Рубрики раздела "Проба пера"

Завтра не отменяется

 1
Размытое, словно частично растворенное в утренней дымке осеннего тумана, лицо Сары излучало улыбку. Эта улыбка была сродни той странной, загадочной, как будто хранящей все знания мира улыбке, тайну которой искусствоведы до сих пор не могут разгадать на полотне великого Лео.
Потом лицо пропало с экрана монитора... Какая-то то аллея... Один человек преследует другого. Они вместе повторяют изгибы улиц и теряются в них.
Эндрю проснулся и рывком сел на кровати.

-Опять тот сон? - потягиваясь, спросила разбуженная жена.

-Да. Опять. Это какой-то то кошмар! Твоё лицо с улыбкой Моны Лизы на мониторе. А потом - преследующий меня человек.

- Ты слишком много работал в последнее время... Надо больше отдыхать! Нормальные люди ходят к психоаналитику, в церковь, едут на море... Да мало ли способов разгрузить своё сознание! А ты и слушать ни о чем не хочешь.

- Не начинай опять. Работал много, потому что торопился уложиться в сроки. К психоаналитикам не хожу, потому что у меня нет на это времени и особого доверия тоже. Моё отношение к Церкви ты знаешь. На море слишком много солнца, а я его не переношу. Это для тебя новость?... И вообще, пора вставать, а то опоздаю. Сегодня предстоит насыщенный  день!

Эндрю бодро выпрыгнул из-под одеяла и отправился на кухню варить кофе. Сара, словно была игрушечной машинкой на веревочке в руке малыша, последовала за ним.
Пару раз глотнув бодрящего напитка, Эндрю был одет уже через пару минут. Схватил портфель, поцеловал жену и направился к двери.

Сара снова поплелась за ним и догнала в дверях:

-С Богом!

-Он ничего не смыслит в квантовой физике! Его присутствие там ничего не даст, - открывая дверь, съязвил Эндрю.

-Его помощь ещё никому никогда не была лишней,- бросила Сара, закрывая дверь.
 
По дороге в институт Эндрю мимоходом зацепил взглядом не гармонировавшее с современными коробками здание церкви. Тут же отвел взгляд, будто боялся  заразиться чем-то неизлечимым.

Институт, куда он спешил, находился почти напротив храма, наискосок.
На кафедру Эндрю ворвался, словно ветер в нечаянно распахнувшееся окно. Первым его встретил пожилой мужчина с красивой, цвета первого снега, сединой:

-Опаздываете, друг мой! Через минуту начинаем!

-Знаю, знаю, профессор! Чуть не проспал...

-Соберитесь! В целом учёный совет настроен к вашей работе довольно тепло. Я по своим каналам навел справки. Но Фултон намерен вас растерзать. Будьте начеку!

-Спасибо, профессор!- ученик пожал руку учителю.- Я готов сам растерзать кого угодно!

-Давай, сынок! В тебя столько сил вложено... Я в тебя верю!- похлопывая  по плечу и слегка подталкивая  ученика к входу в лекционный зал, сказал профессор. - Ну, с Богом!

От последних слов наставника Эндрю скривился. Профессор заметил это, но не подал виду.

*
Алан Крайтон, доктор физико-математических наук , профессор Института квантовой физики , относился к Эндрю, самому способному из своих учеников, как к сыну. Своего ему не дал Бог.

Защита диссертации прошла успешно. Эндрю Дарем смог отбить нападки даже скептически настроенного Фултона, готового жизнь отдать, но не пропустить в науку случайного человека.

Профессор снова первым встретил Эндрю, вынырнувшего из аквариума, полного акул и пираний. Бросил ему полотенце одобрения :

-Успех! Ты просто молодец!

-Это все благодаря вашей поддержке! - бросил Эндрю, обнимая наставника и радуясь, как мальчишка. - Спасибо!

- Ну, моя помощь тут только в придании направления вектору. Телом этого вектора все же был ты сам. С Божьей помощью все получилось, как надо.

Эндрю снова скривился:

- Вы, профессор, как моя жена. Та тоже все время упоминает бога , как будто без него никуда...

-А разве не так?

-Вы же знаете, профессор, моё отношение к религии и вообще ко всему, что с этим связано. - Тут мы с вами не партнёры.

-Знаю-знаю, что ты атеист. По молодости мы все ни во что не верим. Но придёт время, и ты поймешь, что твоя вера в ничто слишком...

Профессор закашлялся.

Эндрю, воспользовавшись моментом, объявил присутствующим  о  вечеринке по случаю защиты.
 
*

Вечером дома у Даремов было шумно и весело. За столом профессор сидел рядом с учеником и его женой. У всех было приподнятое настроение. Даже всегда скучный и грубоватый Фултон улыбался. Кода все возможные тосты были произнесены, доктор Крайтон предложил Эндрю выйти на воздух: покурить.

- Я разговаривал с ректором. Он сказал, что ты мог бы вести семинары у первокурсников по плазме. Это способ остаться на кафедре и в институте вообще. Я знаю, что ты мечтаешь о большой науке. Но попасть в исследовательский институт, сам знаешь, как сложно. А здесь можно потихоньку вести какие-то то исследования самостоятельно. Со временем, может, и нам перепадет что-то от общего пирога, что отстегивает министерство науки на исследовательскую работу. А пока мы могли бы вместе...

Чувствовалось, что профессор заходил издалека, хотел сказать что-то более важное, но не решался или не мог подобрать слова.

- Профессор, конечно, я мечтают о большой науке. Журавль, конечно, манит догнать его в небесах. Но я реально оцениваю ситуацию. Уходить в никуда, это глупо с моей стороны. В своём институте, ещё и у вас под крылом, мне найдётся занятие и применение. Здесь родился, здесь и сгожусь, - перефразировал на свой манер известную поговорку Эндрю.

-Ну, вот и хорошо! А про журавля, думаю, мы с тобой ещё поговорим. Ты даже не представляешь себе, как высоко летает тот журавль, на которого мы будем охотиться!

Но последние слова своего учителя Эндрю уже не слышал. Выпитое вино расслабило его тело. Эндрю, прислонившись к перилам, опустив голову на колени, мирно спал, прямо здесь, на ступеньках.
 
2.

Доктор Крайтон подолгу засиживался в своём кабинете. Он стал медлительнее, чем три года назад. Все чаще оставался ночевать на кафедре. Эндрю знал об этом, но не придавал значения. У стариков свои причуды.

Эндрю теперь носил усы и небольшую бородку. Ему хотелось выглядеть солиднее. Лицо Сары, окутанное дымкой, и преследующий его человек продолжали сниться. Но со временем выработалась привычка жить с этим.

Каждое утро по дороге в институт перед "зеброй", напротив церкви,собирались, словно выстраивались в очередь, сотни машин. Как многие в такой ситуации, Эндрю проклинал еле плетущихся по пешеходному переходу старушек, направлявшихся на утреннюю службу. Час пик, работающее население города торопится заработать денег, а эти тут мешают... И обязательно надо в час пик устраивать столпотворение!
Однажды , в очередной раз застряв в пробке перед пешеходкой, машина дернулась и перестала подавать признаки жизни. Пришлось задрать к небу капот и искать причину прямо на дороге.  Как раз в это время по тротуару проходил падре, служивший в этом храме. Услышав, что человек, копающийся в теле машины, проклинает пожилых прихожанок, из-за которых ему пришлось остановиться, святой отец сбавил шаг, потом  подошел поближе и предложил помощь.

Эндрю, вынырнув из-под капота и увидев человека в рясе, не смог сдержать раздражения:

-О Господи! Вы-то мне здесь чем можете помочь? Разве вы понимаете что-то в машинах? Или призовете своего боженьку на помощь?

-Ну, Бога, я думаю, по таким пустякам не стоит беспокоить. А вот оказать первую помощь я смогу, ведь когда-то в армии был водителем и механиком.

Священник отстранил своим большим телом хозяина машины и заглянул во внутренности железного тела.

- Ничего не понимаю! Вроде, все в порядке!
Потом он открыл дверцу и сел за руль, попытался завести двигатель. Все тщетно...
Но из  машины он вылез, улыбаясь.

- Пойдемте в храм!

- Это ещё зачем? Молиться будем? - выпустил иголки Эндрю.

- Молитва тут не поможет, - снова улыбнулся падре, направляясь в сторону храма. - Вы кто по профессии?
- Физик... Преподаю в Институте, - Эндрю махнул рукой в сторону большого здания на противоположной стороне улицы. Он и не заметил, как , следуя за падре, проник в храм, пересек большую залу и оказался на заднем дворе.

Святой отец подозвал какого-то молодого юношу в светской одежде, что- то шепнул ему на ухо. Тот нырнул в темноту церковной пристройки и вернулся с канистрой.

-Вот! - забирая у парня канистру и передавая её Эндрю, сказал падре. - Вашему коню этот овес понравится.

