Рубрики раздела "Проба пера"

Плач в пустоте

Плач в пустоте.

 

Вот и автобус. Я уже было начал думать, что водитель проспал. Окружная дорога в это время уже практически полностью загружена. Но до нее еще нужно было добраться, из нашего маленького городка в центр вела двухполосная дорога, проложенная среди лесов и полей. Я вставал пять дней в неделю в шесть тридцать, чтобы к семи пятнадцати успеть на автобус до центра. В свои двадцать пять я жил один, родители переехали в другой город, а любимая девушка и вовсе уехала с моим лучшим другом в другую страну. Я был хроническим неудачником. Сел за руль, разбил машину. Решил преуспеть по службе и в результате меня уволили с высокооплачиваемой должности. Поэтому сейчас мне приходилось каждое утро ездить за тридевять земель на автобусе. Зимой еще ничего, а вот… летом… Сущий кошмар. Запах пота, еды и машинного масла разом пропитывал салон и чистую рубашку. Моя жизнь казалась однообразно скучной и бессмысленной, но … Я почему-то отчаянно пытался найти выход. Словно выплыть из этой глубокой пустынной равнины – одиночества и двухчасовых поездок утром на автобусе на нелюбимую работу.

Двери открылись, карточка в сумке сработала, и я ввалился внутрь. Вин-таун – маленький городишко с населением в двадцать тысяч человек. Молодежь, работающую в центре можно было пересчитать по пальцам. Остальные работали на местной птицефабрике, а кто не работал – тот пил, или занимался охотничьим делом. Стреляли в лесу – кабанов  и диких койотов. Далее горе охотники делились впечатлениями в местном баре «Додж». Зрелище, конечно, не самое увлекательное в мире.

Поэтому, входя каждое утро в двери автобуса, я видел одних и тех же людей, с которыми был хорошо знаком. Всех кто ездил на этом автобусе в центр можно было пересчитать по пальцам, и их истории были городским достоянием.

- Ллойд! – меня окрикнул коренастый паренек с каштановыми волосами в белой рубашке с широким портфелем на коленях.

Я вошел в первую дверь и кивнул водителю. Это была полная миссис Тифтс. У нее на коже были странноватого вида желтые пятна. Она одевалась в штатную униформу – синий костюм, который висел на ней мешком и ужасную кепку с козырьком.

Вин-таун медленно уплывал, вдали показались кроны лесного массива. Бухнувшись рядом с Арни, я в который раз пожелал, чтобы чертов автобус разбился, или упал в реку с моста. Только чтобы что-нибудь изменилось и автобус не доехал бы до конечной, и мне не пришлось идти вымучено выписывать контракты и накладные.

- Доброе, - протирая очки, поздоровался с другом. Арни мой школьный друг, мы ездили на работу вместе. Но так уж получилось, что ему везло всегда больше. И девушки его любили и работал он на два этажа выше меня – страшим менеджером. Однако, ни умом, ни остроумием мой друг не отличался. За многие годы общения с ним, я пришел к выводу, что он просто придурок, но выбирать мне не приходилось.

По правую сторону у окна сидела малышка Кристи. Девочка восьми лет с розовыми бантиками. В желтой курточке и синей юбке, она ездила каждый день в хорошую школу, где занималась танцами, Вин-таун такой роскоши себе позволить не мог. Рядом с ней мальчик десяти лет – Ральф Джонс. Джонсы – наши соседи. Ральф обожал Кристи, поэтому везде хвостиком ходил за ней. Вид у меня был явно удручающий и измученный, поэтому дети засмеялись, глядя на меня. Мы  с Арни садились в начале автобуса, я оглянулся, чтобы одним глазом оглядеть присутствующих. Все на месте.

Миссис Фрогель – пухленькая старушка с ярким макияжем, она ездила из Вин-тауна по общественным делам, была ярой сторонницей местного общества садоводов. Она не давала покоя никому, ее соседи обходили дом старушки за километр, а иначе она вылавливала каждого, кто проходил мимо и пускалась в долгие, пространственные рассказы. Сегодня в жертву ей попалась мисс Фригман – тридцатипятилетняя служащая банка с высокими стандартами мужской красоты, наверное, поэтому она до сих пор не вышла замуж. Женщины оживленно беседовали по левую сторону. По правой стороне позади нас – Ази и Стейси, две подружки из художественного колледжа. Тупые, глупые курицы, их отцы - богатые служащие, поэтому и учились две блондинки, несмотря на свой интеллект не в колледже Вин-тауна, а в центре. Сразу за ними сидел угрюмый человек в сером плаще. У него была странная треугольная шляпа и портфель. Карл Штоль – беглый еврей, делает вид, что знает все на свете, а держит всего лишь мелкую антикварную лавку.

