Рубрики раздела "Проба пера"

Проклятый дом.

Проклятый дом.
                                  Проклятый дом.

Павел Святогоров повернул ключ зажигания, двигатель новенького Форда последней модели довольно зафырчал, а когда немного прогрелся, то стал практически не слышим. Павел улыбнулся в зеркало заднего вида, тщательно осмотрел белоснежные зубы на предмет целостности и чистоты, после скрупулёзной проверки, удовлетворительно хмыкнул. Он был доволен своей внешностью и частенько смотрелся на себя в отражении. Любовь к себе, была одной из самых сильных чувств, которые испытывал успешный предприниматель, в лице тридцатилетнего Павла.
Он посмотрел на часы - электронный циферблат наручных часов показывал 18.00.
- Где там Людмила? - вслух сказал Павел, лицо скривилось будто съел дольку лимона, его вторая половина, как обычно опаздывала. И как отметил Павел, тенденция запоздания девушки, составляла в районе сорока минут. 
Павел оказался прав - после сорока минут обговоренного времени - дверца автомобиля распахнулась, и на пассажирское сидение уселась Людмила. Девушка посмотрела на Павла большими карими глазами, и мило улыбнулась.
- Извини дорогой, утюг забыла выключить, пришлось возвращаться!
- Ага! А заодно и душ принять, - недовольно буркнул Павел. В последнее время его очень бесили опоздания девушки, и все чаще начали посещать мысли, чтобы порвать все отношения с гордой и заносчивой Людмилой. Хоть Павел и сам был гордым, как стадо баранов, и безумно обожал, чтобы только его слушали, и только ему уделяли внимание - но чертовы гормоны, или флюиды делали своё дело, и Павел никак не решался бросить прекрасную Людмилу. Но все чаще Павел начал замечать, что безумная, страстная ,любовь проходит,   и все чаще между ними происходили ссоры, которые с каждым разом становились ожесточенней и беспощадней. Но как,чувствовал и понимал Павел, терпению и уважению приходил конец, и он решил не откладывать, и, порвать все отношения с Людмилой. Для этого он и позвал её на выходные в загородный домик, который вольготно расположился на берегу большого озера. Он его недавно приобрёл у одной старушки буквально за копейки, которая продав ему свой кров, на следующий день скоропостижно скончалась, поэтому-то Павел, только через сорок дней после кончины решился навестить свою выгодную покупку.
- Дорогой, а ты вина много взял? Нам скучать не придется? - весело спросила Людмила.
- Нам хватит, - равнодушно ответил Павел. А про себя со злостью подумал, что дорогая ещё не знает, для чего на самом деле они едут отдыхать. Там то он и скажет ей, что пришло время расставания...
Ближе к полуночи, дорогой автомобиль Павла, подкатил к одинокому  дому на берегу озёра. Деревянное строение имело два этажа и остроконечную крышу, покрытую декоративной черепицей. Большие окна закрыты резными ставнями, а высокое крыльцо, обрамляли вычурные узоры, украшавшие подход к массивной, дубовой двери. 
- Красивое место! - сказала Людмила любуясь завораживающей красотой дома, а яркий свет фар на фоне ночного неба, создавал строению сказочную таинственность.
- О да! - подтвердил Павел. - И заметь, я его купил за сущие копейки! У бывшей хозяйки небось старческий склероз был, - Павел злорадно усмехнулся. - Продала мне дом за символическую цену, с условием, что я пожертвую на строительство церкви!
- Неужели есть такие люди наивные, готовые отдать последнее, чтобы церковники жировали! - сказала Людмила. - Я надеюсь ты не совершил такую глупость?
- Дорогая, я похож на придурка? Я лучше эти деньги вложу в строительство катеджного посёлка, который я вознамерился на этих землях построить!   - сказал Павел и удивленно вскинул брови. - Думаешь я просто так заработал свои миллионы? Если бы я раздавал деньги, то до сих пор был бы нищим!
- Ты у меня умничка! - прощебетала Людмила и поцеловала Павла в щеку. - Ну что, пойдём осматривать твои хоромы?
- Пошли, - сказал Павел, и заглушил машину.  Тут же фары погасли, и они оказались в полной темноте. - Пойду уличный фонарь включу,  будь в машине.