- Бензин!?-Эндрю готов был провалиться сквозь землю от стыда. - Конечно, бензин! Как я сам не догадался! Жена вчера целый день ездила по магазинам. А я сегодня с утра автоматически сел за руль, не обратив внимания на приборы. Спасибо огромное! Сколько я вам должен ?

Эндрю еле сдерживал эмоции.

-Ничего не надо... Раньше здесь, в гараже, стояла моя машина. Но теперь гараж пустует. Я больше не езжу. После аварии не могу. Канистра с бензином теперь мне не нужна, зато вам - ещё как... Забирайте!
 
Сказав это, падре повернулся и удалился в темноту церковного заднего двора. Эндрю вернулся к машине, залил бензин и уехал. Припарковавшись, почему-то не спешил покинуть машину.  То, что он опаздывал на семинар, его теперь не очень беспокоило. Знакомство с падре произвело на него сильное впечатление. Он всегда сторонился верующих, чуть ли не плевался, проезжая мимо церкви. Ему всегда казалось, что  под высокими сводами храмов занимаются затягиванием в  сети  и зомбированием наивных слабых людей.  Священник представлялся ему чуть ли не монстром.  А здесь... Оказалось, что падре - это вполне обычный человек, отзывчивый, спокойный. Не обсмеял, не прочитал наставление, и даже  не попытался склонить к вере.

Вечером Эндрю рассказал Саре о случае с машиной и о помощи святого отца.

-Вот видишь, это знак свыше. Бог уже не знает, как достучаться до твоего сердца. Вот, хоть таким способом... Падре показал тебе, как поступают люди, живущие с Богом в сердце.

-Глупость! Это просто уловка. Твой обожаемый падре специально не взял денег, чтобы я чувствовал себя его должником.

- Ты несешь несусветную чушь. Если бы ты общался с верующими, ты бы давно привык, что помогать людям не ради корысти, это обычное дело. Твоё сердце подобно заплесневевшему сухарю, ты вообще не видишь ничего хорошего и доброго в этом мире. Человек тебе помог, не копейки не взял, а ты даже в этом видишь гадость. Ты становиться все невыносимые!

-Это ты невыносима со своей верой в святую непорочность! Посмотри вокруг! Этот мир строится на лжи, сильные пожирают слабых, молодые подсиживают стариков, чтобы получить от них в наследство их блага.

-Молодые подсиживают стариков? - Сара еле сдерживалась, чтобы не перейти на крик.

-Теперь я понимаю, почему старик Крайтон до сих пор не открыл тебе того, над чем он работает всю жизнь. Он надеялся, что твой юношеский максимализм пройдёт, ты поумнеешь, изменишься. Но ты становиться только хуже...

-Откуда тебе знать, работает он всю жизнь над чем-то или нет. То, что он закрывается в своем кабинете и остаётся ночевать, ещё ни о чем не говорит. Одинокий старик, домой идти не хочется, вот и ночует на работе.

-Знаю, раз говорю. Тогда, на вечеринке в честь твоей защиты, когда он захмелел от вина, он сказал мне, что скоро передаст тебе своё большое дело, которое перевернет представление человечества  о Боге, о жизни и смерти,  о мироустройстве вообще. Что он может не успеть, а тебе судьба уготовила довести дело до конца и сорвать лавры победителя.

-Мало ли какую чушь мог нести подвыпивший пожилой человек! А ты всему веришь! Вот так же тебе и церковники вешают лапшу на уши! Глупая женщина!- перешёл на оскорбления Эндрю.

Сара хлопнула дверью и выбежала из дома. Чтобы не опуститься до ответных оскорблений, лучше было перенести себя куда-то подальше. Она бросила в машину свое тело и поехала на окраину города, в парк.

Присев на лавочку, старалась ни о чем не думать: наблюдала за мамочками с колясками, за играющими детьми. Потом пошла по тропинке, убегавшей в глубину медноволосой рощи. Вышла на площадку, подставлявшую лицо ясному  небу. Там владельцы собак выгуливали своих питомцев.

-Мечтаете завести собаку, а кто-то из домочадцев против?

Сара обернулась. Перед ней  стоял её одноклассник, Фил Боутон. Он держал за ошейник большую рыжеватую овчарку в тугом наморднике.

Сара застыла от неожиданности. Внутри что-то щелкнуло, завертелось и как будто разорвалось, обдав жаром. Она с трудом взяла себя  в руки и выдавила:

-Ты?..Здесь?..

-Вот так встреча! Какими судьбами..? Собаками интересуешься?

-Да нет. Просто гуляю.

Фил отпустил собаку с поводка и предложил Саре присесть на лавочку в стороне от площадки. Саре показалось, что Бог послал ей этого человека именно сейчас, когда ей так плохо, не просто так. Она всегда во всех совпадения видела знак свыше.

Не заметила, как перенеслась на десять лет назад, в школьные годы, когда они жить не могли друг без друга. Много лет дружили, сидели за одной партой, потом решили пожениться. А потом... Потом потерялись в водовороте жизни.

Сейчас Фил показался ей таким родным, таким близким. Она не удержалась и выдала ему все о себе, о том, что с мужем не ладится в последнее время. Видимо, на душе столько всего накопилось, что вдруг вытекло и полилось через край неуемным потоком. Она рассказывала и утирала слезы, что невольно текли по щекам.

Фил внимательно слушал, грея ее маленькую руку в своей. Сара не вынимала ее. Казалось, что какая-то неведомая сила перенесла ее в прошлое, что никакого Эндрю в ее жизни никогда и не было.

Небо потемнело и пригрозило грозовым кулаком. Фил предложил переждать дождь у него. Сара согласилась. Жил он один, поэтому мог себе позволить пригласить ее в гости. Он был обходителен. Вино, которым он угощал, таким расслабляюще волшебным. Оно уносило в иной мир, где не было проблем, где все было легко и невесомо. Сара потеряла голову...

Но, проснувшись на следующее утро и смахнув остатки хмеля, Сара испугалась того, чо натворила.  Так сразу рвать нити настоящего, безрассудно. Фил, может быть, и хорошая жилетка,  но в мужья не годится. Его пристрастие к алкоголю и хроническая безработица из-за этого... Все это  никуда не делось за столько лет...

Сара оделась и выбежала, не оставив спящему Филу ничего, кроме воспоминаний о себе.

3.

Воскресное утро. По телевизору в новостной программе - сенсационная новость. Раскрыт секрет красок, которым было нанесено изображение на так называемой Туринской плащанице.

-Вот! Что и требовалось доказать! Я никогда во все это не верил! Как они теперь, интересно, будут выкручиваться? Столько веков морочили людям головы, выставляя в церквях подделку! - язвил Эндрю, сидя перед телевизором.

- Это ещё ничего не доказывает. И вообще, ты не понимаешь сути. Церковь - это творение человека. А человек грешен. Не путай Церковь и Бога. Это разные вещи.

- Да ладно! Признайся, что тебе больше нечего сказать!

-Прошу тебя, не начинай! - Сара выскользнула из-за стола и бесшумно переплыла в комнату, пытаясь уйти от ненужного спора.

Весь день прошел под эгидой молчания. Сара давно смирилась с упорством мужа в вопросах, касающихся веры и всего, что хоть как-то связано с этим. Она всячески старалась обходить эту тему лесами, полями, болотами молчания. Только бы не натыкаться на кочки неверия и неприятия и  не дать себе провалиться в пропасть оскорблений.

Занялась рисунками. Отобрала из папки несколько эскизов к детской книге, отсканировала их и отправила по интернету в издательство, с которым сотрудничала. Можно было сделать это и завтра, но ей надо было чем-то занять себя.

На следующий день Эндрю уехал в институт, а Сара отправилась в центр за покупками. Проезжая мимо церкви, решила заглянуть туда. Попросить прощения за содеянное. На дорожке, бегущей к храму, стояли две прихожанам и бурно обсуждали новость о плащанице. Мелькнула мысль, может в словах Эндрю есть зерно правды? Сара развернулась и поехала домой, так и не войдя в храм.

Она так была озабочена услышанным, что не обратила внимания на припаркованный недалеко от ее дома  красный "Форд".

 Человек, сидевший в машине, наблюдал за домом Даремов. Он видел, как подъехала Сара. В этот момент он сделал рывок, чтобы открыть дверцу и выйти. Но Сара заговорила по телефону, поэтому он передумал, завел мотор и уехал.

Вечером, придя домой, Эндрю нашел жену , лежащей в кухне на полу. Бросился к ней, перенёс на диван в гостиной и вызвал "Скорую".

Врачи сначала   привели ее в чувства, а потом увезли в больницу. Сказали, что придётся остаться на обследовании несколько дней.

Эндрю вернулся в пустой дом с чувством опустошенности. Вчерашняя размолвка не давала покоя. Вот так всегда! Когда близкие здоровы, мы ни о чем не задумываемся, не сдерживаем эмоций, даже не пытаемся сделать шаг навстречу. Он чувствовал в какой-то степени себя виноватым. На душе было невыносимо грязно, словно в заброшенном подвале, где не убиралось сто лет.