И вот взгляд мой скользнул в самый конец. Они были там. Мари и Джекс. Мари нравилась мне всегда. Со школы. Сейчас она работала ветеринаром. Красивая молодая девушка, с большими зелеными глазами, с вьющимися рыжими волосами и белоснежной кожей. Она улыбнулась и кивнула мне, я криво улыбнулся в ответ. Джекс – ее парень. Работал дилером в крупной автомобильной фирме, он был симпатичнее меня и на этом его достоинства подходили к концу. Он полный придурок, эгоист… Наглый и заносчивый, как Мари его вообще полюбила? Раньше мы с Мари дружили, а потом когда появился Джекс, мы практически перестали общаться. Откровенная ненависть Джекса могла перерасти в нечто большее, чем просто подзатыльники при каждой нашей встрече. Поэтому решил не рисковать и держаться от них подальше. Хотя я никогда не любил никого, так как Мари. Вернувшись в исходное положение, я заметил усмешку на лице Арни.

- Что?!

- Долговязые и худые шатены-клерки не во вкусе нашей красавицы Мари.

- Заткнись!

Вот бы все происходящее вокруг оказалось лишь дурным кошмарным сном! Мы бы с Мари проснулись однажды... В нормальном городе среди нормальных людей. Ходили бы на любимую работу и каждый выходной приглашали бы друзей. Я даже закрыл глаза на минуту и снова их открыл в надежде проснуться, но за окном уныло пролетал один и тоже серый пейзаж, а Мари сидела позади с этим придурком.

Внезапно автобус дернулся и послышался скрежет колес, все затряслось и мы остановились. Я моментально бросил взгляд за окно… И меня охватил страх, что-то изменилось. Небо пылало кроваво-оранжевыми красками, деревья и поля превратились в ржаво-серые пластины будто наслоенные друг на друга. А по правую сторону виднелось непонятное сооружение – полуразрушенный небоскреб с пологой крышей.

- Черт побери! Что произошло! Миссис Тифтс, что дальше не поедем?! – закричал Арни через весь салон. Остальные сидели на местах, только Мари так же как и я не могла отвести взгляд от странного строения, на стенах которого будто бы висело множество черных коконов.

Я встал со своего места и двинулся к передней двери. Следом за мной спрыгнул со своего сидения Ральф, мальчик сохранял спокойствие, чего не сказать о Кристи, у нее по щекам стекали крокодильи слезы. Миссис Тифтс опустив голову, сидела на водительском месте. Как давно она водит автобус? Сколько я себе помню? Нет, постойте, разве она была водителем? Я обнаружил, что не могу вспомнить, как давно миссис Тифтс нас возила! Но, это пол беды. Я даже лица ее не мог вспомнить. Что за чушь?!

- Миссис Тифтс! Миссис Тифтс! – она молчала, внутри меня стал отчетливо вырисовываться леденящий страх. Она же не умерла?

- Что с ней? – раздался у моего левого уха мягкий голос.

- Мари! Прости, ты так внезапно подошла сзади.

Случайно задел девушку плечом когда обернулся, признаться честно, я был слишком напуган.

- Все нормально. Мне тоже не по себе. Давай подымем ее.

Она аккуратно протянула руку и коснулась ее плеча, а я перегнулся через кресло и взялся за другое плечо, мы потянули на себя и голова миссис Тифтс перегнулась, и привалилась на спинку кресла. Мари вскрикнула и отскочила к лесенке. У меня было такое чувство, будто органы сжало внутри, зажал рот ладонью. Что вообще здесь твориться!? Вместо лица у миссис Тифтс была нацеплена белая фарфоровая маска, которая будто срасталась с волосами и шеей. Вместо глаз узкие прорези для глаз с темными потеками на нижних веках. Рта не было вообще. Переборов себя, для верности я еще раз ее шевельнул. Никакой реакции не было.  

- Похоже на фильм ужасов, который мы смотрели недавно, Ллойд. Будто нас засосало в пространство между мирами! Мы точно в преддверии ада! Посмотрите вокруг! – воодушевленный Арни подпрыгнул к нам и помог Мари подняться.