- Зачем тогда машину заглушил?  Фары прекрасно освещали двор.- спросила Людмила. 
- А чтобы перед бурной ночью взбудоражить сознание жуткой ситуацией, - сказал Павел, и громко засмеялся. - Разве тебя дрожь не берет от ощущения страха, ведь мы одни на берегу озёра, рядом лес и озеро, а ещё одинокий дом, в котором могут жить приведения! Там может ходит дух умершей бабули, который бродит по комнатам и ищет на ком бы сорвать свою злобу, - сказал Павел и утробно завыл, стараясь как можно сильнее напугать девушку. - Я ведь не исполнил последнюю волю усопшей, и теперь она нам обязательно отомстит!
- Да пошёл ты! - бросила Людмила недовольно, выудила  из сумочки мобильный телефон, и включила встроенный фонарик. - Здесь что, даже связи нет?
- Ты меня удивляешь своим интеллектом - сказал Павел. - Мы же за городом! Ладно, пошли. А то уже желудок к спине прилип.
Внутри дом оказался ещё интересней и причудливей, чем показался с фасада. Когда Павел по включал свет во всех комнатах первого этажа, то он присвистнул изумленно, насколько шикарно обставлен интерьер. Вся мебель из дорогого красного дерева, на стенах картины, Павел даже узнал одну, с полотна, обрамленного витиеватой рамкой, ему мило улыбалась знаменитая Мона Лиза. На полках, вперемешку с книгами, красовались разнообразные статуэтки, а в углу большого зала, рядом с огромным камином, стоит в полный рост изваяние Апполона.
- Ничего себе! - присвистнул Павел, от увиденного у него пропал дар речи. И этот дом он купил за пустяковую цену? Да здесь добра столько, что можно приобрести десяток подобных домов, ещё и машину обновить. Что за глупая женщина была старая хозяйка? Неужели у неё не было родственников и наследников, на такую роскошь? 
- Вот это да! - воскликнула Людмила удивленно,  с нескрываемым женским любопытством, бросилась рассматривать интересные вещички. Её как сороку потянуло на все блестящее, и  представляющее интерес для ценительницы редких, дорогих вещиц. - Это прямо золотой клондайк!
- Эй, эй! - поспешно воскликнул Павел. - Аккуратней! Не разбей тут ничего! Я платил за дом, значит все здесь принадлежит мне! А то знаю я тебя, хапуга ещё та! 
- Дорогой, не жадничай! - заискивающе прильнула она к Павлу, с по-детски наивным взглядом, посмотрела на хмурое лицо мужчины, и обворожительно улыбнулась. - Я же не бабулька, которую можно кинуть. И притом, у меня есть чем порадовать моего героя! Ты же хочешь провести бурную ночь?
- Хорошо! Пользуйся моей добротой, - сказал Павел и приобнял Людмилу за талию. А про себя зло ругнулся, что опять повелся на её колдовские чары и сдал позиции. Ну никак не может взять себя в руки, и хоть раз противостоять её льстивым уговорам. Ну ничего, завтра же  с утра он сообщит ей, что между ними все кончено! Тогда-то он и обретет свободу от этой проклятой любви! Которая как насос качает из него деньги!
                  ***
Павла разбудил долгий, протяжный стон Людмилы. Девушка лежала рядом и скрипя зубами, ворочалась во сне, словно  её кто-то невидимый пытался задушить. Лицо Люды  исказилось словно от боли, или кошмарного сна. Она вцепилась пальцами в матрас, и, порвав плотную ткань, крепко сжала  их в кулаки. 
Павел испугался, вскочил с кровати, трясущимися руками нащупал выключатель ночника и зажег лампу. Ночную темноту разогнал тусклый желтоватый свет. Увидев Людмилу отчётливее, Павел ужаснулся ещё больше. Девушку было не узнать, лицо потемнело, под глазами образовались синяки, словно её кто-то беспощадно бил, кожа на щеках словно растаяла, отчётливо выделив крупные очертания зубов. 
- Люда! Люда! - истерично закричал Павел. - Проснись! Что с тобой?!
