Рубрики раздела "Проба пера"

Нормально ли написана сцена? Как избавиться от множественного употребления местоимений?

Палящее солнце слепило глаза. Воздух забивал и закупоривал поры, проникал под кожу, выдавливая из нее капли пота. Улицы наполнились душным зноем, люди внутри домов задыхались. Тепло от горячего бетона обволакивало их головы, плавило мозги. Они прыгали в реку, в ее мутные болотистого цвета воды, распивали холодный сидр в подворотнях, курили и дышали друг на друга дымом от мятного табака.

Крюк взмыл вверх, описал дугу над крышей, врезался железными рогами в дымоход. Мальчик потянул на себя, проверил, крепко ли держится крюк. Опершись ногами на стену, попытался подняться. Он уверенно ступал вверх, мимо окон и балконов, постепенно наматывая трос на катушку. До карниза оставалось не более десятка шагов, но трос вдруг ослаб. С крыши посыпались осколки кирпича и штукатурки, а вместе с ними мальчик увидел металлические когти, отломанные от крюка-кошки. Джейл испугался, видя, как трос бешено наматывается на катушку. Небо с крышей начало отдаляться, ноги потеряли опору. Он падал.
Он хватал руками воздух, искал, за что зацепиться, беспорядочно мотал головой, ловя взглядом свое отражение в пролетающих мимо окнах. Дотянувшись, он лишь поранил руку о выступающий грубоватый карниз. Беспомощность обняла мальчика, как заботливая мать прижимает ребенка, и он отдался в ее объятия. Приземление знаменовалось глухим звуком в ушах – земля врезалась в позвоночник. Боль растеклась по спине, будто из сотни лопнувших гнойников.
Прошло некоторое время. Мальчик, очнувшийся после падения, сел на тротуар и принялся разбирать свое приспособление. Он открутил катушку с тросом от пистолета, отцепил то, что осталось от абордажной кошки, и внимательно изучил. Подобранный металл оказался слишком непрочным и неспособным выдержать нужный вес. Джейл поморщился. Ошибка стоила ему недели больной спины.
Жара усилилась, обжигающий воздух, словно изголодавшийся комар, присосался к мальчику, жадно лакая жизненные силы. Джейл отпил воды из фляги, облил лицо, убирая липкие волосы с взмокшего лба. Собрав детали пистолета-крюка, он направился домой.
Мысли об изобретении забили голову и Джейл не сразу заметил, что за ним увязался хвост. Двое подростков преследовали его, постепенно сокращая дистанцию. Один из них тяжело дышал – видимо, предупредил кого-то еще, пока второй следил из засады. Предчувствие не обмануло Джейла.
Преградив путь и злобно ухмыляясь, навстречу шел Март Толстосум. Пара мальчишек-телохранителей держались по бокам от него. Как преданные собачонки, они пытались скопировать эмоции своего хозяина, его походку и надменность.
- Отдай пистолет, - повелительным тоном произнес Март.
Джейл понял, что без синяков он не вернется домой, даже если отдаст пистолет. С другой стороны, он все же надеялся не потерять устройство, которое испытывал уже две недели.
- Это не боевой пистолет, из него невозможно стрелять…
Март посмотрел по сторонам, сдерживая гнев.
- Отдай, мне плевать стреляет эта штуковина или нет.
Губы его подрагивали, в голосе слышались нотки страха. Служившие ему подростки не замечали этого, но Джейл был более проницателен. То, что происходило с Мартом, было на него не похоже.
Будучи сыном банкира, Март Толстосум в считанные дни приобрел авторитет. Крысиный район стал его собственным игрушечным городом, а местные сорванцы заменили оловянных солдатиков. Он платил им по два медяка в день, что позволило детям из нищих семей перестать шататься по свалкам в поисках пищи. Март посеял в них надежду.
