Рубрики раздела "Проба пера"

День рождения любви.

   Светало. Из ночных сумерек постепенно начали проступать очертания домов и деревьев.

   Пашка достал пачку сигарет, щёлкнул зажигалкой и стал смотреть на дорогу. Вдалеке из темноты выпорхнули огни фар. Тихо матюгнувшись, Павел потушил сигарету и вошёл в дом.

   Через пару минут он услышал звук подъехавшей машины, тихие голоса, а затем звонкий смех его жены Лены. А вскоре и сама она, едва держась на ногах, вошла в дом.

   -Не спишь?! Опять будешь лекции читать?!- картинно уперев руки в бока, выдала Лена.

   Павел внимательно посмотрел на пьяную жену. Даже в таком виде она была необыкновенно хороша. Голубые глаза, чёрные кудри длинных волос, обрамлявшие совсем ещё юное личико. На вид ей можно было дать не больше семнадцати лет.

   -Да, нет, не буду. Бесполезно. Ты ведь всё равно не поймёшь.

   -А может, я не хочу понимать!- зло выкрикнула Ленка,- не хочу!

   -Тише, детей разбудишь. Ладно, Полька ещё маленькая, но Сёмка то уже во второй класс пойдёт. Он ведь всё понимает. Неужели тебе перед ними не стыдно?

   -Не нравится,- проваливай,- Лена красноречиво махнула рукой в сторону двери и, не удержавшись на ногах, упала.

   -Чёрт,- ругнулась она. Затем, уцепившись за кресло, встала, дошла до кровати, и, не раздеваясь, рухнула на неё, моментально отключившись.

   Павел молча снял с жены туфли. Потом заглянул в комнату к детям и пошёл собираться на работу.

   В последнее время в деревне не было никакой работы, а жить на что-то надо было. Поэтому Павел, как и многие другие жители деревни, вынужден был работать в городе. В пятницу вечером он возвращался домой, к жене и детям, ну а в понедельник, рано утром, на попутных машинах добирался до города, чтобы успеть к восьми часам на работу.

  

   Первая же машина, показавшаяся на горизонте, притормозила около Павла. Водитель, мужчина кавказской национальности, примерно сорока лет, задорно подмигнув карим глазом, приветливо сказал:

   -Садись, дорогой! С ветерком, быстро домчу, сам тороплюсь.

   И, действительно, лихо обруливая редкие в столь ранний час машины, он буквально летел. Стрелка на спидометре почти не двигалась, словно замерев на цифре 160.

   Пашка задумчиво смотрел в окно. Их отношения с Ленкой давно зашли в тупик. Когда он приезжал домой на выходные, они почти не общались. По вечерам она уходила гулять с подружкой, а возвращалась с очередным любовником, неизменно пьяная и под утро.

   Развод, несомненно, был бы идеальным итогом их совместной жизни. Но Пашке безумно было жаль детей. Он знал, что Ленке на них откровенно наплевать. Все дни, пока он был в городе, они приходили к его, живущей поблизости матери покушать, так как Лена не часто обременяла себя даже такими тяготами, как приготовление пищи.

   -А, шайтан!- вскрик водителя вывел Павла из задумчивости.

   Он вздрогнул и посмотрел вперёд.

   Обогнав очередную машину, они мчались по встречке, а навстречу им двигался КАМАЗ. Водитель резко вывернул руль вправо. Раздался визг тормозов, а за ним последовал удар.

   Последнее, что запомнил Павел, это огромные, полные страха глаза водителя КАМАЗа и тихий, какой-то слишком спокойный голос рядом:

   -Всё. Приехали....

   И свет потух....

  

   Лена открыла глаза и протянула руку к настойчиво звонящему телефону. Высветившийся номер был ей незнаком, поэтому она, не долго думая, сбросила вызов и попыталась удобнее устроиться на кровати. Было всего четыре часа дня. У Лены ужасно болела после бурной ночи голова, поэтому она сочла наилучшим остаться в постели. Однако телефон зазвонил вновь.

   -Да кто ж ты такой настойчивый?!- тяжело вздохнув, Лена взяла противно пищащий аппарат.

   -Да!- зло крикнула она в трубку.

