Рубрики раздела "Проба пера"

Дежавю

(Сразу скажу, это одна из моих старых работ. Я получил много отзывов на этот рассказ, как положительных, так и отрицательных. Хотелось бы услышать мнение читателей именно с этого сайта. Язык немного кривоватый, но можно сделать скидку на мою тогдашнюю неопытность.)
 

Вскочил с кровати в холодном поту. Дыхание долго не могло прийти в норму. Черт возьми, секунду назад я горел, потом удар… Проклятье! Всего лишь приснился кошмар, но все казалось таким реальным.

Еще минуту пытался вспомнить, что снилось. Кажется, мы все-таки летели. Неужели подсознание сыграло глупую шутку. Никогда не боялся полетов. Лиза сказала бы, что это дурной знак. Не буду ничего рассказывать. Она итак на нервах из-за предстоящего перелета. Глупая женщина, сотню раз говорил ей: самолеты — самый безопасный вид транспорта.

Посмотрел на часы. Шесть утра. Вставать только через час. Вряд ли теперь смогу уснуть. Буду весь день ходить как зомби. Решил не вставать, вдруг получится поспать еще немного.

В голове творилась каша. Я думал о предстоящем полете, о Лизе, о том, чтобы ничего не забыть, хватит ли денег, какие там цены… Стоило задремать, завопил проклятый будильник. Потом несколько раз переводил его на десять минут позже.

Когда вошел на кухню, Лиза уже была там. Сидела в любимой позе, задрав обе ноги на стул так, что колени находились прямо перед лицом. Из ее кружки приятно пахло крепким кофе. Решил последовать примеру Лизы и налил себе чашечку.

На дне осталась лишь гуща. Я принялся рассматривать маленькие зёрнышки молотого кофе. Гуща медленно перетекала по дну чашки. Внезапно поймал себя на мысли, что где-то видел этот момент. Словно во сне. Дежавю. Мозг снова дразнил меня. Конечно, я видел этот момент прежде. Почти каждое утро пью кофе и рассматриваю оставшуюся гущу. Одна из маленьких привычек, которые не замечаешь, пока кто-нибудь из близких тебе не скажет. Лиза, например, любит играться волосами, когда они заделаны в хвостик. Не говоря уж о странной манере сидеть.

Чтобы не вставать слишком рано, мы еще с вечера собрали чемоданы. Все, кроме мелочей таких как: зубные щетки и паста, вода для питья в машине, игральные карты, наушники… Я взял большой черный чемодан, а Лиза маленький розовый, но поскольку в ее чемодане места не хватило, часть вещей перекочевала ко мне. Таким образом, на меня перекладывалась часть нагрузки, хотя от предложения понести чемодан, она бы отказалась.

Взял в руки колоду карт, вновь возникло ощущение дежавю. За ним последовало необъяснимое чувство паники, будто скоро должно произойти нечто ужасное и неотвратимое. Подобное случалось и раньше, но не два раза за час. Наверное, все-таки я перенервничал.

Мы уже полностью собрались, осталось дождаться Мишу. Он обещал отвезти в аэропорт, но почему-то задерживался. Одетые в теплые свитеры, мы ждали сидя в коридоре возле чемоданов. Посмотрел на часы, выбиваемся из графика. "Не хватало еще опоздать на самолет", — думал я, чувствуя, как нарастает беспокойство. Посмотрел на Лизу. Она невозмутимо рассматривала маникюр, словно ей все равно, успеем или нет. Спокойствие подруги начинало злить. Чувствовал, что вот-вот взорвусь.

Подъехал Миша. Он выглядел виноватым, словно нашкодивший щенок. Миша проспал. Судя по воспаленным глазам, опять всю ночь играл в компьютерные игры и уснул лишь под утро.

Сели в машину. Я занял переднее пассажирское место, Лиза уселась сзади. Она тут же сняла туфли и подняла ноги на сиденье.

