Рубрики раздела "Проба пера"

Белый колдун

  — Так родилось Древо Жизни. Оно давало нашему народу еду, питье, одежду. Это Матсгун искупал грехи, которые совершил. А теперь спи.

Кэя  заботливо подоткнула бизонью шкуру, которая служила маленькому Нуто одеялом.

— Мама, — позвал он тихо, когда женщина собралась  выйти из типи[1].

Кэя оглянулась и недовольно сдвинула широкие темные брови: шестилетний сын никак не мог угомониться.

— Да?

— А правда, будто  объявился белый колдун?

— Почему ты это спрашиваешь? — женщина вернулась к постели мальчика. Ее красивое смуглое лицо казалось встревоженным.

— Мой друг Ахига рассказывал.

Кэя нахмурилась.

— И что же?

— Он ходил  в  смолистый лес и набрел на необычное жилище. Ахига говорит, что это был дом колдуна. Он подглядел в щелочку и увидел волшебные письмена.  Говорят, с их помощью колдун творит заклинания. Думаешь, это правда?

Черные любопытные глаза сына буквально пронзали.

— Все может быть... — задумчиво произнесла Кэя. — Лучше держитесь подальше от того места!

— Скажи, а колдун  и правда все может? — не унимался сын.

— На то он и колдун. 

— А он может сделать меня большим?

— Зачем тебе это? — рассмеялась мать.

— Все считают, что я маленький, — печально вздохнул Нуто.

— Ты не успеешь оглянуться, как вырастешь. А маленьким быть не так и плохо. Доброй ночи, Нуто. Да хранит тебя Вакан-Танка[2].

Она нежно провела рукой по черным густым волосам мальчика, а затем ушла.

         Кэя хотела рассказать мужу о разговоре с сыном, но Макхи  поблизости не оказалось. Он был охотником, как и все мужчины племени, и часто возвращался домой заполночь. Тогда она решила оставить разговор до утра.  Появление белого колдуна не предвещало хорошего. Старейшины других семей поговаривали, будто видели его перед тем, как быть большой беде. Так и вышло.

         С рассветом в поселении  случился переполох. Дозорные сообщили, что заметили вблизи жилищ двух лазутчиков из племени Сануи. Этот воинственный народ не раз совершал набеги. Жестокие и кровожадные, они не жалели ни стариков, ни детей.

         — Сануи! Это подлое племя шакалов собирается пролить нашу кровь! — Вождь Медвежье Ухо был разъярен, как никогда. Об этом свидетельствовали орлиные перья, украшавшие его голову. Всякий раз, когда он заговаривал, они покачивались из стороны в сторону. — Пусть женщины и дети укроются в лесу, а мы останемся защищать наши жилища. Покажем грязным собакам, что и у нас есть зубы!

         Вопли и плач оглушили небо над вигвамами в то утро — родственники прощались, не зная, суждено ли им увидеться вновь.

        Кэя искала Нуто и нигде не могла найти. Она расспросила всех, но никто его не видел. Мальчик исчез, растворился в воздухе, словно дым от костра. Расстроенной женщине ничего не оставалось, как покинуть дом с остальными. Она надеялась, что сын убежал вперед и теперь ждет ее в укромном месте в лесу.

         Когда мужчины, вооружившись томагавками, приготовились к встрече с врагом, из своего укрытия вылез Нуто.  Все это время он сидел под шкурами.

— Отец, я хочу защищать наш дом вместе с тобой! — заявил он твердо.

Макхи  с гордостью посмотрел на сына, который буквально вырос на глазах, настолько серьезным и решительным было его лицо.  Однако остаться не позволил.

— Ты должен отправиться к матери и охранять ее. Иди, сын. Я верю в тебя, мой храбрый воин!

           Нуто брел к лесу.  Он злился — его считают маленьким, раз не позволили остаться. Но он  себя таким не считал. Вдруг его осенило: «А что если пойти к жилищу белого колдуна? Я выкраду  волшебные письмена и принесу их вождю. Он прочтет заклинание и превратит племя Сануи в тараканов. А потом подарит мне за храбрость белое перо. То-то удивится  отец, увидев подарок! Поймет, что я не маленький!»

       Мальчик, полный решимости найти письмена, повернул в другую сторону, к смолистому лесу.

       Сколько он шел, неизвестно. Вскоре Нуто заметил, что деревья стали другими. Они стояли близко друг к другу, а их листья были уже, чем у тех, что росли близ селения.

         Мальчик влез на большую сосну, чтобы осмотреться, и тут же заметил человека.  Прихрамывая на одну ногу, он шагал по тропинке, и, будто почувствовав на себе взгляд, заозирался. Рослый, широкоплечий, со светлой кожей, — Нуто догадался, что это и есть белый колдун. На мужчине были  штаны, куртка и высокие сапоги. Нуто удивился, он никогда прежде не видел, чтобы так одевались. Люди его племени носили набедренные повязки, меховые куртки и мокасины из мягкой оленьей кожи.