Тошнотворная музыка раздалась с приборной панели автобуса – смесь детской песенки и военного марша. А затем заорала сирена, так противно и протяжно, что всем пришлось зажать уши.

- Что за фигня!

Когда сирена перестала визжать, противная музыка еще играла, но уже тише – фоном.

- Добро пожаловать! На увлекательнейшее событие в вашей жизни! Вы стали счастливыми участниками игры – «Выжить или умереть»! – зазвучал голос мужчины, как у диктора, делавшего объявления в торговом центре. – Вы застряли здесь навечно! Единственный шанс выбраться – добраться до здания, видите? – я снова осмотрел небоскреб с выпуклыми коконами на стене. – Поднимитесь на крышу, а затем пройдите лабиринт внутри, и найдите выход. Однако каждые полчаса температура окружающего воздуха будет повышаться на пять градусов. Сейчас за окном пять градусов тепла, при температуре 60ºС ваши белковые клетки начнут умирать. У вас есть десять часов! Удачи!

Я оглядел всех, кто был в автобусе… Невообразимый ужас и непонимание застыло в их глазах. Шутка? Дурной сон? Стечение обстоятельств? Игра кого-то? Террористы? Инопланетяне? Где мы, и что происходит?

Дети закричали одновременно. Две молодые дурочки Ази и Стейси вторя им, тоже начали рыдать во весь голос. Господин Штоль выронил свой портфель и стоял, пялясь в никуда. Миссис Фрогель почти истерически доказывала мисс Фригман, вися у нее на плече, что мы умерли и попали в ад. Арни умоляющее смотрел на меня, а Джекс сохраняя холоднокровие, встал и пересек автобус, чтобы убедиться в смерти миссис Тифтс.

На удивление и я был спокоен, глядя себе под ноги, у меня в голове крутилась куча мыслей о возможных вариантах нашего заключения и местонахождения. Однако, я уже не сомневался в реальности происходящего, я ущипнул себя несколько раз. Больно. Мы живы. Мы определенно живы. Это эксперимент, кто-то определенно подстроил… Не знаю пока, как… Но, вокруг за нами будто наблюдают. Точно, чей-то зловещий эксперимент.

- Ну, и кто из вас засек время, когда велась трансляция? – угрожающее поинтересовался Джекс, поднимая запястье и внимательно разглядывая дорогущие часы.

- В восемь тридцать, - я конечно не рассчитывал, что он отметит меня добрым словом. Джекс мельком бросил на меня уничтожающий взгляд и даже ничего не сказав, повернул колесико часов.

- Засек время. Теперь идем! – скомандовал он и открыл переднюю дверь автобуса.

- Куда идем? – с дрожью в голосе поинтересовалась миссис Фрогель.

- Бабка, ты что, совсем сдурела?! Конечно, к тому зданию. Я не намерен сидеть здесь и жариться, я собираюсь найти выход! Кто со мной? Пошли! Кто хочет остаться здесь и ждать обещанного тепла, удачи. Идем, Мари.

Джекс был прав. Он был грубым и тупым подонком. Но, он был прав. Останемся здесь – умрем. Пойдем дальше - будет хоть какой-то шанс. Помимо надвигающейся проблемы – повышения температуры, было и еще несколько очевидных. У нас не было ни еды, ни воды, ни оружия. А ведь что-то убило миссис Тифтс. Нечто зловещее и ужасное. Дыхание, которого было повсюду. Нужно уходить отсюда и искать выход из кошмара. 

- Нам поздно выяснять, что это за место и как мы сюда попали. Нужно искать выход… - поддержал я Джекса и поманил к себе плачущую Кристи вместе с Ральфом. Я посадил ее к себе на плечо, а Ральфа вручил Арни, мы спустились по ступенькам на воздух. Рядом стояла улыбающаяся Мари, кажется, она была рада моему поступку. Вслед за нами из автобуса показались девчонки, взявшие себя в руки. Господин Штоль вышел с безумными глазами, продолжая прижимать к себе портфель. Мисс Фригман оборвав длинную юбку и каблуки у туфель, спустилась следом. Бабка – миссис Фрогель осталась сидеть в автобусе.

- Всем понятно, она и полпути не протянет. Пускай лучше так! – радостно воскликнул Джекс, на что Мари с угрожающим видом влепила ему пощечину. – Что? Мари, очнись! Мы в ловушке. Выживет лишь сильнейший. Бабка не протянет и часа. Нужно ее оставить. Идемте, чего застыли!