   -Горохова Елена Дмитриевна?- прозвучал чужой мужской голос.

   -Ну, да....

   -Горохов Павел Семёнович вам кем приходится?

   -Что значит кем? Мужем. А что...?- Лена почувствовала, как сжалось, вдруг, сердце и стало тяжело дышать,- А почему вы спрашиваете? Кто вы?

   -Сегодня на трассе 053 произошло ДТП, лобовое столкновение BMW и КАМАЗа. Водитель BMW погиб на месте, а пассажир жив, он был госпитализирован в Краевую больницу в очень тяжёлом состоянии....

   Уже отзвучали последние слова, и отключился телефон, а Лена так и сидела, крепко сжав мобильный в руке, и, невидящим взглядом, глядя перед собой.

  

   -Девушка, ну как вы не понимаете, он в реанимации! Без сознания, на ИВЛ!

   -Доктор, миленький, я же только на минуточку. Гляну на него и сразу уйду.

   Врач с сомнением посмотрел на молоденькую стройную девушку, стоявшую перед ним.

   -А вы, действительно, его жена?

   -Да! Я могу вам показать паспорт. Вот, смотрите,- я Горохова Елена Дмитриевна. А вот штамп о регистрации брака.

   -Хорошо, хорошо, верю,- врач поднял вверх руки,- но пропустить всё равно не могу. Не положено!

   -Ну, хоть скажите как он?!

   -Пока ничего определённого сказать не могу. Состояние крайне тяжёлое. Врачи скорой сказали, что от машины осталась только бесформенная куча металлолома. То, что он выжил уже чудо.

   -Он скоро поправится?

   Врач тяжело вздохнул.

   -Девушка, милая, у него травмы не совместимые с жизнью. Закрытая черепно-мозговая, сломана челюсть. Одно из сломанных рёбер прокололо лёгкое, вследствие чего развился пневмоторакс. Разрывы печени и кишечника, перелом костей таза. К тому же мы пока не можем точно определиться с повреждениями позвоночника. Даже если случится чудо, и он выживет, нет гарантии, что он сможет ходить. А вы говорите поправится....

   -Но ведь у нас дети...- растерянно пробормотала Лена.

   -Вот и замечательно. Вы пока поезжайте домой, к детям, а мы сделаем всё возможное и невозможное. Только телефончик свой, на всякий случай, оставьте.

   -На какой... случай...?

   -Ну, мало ли,- и тут же бодро добавил,- А вот вам моя визиточка. Вы можете мне звонить по этому номеру и узнавать о состоянии своего мужа. Только желательно делать это с девяти часов до девяти тридцати, после обхода, а то потом я буду в операционной.

  

   С этого дня жизнь Лены круто изменилась. Она вставала ни свет, ни заря, готовила еду, стирала, занималась с детьми. А ровно в девять ноль-ноль Лена брала трубку телефона и звонила в реанимацию.

   -Алло, здравствуйте, это Горохова. Можно узнать о состоянии моего мужа?

   И слышала в ответ всегда одно и то же:

   -Пока без изменений. Состояние крайне тяжёлое, в сознание не приходил, находится на аппарате ИВЛ, посещения запрещены.

   Местные кумушки, любительницы перемыть чьи-либо косточки, только диву давались, - что это приключилось с Ленкой, что она из разгульной бабёнки, вдруг, в праведницу превратилась.

   А сама Лена жила как во сне. Она напоминала скорее робота, чем живого человека.

   Каждый вечер к ней приходила её подруга, Светка.

   -Ленк, может, пойдём, прогуляемся,- звала она.

   -Нет, не могу.

   -Подруга, я тебя не узнаю. Он, считай, уже не жилец, но себя-то ты чего вместе с ним хоронишь?

   -Кто не жилец...?

   -Да Пашка твой.

   -Это кто ж тебе такое сказал?

   -Да все в деревне говорят.

   -Слушай, ты,- зло прошипела Лена,- ты чего его раньше времени хоронишь?!

   -Да я то что...- растерянно пробормотала Света,- в деревне говорят....

   -А ну пошла вон!- голос Лены сорвался на визг,- вон отсюда! И чтоб больше я тебя не видела!

  

   И вот, через две долгих недели она услышала в трубке долгожданное:

   -Пациент находится в сознании.