         Тем временем колдун, убедившись, что ему ничего не угрожает, побрел дальше. Нуто слез с дерева и осторожно стал красться следом.  Он шел тихо, как может ходить пантера, выслеживающая добычу.  Где-то вверху закричал дрозд. Мальчик отвлекся  и потерял колдуна из вида. Он бросился вперед, как вдруг почувствовал прикосновение чего-то холодного к голове.

— Ты кто такой? — услышал  грубый голос за спиной. Хотя говорил человек на знакомом Нуто наречье, речь его заметно отличалась.

 

— Нуто, - произнес мальчик с заминкой.

— Чего тебе надо? Зачем ты за мной следишь?

Колдун обошел его и заглянул в испуганное лицо.

— Я хотел… мне нужны волшебные письмена, — пробормотал Нуто, таращась на железную палку, направленную в его сторону.

Колдун опустил ружье. Худое жесткое лицо смягчилось, а взгляд холодных серо-голубых глаз перестал выражать враждебность. Теперь в них сквозило что-то похожее на любопытство.

— Волшебные письмена?                    

— Да, я хочу превратить Сануи в тараканов.

— Сануи, говоришь… — мужчина задумался, потом сказал: — Я знаю это племя. Трудно назвать их людьми.

— Они напали на нас, и пока мы разговариваем, мой народ погибает…

Нуто опустил голову. Колдун некоторое время изучающее смотрел на мальчика, а потом скомандовал:

— А ну, ступай за мной!

 Повернулся и, насколько это возможно, быстро заковылял. Нуто поспешил следом.

       Через ярдов сто они оказались у  странного жилища. Оно и в правду не походило на типи. Скорее на  нору, присыпанную ветками и листьями.

— Ну, смелей, — позвал его колдун, первым спускаясь в темноту.

Нуто шагнул за ним. Сырой воздух с примесью сухой листвы ударил в нос. Колдун чиркнул спичкой, и через секунду помещение озарилось тусклым светом сальной свечи, стоявшей в углу на большом округлом камне. Тут же лежала раскрытая книга. По странным знакам  на пожелтевших страницах мальчик   догадался, что это именно то, что он искал. Глаза его вмиг заблестели, уголки губ чуть заметно дрогнули в предвкушении получить желаемое.

Заметив его завороженный взгляд, колдун спросил:

— Значит, это тебе нужно?

Нуто кивнул.

— Это всего лишь Библия. Несомненно, самае волшебное писание на Земле, но вряд ли с ее помощью можно кого-то превратить в насекомое.

— Значит, вы не колдун? — Нуто перевел взгляд с книги на хозяина «норы». Огонек надежды и веры в  волшебство, еще теплился в  его стремительно бьющемся от волнения сердце.

— Я охотник.

— Тогда зачем вы меня привели сюда? – в недоумении  спросил мальчик.

— Хочу помочь, — охотник немного помолчал, потом добавил: — Жажда наживы и славы привели меня в ваши края, но, видно, так  уготовано свыше,  здесь я закончу свой путь. Осталось недолго. Видишь это? — он задрал штанину и показал страшную, во всю икру, рану.

Нуто зажмурился. Ему приходилось видеть подобное — охотники его племени нередко сами становились добычей зверей, на которых охотились, но те раны никогда не выглядели и не пахли так отвратительно.

 Мужчина тем временем достал откуда-то из темноты охотничью сумку,  вынул из нее два покрытых слоем грязи ореха и подал Нуто. — Вот это, думаю, тебе поможет.

— Что это?

Нуто смотрел на них  и не мог понять, как они смогут помочь.

— Бери-бери, не сомневайся, — засмеялся мужчина. — Это то, что должно напугать ваших врагов. Порох. Слышал о нем? Позволь, я научу тебя обращаться с зарядами.

Он принялся объяснять, как их держать, как поджечь, чтобы не пострадать самому.

— Жаль, что в моем ружье остался лишь один патрон, и видно у него иная цель… —горько улыбнулся охотник, провожая Нуто наверх. – Надеюсь, ты справишься. Все понял?

Нуто кивнул.

— Да, вот еще, — остановил он его. — Возьми Библию. Сохрани в память обо мне. Кто знает, может, когда-нибудь ты встретишь белого человека, и он окажется удачливее, чем я. Попроси, пусть передаст эту Библию Мэри Скотт из Ланкашира. Она все поймет. — Мужчина передал  тяжелую, изрядно потрепанную книгу в руки мальчика.— А теперь беги! Покажи этим дьяволам!

       Нуто со всех ног бросился домой. Когда он оказался рядом с селением, уже вовсю шло сражение. С лесной опушки ему было видно, как воины племени Сануи кольцом сжимали сородичей. Нуто подкрался поближе, поджег по очереди, как учил его белый охотник, заряды, и бросил в толпу Сануи. Произошел взрыв, настолько громкий и неожиданный, что на секунду все замерли. И вдруг Сануи побежали. Страх овладел ими настолько, что они бросились врассыпную. Мужчины его селения поначалу тоже испугались, но видя, как бегут враги, погнались за ними вдогонку. Они преследовали их до тех пор, пока не перебили всех. Когда все закончилось, вождь подозвал Нуто. Как оказалось, он видел мальчика, когда тот бросил нечто, наделавшее столько шума. Тогда Нуто рассказал обо всем, что произошло. Медвежье ухо похвалил его и подарил перо сокола - знак величайшего уважения! Такие перья носили лишь взрослые индейцы! Нуто тут же воткнул перо в волосы и с гордым видом отправился на поиски отца.

