Рубрики раздела "Проба пера"

Тамара

  Вадим Байбурин.

                                               ТАМАРА.  

 

     С некоторых пор всё было иначе. Ну…, то есть не так, как всегда. Всё было неправильно… , вообще, неправильно. И изменить что либо было просто невозможно. С некоторых пор жизнь Валентина сделала крутой разворот на сто восемьдесят градусов и всё пошло прахом. С некоторых пор он не понимал, что ему делать и как вообще дальше жить. С некоторых пор, с тех самых пор, когда его Настю, его любимую Настю, единственную и неповторимую, зарыли в этой страшной прямоугольной яме.

     Он именно так и говорил, - зарыли. Не похоронили, не предали земле, а зарыли, тем самым выражая собственное неприятие той ужасной несправедливости, по отношению к ней, по отношению к нему, и по отношению, наконец, к ним обоим. Как можно было забирать её так рано! Ей не было ещё пятидесяти, она не страдала хроническими заболеваниями, а потом неизвестно откуда взявшийся тромб, бац и перечеркнул две жизни- Настину, а заодно и его. До Валентина не доходило, как такое может быть. Как такое вообще возможно.

     Первое время после похорон (после того, как её зарыли), Валентин каждый день приходил к Насте на кладбище. Шёл он туда, прихватив с собой цветы, конфеты, бутылку водки и что-нибудь закусить. Потом сидел у могилы, не спеша выпивал и беседовал с Настей, искренне веруя, что она его слышит. А если вдруг у него в голове случайно формировалась какая-нибудь фраза, которую могла бы произнести Настя ему в ответ, то он воспринимал это как обычный сеанс телепатии, при помощи которой мёртвые с того света общаются с живыми.

     Когда прошло сорок дней со дня смерти Насти, Валентин начал задумываться о том, что, наверное, ни к чему ходить на кладбище каждый день и пропадать там до темноты, тем более что ему рассказали как можно «приплакать» покойника. То есть, если очень сильно горевать по умершему, то покойник станет приходить к тебе по ночам. Только это уже будет не тот человек, которого ты очень любил, а какой-нибудь демон, от которого ты уже так просто не отвяжешься. Поэтому, чтобы не сидеть целыми днями в пустой квартире, где всё напоминало о Насте, и чтобы хоть как-нибудь развеяться, Валентин решил куда-нибудь съездить. Надо было только решить куда.

      Выбор был невелик. Можно было поехать к другу детства и молодости в другой город. Он тоже жил один, и вдвоём они могли бы неплохо провести время, а ещё можно навестить куму. Правда кума жила вообще, за три девять земель, но с другой стороны, какая ему теперь разница. Главное поехать, сдвинуться с мёртвой точки, чтобы не сойти с ума окончательно.

     Автомобиль у Валентина был. Большой внедорожник японского производства с мощным дизельным двигателем. Деньги тоже были. Валентин работал в море и зарабатывал неплохо. БОльшая часть денег лежала в банке на депозите, но довольно приличная сумма хранилась дома, в сейфе. Вместе с деньгами в сейфе лежал револьвер «Наган» и патроны к нему. Сразу после смерти Насти Валентин решил использовать этот «Наган» по назначению. Он достал его из сейфа, зарядил, а затем собрался вставить ствол в ухо и нажать на спуск, но…

     Валентин верил в Бога. Нельзя сказать, что он был очень уж набожным, но крестик носил и церковь посещал, причём делал это не потому что «так надо», а по велению души, искренне. И это его остановило. Если я сделаю это, - подумал он, - то будет хуже, только хуже. Самоубийство ещё никому не прощали и тогда мы с моей Настей точно никогда не встретимся. Таким способом мне её никак не догнать. И с глухим стуком положил револьвер на стол. А потом завыл от бессилия и невозможности что-либо сделать. Затем немного успокоившись, выпил сто грамм, высыпал патроны из барабана, положил оружие в сейф и больше к нему не прикасался.