На лице старухи будто бы отразились все ее чувства. Она перестала кричать и причитать, что мы попали в ад за грехи. Она просто сидела  и молча смотрела вперед себя. Несчастными, пустыми глазами полными смирения. Она решила прекратить бороться за жизнь. Она осталась умереть, чтобы дать нам шанс.  Никогда бы не подумал, что миссис Фрогель на такое способна. У Мари на глазах навернулись слезы, Джекс сгреб ее и держа за локоть, потащил сквозь пустынное поле к виднеющимся развалинам огромного многоэтажного здания. Пока мы все брели по выжженной траве, я все время оборачивался вслед, представляя, как нечто пожирает душу дряхлой полусумасшедшей старухи, оставляя лишь белую безликую маску вместо лица. Сон… Кошмарный, жуткий сон.

- Ллойд, что думаешь? – расслышал я тихий шепот позади себя, Арни шел за мной, держа за руку Ральфа, который не спускал глаз с Кристи. Она ехала у меня на плече и кажется, немного повеселела.

- Сон или кошмарный эксперимент пришельцев, - спокойно ответил другу.

- Нет! Я о Джексе! Не по душе мне, что он наш типа неформальный лидер.

- Дурак ты. Если Джекс единственное, что тебя реально волнует.

Джекс и Мари шли впереди, парень постоянно смотрел на часы. И, наконец, остановился и обернувшись с дьявольской усмешкой, сообщил:

- Час прошел. Температура за бортом плюс десять. Из-за кого-то мы тащимся слишком медленно… - она намекал на нас с детьми, и мисс Фригман, которой явно не было привычно шлепать пешком по бездорожью. – Начать взбираться на крышу нужно хотя бы когда будет плюс двадцать. Если температура будет выше, никто из нас до лабиринта не дотянет.

Мари явно была не довольна репликами своего возлюбленного. Но он был прав. Кретин Джекс был прав. Никуда мы не денемся. Попадем в лапы смерти, но бросить здесь несчастных детей… Я не был на такое способен, я не Джекс… Надеюсь Мари когда-нибудь меня поймет. Через пятнадцать минут мисс Фригман начала причитать и ныть, что необходимо сделать привал, она хочет в туалет и ноги совсем устали. На горизонте, между уже приближающимся полуразрушенным зданием и нами показался, будто песчаный бархан. Откуда тут песок? Мы точно уже не в Вин-тауне. Перед барханом мы и остановились, обессиленный я плюхнулся на землю, Арни и девчонки рядом. Детям хотелось пить, на счастье у Мари оказалась небольшая бутылочка воды и она ее отдала им. На что Джекс презрительно бросил:

- Пустая трата времени. У вас пять минут.

Мисс Фригман удалилась за бархан, но почему-то вскочивший Джекс сразу же отправился за ней. Мари пожала плечами и осталась с нами. Он вернулся три минуты спустя и начал командовать собираться. Он вернулся, а мисс Фригман до сих пор нет. Это показалось мне подозрительным, я шепнул Арни и Мари, которые тоже заметили странное происшествие:

- Идите вперед, я догоню вас.

- Проверишь, что с ней? – Арни явно переживал, как и я. А на лице Мари играл страх и обеспокоенность. Она посмотрела мне в глаза:

- Возвращайся быстрее, Ллойд. Джекс меня пугает.

Они встали и ведомые парнем Мари отправились, огибая бархан, правее к зданию, я же быстро шмыгнул влево. Прошло уже полтора часа, на улице плюс пятнадцать, я расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и двинулся в сторону, где скрылась мисс Фригман. Мне стали попадаться искореженные металлические конструкции. Где же она? Не могла же она исчезнуть? И тут я нашел ее. По луже крови на песке. На фоне металлических и рыжих цветов отчетливо виднелось ее тельце в красном платье, с перекошенными ногами и проломленным черепом. Тут же меня стошнило…

Я побежал назад. Но в голове у меня крутилась только одна мысль – Джекс убил ее. Проломил ей череп. И он убьет нас всех, чтобы выжить. Это странное место свело Джекса с ума. Нужно догнать их.