Людмила неожиданно распахнула глаза, пустым взглядом уставилась на Павла. Посиневшие губы, обнажив зубы, изогнулись в злобном оскале, и она произнесла изменившимся голосом.
- Приветствую тебя Павел! Сын Ольги блудницы, и сын Михаила пьяницы!
Павел от жуткого голоса и странных слов Людмилы ошалел, по спине побежали мурашки, а в сердце забарахлил один из клапанов, заставив мужчину нервно дернуть плечом. "Откуда она знает как зовут моих родителей? - мелькнула мысль. - Она ведь никогда не интересовалась моей семьёй, и я ей ничего не говорил про сильно пьющего отца, и распутную мать".
- Люда! Что с тобой!? - спросил он, и отступил на шаг. Павел всем естеством ощутил, что перед ним лежит не любимая девушка, с которой он собирался порвать отношения, а некто другой, страшный и мерзкий.
-  Я твой новый друг! - ответила она и улыбнулась, пронзила Павла прожигающим взглядом. - Ведь ты любишь играть во взрослые игры? Давай поиграем!?
- О чем ты говоришь?! Какие игры!? Тебе врача надо! Тебя не узнать! - прокричал Павел, и кинулся к тумбочке, где лежал его мобильный телефон. Он трясущимися пальцами набрал номер скорой помощи. Но вместо гудков до звона,  в динамике прозвучал женский голос автоответчике:
- Абонент отключен, или находится вне зоны действия сети.
Как он забыл, что они за городом, а как оказалось, здесь связь недоступна. Значит нужно срочно везти её в больницу самому.
- Потерпи милая, - сказал Павел, и быстро начал одеваться. - Сейчас я отвезу тебя к доктору, и все будет хорошо.
Когда Павел оделся, и подошёл к Людмиле, чтобы и её собрать в дорогу, она неожиданно села, и с нечеловеческой силой оттолкнула его от себя. Павел, словно пушинка сдутая ветром, отлетел к стене. Сильно ударившись спиной, он обмяк, и опустился на пол, лицо скривилось от нестерпимо боли. 
- Не шали! - произнесла Людмила сиплым голосом и жутко улыбнулась. - Мы сегодня останемся здесь, и будем играть!
Павел от страха забыл про боль, и выскочил из спальни, захлопнул дверь. В голове сумбур и хаос мыслей, а коленки предательски трясутся как у зайца перед волком. Не зная, что предпринять, он пулей сбежал со второго этажа, и выскочил на улицу. Холодный, ночной воздух привёл слегка в чувство, и Павел решил сам поехать за помощью. До города пятьдесят километров, и если поспешить,  то уже через час, он вернётся с врачами. Главное, чтобы с Людмилой за это время ничего не случилось. Другого выхода нет - Людмиле срочно необходима специализированная помощь...
Павел пытался завести машину, но двигатель, как проклятый, не желал заводится, и после каждой попытки с гулким чиханьем глох. Раз двадцать он поворачивал ключ зажигания, но все безуспешно - машина наотрез отказалась заводиться. 
- Что же делать!? - в отчаянии сказал Павел. Через лобовое стекло, дом виделся иначе. Одинокий уличный фонарь светил тускло, и мощности не хватало, чтобы полностью разогнать вокруг дома пугающую темноту. Павел посмотрел на окно  второго этажа, где находилась Людмила, и в груди обдало морозом ещё больше. Сложилось впечатление, словно дом живой, и единственным глазом-окном смотрит прямо в душу. Павла от жутких мыслей передернуло.
- Что делать!? Что делать!? - снова запаниковал он.- Не сидеть же в машине! А если она с собой что-нибудь сделает? Самоубийство у шизофреников обычное дело! 
Собрав всю храбрость в кулак, Павел вернулся в дом. Остановился возле лестницы, ведущей на второй этаж, прислушался. Сверху тут же донесся протяжный стон, а затем хриплый голос:
- Павел! Твоя любовь ждёт тебя! Иди же ко мне!
Павел застыл как вкопанный. Мозг суетливо прокручивает варианты, что могло произойти с Людмилой, за три часа, пока они спали. А может ли шизофрения развиться так быстро? За полтора года совместной жизни, он не заметил ничего подозрительного. Тогда что?