Конечно же, поглощенный своими заботами, он, как и Сара,  не заметил припаркованный за углом дома все тот же  красный "Форд ".

Дом был наполнен зловещим предчувствием недоброго. Впервые за последние три года Эндрю ночевал один, без Сары. Как-то вдруг пришло понимание того, что по большому счету ты в этом мире совершенно один. Родители жили на другом конце страны, друзей он давно растерял, а новых не приобрел. На работе ни с кем не сближался, кроме профессора, да и то... Тот что-то недоговаривал, не доверял до конца... Жена? В последнее время эти ссоры.. И все же.... Она была для него воздухом, заполнявшим пустоту лёгких.

Ночь изорвала полотно снов на куски, которые утром никак не соединялись в общую картинку. Опять бега. Преследование. Незнакомец. Какие-то странные улицы чужого города и лицо Сары - ликом - сверху вниз, словно с полотна, откуда-то из синевы неба, смотрело на него, таинственно и странно.

Он встал разбитым. Позвонил в больницу. Сара ответила, что она на процедурах и перезвонит позже.

4.

Целый день Эндрю не находил себе места. Сара не звонила. Во время большой перемены в институтском кафетерии к нему подсел профессор.

-Ты что такой хмурый? Случилось что-то?

-Сара заболела. Вчера потеряла сознание. Положили на обследование. Вот, жду звонка от нее, - ковыряясь в тарелке с омлетом, ответил Эндрю.

-Ничего! Раз ищут, значит, найдут. Ты только не унывай.

-Легко вам говорить! - Эндрю глянул на часы. - Ладно! Мне пора! У меня сейчас занятия в третьем корпусе, туда по подземке десять минут галопом бежать.

-Беги! Удачи!

*

После работы Эндрю поехал в больницу. Жена встретила его в хорошем расположении духа. Сказала, что чувствует себя хорошо. Завтра будут готовы результаты анализов и ее, скорее всего, отпустят домой.

Эту ночь он утопил в омуте снов. Снилось опять все на ту же тему: лицо  Сары и преследующий его человек. Только теперь лицо жены было печальным.

Утром с работы позвонил Саре. Она нанизывала слова , как бусины на ниточку, - по одному, как будто теряя, наклоняясь за каждым, словно разыскивала пропажу в высокой траве...

Эндрю понял: что-то не так. Поэтому бросил все и помчался в больницу. Но жену в палате не нашел. Оказалось, её перевели в другое отделение.

Он бежал по коридору , а сердце в груди билось, словно хотело выпрыгнуть и побежать впереди него.

Нашел! Кинулся к ней, обнял, припал к груди, прилип, как одинокий осенний лист прилипает к сырой стене под натиском ветра.

-Не плачь! Может, ещё ничего не подтвердится, может, они ошибаются...

-Нет! Не ошибаются. Я давно чувствовала, что со мной что-то происходит, просто не придавала этому значения. Не думала, что это может быть настолько серьёзно.

-Какой прогноз? Что говорят врачи?

-Я не могу это произнести,- сквозь слёзы прошептала Сара.

-О Господи!

-Ты вспомнил о Господе? Не поздновато?

-Я тебя умоляю, не начинай! -чуть не сорвался Эндрю. Но тут же осекся и более мягко добавил: - Это же просто к слову пришлось!

Сара уткнулась лицом в подушку больничного цвета.

-Иди домой! Мне надо побыть одной.

-Хорошо! Я приду завтра. Что тебе принести?

-Ничего не хочу! Иди!

Эндрю поцеловал её и вышел из палаты с чувством вселенского горя и одиночества.
Дома он не находил себе места. Внутри все болело и горело огнём то ли жалости к Саре, то ли к себе. Кажется, у Ницше он когда-то читал, что человек всегда жалеет только самого себя. Именно себя, а не других. Себя , любимого, которому будет так одиноко, так больно и непривычно. А может, и не Ницше это сказал, а кто- то другой. Сейчас его это не столь волновало...

На следующий день в столовой профессор снова подсел и поинтересовался здоровьем Сары. Посоветовал молиться. Эндрю едва сдержал вулкан внутри себя. Встал и ушёл...

5.

Сары не стало через полгода. Болезнь пустила свои корни слишком глубоко. Врачи сделали все, что могли. Профессор помог Эндрю с похоронами. И вообще почти все заботы взял на себя. Когда все закончилось, он, видя как тяжело молодому вдовцу, предложил какое-то время пожить у него. Эндрю вежливо отказался. А потом неделю не показывался в институте . На звонки не отвечал. Профессор решил поехать к нему. Нашел его спящим. Грязь, разбросанные пустые бутылки, словно сорняки, торчали повсюду.

Крайтон попытался отрезвить его холодной водой.

-Эндрю! Проснись! Так ты только угробишь себя! Вставай! Одевайся и поехали ко мне! Я тебе кое-что покажу!

-Профессор! Идите к черту! Куда я должен тащиться и зачем? Я жить не хочу! Вообще ничего не хочу!

-Поехали, говорю! Утри сопли, мальчишка! - резко оборвал его Крайтон. - Поехали на встречу с Сарой!

-Профессор! На какую встречу? Вы что, не знаете, что Сара умерла? Нет её больше! Нет!- Эндрю зациклился на последнем слове, как заезженная пластинка. - Нет! Нет! Нет!..
:-*
Чтобы вывести его из этого состояния, профессор плеснул ему в лицо стакан воды.

*

Эндрю плелся за профессором, как хвост за собакой. Но, уже почти выйдя из дома, он вернулся и прихватил начатую бутылку виски, спрятав её в карман пиджака.
Профессор привез его в лабораторию. Вошли. Крайтон зачем-то стал отодвигать шкаф с книгами.

- Это еще зачем?- поинтересовался Эндрю, делая очередной глоток.

- Сейчас увидишь!

За шкафом оказалась потайная дверь. Профессор вставил в замок электронный ключ. Дверь скрипнула, словно обругала потревоживших ее, но  все же  поддалась. Крайтон включил свет.

-Прошу! - махнул он рукой, приглашая гостя войти первым.

Эндрю принял приглашение и сделал шаг навстречу неизвестности в небольшую комнатку, типа кладовки, без окон. Профессор последовал за ним.

-Да у вас тут жить можно! Диванчик, главное, есть! - окинув взглядом каморку, восхитился Эндрю.

- А я и живу тут в последнее время. Разве ты не знал?

-Я думал, просто засиживаетесь.

-Это раньше засиживался, а в последнее время практически перебрался сюда. Давно хотел показать тебе, да все не решался...

Профессор прошел в угол комнаты, где на столе высилось нечто непонятной формы, сдернул покрывало с этого нечто.

Эндрю даже присвистнул:

-Ничего себе! Да у вас здесь такой современный компьютер! Или даже целая установка?

- Это дело всей моей жизни!

-Так значит, Сара была права!? Она говорила, что -то о деле всей жизни, но я тогда не придал этому значения.

-Мальчик мой! Ты очень многому не придавал значения. Ничего не видел и не слышал. Надеюсь, после того, как я покажу тебе кое-что, твое отношение к этому миру изменится.

Крайтон включил компьютер. Пока запускалась операционка, выкурил две сигареты. А потом его пальцы затанцевали по клавиатуре.

Эндрю сделал еще глоток и спрятал бутылку во внутренний карман пиджака.

-Иди сюда! - профессор позвал гостя, развалившегося на диване.

Тот нехотя подошел. С дисплея на него смотрело улыбающееся лицо Сары, как будто в дымке, совсем как в его снах.

-Когда это вы успели сфотографировать Сару?- спросил Эндрю, но тут же замолчал, словно споткнулся.

Изображение на экране оказалось вовсе не фотографией, оно вздохнуло и спросило:

-Привет! Как дела?

-Видео, что ли, записали, профессор! - скептически поморщился Эндрю. - Из-за этого меня надо было вытаскивать из дома и тащить сюда на ночь глядя?

Но старик  ничего не отвечал, только лукаво улыбался, сидя на стуле . А потом вдруг, словно вспомнив что-то, сказал:

-Ты спроси её о чем-нибудь.

-Профессор! Вы издеваетесь! Разговаривать с видео...? Или это не видео?..

Голограмму Сары, что ли, создали ? Думаете, мне как раз сейчас до развлечений? -

Эндрю вскочил со стула и направился к выходу.

-Постой! Не уходи!.. Как там моя пальма в гостиной? Ты ее хоть раз за эти дни поливал?- заговорило изображение Сары с экрана.

Он повернулся. Вопросительного глянул на профессора, потом на монитор. Он никак не мог понять, что тут вообще происходит. Чем хочет удивить его профессор? Зная, что Сара скоро умрёт, наделал снимков, записал кучу видеосюжетов, смонтировал, и вот она- новенькая компьютерная игрушка готова. Неужели это он считает делом всей жизни? Совсем из ума выжил старик?

