Рубрики раздела "Проба пера"

Бежецкий Верх

Бежецкий Верх
I
Закопченный до черноты потолок тяжело нависал над головой. На железных, с рыжими пятнами крючьях, воткнутых глубоко под ребра, висел обнаженный мужчина. Спутанные волосы, разодранный от уха до уха окровавленный рот с редкими остатками зубов, истерзанное плетью тело и ноги с пузырящейся от сплошных ожогов кожей вызывали ужас и отвращение. Только судорожные подрагивания и тяжелый стон, исходивший откуда-то из самого нутра и иногда переходящий в хрип указывали на то, что этот  человек еще что-то чувствует. Огромный, разгоряченный жаром и работой татарин деловито раздувал мехами кроваво-красные угли, где ждали своего часа щипцы, клещи и другие предметы, о предназначении которых можно было только догадываться.
Андрея мутило от смеси запахов пота и крови, горелого мяса и отхожего места. Здесь, в пыточной, все было пропитано непрекращающейся невыносимой болью и ему подумалось, что, наверное, именно так выглядит преисподняя.
Тусклый, гнусавый голос дьяка, иногда неразличимый за лязганьем цепей, гудением раздуваемого пламени и стонами несчастного вгонял слушателей в полуобморочный транс:
– … А також признал, что боярин Петр Морозов вел речи крамольные, непотребные. А в сношениях с ним были прочие заговорщики новгородские, которые вместе с ними государя нашего хотели злым умышлением извести, а на государство посадити князя Володимера Ондреевича…

II
Гойда! Гойда!
Ватага всадников в черных одеждах, нахлестывая лошадей, летела по селу. Копыта с чавканьем вырывали куски грязи с талым мартовским снегом. Ребятня, возившаяся у ручья, поркснула, словно стайка воробьев. Бабы хватали малышей и, путаясь в юбках, в ужасе разбегались по дворам.
Андрей на своем вороном сходу перемахнул через изгородь прямо на боярский двор, усеянный соломой, смешавшейся с конским навозом и снежной кашей. Оказавшаяся на его пути карлица от страшного удара отлетела к крыльцу дома и обмякла там, истекая кровью. Он осадил жеребца, подняв на дыбы. Опускаясь, конь едва не размозжил голову своими подковами какому-то юродивому – грязному, босому оборвышу, ползавшему по двору.
– Отворяй ворота, сволота! – донеслось с улицы. – Отворяй, кому говорят!
Дворовая девка откинула запорный брус и тут же испуганно отскочила в сторону, с ужасом глядя на вооруженных людей, называемых в народе "собачьим войском". На богатое крыльцо добротного дома высыпали домочадцы. Послышались плач и истошные крики. Появился и хозяин, боярин Морозов – кряжистый мужчина с окладистой бородой, в красной шелковой рубахе и синих штанах, заправленных в сафьяновые сапоги. Он тяжелым взглядом обвел всадников.
– Пошто разор учиняете? Не ведаете кто я?
– Как не ведать, ведаем! – с издевкой крикнул Степан, самый молодой из опричников. – А кто мы, ведаешь?
Едва сдерживая пляшущего коня, он махнул кнутовищем с метлой перед боярским лицом. Толпа на крыльце отшатнулась, запричитала, завыла.
– Батюшка, батюшка! – на шее хозяина повисли две дочери. Боярыня, с лицом цвета пыльной полыни, молчала, прижавшись спиной к дверному косяку.
Андрей встретился взглядом с боярином.
– В Клин с нами поедешь, – жестко сказал он. – Государь тебя видеть желает.
Его жеребец вдруг шарахнулся – это юродивый, безумно завыв, попытался обхватить ноги коня. Он хрипел от отчаянного бессилия, раззевая беззубый рот и указывая грязным, скрюченным пальцем на неподвижно лежащую уродку.
– Пошто карлицу загубил, душегуб?
Боярин взглянул на неподвижное несуразное тельце в богато расшитой кацавейке. Костяшки пальцев, обхватывающих перила, побелели от напряжения. Он полоснул по Андрею взглядом, полным ненависти.
– Пошто?!
Старший опричник с досадой воткнул шпоры в бока жеребцу, направив его прямо на крыльцо. Собачья голова, болтавшаяся у колена, казалось, зарычала, оскалив желтые клыки. Толпа истошно завыла, запричитала, посыпалась со ступеней. И только боярин, ссутулив плечи, неподвижно смотрел на юродивого. Подвывая, калека гладил окровавленную голову карлицы и то шептал что-то, то брызгал слюной, рассылая проклятия.