     Собираясь в дорогу, Валентин поймал себя на том, что делает всё автоматически, машинально, находясь при этом очень далеко от реальности, где-нибудь в соседней галактике. Так, стоп, всё, хватит, - говорил он себе, - прекрати, возьми себя в руки, не смей, слышишь, не смей опускаться, приди в себя, наконец, идиот! Ты же стал полным идиотом, ты уже разговариваешь сам с собой…

      А если больше не с кем, - возразил кто-то у него в голове.

     Вот видишь, ты уже сам с собой споришь, ты даже возражаешь сам себе!

     А может ты сошёл с ума, дружок? Как тебе это?

     Валентин подбежал к умывальнику и, открыв кран, сунул голову под холодную воду. Процедура дала положительный результат. Дурные мысли исчезли. Подняв голову и посмотревшись в зеркало, висевшее над умывальником, он пришёл к выводу, что выглядит более-менее нормально, значит можно выходить «в люди». Затем вытерся полотенцем, взял сумку с вещами, которые, по его мнению, могли понадобиться по дороге, запер дверь на все замки и подался на автостоянку за автомобилем.

     Выехав со стоянки, и заправив полный бак топлива, Валентин остановился, достал смартфон, открыл GPS-навигатор и начал создавать маршрут.

     - Соединение со спутниками установлено, - произнёс приятный женский голос.

     - Спасибо, Тамара, - ответил Валентин.

     В настройках навигатора было несколько вариантов голосов, мужских и женских. Среди женских были Светлана, Ольга и Тамара. Голос и интонации Тамары Валентину нравились больше всего. Естественно, что его навигатор разговаривал её голосом. Он, как самый заурядный пользователь понятия не имел, как создаётся этот голос. Ясный пень, что его синтезирует компьютер. Ведь не может же одна и та же Тамара вещать одновременно сотням, а то и тысячам автомобилистов, находящимся на совершенно разных дорогах страны. Но Валентин полагал, что где-то существует самая настоящая живая Тамара, голос которой был взят за образец. И ещё его всегда интересовало, как она выглядит.

      Он «забил» все данные, касаемо маршрута в навигатор, и тронулся в путь.

     -Приготовьтесь, круговое движение, второй съезд, - голос Тамары был одновременно строгим и успокаивающим. Особое ударение она сделала на слове «Приготовьтесь».

     -Я знаю, Тамара, - брякнул в ответ Валентин.

     Он действительно отлично знал дорогу на выезд из города и даже по области, но всё равно всегда включал Тамару. Ему нравилось, как она руководит движением.

     После нескольких «поверните налево, поверните направо» Валентин выехал на шоссе, ведущее к трассе. Когда шоссе закончилось, он миновал последний светофор, а затем и табличку с перечёркнутым названием Города.

     - Продолжайте движение, сто двадцать километров, - сообщила ему Тамара и замолчала. На все сто двадцать километров.

     Дальше Валентин ехал в тишине. Он хотел было включить магнитолу, но потом передумал. Во-первых, он давно не водил, а в последнее время ещё и пил, причём не хило, поэтому чувствовал себя за рулём не очень уверенно, а музыка его по любому будет отвлекать. А во-вторых… Они с Настей любили одну и ту же музыку, и ему не хотелось, чтобы их любимые песни…

     (бред, это же полный бред, ты опять начинаешь…, прекрати немедленно прекрати…)

     … сейчас слушала Тамара.

     Валентин продолжал движение, отгоняя дурные мысли и пытаясь сосредоточиться на дороге. Тамара иногда просыпалась, давала указания, и засыпала снова. А его беспокоило ещё кое-что. С того самого момента, когда он выехал с заправки, Валентина не оставляло чувство, что в машине кроме него есть кто-то ещё. Он постоянно ощущал чьё-то незримое присутствие. Валентин даже пару раз оглядывался на задние сидения, но там, само собой, никого не было. Он останавливался, выходил из машины, курил, подставляя лицо прохладному осеннему ветру, и это его успокаивало. Но как только он залезал в салон, чувство чьего-то присутствия возвращалось снова.