-Все! Я устал и хочу спать! До завтра!

Эндрю снова направился к выходу, отправляя в себя очередную порцию виски.

-Жаль, что ты так ничего и не понял, -чуть ли не плакал профессор. -Спроси Сару о чем-то, что знали только вы вдвоём, и никто больше. А я пока выйду туда, в кабинет...

*

Профессор смотрел в окно. В город пришла ночь. Распустились бутоны звезд. Он стоял и думал, что вот сейчас его изобретение пройдёт первую проверку. Его ученик оценит, обрадуется, поблагодарит.

Но тут из потайной комнаты до него долетел крик Эндрю. Профессор бросился туда. Молодой человек метался по комнате и бормотал себе под нос:

-Не может быть! Не может быть!

Крайтон подбежал, налил из фильтра воды и протянул стакан Эндрю.

-Ты понял? Понял? Давай, присядем, и я тебе все объясню...

Но Эндрю продолжал метаться. Он схватил стакан, протянутый ему, и выпил залпом. Потом, оттолкнув профессора, сказал, что ему надо проветриться. Попрощавшись до завтра, выбежал из кабинета.

Эндрю и не почувствовал, как профессор сунул ему что-то в карман пиджака.
 
6.

Солнце осветило участок неба на горизонте, словно отвоевало его у тёмных сил. Эндрю проснулся с тяжелой головой. Его тошнило. Принял таблетку аспирина и запил минералкой. Потепенно вернулся к жизни, словно вытащил  себя за волосы на поверхность старого пруда реальности. Надо завязывать с пьянством! Пора возвращаться на работу, если там ещё не уволили за прогулы.

Что было вчера? Помнил смутно, только какие-то обрывки. Порывшись в мусорной корзине памяти, вынул самые яркие куски. Собрал воедино и засобирался на работу.

Поехал в институт. Прежде всего хотелось выяснить, что же вчера за спектакль устроил Крайтон.

К профессору  влетел без стука, не придав значения тому, что первая дверь, из коридора в кабинет, была приоткрыта. В полумраке споткнулся обо что-то. Включил свет. Шкаф отодвинут, вторая дверь нараспашку, предметы хаотично пляшут повсюду странный танец беспорядка.

Крайтон сидел в кресле лицом к окну. Эндрю был виден только его затылок.

- Профессор, вы спите? А что это у вас тут все разбросано? Творческий кавардак? - пробираясь через горы бумаг, книг и коробок, спросил Эндрю. - Вы что-то искали?
В ответ- полный штиль. Эндрю подошёл к креслу и развернул его.
Профессор был мёртв...

Тут в кармане запикал брелок от сигнализации. Эндрю посмотрел в окно. Машина стояла на месте, там где он ее оставил, и кричала изо всех сил, что ее кто-то обидел.  Дважды нажал на кнопку на брелке: перезапустил сигнализацию. Машина замочала.

Потом вовернулся и пошел закрывать первую дверь, которая вела в коридор. Затем заглянул в потайную комнату и понял, что эпицентр погрома был именно здесь: компьютер раскурочен, из него торчат провода, монитор разбит. На полу, словно в осеннем парке в период листопада: ковёр из бумаг.

-Здесь кто-то был после меня? Уничтожил компьютер вместе с его содержимым и убил профессора?- первое, что пришло в голову.

Рука скользнула в карман за носовым платком и нащупала что-то. Это были флешка и электронный ключ.

-Странно! Что это? Кажется, вчера похожим ключом профессор открывал потайную дверь?

Эндрю вставил пластинку в замок. Эти двое узнали друг друга. Значит, этот ключ от этой двери! Видимо, нечаянно прихватил вчера. Но флешка...Тоже прихватил? Неувязочка. Ключ , скорее всего торчал в двери. Его можно было прихватить, он был на виду. А вот флешка откуда взялась?  Многое из вчерашнего не помнилось или помнилось смутно.

 То, что флешка не его, а профессора, сомнений не было. Свои флешки Эндрю знал хорошо. Посмотреть бы, что на ней, но компьютер был разбит. Бежать в свой кабинет, что в другой части кафедры -рисковано. В это время кто-то мог войти... Но как быть с потайной комнатой профессора? Он не хотел никого посвящать в свои тайны. Раз пустил только его, значит, надо...

Решение родилось мгновенно, сверкнуло молнией на небосклоне безысходности... Эндрю рывком придвинул шкаф к стене, запер дверь своим ключом и позвонил в полицию.

7.

Как природа не терпит пустоты, так полицейские не терпят нераскрытых дел. Поэтому никакого дела заводить не стали.

Пожилой одинокий учёный, осознав, что потратил жизнь впустую, на преподавание, не сделав в жизни ни одного серьёзного открытия, впал в депрессию. Возненавидел свои рукописи, книги, счел это достойным урны. Сердце было слабым и не выдержало такого стресса.

То, что Крайтон над чем-то корпел в тиши потайной комнаты, не знал никто, кроме Эндрю. Да и имело ли это отношение к смерти старика? Пока что он  и сам не знал, правильно ли поступил. Но перед тем, как вызвать полицию,  Эндрю, задвинув шкаф. То есть, утаив от полиции часть информации, стал в какой -то мере преступником. У него в кармане лежала флешка. Он мог только догадываться, что там находится какая-то важная информация относительно установки. Требовалось время, чтобы разобраться во всем.

Дома Эндрю попробовал вставить флешку в свой компьютер, но она не открылась. Видимо, была запрограммирована только для работы на родном компьютере...

*

Хоронили профессора всем институтом, говорили прощальные речи, как обычно в такой ситуации. Эндрю тоже сказал пару дежурных фраз.
То, что чей-то взгляд бороздит его, сверлит, словно хочет пронизать насквозь, с ненавистью и с интересом, даже скорее, с любопытством, он, конечно же, не заметил. Людей было много...

Когда все стали расходиться, Эндрю оказался рядом с ректором и попытался заговорить с ним.

-Не сейчас, друг мой. Завтра... Зайдите ко мне завтра. Мне тоже нужно вам кое-что сказать,- ответил тот.

-Хорошо!- согласился Эндрю.

Они пожали друг другу руки и направились каждый к своей машине.

*

На следующий день он отправился к ректору. Тот сразу же огорошил его:

-Мистер Дарем! Я хочу предложить вам заменить доктора Крайтона: читать его курс , по крайней мере, до конца учебного года. Я понимаю, что у вас ещё свои семинары. Но, думаю, этот вопрос можно будет уладить. В учебной части скорректируют, согласуют, состыкуют расписание. И потом, это дополнительные деньги. Вам же они не помешают?

-Конечно. Деньги ещё никому не мешали. Но смогу ли я? Успею ли физически вести, фактически, две ставки?

-Если что, часть семинаров можно будет передать мистеру Роуду. Но лекционный курс я могу доверить только вам.

-Хорошо! Постараюсь вас не подвести,- Эндрю повернулся было, чтобы уйти, но замялся.- Я хотел бы переехать в кабинет профессора. Он у него более просторный чем мой. Вы не возражаете?

-Конечно! Что за вопрос! Переселяйтесь, если вам тот кабинет больше по душе. Тем более, что теперь вы имеете на это полное право,- пожимая руку и похлопывая нового лектора по спине, сказал ректор.

*

Студенты помогли перенести вещи в новый кабинет.
Эндрю, оставшись один, бросил взгляд на шкаф, за которым скрывалась тайна профессора. Вспомнилось лицо Сары.  Затеплилась надежда, разобраться, как профессор оживлял изображение, которое не только  говорило голосом жены, но и знало их семейные тайны.

Он не раз теперь корил себя за то, что был так не внимателен к профессору при жизни, никогда не интересовался причиной его ночевок на работе. И потом, в тот день, когда  он подарил возможность общения с женой, так скептически отнесся к этому. Если бы можно было вернуться в тот день... Если бы... Сколько раз за свою жизнь человек создаёт эти "если бы", коллекционирует их потом. Наверное, каждый  мог бы создать выставку, если бы они материлизовались и их можно было вешать на гвоздик, как картину.

Эндрю выглянул в коридор. Никого. Кафедра пуста. Все ушли домой. Он на всякий случай закрыл первую дверь, которая выходила в коридор, на замок, чтобы оградить себя от случайных гостей. Отодвинул шкаф, открыл электронным ключом потайную дверь и проник в маленькую комнату. Поставил на место треснутый монитор, распутал провода, оценил и  составил список повреждений. Обрадовался, что системный блок, стоявший под столом, не пострадал. Почувствовав усталость, присел на диван и увидел, что из большой комнаты, где окна смотрели на мир широко открытыми глазами, в его каморку по полу крадется шпионом солнечный луч.