III
Обоз, скрипя и переваливаясь на ухабах, тащился по раскисшей дороге. На последней подводе лежали связанные боярин с боярыней. Им не дали возможности собраться и они так и остались в легкой домашней одежде. Андрей, поеживаясь от сырого, насквозь пронизывающего ветра, вглядывался в почерневшее лицо Морозова, гадая, о чем в такие минуты может думать человек.
– Накинь на них что-нибудь! – приказал он ездовому. – Не приведи бог, замерзнут, государь гневаться будет.
Чувствуя, что совсем застыл, он хлестанул коня и направил его крупной рысью в голову обоза. Мотнув гривастой головой, жеребец понесся вперед. Неожиданно споткнувшись, он упал на колени, выбросив всадника из седла. Андрей больно ударился о подмерзшую землю, в кровь ободрав руки и щеку. К нему тут же подскочил Степан, помог подняться.
– Цел? Как же ты так?
Хромая, с досадой стряхивая с кафтана грязь и снег, Андрей подошел к лежащему на боку коню. Егор, – верзила, заросший черной бородой до самых глаз, пробурчал, хмуро оглядывая хрипящего жеребца:
– Нога сломана. Видать, в яму попал. Или за корень зацепился. Все. Конец лошадке.
Андрей зло выругался. Этот скакун был предметом его гордости и зависти у многих. Пока еще найдешь такого…
Он лежал в санях, укрывшись боярской соболиной шубой. Перебирая пальцами ремни сбруи, вспоминал кровь, хлынувшую густой кипящей струей из шеи его любимца и косящий, все понимающий взгляд.

IV
Много о чем поведал боярин Морозов. Рассказал он и о сговоре супротив государя, и о тайном схроне на заднем дворе… Да и то – на дыбе особо-то не помолчишь. Супружница его, в свою очередь, призналась в связях с ведьмой Дарьицей Воловятинской, которая «у всяких чинов людей по дворам ворожила и на соль наговаривала».
...Гойда! Гойда!
Всадники, галопом несущиеся по селению, поднимали за собой клубы пыли. Полуголая ребятня засверкала пятками, испуганно разбегаясь по кустам да дворам. Улицы вмиг обезлюдели, и лишь юродивый ползал на небольшой площади у церквушки.
Андрей зло, с оттягом хлестанул его нагайкой – не путайся под ногами! Калека сжался, закрывая лицо руками, завыл, кося безумным глазом:
– Нехристь, бесов подручник! Помнишь карлицу? Пошто душу безвинную загубил, пошто? Попомнишь еще ее, попомнишь!
Опричник соскочил с коня, схватил юродивого за рубище, зашипел в бешенстве:
– На кол захотел?
Он пнул лежащего сапогом. Тот проворно отполз в сторону и опять забормотал, брызгая слюной:
– Не даст она тебе покоя, не даст!
Андрей выхватил саблю, замахнулся.
– Язык отрежу!
– Брось его, поважнее дела есть! – крикнул Степан, похлопывая коня по взмыленной шее. Андрей с ненавистью плюнул в сторону малахольного и вдел ногу в стремя.
– А лошадка-то твоя старая где? Эта-то пожиже будет.
Он резко обернулся. Взгляд юродивого, ясный и осмысленный, обжег опричника.
– Какая уж по счету с весны-то? – издевательский тон безумца заставил его вздрогнуть.
Андрей подскочил к калеке и, схватив за грудки, оторвал от земли немощное тело.
– Что ведаешь о том? – он тряхнул его с такой силой, что, казалось, мотнувшаяся голова на худой, морщинистой шее вот-вот отвалится. – Говори, собака!
– У своей собачки поспрошай! – захохотал юродивый. Его глаза закатились, тело задергалось в судорогах, изо рта пошла пена. Андрей с отвращением оттолкнул от себя безумца и, вытерев ладони о серый от пыли кафтан, вскочил на коня.
– Не попадайся мне больше на глаза! Убью!
Горечь потери своего любимого вороного не проходила до сих пор. А с того самого весеннего дня Андрей сменил уже пятого скакуна. Его будто преследовал какой-то рок – кони под ним не держались и месяца. Одних свалила непонятная хворь, другие ломали ноги на ровном месте. А недавно сгорела и вся его конюшня. Эта напасть вызывала в нем растерянную ярость.
Уже отъезжая, он услышал хохот калеки:
– Собачку, собачку свою поспрошай!