     Неужели «белка»? Да нет, не может быть, я уже около десяти дней не пил ни грамма, хотя… Валентин от кого-то слышал, что «белка» может посетить как раз не во время запоя или просто продолжительного пьянства, а именно через несколько дней трезвости. Нет, всё, стоп, нужно остановиться и передохнуть. И Валентин свернул с трассы на какую-то грунтовку, чтобы спокойно постоять, перевести дух и унять появившийся мандраж.

     -Вы ушли с маршрута, - тут же отреагировала Тамара.

     -Ничего, ничего, сейчас вернёмся, - машинально ответил ей Валентин, вылезая из машины.

     И тут Валентину в голову пришло простое, и как ему показалось, вполне логичное объяснение происходящего. До него дошло, что в последнее время, а точнее месяца полтора, он практически ни с кем не общался. За исключением мёртвой Насти и продавщиц в магазине, где он покупал продукты и спиртное. Ну а теперь он беседует с навигатором, ничего удивительного, учитывая такой образ жизни. Да, отличный у тебя круг общения, дружище. И не жалуйся после этого, что тебе кажется, будто в машине кто-то есть. На самом деле тебе ведь хочется, чтобы там действительно кто-нибудь был? А? Кто-нибудь, с кем можно переброситься парой слов, а если ещё и голос приятный? Вот в этом-то вся и проблема. Так что засунь свои страхи в задницу, садись за руль и езжай дальше, куда хотел. Не переживай, Тамара расскажет как доехать.

     Валентин снова выехал на трассу и продолжил путь. Вскоре стемнело. Ехать в темноте не хотелось, и Валентин начал подумывать, где бы приткнуться и переночевать. И тут как нельзя, кстати, подала голос Тамара:

     - Приготовьтесь, через один километр, пятьсот метров круглосуточный магазин и кафе.

      Странно, - подумал Валентин,  - раньше она о таких вещах вроде не предупреждала. Впереди уже маячили огоньки.

     Остановившись возле придорожной кафешки с забавным названием «У Тёщи», Валентин заглушил двигатель, выбрался из машины и вошёл вовнутрь. Кафе представляло из себя этакую мини-столовку на четыре столика и было абсолютно пустым, ни одного посетителя. Что ж, - подумал он, так даже лучше. Здесь надо будет выпить и поесть, потом посплю в машине, а завтра поеду дальше. Из подсобки вышла симпатичная женщина лет тридцати, вероятно хозяйка, повар и официантка в одном лице и предложила Валентину меню.

     - У нас всё очень вкусно, не сомневайтесь, - сказала она.

     -Тогда мне картошку с котлетами, томатный сок и водочки двести пятьдесят, - сделал заказ Валентин, а потом, помявшись, продолжил, - ничего, если моя машина простоит до утра, а то неохота по темноте дальше ехать.

     - Да мне-то что, пусть стоит, жалко, что ли, хоть до обеда. Всё равно здесь почти никто не ездит, - ответила женщина и пошла готовить заказ.

     Всё оказалось действительно очень вкусным, и Валентин в процессе добавил к своему заказу ещё сто пятьдесят. Поужинав, он довольный и значительно повеселевший, поблагодарил хозяйку, выдал ей неуклюжий комплимент, и вышел из кафе.

     Вышел и остолбенел. В салоне его автомобиля кто-то был. Огни от вывески отбрасывали тусклый свет на лобовое стекло, и за ним чётко просматривался чей-то силуэт на пассажирском сидении. Валентин стоял и не мог вспомнить запирал он машину или нет. Ему стало жутко. Он лихорадочно соображал, кто бы это мог быть, и откуда он взялся. И что ему, Валентину, теперь делать. Он подумал о Нагане, лежащем где-то далеко дома в сейфе, и ругал себя, что не взял его с собой в дорогу. Вот уж воистину, лучше иметь и не нуждаться, чем нуждаться и не иметь. Ещё он подумал о крупной сумме денег, лежащей в портмоне, во внутреннем кармане куртки, а ещё он подумал, что это может быть галлюцинация.