На проспекте попали в пробку. Машины почти не двигались. Взглянул на часы. До вылета оставалось всего два часа. Мне стало невыносимо жарко и трудно дышать. Капли холодного пота стекали по спине. «Мы опаздываем! Черт возьми, мы опаздываем!» — крутилось в голове. Я смотрел по сторонам отупевшим взглядом. Казалось, что все вокруг: люди, машины — застыло, лишь время продолжало бег, неотвратимо приближая миг, когда произойдет нечто ужасное. В голове все смешалось, и я уже не помнил, что же такое ужасное должно произойти. Паника усиливалась, я чувствовал, что задыхаюсь. Взглядом начал искать кнопку стеклоподъемника, как единственное спасение.

В открытое окно ворвался поток свежего воздуха. Стало намного легче. Обернувшись, заметил удивленный взгляд Лизы.

— Здесь очень жарко, — сказал я, чтобы хоть как-то оправдаться, — просто адское пекло.

— Смотри, чтобы не продуло, — сварливо заметила Лиза, а потом резко сменила тему, — вообще, откуда все взяли, что в аду жарко? Никогда этого не понимала. Ведь мертвому огонь не может причинить вреда, а к боли можно привыкнуть.

— Говорят, люди в аду не знают, что мертвы, — ответил Миша. — Сгорая в огне, они раз за разом возрождаются вновь, забывая свою гибель. — Немного подумав, он добавил: — огонь и прочие пытки придуманы средневековыми авторами. В те времена у людей не хватало фантазии придумать мучения более страшные, чем физическая боль.

— Пожалуй, есть вещи и пострашнее боли, — уверенно сказала Лиза.

— Ну, например, постоянный страх, — предложил Миша.

— А я не могу предствить ничего хуже, чем смерть близкого человека. Это мой самый страшный ночной кошмар, — сделав признание, Лиза слегка покраснела.

Миша ухватился за мысль:

— Представь себе самый страшный кошмар, повторяющийся снова и снова на протяжении веков. Думаю, это и есть ад...

Разговор казался мне глупым и неинтересным. Более того, я слышал его прежде слово в слово множество раз, и каждый раз смотрел на приборную панель и фары стоящей впереди машины. Мне никак не удавалось вспомнить, когда все это происходило и чем закончилось. Ощущение дежавю, обычно длящееся несколько секунд, никак не покидало меня. Снова началась паника, воздуха не хватало. Открытое окно больше не помогало. В ушах звенело. Я совсем перестал понимать, о чем беседуют друзья. Доносились лишь отдельные слова: "ад", "страх", "смерть", "кошмар". В этих словах мне виделся какой-то скрытый смысл, но уловить его не удавалось...

Примерно через час пробка рассосалась. Миша надавил на газ, сильно превысив скорость. Несколько раз проскочили на красный свет светофора и в итоге подъехали к аэропорту вовремя.

Посадка давно закончилась, но самолет почему-то не взлетал. По внутренней связи сообщили о небольших технических неполадках. В целом пассажиры восприняли новость спокойно, но у Лизы началась истерика. Сначала она просто ерзала в кресле, потом заявила, что у нее плохое предчувствие. Мол, эта поломка нас погубит. Подруга принялась уговаривать меня выйти из самолета и никуда не лететь. Пришлось накричать на нее, чтобы успокоилась. Лиза замолчала и демонстративно отвернулась к окну. Я понимал, что она дуется, но не хотел извиняться. Мысли были заняты чувством дежавю, которое до сих пор не покинуло меня.

Все, происходящее вокруг, я видел прежде в своем сне. Постоянно силился вспомнить, чем же он закончился. Не получалось. Эти попытки полностью занимали разум. Казалось, только так можно предотвратить надвигающуюся беду.

