Принятые работы

Кейс

I

В машине было тепло, двигатель урчал ровно и уютно. Динамики выдавали какую-то романтическую сентименталку, фары освещали петляющую ленту шоссе и деревья на обочине. Дорога была совершенно пуста. И верно, что делать здесь ночью в конце ноября?

Андрей наслаждался движением, представляя как на майские каникулы они с Полей обязательно вырвутся куда-нибудь в Европу и поедут, поедут по просёлкам и деревенькам. Будут есть потрясающую чорбу в чудесных маленьких семейных кафешках и останавливаться в милых деревенских гостиницах. Эх… И старушку машину поменять бы не мешало. Вот и выбирай – машина или удовольствия. Ладно, что-нибудь придумаем.

Двигатель недовольно заурчал, преодолевая подъём. Андрей, вполне современный тридцатипятилетний мужчина, в некоторых вопросах был до крайности суеверен. Он погладил руль. Ну-ну, не злись, родная! Ты у меня лучше всех и я вовсе не собираюсь с тобой расставаться.

Машину повело на скользком участке. Он аккуратно снизил скорость и бросил взгляд на приборную панель. Минус три – подморозило. Андрей похвалил себя, что не поленился, съездил-таки сегодня на дачу и поменял летнюю резину на шипованную. Он мягко направил машину в поворот.

II

Огромный черный внедорожник обогнал его на бешеной скорости. Ф-фух!.. Напугал, чёрт! Сотни полторы, не меньше! Андрей снял ногу с педали газа. За поворотом начинался спуск к давно ремонтируемому мосту.

Огни быстро удаляющейся от него машины вдруг беспорядочно запрыгали, закувыркались и улетели куда-то вправо и вниз. Он сбросил скорость и остановился перед бетонными блоками, загородившими правую полосу моста. Один из блоков был сдвинут страшным ударом. Далеко внизу краснели габаритные огни опрокинувшегося автомобиля.

Джип лежал на крыше. Вся правая сторона была вдавлена внутрь салона, боковые стёкла разбиты. Из-под открытого капота вырывался пар. Он разглядел чьё-то тело. Точнее, были видны только ноги и нижняя часть туловища. Голова и грудь, скрытые под машиной, были вдавлены в подмерзшую землю. Ни одного шанса. Андрей огляделся. В нескольких метрах лежал ещё один. Его шея была неестественно вывернута – и тут без вариантов. Он всмотрелся в лицо погибшего. Лет сорок. Задранная куртка открывала мощный торс и… кобуру-оперативку с пистолетом. Андрей наклонился, растерянно и бездумно поправил полу куртки, прикрывая оружие, и с содроганием уставился на левую руку погибшего. Похоже, что ему оторвало кисть. Страшная рана продолжала кровоточить, были видны ошмётки мяса и белеющих костей.

III

Внутри машины никого не было. Только неаккуратно и беспомощно висели защитные шторки и белые наволочки сработавших подушек безопасности. Он наступил на что-то мягкое. Вгляделся, и с ужасом понял, что это человеческая кисть, прикреплённая к наручникам. Андрей едва сдержал мгновенно подступившую тошноту. Второй браслет был прикреплён к ручке серо-стального кейса. Изловчившись, он потянул его к себе. Чемодан, размером чуть больше обычного дипломата, скорее всего просто зацепился за дверь, и руку курьера оторвало, когда его выбросило из машины. Да, надо было пристёгиваться. Похоже, там находится что-то ценное или важное, если учитывать его конструкцию и вооружённую охрану. Точнее уже ее отсутствие… Он достал мобильный телефон и прежде чем набрать 002, бросил взгляд на дорогу. Та по-прежнему была пуста.