     «Белка», неужели у меня всё-таки «белка»?!

     И почувствовал, как паника, формируясь где-то в животе, поднимается вверх и сжимает горло.

     Валентин нащупал в кармане ключи от машины, нажал кнопку на брелке. Замок привычно пискнул. Значит, машина была заперта, тогда какого хрена здесь происходит! На смену панике пришли злость и любопытство, и Валентин зашагал к машине. Подойдя, он рывком открыл дверь и плюхнулся на сидение. На пассажирском сидении сидела стройная брюнетка в коротком зелёном платье. У Валентина отвисла челюсть.

     -Ты кто? – собравшись с силами, выдавил он.

     Брюнетка разглядывала его, насмешливо улыбаясь.

     -Я вижу, ты несколько удивлён, - произнесла она до ужаса знакомым голосом, голосом Тамары из навигатора.

     Удивлён? Ха-Ха! Удивлён! Нет, я не удивлён, я просто… Слово, объясняющее его состояние, Валентин подобрать так и не смог. Я…, я сижу и разговариваю с бабой, которая вылезла из навигатора и каким-то невероятным образом материализовалась у меня в автомобиле. Он вспомнил, что когда выезжал из города, то проезжал мимо психушки. Наверно надо было сразу там остановиться и дальше никуда не ехать.

     -Нет…, подожди…, ты…, ты ведь не можешь быть…

     -Настоящей? Ну почему же. Вот я сижу рядом с тобой, мы разговариваем, ты меня видишь, слышишь. Нет, я, конечно, понимаю, всё это для тебя несколько неожиданно, но с другой стороны, я не думаю, что тебе это уж очень неприятно. Ситуация действительно немного странная, но ты не переживай, всё будет хорошо, это ведь я, Тамара, ты же всегда мне доверял. К тому же ты, наверное, всегда хотел меня увидеть. Так вот, смотри, можешь даже потрогать.

     Интересно, это она на самом деле говорит, или я всё это придумал и разговариваю сам с собой? – подумал Валентин, - не надо было мне сейчас пить, но кто ж знал, что всё так обернётся.

     После некоторых колебаний, он решился её потрогать. Протянув руку, Валентин прикоснулся к её плечу. Вопреки ожиданиям, его рука не провалилась сквозь неё, а нащупала вполне реальное плечо. Затем он взял её за руку. Рука тоже была реальной, вот только кожа…, кожа на ощупь была какой-то странной, словно он потрогал бумажник. А ещё, Тамара очень сильно напоминала одну, популярную в девяностых актрису, которой уже давно не было в живых. И это продолжало наталкивать Валентина на мысль, что она всё-таки плод его воображения. Он даже подумал о том, чтобы под каким-нибудь предлогом подозвать к машине хозяйку кафе и узнать видит она Тамару или нет. Но взвесив все за и против, напрочь отмёл эту мысль.

     -Ну что, убедился? – сказала Тамара и рассмеялась так естественно и простодушно, что Валентину ничего другого не оставалось, как начинать верить в её существование.

     Некоторое время они сидели молча. Валентин продолжал находиться в каком-то ступоре. Потом Тамара придвинулась поближе и положила руку ему на плечо. Как ни странно, это прикосновение подействовало на него успокаивающе и даже ободряюще. Он повернулся к ней. Она была очень близко, и от неё пахло электричеством. Как пахнет в сырую погоду вблизи линий высоковольтных передач.

     -Ну что, поехали? – нарушила молчание Тамара.

     - В смысле, поехали? – Валентин непонимающе посмотрел на неё.

     - Ну как, ты же куда-то там ехал, тебе же куда-то надо.