Я приблизился к полуразрушенному небоскребу. Если взглянуть на него сверху, то он был будто распилен пополам. Левой половины не было, вместо нее голая дыра, примерно на восьмом этаже остальная часть, нависая угрожающее, поднималась на неопределенную высоту вверх. Открытые, словно обрубленные офисы, с торчащими кусками арматуры и сыплющейся штукатуркой, и офисной мебелью свисающей с отвесной высоты. Вокруг здания были штабелями сложены огромные тома книг. Фантастически огромные, они образовывали, будто кольцо вокруг полуразрушенного небоскреба. Повсюду вокруг в воздухе летали сожженные листки и вырезки из газет. А сами книжные переплеты были покрыты черными, кровоточащими гноем коконами. Моя компания скопилась у подножья. Я выдержал суровый взгляд Джекса, Мари обрадовавшись, сразу же спросила:

- Ллойд! Где мисс Фригман?!

- Похоже, она заблудилась, я не смог ее найти, - спокойно ответил я, продолжая смотреть в пылающие ненавистью глаза Джекса. 

- Вот и отлично! Умник, мы тут обсуждаем, как попасть наверх. Идеи есть? И кстати, забыл тебе сказать, за бортом плюс двадцать, становится жарковато!

Ази и Стейси вытрясали песок из ботинок. Господин Штоль, с видом абсолютно отстраненным, перебирал документы. Арни играл с детьми.

- Я думаю, коконы вырастают из книжных переплетов не просто так. Мы можем забраться туда по ним… - уклончиво произнесла Мари.

- Фу, какая гадость! Они липкие и вонючие, но вроде бы плотные! - Стейси подошла к ближайшему и дотронулась.

- Тебя никто лезть наверх не заставляет! – Джекс ухватился за ближайший выступ, и развернувшись подал руку Мари. Арни усадил себе на спину Ральфа, Кристи взобралась ко мне, мы полезли следом, затем девчонки и замыкал процессию господин Штоль. В принципе тут не далеко.

Коконы, словно живые ходили ходуном, а изнутри шел странный хлюпающий звук. Хвататься за них было жутко не удобно, так как гной был липкий и скользкий. Здесь в принципе не так много лезть вверх. Между четвертым и пятым этажом из переплетов стало ощущаться повышение температуры еще на пять градусов, моя рубашка прилипла к телу, пот стекал по лицу. Кристи вцепилась мне в шею своими пальчиками еще сильнее потому, что они соскальзывали. Джекс и Мари первые оказались на плоской части разрушенного здания. И тут раздался вопль мистера Штоля, я перегнул голову и в ужасе смотрел, что же произошло…

Коконы начали лопаться. Начали нижние и постепенно лопались коконы верхних уровней. Из кокона мистера Штоля торчало непонятное существо, похожее на восковую куклу с белой маской, вроде той, что была на миссис Тифтс и телом насекомого. Оно наполовину торча из кокона, заглотило несчастного Штоля вместе с портфелем. Ази и Стейси завизжали. Арни не обращая внимания, добрался до верха, что есть мочи я стал перелезать и ухватился за выступ, Арни помог мне вылезти, Стейси была ближе всех к волне лопающихся коконов. Ази  чуть ближе к нам.

- Живее! Давайте живее! Оно близко! Стейси! – я закричал протягивая руку, и хватая Ази, она повисла на моей руке, не в силах подняться. Она смотрела вниз, и кричала заливаясь слезами:

- Стейси!!! – но было поздно, раздался хруст, и существо с безликой маской утащило Стейси. – Ллойд, пусти меня! Ллойд, немедленно пусти меня! – она раскачивалась и заставляла меня выпустить ее пальцы. Мне было тяжело, руки потные, она скользит.

- Ази, я не удержу тебя, если ты будешь раскачиваться… Пожалуйста потерпи мы сейчас тебя вытащим…

Она успокоилась, посмотрев на меня своими красивыми большими глазами. Она же еще молода! Нет… Не смей! Отпускать мою руку! Она протянула правую руку и отцепила свои пальцы. Сорвавшись, она словно черная точка шлепнулась вниз, а безликие насекомые похожие на  огромных богомолов стайкой ринулись следом за ее телом. Мари заплакала. Я перекатился на спину и тяжело задышал. Черт! Черт! Мы почти в лабиринте!

 - Подумаешь! Эти дурочки все равно бы заблудились в лабиринте. А тупой мужик со своим кейсом, вообще никакого от него толку. Забейте, нужно бежать дальше, пока эти твари не опомнились, и не полетели за нами, - Джекс был готов убить нас всех лишь бы найти выход.