Ночь пролетела незаметно. Домой теперь уже ехать бессмысленно. Через час первая пара. Он закрыл дверь и придвинул к стене шкаф. В кабинете загуляли запахи кофе. Позвонил в компьютерную компанию: заказал новый монитор и набор проводов, клавиатуру и ещё много разной всячины по списку, что составлял всю ночь.
В течение двух недель он только один раз ночевал дома, и то, только для того, чтобы принять душ, переодеться и кое-что взять. Все остальное время он проводил в институте: днём преподавал, а вечер и ночь, когда кафедра вымирала, посвящал восстановлению установки.

Когда однажды компьютер поздоровался с ним, Эндрю тут же преподнес ему угощение в виде флешки. Но, увидев, сколько файлов записано на ней,  запаниковал.

-Чтобы разобраться в этом, нужна ещё одна жизнь, -подумал и почувствовал, что сил у него сейчас хватит разве только для того, чтобы доползти до постели. - Завтра! Следующая серия головоломки -завтра! Сначала надо выспаться!

*

Сначала тайна приподняла одно веко, потом другое. Оказалось, профессор работал с параметрами какой-то система полей. Она включала в себя электромагнитное, звуковое, световое и тепловое поля. При этом какие-то поля находились внутри системы, а какие-то, действуя извне, вступали во взаимодействие с внутренними и преобразовывали энергию первых. То есть, налицо было явление осмоса энергий. Система описывалась с помощью длинного списка параметров : интенсивность, излучение, частота, амплитуда колебаний, емкость, форма, цвет, яркость, мощность, протяженность в пространстве, и так далее.

Но откуда профессор брал абсолютные значения параметров? Кажется, в файле под именем "Параметры" говорилось про какой-то аппарат.

Эндрю нашёл на флешке этот файл, где описывался некий таинственный прибор "А1". Это нечто вроде биолокационной антенны, система специальным образом изогнутых рамок, выполненных из сверх чувствительного сплава. Рамка была присоединена к металлическому ящику, на крышке которого находился электронный дисплей.

Но где профессор прятал этот "А1"? Эндрю перерыл все картонные коробки, что были нагромождены друг на друга в углу около стены, но ничего там не нашёл.

Тогда он стал открывать ящики старенького письменного стола, на котором стоял компьютер. Сначала нашёл рамку, а в самом нижнем ящичке- чемоданчик с электронным табло на крышке. Этакий портативный электронный прибор для определения характеристик системы. Теперь бы выяснить, что именно сканировал профессор, какие области пространства и где...

8.

Сегодня получилось съездить домой: помыться, сменить одежду. Открыв дверь и пройдя в гостиную, Эндрю сразу понял, что в его отсутствие в доме кто-то был. Ящики торчали из шкафов, словно кривые зубы из пасти хищника. Сара была аккуратисткой и приучила мужа к порядку . Он никогда не позволял себе оставить хоть один шкафчик пляшущим, а тут плясали все сразу. Понять, что пропало, было сложно. Для этого надо было знать, что именно лежало в каждом. Этого он не помнил. Когда было что-то нужно, он говорил  об этом Саре, и она тут же находила. Единственное, что он точно установил: деньги и документы не взяли.

Звонить в полицию не стал. Слишком мелким и незначительным показалось это событие по сравнению с тем, чем была занята его голова в последнее время. Тем более, что ничего ценного, кажется, не пропало. Лишних расспросов сейчас не хотелось. Это отняло бы уйму времени. А оно теперь было в таком дефиците, что приходилось беречь каждую минуту.

Утром проснулся в поту. Опять всю ночь убегал от кого-то  во сне.
Поехал в институт. Деньги, что хранились дома, и документы на всякий случай прихватил с собой. Почему-то внутренне приготовился к тому, что и в кабинете кто-то мог порыться. Но нет! Там все было в том состоянии, в каком он оставил с вечера.

Следующий день был началом каникул. Теперь можно было себе позволить даже днём запираться в кабинете и изучать флешку Крайтона. Решил испытать прибор "А1", не выходя из каморки. Включил, нажав на красную кнопочку. Дисплей радостно выдал несколько столбиков величин с их единицами измерения рядом. Температура, давление, плотность чего-то, воздуха, наверное, состав, набор электромагнитных величин, уровень радиации и ещё целый список. Что это?  Профессор создал прибор, обединивший в себе термометр, гигрометр, барометр, флюксиметр, дозиметр и еще целый список всевозможных "-метров"  в одном приборе? Неужели это и есть труд всей жизни? Довольно странно... К тому же возникал вопрос: что теперь делать с этими цифрами?

Пришлось продолжить изучение флешки. Тут кто-то постучал в дверь.

Когда Эндрю открыл первую дверь и выглянул из кабинета, там никого не было. Видимо, он слишком долго заметал следы. Или ему показалось, что стучали? От одной мысли, что надо опять двигать шкаф, опускались руки. Но хотелось поскорее раскрутить клубок загадок, что не давали ему покоя. Поэтому он повторил все свои действия , но в обратном порядке: закрыл одну дверь, отодвинул шкаф, потом открыл вторую дверь. Оказалось, что теперь он может делать это с легкостью атлета. Двигать шкаф туда-сюда стало таким привычным и обыденным занятием, как чистить зубы, есть или пить.

Продолжил изучение флешки. Наткнулся на файл, содержащий папки под именами людей. Стал просматривать и нашел папку под названием "Сара Дарем". Открыл папку с именем жены. Там набор цифр, похоже, что это параметры, полученные прибором "А1". Тоже характеристики окружающей среды или еще чего-то?

Вернулся к содержимому флешки. Стал открывать файлы с именами людей. В каждом - набор таких же характеристик, как в файле Сары, но отличающихся по величине. Причем, показатели прибора, сделанные только что им в лаборатории, имели явно более высокие абсолютные значения величин, чем в файлах на флешке профессора. Почему? Кто все эти люди, и что их связывает между собой и с профессором?

Эндрю чувствовал, что в голове у него варится, бурлит каша из нескольких круп, что надо как-то из этой каши вынуть одну крупинку, самую важную. Но вопрос "Как!?" повис в воздухе.

Он не нашел ничего умнее, чем зайти в интернет и забить в поисковик первое имя и фамилию из списка. Женщина, погибла в автокатастрофе семь лет назад. Потом- другое. Мужчина, умер от цирроза печени... Когда он просмотрел, наверное, полсписка, то ужаснулся.  Неужели это список умерших людей?.. Неужели все, тупик!? Мёртвых ни о чем не спросишь.

Руки опустились. Голова раскалывалась, словно кто-то внутри работал отбойником. Мозг отказывался работать. Эндрю прилег на диван...

Может, профессор собирал о людях какую-то информацию и записывал сюда. Но почему все эти люди мертвы? Неужели никого из списка не осталось в живых? Если бы они были убиты, то можно было заподозрить...Но все десять, как и Сара, умерли своей смертью, от болезни или от старости. А что, если...

Эндрю пронзила мысль, как внезапно налетевший  ураган... Он кинулся сличать даты смерти этих людей и даты создания файлов профессором.

Что за чертовщина? Эндрю встал из-за компьютера и зашагал по комнате, туда-сюда, рассуждая, бубня себе под нос разные версии.

Эти люди умерли раньше, чем профессор создал папки с их именами и данными. Был ли он знаком с этими людьми, как с Сарой? Если да, то мог собрать информацию при их жизни, а создать файл после смерти. Но почему именно после смерти? Зачем ему надо было дожидаться смерти? Почему он не мог создать файл сразу, как собрал материал?
Эндрю запутывался в нитях своих же рассуждений, потом, казалось, удавалось потянуть за ниточку, и клубок начинал вертеться, нить освобождалась, показывала хвостик, потом тельце. Но потом снова запутывалась.

-Что именно сканировал профессор? Воздух к комнате, как я сейчас? Что-то не очень похоже. И почему замеры, сделанные мной в кабинете, имеют просто гигансткие значения, по сравнению с теми , что в папках на флешке? И какое отношение все это имеет к умершим людям?-  мозг продолжал  работать  на полную катушку.

Надо было сдать перерыв. Эндрю подошёл к зеркалу, висевшему на стене. На него смотрел не расчесанный, небритый незнакомец.

-Кошмар! Забыл причесаться. Интересно, только сегодня или уже давно? И побриться бы надо... Смерть Сары, потом профессора, двойная нагрузка на кафедре, ещё эти ночные головоломки. Выспаться бы! Вообще-то, такой образ жизни- прямая дорожка в психушку. Все! На сегодня хватит! Надо поспать!- подумал Эндрю.

Утром он проснулся от собственного крика. В ушах звенело:

-Душа! Душа!

Снилась Сара. Она говорила, что ей там хорошо, что её душа упокоена. "Душа! Душа!" -это как раз от этих слов, повторяемых Сарой, он проснулся.

Эндрю включил компьютер. В голове плескалось море пустоты:

- Душа! - повторил Эндрю вслух. - А что, собственно, это такое? Нечто неуловимое, ненаучное. А тогда что такое аура, которую научились определять? Может, ученые именно душу и называют аурой?

