Рубрики раздела "Проба пера"

Вчера ночью

Вчера ночью

Я спал, как обычно. Ну да, иногда я сплю по ночам. Не всегда, но иногда я это делаю. И мне это даже нравится. А вы нет?

Примерно в… Извиняюсь, я не посмотрел на часы — обычно я довольно таки плохо вижу в полной темноте — поэтому я не знал который был час. А вы что, настолько педантичны, что не зная точного часа, не будете продолжать читать? Ну ладно, только для вас, скажем, это было в два часа утра.

Значит так, примерно в два, я вдруг проснулся. Но что это было, что прервало мой сон? Я ничего не слышу, только тишина.

Нет, так не пойдёт, что-то точно меня разбудило. Итак, что же произошло?

Пссссс. - Что это было? Тишина.

Пссссс. - Звучит как писающая собака. Но дважды?

Пссссс. - Хм. Интересно.

Я встаю с постели и волочу за собой ноги в направлении звука.

Упс! Моя нога мокрая.

Фу! Собачья писанина!

Я допрыгиваю на одной ноге до ванной и начинаю мыть ногу. Запаха нет. Я промываю всё как следует, вытираю, открываю свет и иду проверить лужу.

Да, это не моча. Уже лучше.

Лучше?! Нет, хуже! Это вода! Вода на полу! Где её не должно вовсе быть!

Я начинаю вспоминать что случилось в последний раз. По-видимому, стиральной машине не очень уж понравилось те несколько листиков бумаги, которые мой сын забыл в кармане брюк, и, вместо того, чтобы их пережевать, начала плеваться мыльной водой. Я побежал вниз принести тряпку, чтобы вытереть лужу — хотя, как мог я называть лужей ту реку, которая по-воровски выскальзывала из под двери ванной на лестницу и бегом спускалась в гостиную? — и, конечно, подскользнулся. Стараясь не удариться слишком сильно при падении, я попытался ухватиться за что-нибудь. Но, вместо этого, я повернул свою левую руку так, как человеческой анатомией не было предусмотрено, и поэтому я не мог водить машину в течении двух недель. Ну, соответственно и не ходил на работу. До сих пор не решил к какому разряду отнести то событие - к плохому или, всё же, к хорошему.

Мда… Но, где я был? Ах да, в луже.

Я пошел в ванную — ничего. В туалете — ничего. Так откуда же берётся вся эта вода?

О. Я вижу. Наиболее очевидное — вещь, которая должна была обеспечить, что я буду спать всю ночь как пятьдесят-трёх летний ребёнок, разбудила меня.

Теперь мне всё стало ясно - мой кондиционер воздуха стал мочиться.

Да да, я сплю с ним включённым всю ночь. То, что делает жаркую летнюю ночь не только сносной, но даже приятной. Однако, иногда он может замёрзнуть. Или трубка отводящая воду из него, может засориться. Какое это имеет значение что именно? В обоих случаях результат тот же – писающий во всю кондиционер.

Я понимал, что чистка фильтров могла бы помочь, но не собирался делать этого ночью, а решил оставить как есть до утра.

Так что, ведро – под дождь холодных капель, a тряпка – для воды на полу.

Назад в постель…

Кап-п-п! Кап-п-пппп!

Сдвинул ведро в сторону, теперь оно точно под новоявленной капельницей.

В постель…

Кап-п-п!

…В этот раз, подвинув ведро, подождал, чтобы убедиться, что капли попадают в ведро.

В постель…

КАП-П-П!

Стало вроде громче.

Капание в ведро, вообще-то, должно быть громче.

О чем я думал? Я сошел с ума?

В… (скажем, для педантов) два часа ночи, кто может думать?

Я – из постели.

Капли – в ведро.

Тряпка – на ведро, чтобы капало на неё.

Подождал.

Да. Сработало.

В постель.

Овцы! Где вы там?

Кто-то может подсказать, как позвать овец?

А, не нужно. Они пришли сами.

Вот первая.

Вторая.

*

**

Девятьсот семьдесят седьмая (и я почувствовал, что мой рот скручивает от изобилия этих "сс", как будто я обожрался лимоном).

***

Две тысячи тридцать девять овец разгуливают по моей постели, пощипывая пододеяльник и слизывая последние капли бессонницы с моих голых пяток.

****

Дзинь-дзинь!

Утренний будильник!

Уже утро?

А при чём тут утренний будильник?

Я не пользуюсь им!

Ах, я вижу, это "Skype".

Но что я делаю здесь, около компьютера?

И кто напечатал эту сумасшедшую историю?

Пока я с этим буду разбираться, желаю Вам отличного дня, по крайней мере получше, чем у меня была ночь.

15:24
Профессор Преображенцев почесал лапой за левым ухом. Возможно, он охотнее почесал бы за правым, но сейчас его на месте не было.
— Как вы считаете, коллега, — обратился он к существу за соседним монитором, которое почему-то напомнило ему куда-то вдруг запропастившегося помощника, — наш эксперимент по ошарикововлению пациента можно считать удачным?
— Абырвалг, — ответило существо.