Но вместе с надеждой, они заразились высомерием и злобой. Взлохмаченные, исхудалые патрули сновали по улицам в поисках наживы. Вместо униформы – изорванные лохмотья, вместо оружия – осколки стекла и железные прутья, вместо власти – иллюзия, затмевающая собственную никчемность.
В отличие от подчиненных, Марту было чуждо обирать граждан. Он оскорблял, издевался, бил и калечил, но только ради удовольствия. Избалованному мальчику хотелось крови.
И теперь, запуганный, словно спасающийся от невиданной опасности, Март стоял перед Джейлом и выпрашивал пистолет-крюк. Он повторил просьбу, пряча истинные эмоции за маской злости.
- Гони пистолет, и разойдемся по-хорошему. Не выводи меня.
- Зачем он тебе? – спросил Джейл, недоверчиво сложив руки на груди. – Я хоть и не живу в Крысином, но знаю, что бедняков твои ребята не шманают. Так с какой стати ты нарушаешь свои же правила?
Март не ответил. Гнев, нетерпение и страх смешались в нем, вскипели как вода в котелке.
- Взять его! – выкрикнул он, указывая в сторону Джейла. – Сайл, забери его сумку!
Нищие повиновались. Двое, что были сзади, схватили под руки, заломили их за спину, попытались вывернуть так, чтобы Джейл не дергался. Первый телохранитель зажал ему рот, отвечая на сопротивление размашистыми пощечинами. Второй, Сайл, отобрал сумку, крутя перед лицом Джейла коротким ножом.
- Научите засранца вежливости, парни!
Джейла повалили на тротуар, забили ногами по спине и животу. Подошвы ботинок впивались в тело, боль разливалась волнами. В паузах между ударами слышался ребяческий смех, полный ненависти и удовольствия. Март что-то выкрикнул. Его голос эхом вонзился в гудящую от боли голову. Избиения прекратились.
Март шагнул к выходу из переулка, знаком показывая, что надо уходить. Окинув взглядом тело Джейла и удостоверившись, что тот выживет, он горделиво пригладил выбившиеся из прически локоны. Они волновали его больше, чем лежащий среди домов человек.
- Воровать у бедных. - У Марта кольнуло в груди. Он обернулся, словно хищник, заметивший движение добычи. - Мамаша поменяла код от сейфа, из которого ты берешь деньги?
Джейл поднялся. Похожий на сломанную марионетку, он захромал в сторону Марта.
- Это из-за недавнего дела о махинациях твоего отца? Банк может обанкротиться, поэтому тебе не дают денежек? – Он закашлялся. На языке проступил мерзостный привкус – будто в рот насыпали железных опилок. Сплюнув сгусток крови, Джейл продолжил. – Но, возможно, дело замнут. Знаешь как?
- Заткнись, ублюдок! - Март помрачнел, заскрипел зубами от гнева.
- На днях я видел, как твоя мать посещала дом судьи, - Джейл нащупал слабое место Марта и не желал останавливаться. Полюбовавшись оставленной на тротуаре багровой кляксой и нагло ухмыльнувшись, он произнес, - Она раздвигает ноги, чтобы спасти папочку от банкротства?
Март не выдержал. Сняв на бегу твидовый пиджак, он набросился на Джейла.

04:25
Добрый день. Классический текст начинающего. То, что вы сами видите это, доказывает, что качество скоро вырастет. Сейчас я вижу основную ошибку в том, что вы постоянно указывает читателю, кто именно что сделал, или сказал. Примерно так режиссёр говорит артистам: ты, Джейд, два шага вперёд, ты, Март, скорчил рожу и заговорил…
Но ведь на экране этого не видно? Действие происходит плавно и без лишних указаний, кто и что сделал.
В тексте этого можно добиться, сделав текст более плавным. Описывая действия одного человека, любые местоимения можно опускать, и так все понятно. В диалоге двоих — так же. Если же идёт сложная сцена с участием многих персонажей, тут уже требуются более сложные методы. Самый простой- оставить противостояние двух главных героев и указывать только остальных. И- русский язык богат, всегда можно подобрать подходящий синоним или эпитет.