Тут он замолчал и запустил пальцы обеих рук в волосы. Задумался, а потом снова заговорил сам  с собой.

- Ерунда какая-то! Не хватало еще мне, физику, опуститься до мистики...

Разгадка, которая вчера витала в воздухе где-то рядом, осталось только протянуть руку, посмотреть пристальнее по сторонам, сегодня растворилась, улетучилась. Или приобрела другую форму, которую Эндрю не захотел заметить, понять, принять и впустить в свое сознание.

Он принялся в очередной раз листать файлы на флешке. Мозг снова стал накаляться, внутри снова забурлила лава, вот-вот собираясь выбиться наружу. Эндрю снова забегал туда-сюда по комнате.

Отбрасывал одну версию за другой, а потом перебирал самые невероятные...
Вдруг его дернуло, словно кто-то вонзил в него кол. Он схватил телефон и стал звонить Эдварду Райту, своему школьному приятелю. Потом, положив в портфель скучающий в ящике стола прибор "А1", он пробкой от шампанского вылетел из кабинета на улицу, запрыгнул в машину и с силой нажал на газ.

9.

Просто так проехать во двор больничного комплекса было нельзя. Пришлось обьяснять охраннику, кто он, куда и к кому едет.

-Вам туда! Заезд с торца здания! - махнул рукой в сторону одноэтажного здания в глубине больничного парка пожилой сторож.

-Спасибо!- поблагодарил Эндрю.

Обменявшись рукопожатиями с Эдвардом, Эндрю сказал, что проводит изучение биополя людей, и что ему необходимо кое-что уяснить. А для этого ему нужно сделать кое-какие замеры непосредственно в зале, где лежат тела. Эдвард , конечно удивился:

-Да! Совсем вам, физикам, видно, делать нечего, раз такой ерундой занимаетесь. Поля какие-то изучаете... Людей? Так у нас тут уже не люди! У нас тела...

-Ну, вот так... Каждый свою работу делает, - еле нашёлся, что ответить, Эндрю.

В полутемном помещении, где стены, пол и потолок выложены кафелем, все было пропитано специфическим запах. Жутковато! Но Эндрю постарался не обращать на это внимания. Он вытащил прибор, поднес его к телу, что лежало на крайнем у выхода столе. На крышке столбиками тут же стали выскакивать цифры. Эндрю смекнул, что эти цифры гораздо ближе по абсолютным значениям, к тем, что были в папках профессора, чем те, что сделаны им в кабинете пару дней назад. Выходит, направление исследования выбрано верным!?

-А этот человек давно умер? И отчего? - поинтересовался физик.

-Этого только что привезли. Умер ночью. Пока точно не знаю, но  ничего интересного. Сердечно-сосудистый скорее всего... Вообще, все, что здесь, в зале, это вчерашнее или сегодняшнее поступление. Там, - он кивнул на стену, - в боксах, хранятся те, кого долго не забирают.

-А можно вынуть кого-то из "стареньких"?

-Да пожалуйста!- Эдвард рывком выдвинул ящик с телом пожилой женщины. - Эта две недели назад умерла... Почки...

Эндрю поводил рамкой и возле этого тела. Циферки снова проявились на крышке прибора, их величины тоже были в промежутке между кабинетными и теми, что на флешке, но гораздо ниже по абсолютным значениям, чем у первого исследуемого тела..
Он сделал ещё несколько замеров, каждый раз расспрашивая об умершем и записывая информацию в блокнотик. Потом поблагодарил приятеля и поехал в институт.
По дороге старался не думать ни о чем, чтобы не попасть в аварию. Но мысли, казалось, сидели рядом, на сидениях, и пытались перекричать друг друга. В голове мелькнула одна догадка, но пока что Эндрю не был уверен...

10.

Если прибор действительно фиксирует присутствие души или духа, как там правильно.... живого человека или умершего... То как Сара попала в компьютер? То есть, как была установлена связь с Сарой?

От одной только мысли, что вообще приходится изучать установление связи с умершим человеком, Эндрю, бросало то в пот, то в озноб. Еще вчера он не мог даже представить, что он, непримиримый атеист со стажем, будет изучать что-то "не от мира сего". А тут...Но другого выхода у него не было. Желание разгадать загадку, заданную ему профессорм, брало верх над усталостью.  Он работал на автопилоте. В него как будто вселился другой человек, наделенный выносливостью и силой. Хотелось  снова увидеть Сару хотя бы  на экране компьютера, а не во сне.

Он ловил себя на мысли, что постоянно что-то бормочет себе под нос.

 -Значит, прибор должен как-то подключаться к компьютеру? Или надо искать программу в компьютере, которая обрабатывала бы данные, полученные прибором "А1"? Другого способа я не вижу... Значит, опять возвращаться к изучению содержимого установки? Будет ли шаг назад шагом вперед?

 Попробовал подсоединить прибор компьютеру. Перенес параметры из папки с именем жены на рабочий стол.

-И что дальше?

Тут его осенило открыть журнал последних действий. Как он раньше об этом не догадался? Столько всего перепробовал, а о самом простом позабыл!
Он отмел свои посещения, перелистнул страницу, потом другую и ...Вот!... Есть! Профессор открывал программу  со странным названием "Да".

Тут погас экран. Эндрю кинул взгляд на стену. Огонек на розетке не горел. Значит, отключили электричество.

-Вот чёрт! Чтоб вам... -выругался Эндрю. - На самом интересном месте! Что еще за "Да"? Почему не "Нет" ?

Пришлось поехать домой, а заодно и проверить, не забрался ли опять кто-то в дом.
Все было в порядке. Эндрю машинально включил телевизор: узнать, что творится в мире. По всем каналам только и твердили, что о плащанице, о том, что приходы опустели. Люди перестали доверять Церкви.

-Странно. Когда я был далёк от всего подобного, мир упивался воздухом веры. Но когда я, кажется, приоткрыл краешек вуали чего-то неизведанного, может, загробного мира, а значит, перепрыгнул на другую дорожку, значит, позволил своему мировоззрению сменить вектор , когда мои глаза стали открываться, мир отвернулся от божественного и непознанного. Или отвернулся именно от Церкви, но не от Бога? Кажется, Сара говорила, что Церковь и Бог - не одно и тоже? -размышлял Эндрю.

Попытался заснуть. В голове крутились две буквы "Д" и "а", которыми профессор назвал свою программу. Что они могли обозначать? Может, это первая и последняя буквы слова "Душа"? Это слово в последнее время слишком часто витало рядом: то разбудило его утром, голосом Сары, то пришло на ум вместе с понятием "аура", когда на глаза попался файл с описанием полей.

Эндрю дрейфовал по океану раздумий и воспоминаний. Он и не заметил, как  погрузился в теплые воды сна.

11.

Утром подъезжая к институту, обратил внимание на ярко освещенные окна.
Свет был. Это радовало. Снова отодвинул шкаф и включил компьютер.
Проветрившись, отдохнув, глотнув свежего воздуха, Эндрю, как будто дал обновиться программе, по которой работал его мозг. Пальцы теперь стучали по клавиатуре с такой силой и скоростью, словно их хозяин участвовал в конкурсе секретарей. Цифры из папки с именем Сары были введены в программу "Да" на компьютере.

Пока данные обрабатывались, Эндрю закурил. Время не хотело двигаться или забыло, как это делается. Хотелось подтолкнуть его, пнуть ногой, как пинают футбольный мяч, чтобы оно покатилось и поскорее попало в ворота.
Если раньше тайна только приоткрыла глаза, то теперь она смотрела ни мир вполне осмысленным взглядом.

-Есть!- Эндрю подпрыгнул на стуле! - Сара! Ты меня слышишь! Я здесь!

Вцепившись двумя руками в монитор, Эндрю кричал, думая, что появившееся изображение жены на экране его не слышит.

-Привет! Не кричи! Я прекрасно тебя слышу и вижу,- спокойно сказала Сара.

-У меня получилось!..Я и не думал... И представить себе не мог, что... такое возможно... Как ты там?- рвал на части слова и предложения, словно сдобную булку, Эндрю.

-У меня все нормально. Обустроилась... С бабушкой тут созвонилась, на следующей неделе поеду к ним с дедом в гости.

-Поеду? На чем вы там ездите?- с недоверием в голосе спросил Эндрю.

-Здесь по привычке все пользуются прежними терминами. На самом же деле, в буквальном смысле слова, мы передвигаемся по-другому. Но, боюсь, ты сейчас не готов это понять...Расскажи лучше, как у тебя дела? Что нового?

- Да все новое! У меня каждый день одно только новое! Даже не знаю, с чего начать...

Эндрю на миг задумался и тут же продолжил, не дав Саре вставить и слова.

-Вот, кто-то забрался к нам в дом. Я так и не понял, зачем. Все перерыли, но , вроде, ничего не взяли. И еще ...Умер профессор... Или его убили?

