Рубрики раздела "Проба пера"

Шаляпин и Компания (отрывок из главы 12)

Шаляпин и Компания (отрывок из главы 12)
    Уже лёжа в постели, Горький долго не мог уснуть, поворачиваясь с боку на бок. Ему мерещились то обезглавленные курицы, ползающие по купе; то окровавленные коровы, заглядывающие в окно; а то и свиньи, хрюкающие где-то в соседнем вагоне. Алексей Максимович вздрагивал, вскрикивал, но вскоре уснул.    
    А под утро ему приснился необычный сон: он шёл по какой-то дороге и увидел, как на ковре-самолёте к нему подлетел одетый в восточный халат и чалму Ленин. 
– Здравствуйте батенька! – радостно сказал приземлившийся Ильич. 
– Эко диво! – удивился Горький, – Как такое возможно? 
– Да, батенька, не удивляйтесь это ковёр-самолёт… Знаю-знаю, голубчик, ковров-самолётов не бывает и я сам в это не верю, не сомневайтесь. Но там, откуда я прибыл, законы диалектического материализма почему-то не действуют. Народные массы там прибывают в состоянии гипнотического транса и религиозного блаженства. Необходимо срочное поведение мероприятий, направленных на поднятие в массах классового самосознания и, как следствие, возникновение в этих массах недовольства. И поэтому, батенька, партия большевиков, в моём лице, оказывает вам великую честь послужить проводником идей коммунизма в угнетённой феодальными предрассудками стране. Что в свою очередь неминуемо приведёт к возникновению долгожданной революционной ситуации, предсказанной классиками марксизма – ленинизма! 
– Ленинизма? – удивился Горький. 
– Да, батенька, ленинизма! И давайте не будем сейчас дискутировать на эту тему. Вы лучше скажите – вы готовы послужить интересам трудящихся? 
– Да я жизнь за счастье народа готов отдать! – пафосно произнёс Горький. 
– Батенька, не путайте счастье народа и интересы трудящихся. Это не совсем одно и тоже. Я же сто раз вам об этом говорил. Вы что, забыли? 
– Вроде нет… – растерянно произнёс Алексей Максимович. 
– «Счастье народа» есть понятие абстрактное, а, следовательно, и буржуазное! «Интересы трудящихся» есть понятие конкретное и, следовательно, революционное! А революцию, голубчик мой, в белых перчатках не делают! Короче, кто не с нами, тот против нас! А кто против нас, тот против трудящихся и народа! Алексей Максимович, батенька, вы с кем? 
– Я с нами, Владимир Ильич! То есть с вами… То есть с трудящимися и народом! 
– Очень хорошо… Тогда, голубчик мой, не теряя времени мы с вами отправляемся в Шамбалу для проведения агитационно – подрывной работы. 
– Шамбалу? – разинув рот, спросил Горький. 
– Шамбалу, батенька, Шамбалу! 
– А где это? 
– Ну на карте, голубчик мой, этой страны вы не найдёте. Шамбала, как и счастье, понятие умозрительное и абстрактное, а, следовательно, и буржуазное. А всё буржуазное есть суть контрреволюционное и враждебное. Но вы не волнуйтесь, с вами там ничего дурного не случится. Народ там дружелюбный, хотя и заторможенный. Проведёте там свои творческие вечера, прочитаете им вашу «Мать» или что там у вас ещё из написанного имеется. Ну а дальше как вы сами понимаете дело техники. 
– То есть это… 
– Ну-да, батенька, это самое. 
– В смысле то? 
– В смысле. 
– А как же это? 
– За это вообще не волнуйтесь и не переживайте. И знайте, Алексей Максимович, шамбалийцы вас не забудут! 
– Ну тогда другое дело… 
– Очень хорошо! Но перед тем как отправится в путь, вам необходимо освоить методику тантро – мантрической йоги. 
– Это зачем? 
– Как зачем! – изумился Ленин, – Во-первых, на нашем языке там никто не разговаривает. А во-вторых, чтобы туда попасть, надо быть йогом! 