V
Из одиноко стоявшей на стыке речки Мологи и леса избы выволокли бабу в черном одеянии.
– Вот она, подлюка старая!
Один из опричников снял с седла веревку.
– Вяжи ее, нечисть проклятую!
Андрей, возвышаясь с высоты коня над стоящей перед ним бабой, с презрительной ненавистью процедил сквозь зубы:  
– Ты ведьма Дарьица Воловятинская?
Женщина поправила платок, остро взглянула на Андрея.
- Не ведьма я. Травница. Что надо?
Опричник, изумленный ее спокойным достоинством, подался вперед.
– Зенки-то свои бесстыжие опусти!
Однако баба по-прежнему пристально вглядывалась в лицо взбешенного ее непокорностью мужчины. Андрей дал шпоры жеребцу, но тот, всхрапнув, осел на задние ноги, попятился назад.
– Побереги коня, – усмехнулась Дарьица. – Небось, уже устал их менять.
– Что знаешь о том, старая ведьма? Говори! – он замахнулся плетью.
– Травница я. Людям помогаю, – твердо повторила женщина, схватив коня под уздцы. – Хочешь, и тебе помогу, служивый.
Жеребец застыл как вкопанный. Андрей похолодел. Он с размаху хлестнул плеткой по крупу, но конь даже не шелохнулся, только мелко задрожал. Подскочившие к ворожее опричники схватили ее, начали заламывать руки.
– Стой! Погодь, кому говорю! – Андрей соскочил на землю. Нахмурившись, исподлобья глядя на колдунью, приказал:
– Егор, дуйте в боярский дом. Схрон отыщите. Буде кто подозрительный – вяжите. Дочек тоже до кучи. Да грамоты боярские заберите, потом гляну.
– А ведьмачка как же?
– Сам разберусь. Шевелись, чего встали!

VI
Четверо всадников, недоуменно переглядываясь и перебрасываясь короткими фразами, направились в сторону села. Андрей, дождавшись когда они отъедут на значительное расстояние, шагнул к женщине, едва сдерживая гнев.
– Что ведаешь про коней?
Ведьма погладила собачью голову, висевшую у седла.
– Карлицу помнишь?
Андрей напрягся.
– Ну?
– Мается ее душенька неупокоенная.
– Ну?
– Здесь она, бедняжка, – ворожея резко развернула собачий череп в направлении Андрея. – В этой собачьей голове ее душа приютилась. И мстит тебе за свою смерть. И будет мстить, пока таскаешь ее за собой. Надумаешь выбросить, знай – в тебя переселится.
Мужчина вздрогнул, отшатнулся от вперившихся в него пустых глазниц.
– Что ты несешь, старая карга? – в его глухом голосе послышался страх.
– Покой ей нужен. Хочешь избавиться от напасти, отвези домой, да положи в теплый угол. Свечку поставь. И вели всем, чтоб не трогали ее, не беспокоили.
– Будь ты проклята, ведьма! – Андрей вскочил в седло. – Отпусти коня, зарублю! – он схватился за саблю.
Яростно нахлестывая жеребца, понесся подальше от этого проклятого места, утирая рукавом пробивший его пот.
Еще издалека он услышал вопли, доносившиеся с боярского двора. Степан, увидев подъехавшего командира, хвастливо затараторил:
– Слышь-ко, не соврал боярин, тайный схрон нашли. Добра в нем – немеряно! А девки-то, боярские – ох, сладкие, небось! – он осклабился. – А где ведьмачка-то?
– Утопил в речке. Зарубил и утопил, – глухо буркнул Андрей.
– А что государю скажешь?
– То и скажу. Все как есть. А то порчу навести могла. Ну ее к лешему! И вообще, не лезь не в свое дело! – взъярился он неожиданно для себя.
Степан подозрительно посмотрел на командира, но промолчал, лишь засопел недовольно.

VII
– Какая чудная история, дорогой Арсений Петрович! – восторженно воскликнул гость, тучный мужчина, явно страдающий одышкой. Он отхлебнул рябиновки, причмокнув от удовольствия. – И чем же она закончилась?
Хозяин богатой усадьбы в Бежецке – седой, представительный мужчина в шелковом халате наполнил опустевшие бокалы и, загадочно подняв палец, подошел к камину. Снял с него богато инкрустированную шкатулку, маленьким серебряным ключом открыл замок. Обитый внутри черным бархатом, ларец явил взору изумленного толстяка собачий череп, лежащий на вышитой шелковой подушечке.
– Да-да, Петр Николаевич, именно таким образом это оказалось в нашей семье. Предок мой позаботился. Здесь душе несчастной карлицы покойно и уютно.
Арсений Петрович бережно протер матовую кость батистовым платочком.
– Да и у нас теперь, слава богу, все в порядке.


