Урок 17. Интонация

Поэтическая группа №6 "Путь в неведомое"

Урок 17. Интонация

 

Принято считать, что интонация (от лат.  intono — громко говорю) – понятие, принадлежащее областям звукового искусства – художественному чтению, музыке, актерскому исполнению… Что интонация важна ведущим радио и телевидения. Что к стихам, напечатанным на бумаге, это понятие прямого отношения не имеет.  

На самом деле – имеет.

 

Каким образом? Опосредованно.

Читая стихи известного автора, мы внутренне их проговариваем. С интонацией, которая помогает нам выделить главное, подчеркнуть завершения мыслей, переходы, смысловые ударения. Придать тексту художественную образность.

Но проговариваем не так как хотим этого мы, а как задумал, интонировал текст поэт. Тоже внутренне его проговорив.

Если наша интонация не совпадает с авторской - смысл сказанного мы можем не уловить. Или - что еще хуже - найти в тексте то, чего в нём отродясь не было.

 

Владимир Высоцкий для стихотворения «Я не люблю…» – с помощью авторского исполнения песни – показал всем «свою» интонацию.

 

Я НЕ ЛЮБЛЮ, когда мне лезут в душу,

ОСОБЕННО, когда в неё плюют…

  

Попробуем прочитать эти строчки по-другому:

 

Я не люблю, когда мне ЛЕЗУТ в душу,

Особенно, когда в неё ПЛЮЮТ…

 

Что произошло? Главными стали не оценки человеком действий, а сами действия. Изменился смысл, идея стихотворения. Хотя порядок слов в строчках - в обоих случаях - одинаков.

Многие поэты высказывали сожаления по поводу «бедности» слов, не способных выразить «богатств» человеческих чувств, состояний природы, сиюминутных ощущений… Но при этом, как-то выражали.

 

Как?

Поэт говорит теми же словами, которые использует не поэт. Задать интонацию (как композитор в музыке) поэт может не только порядком слов (нот) но и последовательным переплетением смыслов (значений) этих слов, которое «заставит» читателя автоматически сделать ударение на «нужном» слове.

На «особенно», а не на «плюют».

 

Александр Пушкин «К***»

 

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты…

 

Поменяем местами слова в строчках.

 

Я чудное мгновенье помню:

Ты явилась передо мной…

 

Или так:

 

Я чудное помню мгновенье:

Ты передо мной явилась…

 

Или еще так:

 

Чудное мгновенье помню я:

Явилась ты передо мной…

 

Александр Сергеевич - техникой стихосложения владея в совершенстве - мог бы продолжить любой вариант.  Почему он остановился на «своем»? Потому что посчитал его, наиболее точно передающем идею произведения.

Потому что «его» вариант, лучше всех других интонируется. Проговаривается, поётся, шепчется…

 

Как бы «сплёл» слова этого стихотворение другой поэт? К примеру, Владимир Маяковский? Рискну предложить такой вариант:

 

Я

чудное мгновенье

помню:

Передо мной

явилась

ты…

 

С ударением, на «Я» и «ты», с авторским «отрывистым» акцентированием каждой строчки. А то и каждого слова.

И получилось бы другое стихотворение.

По-другому, те же слова зазвучали бы у Александра Блока, Марины Цветаевой, Иосифа Бродского…

Почему?

 

Внимание!

Мы подошли к едва ли не самому главному вопросу авторской Поэзии!

Потому что, главным, отличительным качеством поэта является интонация его речи.

Не изобретательство новых рифм, строф, ритмов и размеров. Не созидание новых «твердых» или «мягких» форм. Не конструирование новых слов. Не обращение к «высоким» или «низким» истинам. Не эпатажноть, броскость, яркость, оригинальность, «манкость» стихов.

Все это стоит после интонации, по которой собственно одного поэта и отличают от других поэтов. Которую поэт «открыв», найдя в себе, «вручает» своему читателю.

 

Предлагаю «вслушаться» в интонацию наших классиков.

 

Александр Блок «Двенадцать. Поэма»


Гуляет ветер, порхает снег.

