да расслабься!

– Расслабься?! – ошалела я такого хрестоматийного ответа. – Да ты нас всех угробишь! Окстись!

– Алён, веселись! – хохотала Светлана. – Живём один раз. Ты ведь тоже из богатой семьи. Отмажут тебя предки.

– За себя говори! – огрызнулась я.

Я действительно из богатой семьи, да только старалась никому этого не говорить. У меня есть брат и сестра (я младшая в семье), которые занимаются бизнесом. Вот и пусть хлещутся! А я не хочу «золотой жизни», чтобы там не говорили. Зарабатываю сама. Единственное, что приняла от родителей – это квартиру. Конечно, родители против, чтобы я работала на кого-то, а не кто-то на меня. Ну, «неправильная» я, что сделаешь? Благо, смирились они.

– Я иду к тебе, моя сладкая!

Но тут водила отвлёкся и поздно заметил встречную фуру. Этот горе водитель отпустил руль, закрыв ладонями глаза. Опрометью сориентировавшись, я вцепилась в баранку, резко крутанув её влево.

– Тормоз! Жми тормоз! – кричала я, но меня игнорировали.

Снеся ограду, мы летели аккурат в остановку. Снова резко дёргаю руль. Машина переворачивается. Удар был получен от машин, припаркованных у жилого дома. С моей стороны не было двери. Кампания стонала, а я выползала из «консервной банки». Руки мои дрожали, были в крови. Ноги едва чувствовала. Не забыла костерить водилу, пока со стонами выбиралась.

Кто-то из рявкнул, чтобы звонили в «скорую». Я плакала. Не хотела умирать. Мне всего двадцать восемь лет! Это несправедливо! Нет…

– Остальные в машине! – крикнул полицейский. – Помогите вытащить их!

Думаю, это было адресовано прохожим и водителям, кто остановился. Перевернулась на спину. Яркий белый свет ослепил меня. Спустились ко мне двое: Один с тёмными крыльями, а второй – с белыми. Они смотрели на меня, потом друг на друга, потом снова на меня. Начала махать головой, мол, не хочу.

– Извини, коллега, но и на этот раз тебе не достанется душа, – сказал парень с белыми крыльями.

– Вижу, что ничего плохого не сделала она за такую короткую жизнь. Забирай.

– К-куда? – мой робкий вяк.

– На небо, – улыбнулся ангел.

– Не хочу. Я не виновата, что меня насильно затолкали в машину, пожалуйста.

– Увы, тебе пора.

– Почему: пора?

– Потом всё узнаешь. Сейчас нет времени объяснять. Я слышу, вой сирены кареты скорой помощи.

– Но, ведь это хорошо! Меня спасут!

– Умрёшь по дороге в больницу. Не лучший вариант, поверь. Давай руку. Обещаю, вернёшься ещё на землю, – эхом пронёсся голос белокрылого.

– Вернусь?

Ангел кивнул, и я протянула ему свою руку. Теперь я смотрела на себя сверху.

– Что она делает? – спросил кто-то из толпы.

– Кому руку протянула? С кем собралась идти?

Народу собралось много. Подоспевшие врачи констатировали смерть. Слёзы катились по ланитам.

– Что? Смерть? Не может быть! Лично видел, что она выбралась живой.

– Выбралась, но её травмы не совместимы с жизнью, – сказал эскулап. – Уносите тело. Жаль девочку, молодая ещё была.

– А с остальными что? – спросил полицейский.

– Остальные живы, здоровы. Надрались хорошо, а вот погибшая, не была пьяной.

– Откуда вы знаете, доктор?

– Подозреваю, и чувствую, что окажусь прав.

– Пора, Алёна, – потянул меня за собой ангел. – Это печально, когда видишь собственную смерть, но повторюсь: ты ещё вернёшься на землю.

Пустота завладела мною. Вся жизнь промелькнула перед глазами. Плакала, что не увижу родителей, сестру и брата; своих коллег и начальника; друзей и знакомых. Потерять всё в один миг…

 

М-да, согласна, история грустная, но унывать не стоит. Теперь я – хранитель! Нет, не ангел-хранитель, просто хранитель. Что тогда делаю? Спасаю жизни людей, если ангел-хранитель не успевает (а он иногда действительно не успевает). Я так думаю, что в моём случае было то же самое. Мы неслись настолько быстро, что мой ангел просто не успел вовремя добраться до меня. Не знаю, мне никто этого не рассказывал, да и не стала спрашивать.

Прошла обряд очищения. Попросила оставить мне память. Не хочу забывать то, что было со мной. Дали крылья (золотой кулон в виде крыльев) и жезл, чтобы защищаться от тёмных воинов. Обучили, потом отпустили на землю, чтобы помогала людям. И даже тем, кто встаёт на скользкий путь.

Помню, я высказалась по этому поводу, а мне нотацию прочли. Стушевалась и поклялась помогать по возможностикаждому. Особо сказали не светиться.

С того момента прошло два года. Думаю, самое время наведаться в Светке. Интересно: забыла она меня или нет? Но, не сейчас, не сейчас. Этой ночью я хочу полетать и ни о чём не думать кроме полёта.

19:32
Нет комментариев. Ваш будет первым!