IV

За последний час он не видел ни одной машины кроме этого джипа. Андрей посмотрел на кейс, лежащий на пассажирском сидении. Чёрт! Не обернётся ли это серьёзными проблемами? Интересно, кто были эти люди? Сердце отбойным молотком стучало по рёбрам. Через несколько километров пост ГИБДД. Если в кейсе что-то ценное, его будут искать. Камеры наверняка зафиксируют автомобиль, проезжавший по этой дороге вскоре после аварии. А уж по номерам вычислить адрес – дело плёвое хоть для спецслужб, хоть для братвы. Он свернул на ближайший просёлок и, проехав сотню-другую метров, остановился. Выключив свет и габаритные огни, выбрался наружу. Прикурил и сильно, до кашля затянулся. Его вдруг заколотило то ли от промозглого ветра, то ли от пережитых событий. Ответа на самый главный вопрос – что делать – по-прежнему не было. Андрей открыл пассажирскую дверь и потянул кейс на себя. Кодовый замок. Четыре цифры. Десять тысяч комбинаций. На подбор потребуется максимум четыре-пять часов. Уже ясно, что домой возвращаться нельзя. Или где-то пересидеть, или возвращаться обратно на дачу и ждать утра. Благо отъехал всего на полтора десятка километров.

V

Всю дорогу Андрей просчитывал варианты. Сосед по даче видел его вечером, меняющим колёса. Потом ушёл и больше не появлялся. Если сейчас его не заметит кто-то из редких дачников, то подумают, что он всю ночь провёл на даче, не отлучаясь. А до утра он постарается открыть кейс.

По дачному посёлку он ехал крадучись, с выключенными огнями. Подхватив чемодан, как можно тише закрыл дверь автомобиля и почему-то на цыпочках прошел к своему домику. Закрыл на ключ входную дверь, плотно занавесил все окна и приступил к подбору кода.

VI

На всё ушло немногим более часа. Замок щёлкнул на цифрах 2211. Не заглядывая внутрь, Андрей вышел на крыльцо и закурил. Руки дрожали. Он понимал, что уже влип в какую-то историю. У него еще оставался призрачный шанс выйти из нее с минимальными потерями. А вдруг там что-то совершенно секретное? Этого не простят. Не оправдаться. И вообще – кем были жертвы аварии – спецслужбы или бандюки? Андрей затушил сигарету и вернулся в комнату. Глубоко вздохнув, осторожно приподнял крышку кейса. Внутри лежали брикеты купюр, упакованные банковским способом. Много. Новенькие банкноты достоинством в 500 евро. Десять пачек по сто штук, плотно и герметично упакованные в прозрачную полиэтиленовую плёнку. В ладонях у него лежало полмиллиона евро! А таких в кейсе было девять – итого четыре с половиной миллиона… Взгляд привлёк небольшой кожаный мешочек. Он развязал тесёмку. На покрывало посыпались небольшие бесформенные полупрозрачные камни. Даже несведущий признал бы в них необработанные алмазы. Шестьдесят две штуки, причём четырнадцать из них достаточно крупные. Андрей окончательно осознал, что влип в очень скверную историю. И такая сумма, и тем более алмазы просто так не исчезают. Их будут не просто искать – землю рыть! И если найдут, то его или убьют, или посадят. В зависимости от того кому всё это принадлежит. Принадлежало. И что теперь делать с этим богатством? Оборот необработанных алмазов запрещён, это статья. Не было в его окружении и тех, кому он мог бы предложить заняться их реализацией. Его прошиб пот. Нащупав подушку, вытер ею лицо и руки. Затем собрал в мешочек камни, предварительно протерев каждый из них краем простыни. Протёр денежный «кирпич» и аккуратно положил его на место.

VII

Он сидел, уставившись невидящими глазами в стену. Четыре с половиной миллиона евро – уж он нашёл бы им применение, в этом можно не сомневаться. Но по 500 евро!.. Наверняка их номера где-нибудь зафиксированы. Кажется, ещё лет десять назад в каждую крупную банкноту планировалось вставить чип. Отследят на раз! Вывезти их нелегально за границу? А какая разница? Да и на таможне накроют, к бабке не ходи! Андрей никогда не считал себя везунчиком и почти всегда попадался – и в школе, и в институте, так что рассчитывать на фортуну ему не приходилось. Ходить по рынкам и базарам? Купить сотню колготок и «левую» шубу жене? Три куртки себе?