После сорокаминутной задержки, самолет взлетел. Стюардессы ходили по салону, предлагали напитки. Лиза успокоилась. Она уснула через полчаса после вылета. Я смотрел на ее умиротворенное лицо и думал, стоит ли рассказывать о происходящим со мной. Мне было страшно, что схожу с ума и, что это оттолкнет Лизу. Вряд ли она захочет остаться с безумцем. Очень боялся потерять Лизу, ведь у меня нет никого ближе. Она не просто лучшая подруга. Я по-настоящему люблю ее, хотя никогда не говорил об этом.

Полет подходил к концу. По внутренней связи объявили, что самолет готовиться к посадке. Принялся будить Лизу. Она долго не хотела просыпаться. Когда открыла глаза, самолет тряхнуло. Лиза сильно перепугалась. Спросонья решила, что мы падаем. Ответил, что это лишь турбулентный поток, но краем глаза заметил в иллюминаторе густой черный дым. Горел один из двигателей. Пилот объявил, что нас ждет жесткая посадка, но паниковать не стоит. Раздался взрыв. В корпусе самолета образовалась пробоина, потом все закрутилось и смешалось в беспорядочной свалке. Передо мной пролетали чемоданы, книги, люди, тележки… В какой-то момент увидел перед собой Лизу и инстинктивно поймал ее за вытянутую руку. В глазах девушки застыл страх. Она пыталась что-то сказать, но я не слышал. Напрягшись, попытался прочитать слова по движению губ и понял, она постоянно повторяет лишь одну фразу: «я люблю тебя». Хотел сказать, что тоже очень люблю ее. Должен был сказать это, но не успел. Тяжелая тележка выбила Лизу из рук и впечатала в стену. Удар был невероятно сильным. Капли крови брызнули в стороны. Грудная клетка девушки превратилось в сплошное месиво. Лиза умерла мгновенно.

Я что-то кричал и совершенно ничего не видел, только приближающийся поток огня. Потом была боль, невероятна боль. Не знаю, как долго она длилась, но показалось, что целую вечность. Пузырилась и лопалась кожа охваченная огнем. Чувствовался запах горелого мяса и паленых волос. Боль не утихала и не становилась слабее. Я уже готов был молиться о смерти, лишь бы избавиться от боли. Потом снова раздался взрыв. Волна подхватила меня и ударила об стену.

Вскочил с кровати в холодном поту. Дыхание долго не могло прийти в норму. Черт возьми, секунду назад я горел, потом удар… Проклятье! Всего лишь приснился кошмар, но все казалось таким реальным.

Еще минуту пытался вспомнить, что мне снилось…

21:28
+1
Вы очень естественно и реалистично описали знакомое многим состояние. Думаю, это то же самое, о чем Вы же говорили в Путешествии по реке чая «глубокие душевные изменения всегда опасны подводными камнями. Не каждому дано их преодолеть.»
Я тут на сайте почитала отзывы писателей на работы, так открыто звучит призыв к авторам быть понятным современному ленивому читателю. Только скоро и этих читателей не останется при таком подходе — все деградируют. Вы совершенно правильно отражаете реальную картину мира в своих рассказах и об этом надо говорить хотя бы для того, что бы этот современный читатель понял, что он ничего не понял. Может тогда и задумается.
И еще несколько слов о Путешествии по реке чая. В разных местах Вы говорите «старайся приносить людям пользу», «Если помогать людям, они станут уважать тебя вне зависимости от того, сколько у тебя денег». Это внедренные в сознание штампы. Здесь есть ловушки. Послушайте себя на предмет этих утверждений и вы поймете.
Очень приятное впечатление осталось от ваших произведений, их осмысленности и глубины.
Спасибо!
Спасибо за хороший отзыв.
Думаю, сохранить и приумножить количество читающих и думающих людей — это первоочередная задача современного писателя.
09:28
Рассказ понравился. Было легкое дежавю с «Пунктом назначения»:)Но понятно, что лишь по теме «идеи парят в воздухе», а мы все, кто может, их оттуда достаём и по-своему подаём. Кстати, подано и оформлено очень доходчиво и красиво для любого читателя.
Спасибо.
Я боялся, что у читателя будут возникать ассоциации с этим фильмом, но тут совсем иная идея. В конце-концов, если каждый раз останавливаться из-за страха оказаться неоригинальным, то вообще ничего не напишешь.
Сюжет, пусть и не «блещущий сверх оригинальностью», тем не менее увлекательный и постепенно затягивающий. Композиция рассказа, как по мне, так вообще удалась на славу. Уж не знаю, намеренно это сделано, или «просто так получилось», но: мы имеем довольно редко используемый вариант окончания, т.е. «закольцовку»; такое решение, на мой взгляд, выполняет сразу две функции, являя собой, по сути, почти визуальную иллюстрацию к заголовку; а при повторном прохождении «по кругу», возникает новое ощущение его (круга) «иллюзорности», т.е. это как бы сон, внутри другого сна, на самом деле, гораздо более страшного, ибо он неотделим от реальности и он может длиться бесконечно долго: ровно то, о чем старался не думать, и что старался не слушать герой в такси — он уже ТАМ, а сон — это его… что? Да и имя у таксиста, слегка как бы «говорящее».
В минусе — некоторые «лишние» слова и «несовсем корректные определения».