-По поводу того, что ничего не взяли... -Сара усмехнулась.- Взяли, только ты не обнаружил... В моей тумбочке -мои фотографии. Твои не тронули, а мои взяли...

-Кто?

-Ты только не кипятись... Так получилось, что я не смогла тебе рассказать тогда...Не успела... Да и повода не было...- Сара замялась.

-Ну, говори! Не тяни!- Эндрю был заинтригован.

-Так получилось, что я изменила тебе с Филом, моей первой любовью...

-Что? Изменила!? Что ты такое говоришь? Как это произошло?- Эндрю побагровел, на лбу выступила испарина.

-Мы в последнее время с тобой часто ссорились... А в тот день ты меня стал оскорблять. Я тогда ушла из дома. Помнишь? Пришла только утром. Ты даже не поинтересовался, где я была...

-Да, что-то припоминаю... Не спросил, потому что был уверен, что ты ночевала у мамы.

-Это было как наваждение, как сон. Я потом очнулась, поняла, что совершила ошибку, и захотела забыть обо всем. А он - нет. Он подстерегал меня повсюду, искал встречи, настаивал на продолжении отношений. Но я не захотела...Он любил меня со школы, а я выбрала тебя...Прости! Я сама не понимаю, как смогла совершить такое...Конечно, не надо было этого делать,- Сара чуть ли не плакала.

-Ладно! Что уж теперь...Что сделано, то сделано,- смягчился Эндрю, увидев искреннее раскаяние жены.

-Когда он узнал, что меня не стало, то совсем обезумел. Ему захотелось иметь что-то мое, какую-нибудь вещь. Он стал следить за тобой, выяснял твой график работы. Это он забрался в наш дом и забрал все мои фотографии. Видишь, а ты даже не заметил. Для тебя эти фотографии не имеют никакой ценности, а он ради обладания ими совершил преступление.

Сара замолчала. В воздухе черной тучей повисла пауза.

-А по поводу профессора ты прикидываешься? - Сара попыталась перевести разговор в другое русло.

-В каком смысле, - удивился Эндрю.

-В смысле, что действительно ничего не помнишь? Или думаешь, что от меня можно это утаить?

-Не понимаю. Ты о чем?

-Да о том, что ты прекрасно знаешь, что случилось с ним!

-Сара! Откуда мне знать об этом?

-Да оттуда... - Сара сменила тон на более жёсткий.- Оттуда, что это ты убил профессора!

Тут по монитору поплыли волны помех. Эндрю полез под стол, чтобы проверить, не выскочила ли вилка из розетки. Когда он убедился, что все в порядке, вылез из-под стола. Картинка восстановилась сама собой.

-Ты шутишь!?- Эндрю снова напрягся, вскочил и заметался по комнате.- Что за бред ты несешь? Да, я, может быть, не был внимателен к нему, отмахивался, когда он пытался посвятить меня в свои дела, был шокирован, когда он впервые устроил мне телемост с тобой... Но смерти я ему не желал.

-Не желал, но убил!- спокойно ответила Сара.- После моих похорон ты выпил цистерну алкоголя... Когда профессор нашёл тебя, ты был не совсем в себе. Потом ты испытал шок от встречи со мной. Ведь это было доказательством существования параллельного  мира,  что ломало все твои представления о мироустройстве, о религии, о том, чего ты никогда не понимал и не принимал. Это все произвело взрыв в твоем сознании, переворот, революцию.

Когда ты попрощался с профессором и сказал, что поедешь домой, что тебе надо переварить это все, отдохнуть, ты не уехал. Ты вернулся. В глубине души ты надеялся, что это все фокус, голограмма, что профессор заранее выведал у меня подробности нашей жизни и теперь решил сделать тебе сюрприз, устроив встречу. Но, когда профессор разрушил эту надежду, вкратце рассказав о своем изобретении, ты пришел в ярость, стал все громить. Старика, увидевшего , что ты разрушил его компьютер, в котором была программа, детище всей его жизни, хватил удар. Он еле добрался до кресла, сел в него и вскоре умер.

А ты и не заметил! Выбежал, даже не прикрыв за собой дверь... Как же! Ведь твоя вера в Великое Ничто была разрушена, потерпела крах...

Если бы ты сразу вызвал "Скорую", то профессор бы мог выкарабкаться. А так...

-Я действительно ничего этого не помню...Какой-то провал в памяти, - бормотал огорошенный этой новостью Эндрю. -Но почему я должен тебе верить? Может, ты ошибаешься, что-то путаешь?

- Ты забываешь, где я? Впрочем, я не судья тебе... Я очень устала, отпусти меня, -взмолилась Сара.

-Да, конечно. Мне бы тоже не мешало отдохнуть и привыкнуть к тому , что ты сказала, -ответил Эндрю и вышел из программы.

Почему-то ему ужасно захотелось закричать. Но он сдержался. Где-то глубоко теплилась надежда, что Сара ошибается. А если нет?

Что-то внутри билось птицей, царапалось, как будто настаивало на том, чтобы быть замеченным и понятым. Догадки, доводы, сомнения, обрывки воспоминаний, горечь, злость на самого себя- все переплелось и смешалось.

Эндрю вышел из потайной комнаты в кабинет, подошёл к окну. Ночь расстелила звездную скатерть и поставила на стол золотое блюдо луны. Он смотрел на эту красоту и думал, что, быть может, люди, умирая и улетая куда-то туда, в пространство космоса, становятся звёздами, смотрят на нас оттуда, издалека. А мы видим их сияющие улыбки. Почему-то он был уверен, что Сара именно там, в той части неба, куда он смотрел сейчас, и что программа профессора только увеличивала звезды и выводила изображение на экран, подобно телескопу. Наверное, где-то здесь есть и звезда профессора.

Сердце забилось от этой мысли.

-А если Сара права? Если все так и есть? Если он действительно был причастен к смерти Крайтона? Как дальше жить с этим грехом на душе?

Эндрю был готов вырвать из груди бьющееся сердце. Он ненавидел сейчас себя того, прежнего, малодушного, жестокого. Хотелось вернуться назад в тот день и все исправить.

Необходимо было выплеснуть из себя все, что наболело, что накопилось. Осознание своего одиночества и тяжесть греха давили с силой каменной плиты, которая мешает дышать, мешает двигаться и жить.

Вдруг он услышал свой собственный голос:

-Господи! Прости меня! Не понимал, что делал...Грешен! Каюсь!

Казалось, что слова рождались сами собой где-то там, глубоко внутри, сами находили путь наружу и выстраивались в определенной последовательности. Ночное небо, звезды и лунный шар были свидетелями его покаяния.

12.

Утром, едва солнце поцеловало розовыми губами небосвод, Эндрю отправился в церковь. Там  не было ни одного прихожанина. Святой отец издали заметил его из окна пристройки. Заметил, но не вышел навстречу. Быть может оттого, что служба сегодня не проводилась, а быть может, чтобы дать этому человеку пообщаться с Богом наедине.

Все, что Эндрю говорил ночью, посылая мольбы в черную бездну неба, он теперь повторил перед святым ликом.

А потом отправился на кладбище. Со смерти профессора прошёл уже месяц. Конечно, вероятность того, что прибор сможет уловить поле души профессора, были гораздо меньше, чем в случае с недавно умершими людьми. Но Эндрю решил попробовать. Он включил прибор и поводил им над могилой. Дисплей выдал всего десяток чисел. Этого, явно, было мало. Программа, скорее всего, не запустится. Эндрю уже собрался было уходить, как вдруг его осенило...

Он присел над могилой и стал молиться, просить прощения у профессора.

И вдруг! Чисел на приборе стало прибавляться. Как будто душа профессора реагировала на молитву. Как будто выходила из укромного местечка, где пряталась, как ребёнок прячется за деревом, а потом выходит оттуда, когда мама позовет его обедать.

*

Вернувшись в лабораторию, Эндрю запустил программу. Профессор смотрел на него с экрана и улыбался своей обычной улыбкой.

-Не бери в голову! Это того не стоит. Я бы все равно умер, даже если бы врачи успели приехать. Это моя судьба... Быть может, иначе ты не пришел бы к Богу. А вот то, что ты все-таки стал другим, это огромного стоит. К сожалению, при жизни так и бывает: мы приходим к Богу чаще всего через горе, боль и утраты. Когда внутри не болит, нам не до него.

-Профессор! Мои грехи так тяжелы...Но грех перед вами - самый тяжелый... Искупить ли мне его когда-то?.. Спасибо, что не затаили на меня злобу... Но что мне делать с вашим открытием? Это ведь переворот в науке! Вы ведь разработали, фактически , канал для связи с тонким миром. Этим самым  подарили людям возможность звонить на тот свет, общаться, как мы общаемся здесь по скайпу с живыми. Теперь можно будет созваниваться с умершими родственниками. Люди перестанут бояться смерти, узнав, что ее нет, а есть просто смена места жительства.