Рисунок Аскольда Акишина

 

13:27
15:03
Кроме имени Андрей — никакого имени не знаете? Жаль… А Олег? Ну а Пëтр — тот же, кто генофонд русский разрушил. Не помните? А себя помните… Так я вам скажу — Пëтр русскую нацию испоганил, и вот таких вот писак оставил в наследство. Не умеете писать, не умеете. В вас слишком много азиатского, чтоб писать на русский лад. Русские — чистые, не страдают Азией — не болеют ею. Они не кутят и не балаганят, пред лжебогами не пляшут…
02:14
Это че? Наш премьер-министр собаччю голову хранит в ларце? А я то все думаю…
09:56
А что, ваш премьер из Бежецка? Кто бы мог подумать! Да и сохранился-то как хорошо.
13:48
Да он упырь — они все хорошо сохраняются. А вот откуда он, мне не ведомо доподлинно.
13:54
Очень понравился рассказ. Не смотря на прогресс и развитие науки, у людей в головах морок как тысячу лет назад.
09:03
Русские не носили шаровар — у них были портки. Человек, одевавшийся необычно — например, в шаровары — вызывал у людей негативную реакцию. То, что такое было невозможно, утверждать не стану, но в таком случае нужно было бы указать на то, что боярин Морозов завёл у себя турецкие, басурманские, порядки.
ПО-моему, Джуга, известный всем как критик, не очень удачно пишет. Лошадь с седоком не перепрыгнет высокий забор. Да и сама история с падежом лошадей… всемогущий редактор нам на что-то намекает?
10:26
Русские не носили шаровар — у них были портки.
Лошадь с седоком не перепрыгнет высокий забор.

Это все ваши замечания, Дж.Хан?
Извольте:
1. Шаровары. Заим. не позднее XVI в. из укр. яз. (Этимологический словарь русского языка)
2. В Чили 5 февраля 1949 года был зафиксирован мировой рекорд прыжка в высоту. Его установил жеребец по кличке Уасо под седлом А. Моралеса. Высота прыжка составила 2 м 47 см. Видео можно посмотреть здесь: www.koni66.ru/e/146791-mirovoy-rekord-po-pryizhkam-na-loshadi-v-vyisotu

Комментарий удален
10:50
Я ОТВЕЧУ. ШАРОВАРЫ ЗАПОРОЖСКИЕ КАЗАКИ НОСИЛИ, ОНИ С ТАТАРАМИ И ПОБРАТИМСТВОМ ЗАНИМАЛИСЬ, И ГЕТЬМАНЫ-ПОТУРНАКИ СРЕДИ НИХ БЫЛИ, И ЯВНЫЕ, И ТАЙНЫЕ, НО ПРИ ЧЁМ ТУТ РУССКИЕ БОЯРЕ, СКАЗАТЬ ТРУДНО. ВООБЩЕ БОЯРЕ И ЗАБОР СТАВЯТ НЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБ ЕГО ПЕРЕПРЫГНУТЬ МОЖНО БЫЛО, ХАИМ(НЕ «ХАМ», ЗАМЕТЬТЕ). ЖОКЕИ ОБЫЧНО КАК РАЗ КАРЛИКИ, И ЛОШАДИ У НИХ РЕКОРДСМЕНЫ, И РАЗГОН ДЛЯ ПРЫЖКА БОЛЬШОЙ, ИДЕАЛЬНЫЙ(СМОТРИТЕ ВИДЕО, ХАИМ, ПО УКАЗАННОЙ ВАМИ ССЫЛКЕ). Я НЕ ЗНАЮ, НОСИЛИ ЛИ РУССКИЕ БОЯРЕ ШАРОВАРЫ, ОНИ В ФИЛЬМАХ ОБЫЧНО ИНАЧЕ ОДЕТЫ, И МОГ ЛИ ОПРИЧНИК ВЗЯТЬ ЗАБОР, ДЛЯ ЭТОГО НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЙ, НО ЛУЧШЕ БЫЛО БЫ, ЧТОБЫ «ХАИМ» ЭТО ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛ. ДА И В ШАРОВАРАХ ПУСТЬ ПОХОДИТ, ЕМУ ПОНРАВИТСЯ.
11:01
А Вы тоже в чём-то заподозрили Джугу, Роман Кузьма, или читаете мои комментарии? По-моему, там и сюжет жидковат — больше намёки на то, что автор «коней» менять привык.
11:14
ДА, У НЕГО ЭТО ЕСТЬ — У ЭТОГО РАССКАЗА, ИМЕЕТСЯ В ВИДУ. ТАМ ТАКИЕ ТЕМЫ «ШАРОВАРЯТСЯ», ЧТО ВООБЩЕ…
11:24
А я посмотрел видео с рекордсменом Хуасо. Вы правы, Роман Кузьма, он взял препятствие, которое не было забором. Не уверен, что он и жокей смогли бы взять хотя бы двухметровый забор, который расположен не столь комфортно. Джуга, видимо, наплёл, что попало, а теперь выкручивается, чтобы отвлечь внимание от необычного сюжета, в котором главный герой «привык менять коней».
11:48
14:51
Не уверен, что он и жокей смогли бы взять хотя бы двухметровый забор, который расположен не столь комфортно. Джуга, видимо, наплёл, что попало