В полуразрушенных офисных помещениях мы заметили проход, заворачивающий за угол. Мы побежали туда, стало уже невыносимо жарко и хотелось пить, Кристи постоянно плакала. Завернув за угол, мы увидели темный коридор, заканчивающийся металлической дверью, увешанный сплошь лоскутами и кусками полиэтилена, забрызганного кровью. Я чувствовал, как тяжело бьется мое сердце, мы добежали до двери, Джекс распахнул дверь и мы влетели туда, не подозревая… Мы упали вниз в темную пустоту. Когда я очнулся то понял, что вокруг никого нет. Я оказался будто в развалинах древнего монастыря, который находился еще и под землей. Про себя я подумал, что здесь еще жарче. Похоже, мы все упали в разных частях лабиринта. Шатаясь, пошел по слабоосвещенному каменному проходу вперед и вперед, я решил идти только вперед. Я оторвал себе брюки, превратив их в шорты, и снял рубашку, невыносимо хотелось пить, с меня стекали ручейки пота. На стенах сияли странные зеркала, вокруг них черной тушью рисунки безликих масок. Я брел вперед пока не услышал женский крик и бросился дальше. Бежал не разбирая дороги и понял, что уже шлепаю по черным лужам. О, нет… Меня охватила паника и страх. Крик прекратился, а впереди среди камней на полу в черной луже проскальзывал алый блеск. Я завернул за угол и замер.

- Мари! Мари! – она лежала на полу, кофта пропиталась кровью, волосы мокрые. Ноги наполовину в луже. Я подбежал к ней. – Мари! Мари! – бухнувшись на колени, я опустил ее голову себе на колени. – Мари! Нет! Очнись же! – я прижимал ее холодное лицо к губам и понимал… Она мертва. Моя любимая, красавица Мари, мертва и больше не откроет глаза.  – Мари, я так и не сказал… Что люблю… - мой голос сорвался, никогда еще я не плакал так сильно. У нее из живота торчал ритуальный кинжал. – Джекс! – я поцеловал Мари в последний раз. Меня обуял гнев, нужно найти его и убить! Не позволю ему выбраться отсюда!

Сквозь жуткие каменные катакомбы я побежал дальше, я был близко… Меня подгоняла ярость. И вот в конце коридора показался тусклый свет от огня. Проход оканчивался аркой, и я вбежал в огромную пещеру с высокими сводами. Посреди темная вязкая жижа, среди которой сияли пятна чистой воды, жижа будто болталась над поверхностью, но под ней горячая вода. От арки к воде уходили деревянные мостки. А на той стороне еще одна арка, только еще более широкая, в виде белой маски, проход был прямо там, где у зловещей маски располагался рот. От арки проход разделялся, поворачивая на право и на лево, а посередине каменный постамент с сотней различных белых и цветных масок. На мостках на той стороне в ряд лежали сотни деревянных луков и стрел, а между ними блестели кинжалы, - вот откуда Джекс взял оружие. По краям пещеры в чашах горели факелы. Собрав волю в кулак, я прыгнул в воду. Она была горячая. Я плыл под водой, осматриваясь, чтобы не угадить в масляную жижу, когда буду всплывать. И тут меня словно пронзило страхом и ощущением леденящего кошмара. Я был ни один в воде, там кто-то есть. Захлебываясь и барахтаясь, стал грести сильнее, меня словно затягивало в глубину, но вот я уцепился одной рукой за деревянные подмостки, и из последних сил вылез, даже не ощущая боли от порезов о стрелы и лезвия, разбросанные по деревянному настилу. И вовремя… Из черной жижи на меня уставились пустые лица с белыми масками, они следили за мной. Я схватил лук. Даже не знаю откуда я знал как стрелять, судорожно хватая стрелы, пытался их убить, но стрелы проходили сквозь них. Бросив это занятие, я схватил кинжал и двинулся вперед. Было уже настолько жарко, что мне было тяжело открывать и закрывать глаза – они слипались. Я прошел через арку к гигантскому постаменту с масками. По левую сторону за углом заметил металлические толстые круглые балки… Это широкая лестница, уходящая вверх, закинув голову вверх, я увидел туннель, в конце которого мерцал белый свет. Выход! Направо же проход поворачивал в еще один коридор только не каменный, а скорее снова похожий на офисный коридор с выбоинами и нишами в стенах. В поле зрения попали две серых двери по разные стороны коридора. А этот-то коридор куда ведет? Обратно в лабиринт?