-Знаешь, Эндрю! Я задумал все это,  когда еще был молодым. Тогда мне казалось, что матери, потерявшие единственного сына на войне, перестанут рыдать на могилах, и это сделает их счастливыми. Но сейчас с высоты своего опыта сожалею, что затеял все это. Если Бог создал этот мир таким и не дал нам всего знания о нем раньше, чем мы того заслуживаем, значит, так и должно быть. Он мудр, он лучше знает, что нам надо.

Ты прав! Я открыл канал связи... Теперь живые станут зарабатывать на этом деньги, устраивать шоу, брать плату за соединение. Нужно ли это тем, кто получил право на покой?

На случай крайней необходимости у нас есть возможность общения посредством проникновения в ваши сны. Но это происходит по нашей инициативе. Я же говорю, что Бог мудр. Он все предусмотрел.

А  нам жить на два мира, на ваш и на этот, бегать туда-сюда, это очень тяжело. Ты это уже понял, разрываясь между домом и лабораторией.

И еще... Оставь Сару в покое, не терзай её! Придёт время, и вы встретилась. Ты можешь даже не понять, как это произойдёт. Здесь многие, кто умер на земле неожиданно, попал под машину или что-то вроде того, долгое время не понимают, что произошло на самом деле... Впрочем, я начал болтать лишнее...

Профессор продолжал излучать улыбку. Его тихий голос действовал на Эндрю усыпляюще, поэтому он не сразу заметил, что изображение на экране стало тускнеть. Только когда оно почти совсем исчезло, он опомнился.

-Профессор! Куда вы пропали? - нервно закричал Эндрю.

Но глянцевая поверхность монитора приобрела цвет вечности. Программа завершила работу. Компьютер перегрелся и отказывался включаться.

Эндрю ничего не оставалось, как отключить компьютер. Подойдя к окну, он закурил и уставился на ночное небо. Луна настроила свой единственный глаз, казалось, именно на его окно и заглядывала теперь в лабораторию. Она как будто знала, что именно здесь и сейчас решается вопрос, стоит ли открывать людям тайну мироздания или оставить до лучших времён, когда человечество будет готово взглянуть истине в лицо. Взглянуть и не ослепнуть...
 
22.03.2016
 
 
 
19:08
Интересный рассказ, написан хорошо, но лично для меня перебор в метафорах, сравнениях.
Марина, спасибо за мнение!
Отличная сюжетная линия, плавная, приятно читать. Я увидела здесь несколько альтернативных точек зрения на вопрос веры: атеизм, непосредственно сама вера в Бога, вера в мистику и жизнь после смерти. Вы, как мне показалось, никому ничего не навязываете, описываете события, не призывая читателя принять какую-то из позиций, что дает каждому право выбора. Это приятно. Финальная часть рассказа не только оставляет вопрос открытым, но придает ему новую окраску в виде посыла, что основные открытия человечества еще впереди.
Спасибо!

Именно этого я и пыталась достичь. Рада, что получилось ненавязчиво донести. Спасибо Вам за мнение…
Интересный сюжет с неожиданной равязкой. Очень глубоко рассмотрен вопрос веры.
Что касается метафор и сравнений, местами действительно перебор. Некоторые предложения слишком сложные, из-за этого гасится динамика чтения. Особенно смутило сравнение Сары с игрушечной машинкой (где-то в самом начале).
Еще, вот в этом предложении неразбериха:«Профессор работал с параметрами некой субстанции, некоего излучения, какого-то поля, чему  дал название „Энергетическая система полей“.». Субстанция, излучение и поле — совсем разные вещи. Лучше уж сказать просто «система полей» тем более что их несколько. Опять же «энергетическая» здесь не уместно, т.к. энергия — это параметр, присущий любому полю, волне, частице.
P.s. Меня очень удивила измена Сары. Все-таки она верующая женщина. Т.е. я понимаю, каждый может запутаться, но здесь как-то все легко и быстро произошло.Не видно никаких глубоких переживаний, расскаяния со стороны персонажа. Да и главный герой слишком легко к этому отнесся.
Александр, спасибо за высказаное мнение. Обязательно подумаю на Вашими замечаниями по поводу полей, субстанций и энергий. Касаемо измены Сары тоже подумаю… Но мне казалось, что встреча с первой любовью на фоне, даже не столько ссоры, сколько затянувшегося непонимания, уже могли стать толчком. А Эдрю так легко к этому отнесся… А что ему еще остается, когда человека уже нет. На него самого стоько навалилось в последне время, раз ему причесаться некогда… Хотя, наверное, тут тоже стоит подумать, как обыграть этот момент… Еще раз спасибо! Ваши замечания очень дельные!
Раз уж зашел разговор о метафорах, добавлю несколько слов. Мне метафоры совсем не помешали, более того, считаю, что они украшают текст и придают яркость основной мысли. В памяти сохранилось особенно приятное впечатление от метафоры с бусинами в траве, точно не помню в какой части текста, но звучит красиво.
Нужны метафоры или нет, для меня вопрос выясненный давным-давно.

Ницше считал, что хорошую прозу может написать только поэт, что проза без поэзии -ничто. Метафоры — это оружие поэзии, а вплетение метафоры в прозу, делает ее литературой. Рассказ без метафор — это публицистика, очерк, к художественной литературе не имеет никакого отношения. Ведь что такое художественная литература? Та, которая содержит художественные средства выразительности речи, к которым относятся различные тропы (метафоры, литоты, сравнения, эпитеты, гиперболы, и т.д) Другое дело, хороша та или иная метафора или нет. Это уже другой вопрос. Думаю обсуждать стоит именно это, а не необходимость метафор вообще.

Вы все верно говорите, что они украшают текст. Выбросить метафоры я даже и не думаю. Сократить их количество и улучшить качество, над этим стоит подумать.
Метафора — это приправа на кухне писателя. Без нее текст становится слишком пресным. Но и перебарщивать с ними не стоит, иначе станет слишком трудно почувствовать вкус (смысл) самого текста.)))
Разумеется, метафоры и сравнения необходимы, проблема в том, что они усложняют предложения. Я уже говорил, что это сбивает динамику. Например, взгляд зацепился за это предложение: «На кафедре, куда Эндрю ворвался, словно ветер в нечаянно распахнувшееся окно, к нему кинулся пожилой мужчина с красивой, цвета первого снега, сединой». Оно слишком длинное. Его трудно понять с наскока, приходится замедлить чтение. Мне кажется, гораздо легче читается такой вариант: «Эндрю ветром ворвался на кафедру. Там его встретил пожилой мужчина с красивой сединой...» В прочем, это лишь мое мнение, а я не самый большой знаток языка)
По поводу длинных предложений согласна. Их можно и сократить… Я Вас поняла. Согласна, две метафоры в одном предложении, это перебор. Раскидать их по разным предложениям и облегчить жизнь читателя. Спасибо за совет!
Комментарий удален
Здравствуйте, Елена! Хочу сказать еще несколько слов о рассказе. Я рассказ читала в первый день его размещения, отзыв тогда написать не получилось по времени, но мыслей сразу возникло много. Хотелось сказать о том, что он заставляет глубоко задуматься, почему с людьми все так происходит. Вера в Бога совсем не избавляет от страдания, малейшие конфликты в семье толкают к измене, на очевидные факты человек закрывает глаза, когда это не отвечает его убеждениям и предрассудкам. Подобные вопросы звучали еще долго после прочтения. В финале Вы дали читателю надежду — пока ответа не найти, но время придет. Когда я писала первый комментарий, спустя время после прочтения, яркость эмоциональных красок в восприятии уже улеглась, и получилось, что сказала только о сути, а хотелось о многом. Второй комментарий появился еще позднее, когда в памяти было уже общее впечатление красиво рассказанной истории о совсем непростой жизни. Человеку свойственно запоминать приятное. Вот так и получилось, что прозвучало нелепо. Еще раз спасибо Вам за прекрасный рассказ!
Сейчас я еще разок отредактировала рассказ, с учетом поступивших замечаний. Надо сказать, сделала это с большим удовольствием. Рада, что получился диалог. Видимо тема такая, что многих не оставляет равнодушными. Что там, за горизонтом жизни, что нас ждет? Какова природа веры, греха, смерти, сознания? Как человек приходит к вере? Что способствует этому? Эти и многие подобные вопросы остаются открытыми… Найдет ли человек когда-то ответы или так и будет топтаться в прихожей Бога? Как знать… Я только попыталась немного порассуждать… Спасибо за глубокое осмысленное прочтение и за высказанное мнение…
Приятно, что вы учли мои замечания. Теперь произведение стало еще лучше.)
Может мы и не сможем найти все ответы, но сам поиск заставляет нас развиваться и придает жизни смысл)
Вот и хорошо! Ваши советы очень пригодились. Текст большой, глаз замыливается. Своих недочетов сразу не видим. Иногда не видим их и со временем. Поэтому дельные советы всегда находят применение. Еще раз спасибо!