В окно постучали. Андрей замер. Сердце ухнуло, сорвалось и упало, закатившись куда-то в угол. Стук повторился, теперь более настойчиво. Андрей метнулся к кейсу, захлопнул крышку и одним движением зашвырнул его под тахту. Послышался звук открываемой двери. Чёрт, он же не закрыл её!

– Есть кто живой?

Старый хрыч! Не спится ему… Андрей на ватных ногах вышел в прихожую. На пороге стоял сосед, облачённый в старые офицерские галифе, заправленные в толстые шерстяные носки. Общую картину дополняли галоши, помнившие ещё поход Суворова через Альпы, и растянутый тёмный свитер.

– Слава партии, что ты здесь! Спичек не найдётся? А то у меня уже уши распухли без курева. Кончились, понимаешь, в самый неподходящий момент.

Андрей, стараясь скрыть дрожь в руках, молча достал с полки коробок.

– Ты куда уезжал или мне показалось? А тут гляжу, свет в окошке, – сосед чиркнул спичкой и затянулся.

– Спал.

– С тобой всё в порядке? Выглядишь ты неважнецки.

Андрей отвернулся, зачем-то поменял местами на плите пустую кастрюлю и чайник.

– Задубел, когда колёса менял. Простыл, наверное.

– Так, может, по тридцать капель? – отставник хлопнул в ладоши. – Как положено, для сугреву.

– Не могу, за руль скоро.

– Поедешь сейчас?

– Не знаю, не решил ещё. Мама просила захватить солёных грибов и огурчиков. А вам чего не спится?

– Да вот «Битву престолов» смотрю. Ты смотришь?

– Не, не увлекаюсь.

– Ну ладно, пойду досматривать. Татьяне Алексеевне наш гвардейский гип-гип, ура! – бывший вояка приветственно вскинул руку и топнул галошей по доскам пола.

– Обязательно передам!

Сосед тряхнул коробком:

– Возьму?

Андрей махнул рукой.

Закрыв дверь, в полном бессилии привалился к ней спиной. Чёрт, как же напугал этот придурок! Он вгляделся в своё отражение в старом зеркале, висевшем напротив. Воспалённые глаза, серое, осунувшееся лицо. Или это просто свет так на лицо падает?

VIII

Андрей вышел на крыльцо. Лёгкий морозец остудил голову, помог привести в порядок мысли. Ни звёзд, ни луны не было видно за серыми ноябрьскими тучами. Андрей зачем-то посмотрел на часы. Четверть второго. Надо спрятать этот чёртов кейс! Но где, – в сарае? Закопать в огороде, утопить в выгребной яме? А ведь не раз мечтал найти чемодан с деньгами. Вот вам, получите и распишитесь! Бойтесь своих желаний, они сбываются… От всех этих мыслей недалеко и до помешательства. Вдруг вспомнилось, что Полина как-то рассказывала о своём однокласснике-банкире. Уж этот делец точно смог бы что-то сделать. Но если и не сдаст, то заберёт себе львиную долю. Хотя Андрей понятия не имел, сколько могут стоить такие алмазы. И всё же, и всё же…

IX

В машине было тепло, двигатель урчал ровно и уютно. Динамики выдавали какую-то романтическую сентименталку, фары освещали петляющую ленту шоссе и деревья на обочине. Дорога была совершенно пуста. Всё было, как пять с половиной часов назад. Кроме умиротворенного настроения.