     - Вообще-то да, но в принципе я никуда не спешу, мне как бы, не горит. Тем более, куда мне ехать, я же выпивши.

     -Ну и что! – хмыкнула Тамара и слегка отодвинулась, что бы получше рассмотреть Валентина, - чего ты боишься, я же с тобой. Не переживай, всё будет нормально. Или ты забыл кто я?

     - Да я уже теперь и не знаю, кто ты, - неуверенно промямлил Валентин, и Тамара снова рассмеялась.

     Валентин раньше как-то и не подозревал, что она такая весёлая.

     -Давай, давай, заводи, - и Тамара дружески хлопнула его по спине, не сомневайся, всё будет класс.

     И Валентин послушался. Послушался и завёл двигатель, затем лихо развернулся и рванул в темноту.

     Тамара действительно полностью взяла на себя всё руководство движением, так что Валентину нужно было только слушать её и подчиняться. У него даже не было необходимости постоянно всматриваться в темноту, за него это делала Тамара. Поэтому он больше пялился на Тамарины ножки. Она это заметила, но ничего не сказала, только улыбнулась. Он уже полностью освоился с присутствием Тамары в машине и пытался завести с ней какой-нибудь разговор, но она на обычные разговоры не велась, а говорила только о том, что касалось движения автомобиля. Но Валентину всё равно нравилось, что с ним едет такая красотка.

     Впереди нарисовался пост ДАI. Возле освещённой будки стояли три автомобиля, и полицейские что-то там у них проверяли. У Валентина всё внутри опустилось. Пустая дорога, - подумал он,- мы тут одни, сейчас точно остановят, а я пьяный. Это всё, приехали.

     -Продолжай движение, нас не тронут, - Тамара снова успокаивающе положила руку ему на плечо.

     И действительно, они промчались мимо, а полицейские, занимавшиеся своими делами, даже головы в их сторону не повернули.

     Вот это да! Валентину всё больше и больше нравилось ехать с Тамарой. Он посмотрел на часы. Они показывали начало третьего. Странно, - подумал Валентин, мы так долго едем, а всего лишь начало третьего. И вообще, где мы находимся? Он посмотрел на экран навигатора, но он показывал только дорогу, выделенную голубым цветом и стрелку-указатель направления. Ни одного населённого пункта. Тогда он спросил у Тамары. Она назвала номер трассы и километр. Валентину это ни о чём не говорило. Он уже понял, что ничего другого от неё не добьёшься. Ладно, решил он, всё равно по пути что-нибудь да попадётся, ну там заправка, мотель или село какое-нибудь, там разберусь.

     И действительно, скоро впереди показалась заправка. Тёмная. Свет горел только в окошке кассы. Валентин знал такие. Сидит там кассир и заправщик в одном лице, и все дела. Ни кофе, ни сигарет и туалет за углом. Он начал сбрасывать скорость, но Тамара вдруг сказала:

     -Не стоит здесь останавливаться.

     -Это почему ещё? – возразил Валентин, нам между прочим, надо бы подзаправиться.

     -Не надо, нам хватит, - сказала Тамара, - не останавливайся, продолжай движение.

     -Как скажете, мэм, - и Валентин прибавил газу.

     Нам хватит. Докуда нам хватит? Что она имела в виду? Может она меня ведёт в объезд городов, самым коротким путём, может мы вообще, уже скоро будем на месте? Хорошо, только вот что мне делать с Тамарой? Если кума спросит кто это? Что я ей скажу? «Люда, познакомься, это женщина из навигатора. Я ей так нравлюсь, что она ожила, и теперь всё время ездит рядом со мной. Как тебе это?». А Люда мне скажет: «Валя, ты несёшь какой-то бред. Какая женщина, какой, на хрен, навигатор. По- моему тебе просто пора в дурку, Валя», вот что мне скажет Люда.

     Валентин посмотрел направо. Тамара сидела, положив ногу на ногу, и смотрела вперёд. Заметив, что он на неё смотрит, она оторвалась от дороги, повернулась к Валентину и улыбнулась.

