Урок 28. Деталь

Поэтическая группа №6 "Путь в неведомое"

Урок 28. Деталь

 

Всем известно расхожее: «искусство держится на детали».

Почему на детали, а не на общем плане?

Почему не на авторском взгляде? Произведение искусства всегда авторское…

Почему не на открытии? Без которого искусства нет…

 

Потому что «тайная» цель художника, поэта – «заставить» зрителя, читателя поверить в изображенное, сказанное. «Заставить» сопережить увиденное, услышанное. Сделать своим.

 

Если деталь не точна, правдоподобна, но не правдива – человек в неё не поверит. После чего не поверит и произведению искусства в целом. 

Получается, что при вымышленности произведения искусства, детали его должны быть практически такими же как в жизни, правдивыми.

 

Но – еще одно расхожее – «правда у каждого - своя».

И в самом деле…

Представим, что два человека смотрят на лист бумаги с разных ракурсов – один в лоб, фронтально, второй – сбоку, вскользь. Первый видит прямоугольную плоскость, второй – тонкую линию. И каждый прав…

И свою правду готов доказывать «с пеной у рта».

 

Как же поэту такую деталь, как лист бумаги, правдиво изобразить в коротком стихотворении? Не будет же он подробно расписывать - с каких именно точек он видит «деталь» так, а не иначе…

Предлагаю на этот вопрос ответить в домашнем задании.     

 

Точность детали – знак мастерства.  Такой же знак – уместность детали.

Если автор перечислит всё, что он увидел… при этом еще все, что ему (пока смотрел) в голову пришло – он напишет не стихотворение, а протокол.

Как же выбрать – то, что необходимо, и не заметить, «пропустить» ненужное?

Еще один вопрос для домашнего задания.   

 

Анна Ахматова «Муж хлестал меня узорчатым…»

Муж хлестал меня узорчатым,
Вдвое сложенным ремнем.
Для тебя в окошке створчатом
Я всю ночь сижу с огнем.

Рассветает. И над кузницей
Подымается дымок.
Ах, со мной, печальной узницей,
Ты опять побыть не мог.

Для тебя я долю хмурую,
Долю-муку приняла.
Или любишь белокурую,
Или рыжая мила?

Как мне скрыть вас, стоны звонкие!
В сердце темный, душный хмель,
А лучи ложатся тонкие
На несмятую постель.

 

Ремень – яркая, эпатажная деталь! Такая нужна не только для начальной экспозиции, она задает тональность всему произведению.

Но почему «узорчатым», да еще и «вдвое сложенным»?

Может быть, по мнению Анны Андреевны -  так больнее…

Стихотворение написано осенью 1911 года. Как известно, тогдашний муж Ахматовой Николай Гумилев ни разу не поднял руку на свою жену. Поэтому, этот «ремень» возмутил его до крайности…

Хотя у Гумилева – по мнению некоторых исследователей творчества Ахматовой – могли быть основания отхлестать неверную. Из-за её «романа» с итальянским художником Амедео Модильяни.

Не отхлестал…

А Ахматова ничего в стихотворении менять не стала.

Не потому ли, что к Модильяни ремень этот никакого отношения не имел?

К чему тогда имел? Деталь невозможно не только не заменить, но и не запомнить.

Может быть, муж «хлестал» ремнем-словом за что-то в творчестве… В Поэзии – он ведь тоже писал стихи… За то, чего не мог принять, а жена принимала. Тогда понятно почему «узорчатым» - имеющим отношение к искусству, к узорам…

В этом случае другая яркая деталь – тонкие лучи на несмятой постели – говорит о том, что после порки, жена не любовника ждала и не дождалась…

Всю ночь работала, ждала своего поэтического Ангела (с «сигнальными звоночками»), а он так и не пришел. Не решился еще раз разгневать уже разгневанного мужа. Пожалел исхлестанную. И не высветил сердце поэтическим светом («в сердце темный, душный хмель»).  

Может быть, такая характеристика детали-ремня как «вдвое сложенным» тоже не просто слова. И в версии с Ангелом имеет своё значение?

 

Федор Тютчев «Есть в осени первоначальной…»

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера... 

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё – простор везде, –
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде. 

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь –
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле...

 

Детали, на которых держится стихотворение - осень первоначальная, как бы хрустальный день, бодрый серп, тонкий волос паутины, и конечно, – самая яркая – чистая и теплая лазурь.

Детали - как мазки кисти художника – дают представление не о какой-то там вообще осени. О времени конкретном, «коротком, но дивном». Представление дав, обращают в это время, заставляют пережить его, вспомнить свои детали, ракурсы… Заставляют перечитать стихотворение еще и еще раз, удивиться мастерству поэта, точности  его наблюдений, правде нарисованного пейзажа... Запомнить, выучить текст наизусть, как нечто драгоценное, самое дорогое.  

Это - искусство!

Правда Тютчева нова, индивидуальна, до Федора Ивановича такой осень никто не видел.

 

Борис Пастернак «Февраль»


Февраль. Достать чернил и плакать!

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,

Чрез благовест, чрез клик колес,

Перенестись туда, где ливень

Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,

С деревьев тысячи грачей

Сорвутся в лужи и обрушат

Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют,

И ветер криками изрыт,

И чем случайней, тем вернее

Слагаются стихи навзрыд.


Самая яркая деталь – тысячи грачей, как обугленные груши. Кто их обуглил? Мороз, сжег холодом. Это – о прошлом.

В феврале – не рано ли для грачей? По-Пастернаку – не рано. Здесь – о будущем.

Какие еще детали!

Грохочущая (замерзшая) слякоть, весною черною горит (контрастирует с белым снегом), сухая (уже выплаканная за зиму) грусть, ливень шумней чернил и слез (природа сильней человека), изрытый (уже вспаханный, готовый к посевной) криками ветер…

Абсолютная зарисовка последнего месяца зимы.

И начинается стихотворение предложением из одного слова «Февраль».  Ничего лишнего, никакого перегруза в тексте…  

Как тут не поверить поэту.

Окиньте взором пространство, в котором сейчас находитесь. Вспомните о времени – за окном, и на часах. Акцентируйте внимание на внутреннем – чувствах, ощущениях…

И…

Рука к перу, перо к бумаге…

Попробуйте поработать с деталями вашего настоящего. С оглядкой на прошлое, и устремленностью в будущее.

Когда-то, давным-давно, упражняясь похожим образом, я написал такое стихотворение:

 

Владимир Хохлев «Детали жизни»


Раскрытое окно,

вечерняя тоска,

забытое кино,

широкая река.

 

Гремящий ночью люк,

холодная струя,

пустой – без люстры – крюк,

пустой – без смысла – Я.

 

Охватывает сон…

Расслаблена рука…

Какой-то перезвон

летит издалека.

 

Шуршание метлы

по ранней мостовой.

Свечение иглы

в реке и за рекой,

 

Стук сердца под ребром,

пульс крови на запястье.

Деталей - бурелом…

Из каждой светит счастье.

 

Напоминаю, главное: деталь - для стихотворения, для идеи, для общего замысла…

А не наоборот.

Портрет детали – не наша задача. 

Нет комментариев. Ваш будет первым!