   А самое главное, ей разрешили на пять минут зайти к мужу в палату. Всего каких-то пять минут, но как много они значили для неё теперь.

   Лена собрала детей и набрала номер Галины Петровны, матери Павла.

   -Слушаю,- голос свекрови был холоден. Впрочем, другого Лена и не ожидала. Но не могла же она уехать в город и оставить детей без присмотра.

   Теперь не могла.

   А ещё она знала, что, не смотря на их плохие отношения, Галина Петровна обожала внуков, и не откажется взять их к себе на несколько дней.

  

   Лена шла по коридору за врачом и боялась. Боялась встречи с Павлом. Она представляла себе его беспомощным, даже жалким, в окровавленных бинтах.

   В отделении был какой-то странный, непонятный для Лены запах. Это было не похоже на лекарства. Лене казалось, что так пахнет чужая боль.

   Врач первым вошёл в палату и на мгновение заслонил Павла. Но вот он отошёл в сторону....

   Не было окровавленных бинтов, только чистое белое постельное бельё, капельница, какие-то непонятные трубки, одна из которых шла от Пашкиной шеи к стоявшему рядом с кроватью аппарату. И он....

   Павел посмотрел на Лену мутным взглядом и попытался улыбнуться.

   Перед глазами девушки закружился вихрь разноцветных огней, окна побежали куда-то в сторону, а пол ринулся прямо на неё.

   Очнулась Лена на диване в ординаторской. На правой руке у неё была манжетка от тонометра, а рядом стояла медсестра держащая в руке ватку, мерзко воняющую нашатырём.

   -Да, слабоваты вы, девушка, знал бы - не пустил вас.

   -Доктор, простите. Вы и правда меня больше не пустите к нему?- испуганно пробормотала Лена.

   -Ну, ладно, на первый раз прощаю,- улыбнулся врач.

   -А можно мне и завтра.... Ну хоть на минутку, хоть одним глазком.

   -Ну что мне с вами делать? Вы ведь не местная?

   -Вы не беспокойтесь, доктор. У меня в городе живёт сестра, я могу остановиться у неё.

   -А дети?

   -Они с бабушкой.

   -Ну, хорошо. Вообще, это просто чудо, что он выжил с такими травмами. Будем надеяться на лучшее. И, если повезёт, то у вашего мужа будет ещё один день рождения.

   -День рождения любви,- прошептала Лена.

   -Что, простите?

   -Ничего, доктор, это я о своём, о девичьем.

  

   Летели дни за днями, неделя за неделей. К радости Лены и удивлению врачей Павел очень быстро поправлялся. Отделение реанимации сменилось на отделение хирургии. Пашке сделали ещё пару операций, которые прошли весьма и весьма успешно. Это, конечно же, был ещё не конец. Ему предстояло потом, через пару месяцев, приехать и сделать ещё одну операцию. Но что это было по сравнению с тем, через что ему уже пришлось пройти. И вот наступил он, долгожданный день, когда Пашку должны были выписать домой.

   Оставив детей у сестры, Лена помчалась в больницу. И первая кого она там увидела, была её свекровь.

   Когда Пашка вышел им навстречу, Галина Петровна, свысока взглянув на невестку, первая двинулась навстречу сыну. Забрав у медсестры сумки с вещам она, не глядя на Лену, сказала:

   -Пойдём, сынок, такси ждёт. Тебе теперь уход нужен, поедем домой.

   -Конечно, мама,- Павел посмотрел на растерявшуюся Лену,- только ведь у меня есть свой дом.

   Женщина посмотрела на сына и невестку и тяжело вздохнула.

   -Галина Петровна,- Лена с трудом подбирала слова,- я знаю, я очень виновата, но.... Дайте мне ещё один шанс, пожалуйста.

   -Я люблю своего сына и, конечно же, хочу, чтобы он был не только здоров, но и счастлив.... Такси ждёт.... Пойдёмте уже....

   Павел посмотрел на Лену и протянул ей руку.

   Её глаза блестели от слёз, но это были слёзы радости. И не было в этот миг на свете более счастливой женщины, чем она.

 

19:34
Нет комментариев. Ваш будет первым!