Всё «крыжить» не буду, приведу лишь несколько примеров, чтобы не быть голословным.
«вставать», «вставать» — в третьем абзаце; второе слово лучше заменить, например «решил ещё немного поваляться»;
«задрав обе ноги на стул» — звучит несколько вульгарно; чисто технически — «задрать» — это поднять что-то (в данном случае — ноги) и держать их на весу; в крайнем случае можно «задрать ноги на стол», как это стереотипно изображают в американских фильмах: полицейский или бизнесмен сидит в кресле, откинувшись, и задрав…
Тут же будет уместней «подтянув ноги (коленки) к себе». На самом деле, это довольно распространённая, даже «клишированная» поза девушки/женщины в фильмах, создающая образ хрупкого, уязвимого существа — такой себе «воробышек на ветке, нахохлившийся». А «задрала» — и сразу совсем другая картинка :)

Ещё заметил ошибку, которая затаилась между слов: «она итак на нервах»; думается что «и так», в смысле «и без того».

И ещё мне не хватает буквы «ё». И вовсе не потому, что она есть в моём имени :)
Когда в тексте слова с этой буквой встречаются редко, это как-то проскакивает «на автомате», тут же — таких слов много. Особенно это становится заметно, когда пытаешься не просто пробежаться по тексту, а вникнуть в суть слов и предложений. Посему, пока и раз уж её — «ё» — официально не исключили из состава алфавита, я бы рекомендовал её использовать. Хотя бы в финальных версиях произведений. Даже «чисто визуально» такой текст смотрится правильнее, да и просто «красивше».

Удачи и вдохновения!