Скоро будет спуск и злополучный мост. Мигающую «люстру» полицейской машины он увидел внезапно. Первым желанием было развернуться и рвать когти. Но было поздно. Его уже явно заметили. Да и сзади неведомо откуда вдруг появилась машина. Он сбросил скорость. Авось пронесёт. Но полосатый жезл гаишника заставил принять вправо и остановиться.

– Инспектор ГИБДД, старший лейтенант Белышев. Предъявите ваши документы!

Посветил на права, затем мазнул лучом фонаря по салону автомобиля и направил свет в лицо водителя:

– Выйдите, пожалуйста, из машины!

Буквально изнемогая от охватившего его ужаса, Андрей кое-как выбрался наружу. Увидел, как второй сотрудник останавливает следовавшую за ним фуру.

– Тут такое дело, Андрей Николаевич, – тон инспектора стал мягче, – я прошу вас быть понятым. ДТП у нас тут. С трупами, – он махнул жезлом в сторону перевёрнутого джипа.

– Не могу, командир, – с трудом произнёс Андрей. – Спешу я, жену в аэропорту встретить надо.

– Это ненадолго.

– Но я правда не могу. Жена беспокоиться будет. А ей нельзя, беременная она у меня, – неожиданно твёрдым голосом соврал он. – Да и чувствую я себя неважно, заболел, похоже.

Андрей поёжился. Его действительно било крупной дрожью.

– Да вон, там есть двое, – он кивнул в сторону стоявшей позади машины. – Уж они-то точно не откажут.

– Коля, что там у тебя? – окликнул старлей напарника, не отводя взгляда с Андрея.

– Всё нормально!

– Ладно, езжайте, – козырнул инспектор, протягивая документы..

– Спасибо за понимание, командир!

Андрей сел в машину и медленно тронулся. Интересно, увидел ли инспектор кейс?

Х

Он вёл машину на автопилоте, не видя перед собой дороги. Его по-прежнему колотило. Кажется, уже невозможно будет избавиться от этого парализующего страха. Выбросить к чёрту! Иначе он точно сойдёт с ума. В динамиках зазвучал душещипательный саунд-трек из "Крёстного отца". Андрей с досадой выключил звук.

«Не спеши… – Он вдруг с ужасом услышал свой внутренний голос. – Сегодня одни времена, а завтра наступят другие. Спрячь, закопай, затаись… Ведь потом всю жизнь жалеть будешь!»

На следующем мосту Андрей остановил машину. Затянулся сигаретой, опершись на перила и вглядываясь в тёмную воду. У его ног стоял серо-стальной кейс.

Светало.

Оценки:

5
16:43
Это не рассказ. Это начало романа, просто вырвано из текста. Можно сделать добротный детектив, или боевик, или нечто среднее. И написано неплохо, ну, для такого, просторечного, бытового жанра. Непонятно одно: почему вы выставили его вместо рассказа? сложно было посидеть пару часиков, написать нечто отдельное? Литературное повествование предполагает не только завязку, но и полноценный сюжет, с кульминацией, развязкой, каким-то концом. Ставлю пять за мастерство и два за лень))) Написать отдельный рассказ несложно, можно было и потрудиться.
5
23:15
Здравствуйте, уважаемый Автор. Ваш рассказ "Кейс" написан профессионально. У Вас есть свой стиль, умение передать ощущения и настроение. Каждое слово на своем месте. Читается легко и интересно, перед глазами ясно возникает картинка происходящего. Финальные фразы рассказа создают четкое понимание развязки и не требуют дальнейших объяснений. Желаю Вам больших творческих успехов!!!
4
21:00
Здравствуйте, уважаемый господин Джуга (не знаю, имя ли это, фамилия или писательский псевдоним); Ваш рассказ «Кейс» написан хорошо, но производит впечатление незаконченного. Многообещающая завязка осталась без соответствующего развития. Может быть, это из-за предписанного ограниченного размера рассказа. Желательно учесть это для доработки рассказа или в дальнейших произведениях. Желаю успехов.
18:37