Приступ паники охватил меня ровно в тот момент, когда Джекс уже налетел на меня, он сбил меня с ног и мы кубарем покатились по каменным плитам. В свете огненных факелов его лицо еще более явственно перекосило ненавистью и злобой. Он оказался на мне.  В правой руке занесен нож:

- Крошка Ллойд! Выход, мы его нашли! Однако, выйду только я!

- Где Арни? Что ты сделал с Кристи и Ральфом?!

- Арни, твой дружок?! Вместе с крошкой Мари где-то на небесах… Он пытался ее защитить. Твою Мари… - он был безумен. Глаза совершенно мутные, а голос почти лающий.

Рука Джекса с ножом тряслась и вибрировала, левой рукой я держал его за запястье, а правой свободной держал подобранный кинжал. Я выгнулся и нож Джекса с силой вонзился в каменный пол, а мой кинжал ему в боковину, поднажав на рукоять, я воткнул лезвие еще глубже. На меня хлынула его кровь. На лице безумца застыло удивление, а глаза закатились, он повалился на меня, но я успел оттолкнуть истекающего кровью Джекса. Шатаясь, я уцепился за холодные металлические поручни лестницы, и полез наверх. Выберусь… Где-то на задворках сознания, мелькнула мысль:

- Ллойд, что ты делаешь! А как же Кристи и Ральф, они могут быть еще живы! – ведомый предчувствием, я опустил глаза вниз, уже находясь на приличной высоте, я заметил фигурку мальчонки со спины, он стоял ближе к правому коридору.

Борясь с собственным страхом перед безликими, я все же опустил ногу вниз и быстро слез.

- Ральф! Кристи! – у двери  в правом коридоре мелькнула тень девочки. Точно Кристи!

Перебираясь аккуратно из ниши в нишу, я двинулся к полуоткрытой двери, девочка стояла рядом с ней и плакала. Она плакала над растерзанным телом Ральфа. Он лежал рядом, у него не было сердца в грудной клетке зияла дыра. Ральф мертв!

- Кристи! Иди сюда! – но она даже не повернулась и будто не слышала меня. Я сделал еще шаг к ней, и она исчезла в темноте за дверью. У меня в ушах стучало собственное сердце. Чего я боюсь? Это всего лишь ребенок! Решительно шагнул к двери и распахнул ее, там была темнота, и открытая дверь, создавая луч тусклого света, осветила спину Кристи, она плакала. Вокруг черная пустота, а она плакала. Видимо от страха.

- Кристи, все хорошо… Я здесь… - шагнув за порог, я ощутил давящий страх черной пустоты вокруг. Но поборол его. Коснулся плеча девочки и только тут заметил, что ее одежда вся мокрая и рваная, в кровавых пятнах и разводах. Надавив на ее плечо, я развернул ее к себе… На меня глазела безумная пустая безликая маска. В прорезях для глаз страшные желтые зрачки и безумная черная прорезь рта растянутая в жуткой улыбочке. Страх парализовал тело, я не мог пошевелиться. Безликая открыла свою пасть… И меня поглотила тьма, собственный крик утонул в пустоте.

- Остановись! Остановись! Отпусти меня! – я открыл глаза и понял, что вокруг не так и темно, и я совсем не в темном пустом коридоре. Тело покрыто испариной, тонкая простынь прилипла, рука онемела. Я опустил голову и увидел копну рыжих волос.

- Мари?! – я оглядел спальню в свете луны, узнал ее. Это же моя квартира и моя кровать.

- Ллойд, тебе опять приснился кошмар? – сонная Мари приподнялась и аккуратно потрогала рукой мой горячий лоб своей холодной рукой. Я сгреб ее и прижал к себе.

- Мари, мне приснилось, что я умер… Умер в жутком месте, где тебя не было со мной.

- Вот дурак! – она поцеловала меня в шею. – Хотя знаешь, я где-то читала, что когда нам снится собственная смерть мы и правда умираем в одном из сотни параллельных миров, в другой жизни.

- Не повезло, значит, тому Ллойду! – я немного успокоился, но жуткое лицо безликой девочки в маске еще маячило перед глазами.

Да, Ллойд умер… Ллойд, у которого была не любимая работа, Ллойд который не смог защитить Мари. Другой Ллойд в другой жизни умер. А я жив… И Мари со мной
13:18
Нет комментариев. Ваш будет первым!