     Вот так, счастливая парочка едет в путешествие, ничего необычного.

     Часы показывали без двадцати шесть. Начинало светать. Темнота стала серой и почти прозрачной. На экране навигатора показался перекрёсток. Вскоре он уже был виден и так. Подъезжая к перекрёстку, Валентин увидел, как ему наперерез на перекрёсток выползает тягач, волокущий за собой тридцатитонную хромированную цистерну. На цистерне красовалась надпись TRANS OIL, выполненная светло-зелёными буквами чуть ли не во весь борт. Он собрался затормозить, но Тамара положила руку ему на правое колено и придавила вниз.

     -Продолжай движение, - проворковала она ему в ухо, - не останавливайся.

     Борт цистерны становился всё ближе и ближе. Валентин даже видел отражение своего автомобиля на сверкающей хромированной поверхности.

     Пять метров, три, метр и Валентин закрыл глаза.

     Он прошёл сквозь бензовоз, как будто того и не было вовсе. Словно через гигантскую проекцию, голограмму. Только потом, открыв глаза, он посмотрел в зеркало заднего вида и увидел огромный столб огня. И больше ничего, ничего, кроме огня.

     Валентин был в шоке. Его автомобиль целый и невредимый мчался вперёд, а он сам продолжал давить на газ. Он посмотрел на пассажирское сидение, Тамары не было. За то раздался её голос:

     -Продолжайте движение, пять километров, триста метров.

     Экран навигатора показывал дорогу и стрелку-указатель. По обеим сторонам дороги была чернота. Вскоре на нём появился странный объект, состоящий из равномерно расположенных прямоугольничков, разделённых просветами. Сначала Валентин принял его за какой-то посёлок, но по мере приближения изображение увеличивалось, и он понял, что это такое. Скоро всё было видно и без навигатора.

     Ворота, несмотря на ранний час были открыты, и Валентин беспрепятственно въехал на центральную аллею. По обеим сторонам машины мелькали знакомые памятники, мимо которых он ходил в последнее время каждый день. Его удивляло только одно – как он мог попасть сюда, проехав, кто знает сколько километров. Видимо, куда бы я не отправился, я всё равно буду приезжать сюда. Эта мысль успокоила Валентина, и как бы расставила всё на свои места. Он хотел было проехать к Насте, но Тамара потребовала, чтобы он повернул направо. Далее он, следуя её указаниям, заехал аж на самый край кладбища и остановился. Дальше ехать было некуда, дальше был забор. Валентин заглушил двигатель и посмотрел по сторонам. Всюду были ряды свежих, вырытых экскаватором могил. Некоторые из них уже подравняли, придав им чёткую прямоугольную форму. Одна из них была рядом с его автомобилем.

    - Маршрут окончен, - сказала Тамара, и экран навигатора погас.

 

 

    

    

    

    

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделитесь этой информацией с друзьями:


11:50
00:23
Всё ловил себя на мысли, когда же объяснение последует, что за «Тамара». Подсказка в виде образа актрисы дала направление. А уж бензовоз расставил точки.
По ощущениям, начало не скомкано, я не заметил схематичности. Там всё ясно. Подробности отношений или какие нибудь ешё подробности — может это и лишнее было бы. Не знаю. Не возникает ощущения недосказанности, хотя, если она есть, возможно и к лучшему. Нам здесь в группе 11 как раз давали урок о пользе недосказанности.
С моралью тоже всё ясно, что хотел то и получил, сочувствия герой не вызывает ни грамма (в отличие от всех без исключения героев «Кризиса женского возраста» — там сочувствуешь каждому и по отдельности и вместе) В этом, кстати, основное отличие рассказов.
В «Кризисе», если можно выразиться, души больше. Но там тема более живая. Больная. Там любовь, страсть, желания, страдания
А здесь — спивающийся пожилой мужик незнающий как ему распорядиться собственной жизнью. Излёт. Противно. В «Кризисе» другое, там пик отношений (да и жизни тоже).