       Опасность миновала, а значит, пора было возвращать женщин и детей. Радостные жители вернулись в свои дома. Среди них была и мать Нуто. Увидев сына, она подбежала к нему и крепко обняла. Здесь же находился и Макхи. Как никогда родители гордились  маленьким храбрым сыном, который не побоялся белого колдуна, хоть и оказалось, что тот вовсе не колдун.

       Все в тот день были счастливы и благодарили богов за то, что дали им шанс вновь оказаться рядом с любимыми. Сколько впереди у них было таких моментов, никто не знал. Но жители племени знали наверняка: нужно ценить то, что имели сейчас. Знал это и Нуто, поэтому сильнее прижался к матери. Худенькая рука его все еще сжимала подмышкой "волшебную книгу".

     А Белый колдун исчез. Куда он подевался, никто не знал, но образ его навсегда остался в сердце маленького индейца.

   

 

 

 

Типи[1]повсеместно принятое название для традиционного переносного жилища кочевых индейцев.

Вакан-Танка[2]«Великая тайна» на языке индейцев Лакота. Создатель духов птиц, духов животных и человека. Божество индейцев.

 

 

 

 

Прекрасная сказка! В ней звучат интонации нежности и любви.
Благодарю, Татьяна!
Мне понравилось. Легко читается, быстро увлекает.
14:55
Если разрешите, немного пофилософствую:)
Сказка неплохая, но в каком возрасте ребёнку можно читать, как один из главных героев кончает жизнь самоубийством? Это ведь совсем другое, для детской психики, чем сотни сражающихся и, даже, погибающих воинов.
Опять же, в сказке «красной ниткой» проходит сила волшебной книги (значит о верующих или для верующих). Это самоубийство и здесь как камень преткновения — мог верующий (библию читающий и её единственную жене завещающий) покончить с собой? Да, в жизни, наверное бывает всё, но сказки имеют свои негласные правила диктуемые аудиторией «получателей».
Александр, Вера, спасибо!
но в каком возрасте ребёнку можно читать, как один из главных героев кончает жизнь самоубийством?

Здесь вы попали в самую точку, потому, что как раз об этом я и забыла. Да, признаюсь, со всей этой реалистичностью, к которой стремилась, забыла о самом важном, для кого этот рассказ написан. А он рассчитан на школьников младших классов. Конечно, я думала, что они просто не поймут о том, что случилось с Белым колдуном, но лучше это совсем убрать. Спасибо, Вера, вам еще раз. Очень ценное замечание.
16:58
Хорошая сказка. Мне понравилась. Добрая.И мне кажется, читать можно в любом возрасте. Я Айболита дочке когда читаю её не шокируют перерезанные ножки зайчика. Наверное дети «сердцем» слушают. Удачи Вам!
17:31
Юлия, мне показалось, что вы не совсем поняли почему самоубийство было не к месту в этой жизнеутверждающей сказке, которую, опустив этот момент, я тоже прочту своим школьникам.
Айболит: перерезанные ножки пришилии, всё исправили. Так и должно быть.
Более того, есть сказки,«шокирующие» в гораздо большой степени, как восточная «Али-баба», где девушка убивает сорок разбойников, или русская, про дочь попа, которая оставшись одна ночью резала головы пытавшимся забраться к ней разбойникам. Они все несут противоположный смысл — никогда не сдаваться.
Юлия, спасибо за добрые слова! Да, много чего в детских сказках можно найти от чего у взрослого округляются глаза:) И все же лучше нести добро)
Все, ребят, подправила)
К похвалам присоединяюсь. Критику разделяю :)
Но, подумалось мне: «А что значит для маленького индейца Библия?» Боюсь, что ничего. Пока. Как минимум. По этой причине, и на мой взгляд, указанный абзац смотрелся бы более естественно несколько в ином виде:

— Да, вот еще, — остановил он его. — Возьми эту Книгу. Сохрани на память обо мне. Кто знает, может, когда-нибудь ты встретишь другого белого колдуна, который окажется удачливее, чем я. Попроси, пусть передаст ее Мэри Скотт из Ланкашира. Она все поймет. — И мужчина опустил довольно тяжелый и изрядно потрепанный томик в руки мальчика. Если бы Нуто умел, то смог бы прочесть на обложке странное и незнакомое слово — «Библия». — А теперь беги! Покажи этим дьяволам! — Легонько подтолкнул его к выходу бледнолицый.

Разумеется — это всего лишь иллюстрация к вопросу-замечанию.

Да. И тогда, в самом конце, можно было бы снова ненавязчиво упомянуть о Книге:

А Белый колдун исчез — сгинул, как и не бывало. Куда он подевался, никто не знал, но образ его навсегда остался в сердце маленького индейца. Также как и таинственная Книга, до поры до времени спрятанная в надежном месте.
Артем, спасибо! Подумаю! Это у меня самая вымученная история))