По сюжету ничего говорить не буду, видно, что текст незаконченной, пара замечаний: вы описывает падение так, что нормальный человек после него минимум повредит позвоночник. Падать на спину даже с высоты пары метров категорически противопоказано)))
Ну и второе: в первом абзаце вы вначале говорили о людях, затем- о мозгах. Окончание абзаца обезличено, и о ком вы говорите- непонятно. По логике построения текста — о последнем упоминавшемся, значит, о мозгах)))
Спасибо, по сюжету, знаю выглядит нелепо, но так и задумано) По тексту тоже спасибо, а то думал, что просто накручиваю, а нет, и правда обилие местоимений. Пока не знаю как это все убирать, но думаю, каждый автор сам должен понять, как исправить свои ошибки.
Если хотите, давайте, я переработаю один абзац, как буду по свободней — для наглядности. Только не на выходных, а ближе к середине недели, пока дел куча
Нет, спасибо, я должен сам понять свои ошибки и дойти до желаемого результата. Лучше меня, мой роман не напишет никто.
15:39
Что-то не то с этими выражениями. Иногда с образностью, иногда с логикой:
— Воздух забивал и закупоривал поры, проникал под кожу, выдавливая из нее капли пота.
— Опершись ногами на стену, попытался подняться. Он уверенно ступал вверх
— грубоватый карниз.
— обжигающий воздух, словно изголодавшийся комар, присосался к мальчику, жадно лакая жизненные силы.
— Один из них тяжело дышал – видимо, предупредил кого-то еще
— Преградив путь… навстречу шел Март Толстосум
— в голосе слышались нотки страха. Крысиный район стал его собственным игрушечным городом. … Избалованному мальчику хотелось крови. И теперь, запуганный, словно спасающийся от невиданной опасности. … Он повторил просьбу «Гони пистолет»
— Зачем он тебе? – спросил Джейл, недоверчиво сложив руки на груди
— забили ногами по спине и животу
— Подошвы ботинок впивались в тело
— пригладил выбившиеся из прически локоны
17:29
Павел, не надо переживать. Если почитать старика Хемингуэя в оригинале, то через какое-то время от местоимения «he» начинает реально подташнивать. Главное — чтобы содержание трогало. Остальное можно простить.
17:45
А вообще стоит подумать о том, чтобы передавать лор произведения опосредованно — через речь второстепенных героев, через описания. Читателю тяжело пробиваться в незнакомый мир через массу деталей. Тот же Март — можно просто рассказать его историю, а можно сделать это намеком:
Будучи сыном банкира, Март Толстосум в считанные дни приобрел авторитет. Крысиный район стал его собственным игрушечным городом, а местные сорванцы заменили оловянных солдатиков. Он платил им по два медяка в день, что позволило детям из нищих семей перестать шататься по свалкам в поисках пищи. Март посеял в них надежду.
Или:
Март Толстосум огладил свой рыхлый живот и сказал:
— Здесь Крысиный район, браток. Мой район — мои правила. За пару медяков мои бойцы разложат твои кишки по всем местным помойкам. Или продадут мясникам твои мослы. А за один серебряный ты можешь стать изысканным деликатесом для тех, кто не любит афишировать свои гастрономические пристрастия.
Как-то так.
Спасибо, по поводу лора, будут моменты, когда я буду подавать его через диалоги. Здесь же это выглядело бы бредово, потому главный герой знает правила района.
18:22
Обычно читателю глубоко фиолетово, знает ли герой правила района. А автор должен думать прежде всего о читателе.
Ну я пока не умею писать качественные диалоги, поэтому подаю все через описания)
19:08
На самом деле ничего сложного нет. Читайте разных авторов, смотрите, как они строят диалоги. Есть, например, Асприн или Пратчетт. Пирс Энтони. У Алана Дина Фостера есть блестящий текст «Чародей с гитарой».