Павел взглядом пробежался по залу. Внимание привлек книжный стеллаж, возле камина. Почему-то он ощутил, что ответ кроется именно там. Когда подошёл к стеллажу, догадки его оправдались. Все книги были религиозной и эзотерической тематики. Так вот в чем дело! Людмила одержима дьяволом? Что за бред!  Она просто свихнулась!
Но когда спина заныла от боли, а перед глазами всплыл страшный образ Людмилы, Павел отбросил сомнения, а ладони сами потянулись самой толстой книге...
Павел взял библию в руки. Тяжесть книги потянула ладони к полу, и ему пришлось приложить некоторые усилия, чтобы держать её для удобного чтения. Павел знал из библии только то, что она писалась две с половиной тысячи лет, и что это единственное религиозное писание, которое писали десятки авторов разных эпох. В саму суть книги, и в смысл  текстов Павел никогда даже не про бывал вникать, считая её древним экшн-фэнтези для взрослых.
- Что за глупость!? - сказал он перелистывая страницы. - Какие к черту демоны!? Я же адекватный человек, и в сказки про Бога не верю! Это же отдушина для слабаков и нытиков, а я всегда был сильным, и с трудного детства надеялся только на собственные силы. А про одержимых демонами только красивые ужастики снимают. А попы только с простачков деньги собирают для собственных нужд.
Павел говорил сам с собой и одновременно перелистывал  священное писание. Глаза быстро выхватывали отдельные места строк, а сознание анализировало смысл написанного. Впервые в жизни, он, ярый сторонник теории эволюции и материализма - искал выход из сложившегося положения в книге, которую он считал лишь разводом на деньги и так нищих людей.
Вдруг взгляд остановился на предложении: '' Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня. Ты приготовил предо мною трапезу  в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена!''
- Псалом двадцать два, - прочитал заглавие Павел и почувствовал, как сердце странно защемило. В груди словно включили обогреватель, и холод от страха начал таять, а тело наполняться уверенностью, что он справится и поможет Людмиле.
Не веря сам себе, что сейчас пойдёт в спальню, и начнёт читать библию свихнувшейся Людмиле, Павел улыбнулся. Кому скажи, чем он собирается заниматься, засмеют, и тоже упекут в психушку. Но попытка не пытка, а вдруг поможет! Ему же помогло прочтение псалма Давида и дух наполнился уверенностью в успех необычной затеи.
Положив библию под мышку, он широкими шагами направился к лестнице. Ах да, если судить по фильмам, у изгоняющего дьявола должен быть крест, и святая вода, обязательный атрибут любого священника. Павел снова взглядом продержался по комнате, но ничего не нашёл похожего на крест. Тогда он принял решение смастерить его сам...
Павел остановился перед дверью в спальню, улыбнулся снова. С библией в правой руке, а в левой, он крепко  держал самодельный крест из двух палочек от суши. Он сперва почувствовал себя глупо, словно оказался вовлеченный в дурацкий розыгрыш, но когда в мозгу всплыл инцидент с Людмилой и прочтенный отрывок из библии - всю несерьезность как ветром сдуло, и пришло ясное понимание, что за дверью сейчас не Людмила, а кровожадный демон, исчадие ада! И что теперь он не успешный бизнесмен, а воин Божий - готовый положить жизнь за душу девушки...
Павел, глубоко вдохнул воздух в лёгкие, и держа перед собой крест, вошёл в спальню. Увидев Людмилу вдохновение и уверенность в себе пошатнулись, а колени предательски дернулись. Девушку было не узнать. Они сидела на кровати в индуистской позе лотоса, и чёрными глазами смотрела на Павла. Лицо тёмное, словно от копоти после пожара, только зубы белеют в злобной улыбке.
-  Ты вознамерился противиться моей воли? - спросила Людмила сиплым голосом. Посмотрела на крест в руке мужчины, потом медленно перевела взгляд на библию. И так жуткое лицо, потемнело ещё больше, и девушка зашипела словно змея. - Думаешь тебе помогут - эта жалкая книжонка и две палочки в виде креста!?