Для неуверенных, но при этом с апломбом утверждающих про «наплёл, что попало». Вот вам ещё одно видео, Дж.Хан, уже с «правильным» забором:
cliperfon.ru/films/seriali/loshad-prizhok-na-moshnost-v-visotu.html
Можете пропустить начало, там несколько наездников преодолевают стену высотой «всего-то» 2,28 м. Вам будет интереснее начать по таймеру видео с отметки 7.00. Там победитель соревнований перепрыгнул стену 2,40 м.
14:58
А он настырный, правда? Классический пример еврейского упрямства: мог опричник в боярский двор верхом на коне запрыгнуть — и всё тут! Вот же кино сняли!
12:38
Вот только ксенофобии здесь не хватало и антисемитизма в частности. Для возбудившихся по поводу моей национальности Романа Кузьмы и Дж.Хана, сообщаю: я не еврей. Хотя лестно, наверное, быть соплеменником великих Б.Пастернака и А.Эйнштейна, М.Шагала и М.Ботвинника, И.Левитана и В.Высоцкого, А.Райкина и С.Спилберга…
Не говоря уже об Иисусе из Назарета.
13:51
ДЖУГА, ВЫ ЗРЯ ВОЛНУЕТЕСЬ. СРЕДИ МОИХ ЛУЧШИХ ДРУЗЕЙ МНОГО ЕВРЕЕВ. Я И К ВАМ ВПОЛНЕ НОРМАЛЬНО ОТНОШУСЬ.ОТ НИХ Я ТОЖЕ НЕОДНОКРАТНО СЛЫШАЛ, ЧТО ИИСУС-ИХ СООТЕЧЕСТВЕННИК
По существу не скажу ничего, не разбираюсь. Нравятся подобные вещи.
21:51
Ирина, благодарю за прочтение и за приятный отзыв.
23:07
В ПЕРЕВОДЕ НА НОРМАЛЬНЫЙ ЯЗЫК БЫЛО БЫ: «ЭТА ВЕЩЬ НЕ ПОНРАВИЛАСЬ, НО РУГАТЬ ПРИ ВСЕХ НЕ СТАНУ».
00:12
Начало такое, будто я его где-то видел...«Бэггинс! Ши-ир!». А потом там тоже все лошади перемёрли.Возможно, это подсознательное подражание, а не наглый плагиат. В таком случае, концовку можно считать хэппи-эндом в понимании автора, а разница между произведениями и, особенно, завершающей частью, является разницей между профессором Оксфорда Толкиеном и автором данного рассказа. Я бы не заходил настолько далеко, чтобы говорить об ужасных комплексах и о гаденькой, уродливой душе, но такое впечатление как-то возникает. Особенно от фразы: «Здесь душе несчастной карлицы покойно и уютно».Не знаю, возможно, я сужу предвзято. Вот был бы с нами Фрейд…
10:21
Дж.Хан, кони всегда умирают и в жизни, не только в литературных произведениях. Это закон природы. Базировать на этом свои подозрения в плагиате, по меньшей мере, несколько странно.
16:21
Никто Вас ни в чём не обвиняет, всё нормально.
21:13
ПОШЛИТЕ ЕМУ «СМАЙЛИК», ИНОГДА ЭТО ПОМОГАЕТ