– Кем? 
– Йогом! 
– То есть это… 
– Да, батенька, это самое. 
– А может быть… 
– Нет, голубчик, не может быть! 
– Значит всё-таки это. 
– Именно, именно это! 
– Ну ладно… Я согласен. – через какое-то время ответил Горький. 
– Очень хорошо. Тогда приступим! – начал Ильич, – Первая тантра-мантра: дотроньтесь указательным пальцем правой руки до кончика носа! 
    Горький дотронулся до своего носа. 
– Очень хорошо! – продолжил Ленин, – А теперь произнесите: «Абра-Швабра-Кодабра». 
– Абра-Швабра-Кодабра. – повторил Горький. 
– Блестяще!!! А вы, Алексей Максимович, способный ученик!.. Приступаем ко второй мантре. Дотроньтесь до кончика носа указательным пальцем уже левой руки и произнесите: «Кодабра-Швабра-Абра»! 
– Кодабра-Швабра-Абра! 
– А теперь сами первую мантру! 
– Абра-Швабра-Кодабра! 
– Вторую мантру! 
– Кодабра-Швабра-Абра! 
– Отлично!!! Первую мантру! 
– Абра-Швабра-Кодабра! 
– Вторую! 
– Кодабра-Швабра-Абра! 
    Тут Ленина что-то встревожило, и он запрыгнул на ковёр-самолёт. 
– Продолжайте, батенька, продолжайте! – закричал Ленин, набирая высоту. 
– Куда вы, Владимир Ильич? – непонимающе произнёс Горький. 
– Продолжайте, голубчик, продолжайте! У меня появилось срочное дело! Я скоро буду и всё такое! Но вы обязательно продолжайте! Слышите?! Обязательно! 
– Абра-Швабра-Кодабра! Кодабра-Швабра-Абра! – как заклинание повторял Горький, наблюдая за улетающим Лениным, – Абра-Швабра-Кодабра! Кодабра-Швабра-Абра! 
– Ты это что делаешь? – раздался чей-то голос над ухом Горького. 
    Алексей Максимович обернулся и прямо перед собой увидел Шаляпина. 
– Фёдор, ты? – удивился Горький. 
– Нет, Сергий Радонежский! Ты это чем тут занимаешься? 
– Ну как тебе объяснить… Понимаешь, это тантро-мантрическая методика. Я уже две мантры изучил! 
– А тебе это зачем? 
– Как зачем? – изумился Горький, – Чтобы стать йогом! 
– Кем? 
– Йогом! 
– А на кой тебе становиться йогом? 
– Ну как же тебе объяснить-то? Понимаешь, только что на ковре самолёте прилетал Владимир Ильич и сказал… 
– На чём?!!! 
– На ковре-самолёте… Я понимаю, что это всё звучит более чем странно и глупо. Нет, лично я в ковры-самолёты не верю, да и Владимир Ильич в них тоже не верит, но мы с ним должны были лететь в Шамбалу и там… 
– Куда?!!! 
– В Шамбалу! 
– Да Алексей Максимович, я смотрю ты совсем йогнулся! 
– Фёдор, я не вру! Можешь сам посмотреть, он, наверное, ещё не улетел! – сказал Горький, ткнув пальцем в небо. 
    Вместо Ленина в указанной точке Горький увидел огромных размеров самолёт. По бортам этого самолёта большими буквами было написано: «Максим Горький». Как сказочная птица рассекал самолёт воздушное пространство, удивляя и поражая своими размерами. Алексей Максимович заворожено наблюдал за полётом этого винтокрылого гиганта, как вдруг с правого борта он увидел открытый настежь люк. Из этого люка неожиданно появился Ленин и громко крикнул: 
– Товарищи!!! Мировая коммунистическая революция не состоялась!!! – провозгласил Ильич и выпрыгнул с парашютом. 
    Через мгновение самолёт взорвался и, развалившись в воздухе на части, рухнул на землю. 
    Горький в ужасе вскрикнул и тут же проснулся. 
– Ой! Ой!! Ой!!! – закричал он и непонятно почему сдёрнул с Шаляпина одеяло. 
– Макс! – возмущённо заорал разбуженный Шаляпин, – Совсем уже?! Щас по башке тебе настучу! Понял?! 
– Понял, понял… – шёпотом произнёс Горький и успокоился. 
    До самого Петрограда Горький так и не сомкнул глаз, в который раз пытаясь понять тайный смысл увиденного ночью сна.

(С) Сибирёв О.А.
18:20
Нет комментариев. Ваш будет первым!