Рубрики раздела "Проба пера"

Тактический прием

 

            − И почему в нашей родной морской авиации тактика такая прямолинейная? Удар с разных направлений, удар в узком секторе, группа малых высот, группа больших высот… и все. Македонская фаланга и та хитрей была.

            − А что делать, товарищ генерал-майор! Океан, он и есть океан. Открытая плоская местность. Ни засаду устроить, ни обходной, через Альпы, маневр. Мы у врага − как на ладони, − оправдывался командир полка, перед комдивом во время постановки задачи на летно-тактическое учение. – Да и он тоже Великую китайскую стену с собой не тащит.

            − Все правильно, как в академии учили. И претензий нет, и полка вашего не будет, если в реальных боевых действиях будете действовать так, как в академиях учились.  Так как сегодня собираетесь ЛТУ проводить. Противник все ваши действия на пять шагов вперед просчитает, прямо от взлета полка до выхода на рубеж подъема палубной авиации и, силы свои правильно распределив, вас как куропаток перещелкает. А вы только массой его взять сможете. Да и что это за масса – один ракетоносный полк?

            − Так что же делать, − командир полка в задумчивости смотрел на схему нанесения удара по авианосной ударной группе.

            − А то, что вы сейчас делаете − думать. Думать, думать, думать. Пока мозги не закипят.

            − Да что тут придумаешь. Море плоское, как блин на масленицу…

            − Так вы считаете, что при полетах над морем ничего придумать нельзя?

            − Даже не знаю, что вам ответить.

            Полк, затаив дыхание слушал.

            − А хотите я вам докажу, что можно придумать, если поднапрячь свои мыслительные способности?

            Генерал взял мел и подошел к доске. Он, весьма схематично изобразил береговую линию Японского моря вплоть до Цусимского пролива.  В самом узком месте он нарисовал условный знак, обозначающий авианосец.

            − В начале шестидесятых годов седьмой флот США пополнился за счет прибытия нового ударного авианосца «Энтерпрайз», качественную фотографию которого получить, никак не удавалось. Как только наши разведчики появлялись на горизонте, американцы поднимали несколько истребителей и, или не давали подойти к авианосцу, или один из них становился под фотолюки разведчика Ту-95. На фотографиях, сделанных издалека и в перспективе, разобрать детали не представлялось возможным. Командование флота поставило задачу: делайте, что хотите, но качественную фотографию, палубы «Энтерпрайза» привезите.

            − Сели мы с начальником штаба полка, достали все академические учебники, посвященные разведке кораблей в море, и давай их листать. Ничего, что нам было бы неизвестно мы не нашли. Единственное на что обратил внимание НШ, так это то, что на авианосце имеется группа слежения за переговорами в эфире. Думали, мы думали и родили неплохую, как нам показалось, мысль. Мысль оказалась не только не плохой, а, как показало время, весьма плодотворной. Правда, отдельные моменты выходили за пределы компетенции командира полка, но мы прибыли на прием к командующему Тихоокеанским флотом, изложили ему суть проблемы, и он обещал нас поддержать.

            − Итак, утром в воскресенье взлетает гражданский, полный пассажиров Ту-104 в Хабаровске и  берет курс на Владивосток. – Генерал ткнул указкой в место, откуда взлетел пассажирский самолет. – У гражданских бортов позывные отличаются от наших, военных и все это знают. В положенном месте, на рубеже начала снижения, он связывается с аэропортом Владивосток и начинает снижение для захода на посадку. В точно рассчитанное время с приморского аэродрома взлетает Ту-95 и под своим «военным» позывным следует на север по трассе в Хабаровск. Над трассовым радиомаяком, что стоит в Арсеньеве, они сближаются так, что на радиолокаторе сливаются в одну засветку. При этом самолеты разнесены по высотам − разведчик ниже, гражданский выше.

            − Как только они «слились» оба самолета начинают разворот. Ту-95 вправо со снижением, а Ту-104 влево с набором. Вот тут-то весь фокус и заключается. Аэрофлотовский Ту-104 начинает работать под «военным» позывным и следует обратно в Хабаровск. То-то пассажиры были удивлены. Но, ничего, через час они опять вылетели во Владивосток, только покатались немножко больше, чем рассчитывали за счет министерства обороны. А Ту-95 под «гражданским» позывным продолжает снижение, как будто для захода на посадку во Владивостоке. Внешне создается впечатление, что «военная засветка» пошла себе на север, а «гражданская» в соответствии с расписанием садится во Владивостоке.

            − Снизившись до минимально-безопасной высоты, Ту-95 берет курс на юг. Пересекая береговую черту, он снижается еще ниже и разгоняется до максимально-допустимой скорости. И на этой высоте и скорости спешит туда, где крейсирует «Энтерпрайз». На авианосце все спокойно: советские военные самолеты не летают, дежурная группа «Фантомов» находится в штатном режиме. И тут, на удалении порядка ста километров на радарах обнаружения появляется, как бы из ничего, стремительно летящая на авианосец «засветка». Это, конечно, может быть только советский разведчик.

            − Пока оператор радара протирал глаза. Пока доложили командиру авианосца, пока он поверил в доклад. Пока объявили «алярм», да пока летчики заняли места в кабинах своих «Фантомов» и взлетели, наш Ту-95 успел два раза пройти над палубой и, уж будьте уверены, АФА-БАФ в фотолюках щелкал не переставая. Так же как и зубы американских асов вдогонку нашему самолету. Снимки получились просто превосходные, хоть на фотоконкурс отправляй, четкие и безо всяких помех.

            − Товарищ генерал, а кто был командиром этого Ту-95?

            − Кто-кто? Да я же и был. Я тогда командовал второй эскадрильей и штурманская группа у меня была − второй такой не найти. Но суть не в этом, а в том, что надо думать и на морской поверхности гора вырастет за которой можно, в случае чего, спрятаться и на супостата из засады выскочить.

            Теперь, много лет спустя, я вспоминаю обстоятельства гибели двухсот пятидесяти шести пассажиров и экипажа южно-корейского «Боинга», сбитого советским истребителем в районе Южного Сахалина. А ведь и тогда «Боинг» возле Камчатки сближался с американским разведчиком ЭРСи-135 в одну засветку. Потом тот что с военным позывным ушел на северо-восток. И на месте падения «Боинга» что-то водолазы не шибко много останков нашли. Никак не 256. И списки погибших америкосы до сих пор не предоставили.

            Американцы хорошие ученики  и легко перенимают все лучшее. Не выкинули ли они тот же фортель, что наша советская морская авиация при помощи Аэрофлота?

(с)Александр Шипицын

Нет комментариев. Ваш будет первым!