Идут двенадцать человек.

 

Винтовок черные ремни,

Кругом — огни, огни, огни...

 

В зубах — цигарка, примят картуз,

На спину б надо бубновый туз!

 

                       Свобода, свобода,

                       Эх, эх, без креста!

 

                       Тра-та-та!

 

Марина Цветаева «***»

 

 

…Отказываюсь — быть.

В Бедламе нелюдей

Отказываюсь — жить.

С волками площадей

 

Отказываюсь — выть.

С акулами равнин

Отказываюсь плыть —

Вниз — по теченью спин.

 

Не надо мне ни дыр

Ушных, ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один — отказ.

 

Сергей Клычков «Мне говорила мать, что в розовой сорочке…»

 

Мне говорила мать, что в розовой сорочке

Багряною зарёй родился я на свет,

А я живу лишь от строки до строчки,

И радости иной мне в этой жизни нет...

 

И часто я брожу один тревожной тенью,

И счастлив я отдать всё за единый звук, -

Люблю я трепетное, светлое сплетенье

Незримых и неуловимых рук...

 

Николай Заболоцкий «Признание»

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумасшедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую…


Николай Рубцов «Звезды горят»

  

В этой деревне

                    огни не погашены. 

Ты мне тоску не пророчь! 

Светлыми звездами

                            нежно украшена 

Тихая зимняя ночь!

 

Светятся, тихие,

                        светятся, чудные, 

Слышится шум полыньи... 

Были пути мои

                    трудные, трудные, — 

Где ж вы, печали мои?

 

Александр Галич «Признание в любви»

 

Я люблю вас – глаза ваши, губы и волосы,

Вас, усталых, что стали, до времени, старыми,

Вас, убогих, которых газетные полосы

Что ни день – то бесстыдными славят фанфарами!

Сколько раз вас морочили, мяли, ворочали,

Сколько раз соблазняли соблазнами тщетными…

И как черти вы злы, и как ветер отходчивы,

И – скупцы! – до чего ж вы бываете щедрыми!..

 

Владимир Высоцкий «Канатоходец»

 

Он не вышел ни званьем, ни ростом.
Не за славу, не за плату -
На свой, необычный манер
Он по жизни шагал над помостом -
По канату, по канату,
Натянутому, как нерв.

Посмотрите - вот он
без страховки идет.
Чуть правее наклон -
упадет, пропадет!
Чуть левее наклон -
все равно не спасти...
Но должно быть, ему очень нужно пройти
четыре четверти пути.

 

Арсений Тарковский «Первые свидания»

…На свете все преобразилось, даже
Простые вещи - таз, кувшин, - когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам с нами было по дороге,
И рыбы поднимались по реке,
И небо развернулось перед нами...

Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.


Иосиф Бродский «На смерть Т. С. Элиота (1965)»

 

 

Он умер в январе, в начале года.

Под фонарем стоял мороз у входа.

Не успевала показать природа

ему своих красот кордебалет.

От снега стекла становились у'же.

Под фонарем стоял глашатай стужи.

На перекрестках замерзали лужи.

И дверь он запер на цепочку лет.

 

Наследство дней не упрекнет в банкротстве

семейство Муз. При всем своем сиротстве,

поэзия основана на сходстве

бегущих вдаль однообразных дней.

Плеснув в зрачке и растворившись в лимфе,

она сродни лишь эолийской нимфе,

как друг Нарцисс. Но в календарной рифме

она другим наверняка видней…

 

Интонация - авторский язык поэта.

Она всегда открывает новый пласт Поэзии. Её новые возможности, новое звучание.

Для поэта пользоваться чужой интонацией – немыслимая вещь. Как носить чужую одежду.

В ходе обучения, подражание, «копирование» допустимо.

Главное - чтобы это не вошло в неосознаваемую привычку.

Главное – не попасть под влияние! Даже того автора, которого безмерно любишь.

 

Найти «свою» интонацию – для нас, наверное, самая сложная задача.

Но ведь, чем сложней, тем интересней…  

Нет комментариев. Ваш будет первым!