Огромное спасибо, обязательно учту все ваши замечания.
Что касается е-ё, тут просто возникают сложности с набором. Часть текста написана на смартфоне, на нем клавиатура гораздо менее удобная, чем на компьютере. А вообще верно, не стоит забывать букву ё, иначе так по одной букве и растеряем всю самобытность родного языка.
Я, конечно, консерватор, но не фанатик. Вполне понимаю и допускаю «скоропись», где позволительны и очепятки, и игнорирование знаков препинания, и особых «буков». Очень часто от нас требуется передать лишь общий смысл сообщения, когда важна скорость. Поэтому я и акцентировал внимание на «финальных версиях».
Вам, как «рисовальщику», должна быть хорошо знакома и понятна разница между первоначальным эскизом, наброском (коих может быть целая уйма) — и тем произведением, которые вы сочтёте законченным и достойным быть предъявленным публике. Надеюсь, вы не воспримете это как, упаси Боже, нотацию. Ни разу. Всего лишь «попутные размышления». Тем более, что ТУТ — действительно «Проба пера».
20:59
Мне понравилось. По языку, он не кривоватый. Отрывистый, я бы сказал. Такой ритм передаёт состояние «действие» (сужу по дилетантски — наверняка у профессионалов есть специальный термин). Мне самому импонирует работать в таком стиле. Это когда нужно передавать не размышления и философствования, но динамику, ритм. Действие, словом.
Ассоциации с чем то знакомым у меня не возникло.
Всё же «Пункт назначения» это про предопределённость, про невозможность «обмануть судьбу»
Здесь же нет такого однозначного посыла, да и вообще концовка оставляет открытым вопрос: Что же это всё таки было? Сон во сне, вещий сон воплотившийся в явь или какой то третий вариант?
Вариативность это хорошо.
Спасибо.
На самом деле, разговор в машине — это и есть ответ на вопрос «что это было на самом деле». Думаю, надо сделать его более явным.
08:58
Дежавю и ассоциации — совсем разные вещи.:) (Это я к тому, что рассказ не ассоциируется с фильмом а вызывал похожую реакцию (самолёт с «закольцовкой» видно тому причина. Но это не важно, потому как рассказ действительно хороший и страхам не поддавайтесь!). А вот за объяснение про разговор в машине, как ответ — спасибо. Я его тоже в таком ракурсе проглядела.
Можно даже мораль некую попытаться вывести из всего этого, например:
«Всегда прислушивайтесь к своему внутреннему голосу (интуиции)»
или
«Не делайте того, чего потом не сможете исправить»

У героя, в ТОЙ жизни был шанс: прислушаться к себе; мало? — прислушаться к разговору водителя и подружки; и этого мало? просто послушать подружку в аэропорту.
Но он этого не сделал.
И теперь, Михаил, который не совсем Михаил, будет всю оставшуюся вечность напоминать герою о том что следовало бы внимательнее слушать водителя Михаила. В своё время.
А вся доступная герою реальнось сосредоточена в третьем снизу абзаце.
Плюс «ведро холодной воды» в виде остального текста
В итоге — круг.
Адский.
19:13
Вот, кстати, тоже насчёт «внутреннего голоса»
Где то читал, что по статистике, самолёты потерпевшие крушение всегда менее загружены по сравнению с обычными рейсами. Часть пассажиров в последний момент или отказываются от полёта, или по какой то причине сдают билеты, опаздывают… Как будто какая то невидимая сила (назовём её предчувствие) удерживает их от полёта «обречённым» самолётом.
Самый свежий пример — крушение боинга в Ростове-на-Дону.
Там рейс был недогружен на 50% — что-то около 50 пассажиров по разным причинам не поднялись на тот борт.
Так что да, внутренний голос (особенно кошмар накануне) может и стоит послушать))
16:34
Читается на одном дыхании. Захватывает, не оторвешься. Закольцовка не такой уж новый прием, но тут хорошо обыграно. Но смутила одна мелочь. Рассказ написан от первого лица. В принципе, раз так, то, на мой взгляд, можно обойтись без прямой речи в этом предложении:
«Не хватало еще опоздать на самолет», — думал я, чувствуя, как нарастает беспокойство.
Конечно, можно и так оставить…

А по поводу снов и аварий. Проверено на себе. Это самое дежавю испытала, когда подписывала протокол со схемой ДТП. Эта схема показалась мне такой знакомой. Гаишники не могли понять, что в ней не так, почему я долго не подписываю. Это потом вспомнила, что видела ее во сне во всех подробностях, как и саму аварию, слышала голос, предостерегавший меня не ехать туда, куда я ехала… Кстати, кому рассказываю об этом случае, все говорят, чтобы написала рассказ. Должен получиться реалистичным, потому что пережито и проверено на себе. Все руки не доходят. Но с тех пор свои сны я анализирую на предмет предупреждений…