Но в целом, конечно, эти два рассказа ни в коем случае сравнивать нельзя. Это уже так — рефлексивно, стиль то узнаваемый, вот и отмечаешь непроизвольно сходства и отличия, сюжетные в том числе. Но это всё же рассказ-мораль, рассказ-притча, авторский взгляд ясен, вариант трактовки однозначен. Водитель бензовоза, возможно, лишь жертва несправедливых обстоятельств, но… Как знать, может там тоже судьба такая.
И, да, ещё момент, когда он проносится мимо поста и его не трогают, закрадывается мысль, что человек уже того… Но бензовоз расставляет точки над «i»

В «Кризисе» там вариативность. Морали прежде всего. Как её воспринимать (это и в комментах отразилось) Тоже притча, конечно. Но там у каждого своя мораль, там клубок, хотя все вроде и правы, а авторский взгляд нейтрален.
Скажем так, и голова, и чувства при прочтении «Кризиса женского возраста» задействованы сильнее.
Но опять же, эти два рассказа нельзя сравнивать. Эта вещь более лёгкая, легкопонимаемая, она заставляет снисходительно усмехнуться в конце и сделать вывод.

И написана легко и живо. И глубина. Ведь несмотря на простенький сюжет, мы таки влазим «шкуру» — едем по трассе, едим, пьём, общаемся с продавщицей, с Тамарой, с тараканами в голове ГГ...:))
Это передано живо и естественно.

Словом, отличный рассказ!
Спасибо за комментарий, рад, что понравилось. Тамара — это проводник, проводник туда..., это голос из навигатора, материализовавшийся (как я не люблю писать это слово) благодаря больному воображению героя, а материализовался (опять это слово) он в то, что герой хотел или готов был увидеть. Хорошо, что обратили внимание на момент, когда ГГ проносится мимо поста. Когда я писал рассказ передо мной встала дилемма — сделать так, что он уже того… или оставить недосказанность. И я подумал, пусть будет недосказанность, иначе рассказ тут бы и закончился. Кому интересно как призрак куда-то там едет, всё это уже сто раз было, поэтому я не стал его убивать раньше времени. По этой же причине пришлось сжечь бензовоз. Был вариант, что ГГ просто прошёл сквозь него без всяких последствий, и был этому крайне удивлён, но тогда вопрос — когда же он всё-таки умер? А так всё логично, в бензовоз он въезжает ещё живой, а дальше..., сами понимаете. Вот как-то так. К тому-же это всё-таки мистика. А знаете, мне даже нравится, когда кто-нибудь, прочитав мой рассказ, воспринимая всё серьёзно, как на самом деле, начинает возмущаться, когда происходит какое-нибудь отклонение от реальности, мол, как так, этого же не может быть. Как было с телевизором (рассказ «Напрокат»). Или, как, например, с «Автомобилем», там чуть ли не начали измерять длину выхлопной трубы у нереального агрегата. Дело в том, что мне нравится создать нереальную ситуацию в максимально реальных условиях, засунуть в неё обычного человека или людей. Просто в «Кризисе» нет никакой мистики и фантастики вообще, она там не нужна, да и не было идеи вставлять туда что-то подобное там просто жизнь. Вот такие дела. И ещё раз спасибо.
00:22
А, тогда я всё же немного не правильно понял — понял, что Тамара это дух какой то или призрак, которого ГГ «приплакал», который пришёл проводить героя в пункт назначения:))
Но галлюцинация это да, второй наиболее вероятный вариант, но почему то не пришло в голову…
И да, я не учёл, что в этом рассказе «изюминка» это его мистичность (хотя, если воображение, то вроде мистики и нет, только в конце где он призрак)
Просто для себя не делю литературу по жанрам: фантастика, мистика, какая разница. Смотрю реалистично или нет. Ну вот рассказ написан реалистично, на мой взгляд.