- Молчи! Демон! - громко промолвил Павел. Он сам не ожидал, что церковные атрибуты возымеют какой-нибудь эффект, но по поведению Людмилы, увидел, что толк есть. Значит нужно продолжать, и действовать, так, как он видел в кино. Читать библию и чтобы изгнать демона, узнать его имя. - Скажи своё имя, демон! - сказал Павел и вытянул перед собой крест.
- Ха-ха-ха! - запрокинув голову назад,  засмеялась Людмила. - Пашка дурачок! Ведь так тебя обзывали в школе?! А ты оправдываешь своё прозвище! 
- Молчи! - перебил девушку Павел, распахнул библию. Искать нужный текст он не мог, потому-что, просто не знал с чего начать. Поэтому  он решил  довериться судьбе, и действовать интуитивно. И начал читать первое, что попалось на глаза.
- Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои. Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня, ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною. Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал, так что Ты праведен  в приговоре Твоём и чист в суде Твоём!
- Закрой свой поганый рот! - закричала Людмила, вскочила на ноги, и изогнула спину, словно кошка. - За твои грехи я сдеру с тебя шкуру!
Павел сперва запнулся, но после секундного замешательства, продолжил:
- Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя. Вот, Ты возлюбил истину в сердце и внутрь меня явил мне мудрость. Окропи меня иссопом, и буду чист; омой  меня, и буду белее снега. Дай мне услышать радость и веселие, и возрадуются кости, Тобою сокрушенные. Отврати лице Твое  от грехов моих и изгладь все беззакония мои. Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня. Не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отними от меня!
- Не видать тебе спасения, грешник! - завертелась на месте Людмила. - Адское пекло ждёт тебя! Прелюбодей и сребролюбец!
- Возврати  мне радость спасения Твоего и Духом владычественным утверди  меня. Научу беззаконных путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся! - продолжал Павел не обращая внимания на беснующуюся Людмилу.
- Ад поглотит всех живущих на Земле!!!  - кричала девушка.
- Вступись, Господи, в тяжбу с тяжущимися со мною; возьми щит и латы и восстань на помощь мне; обнажи меч и прегради путь преследующим меня; скажи душе моей:" Я - спасение твоё!" Да постыдятся и посрамятся ищущие души моей; да обратятся назад и покроются бесчестием умышляющие мне зло; да будут они, как прах пред лицем ветра, и Ангел Господень да прогоняет их; да будет путь их темен и скользок,  и Ангел Господень да преследует их!
Павел читал священное писание, пока первые лучи солнца не ворвались через окно. Как пролетела ночь, он даже не заметил, чтение библии захватило его полностью, и он с пламенным сердцем читал строки посвящённые Всевышнему.
Людмила сперва мешала ему и отвлекала как могла, но подойти близко она была не в силах. А когда Павел углубился в чтение всем естеством, то и вовсе перестал обращать на неё внимание. А когда закончил, она уже лежала  на кровати и спала.
Павел закрыл библию, тяжело вздохнул. По лицу течёт холодный пот, в горле пересохло, будто шёл по засушливой пустыне, а сердце от интенсивного чтения, стучит, словно пробежал кросс в десять километров. Павел устало посмотрел на Людмилу. Девушка лежала на спине с закрытыми глазами, и тихо посапывала, как невинное дитя во сне. 
Павел ватными  ногами подошёл к кровати и аккуратно уселся на краешек. Мысли в голове сплелись тугими удавами, и не давали Павлу до конца осознать, что произошло этой ночью, в этой комнате. 
До мозга костей атеист Павел, крепко держал в ладони толстую и тяжелую книгу священного писания.
- Библия. Ветхий и новый завет, - прочитал он шепотом. Даже не заметил, как по щекам побежали слёзы. Он явно чувствовал, как от книги идёт умиротворяющее тепло, а в груди при этом щемит от тоски, и от ощущения, что этой ночью, он стал совершенно другим человеком, а в сознании образовалось новое чувство любви - любви к Всевышнему.
Теперь он знает, как поступит завтра, и куда пойдут ноги его. Когда они ехали сюда, по дороге он видел заброшенную церквушку, и ей необходим капитальный ремонт. Значит он восстановит дом молитвы и будет служить в нем, идя по пути к Богу... 

18:30
Нет комментариев. Ваш будет первым!