Урок 34. Цель Поэзии

Поэтическая группа №6 "Путь в неведомое"

Урок 34. Цель Поэзии  

 

Разумный человек, делая что-то, хочет понимать, зачем он это делает.

Многие участники группы при вступлении в группу, в своих анкетах говорили о желании научиться писать стихи, узнать законы Поэзии, научиться выражать в поэтической форме свои мысли и чувства, и т. д.

Это – практические цели учебного процесса.

 

А каковы цели Поэзии, как таковой?

 

Александр Пушкин «Пророк»

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И Бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

 

О цели Поэзии, здесь сказано не прямо, но достаточно внятно – через цель Поэта: исполниться волею Бога и глаголом жечь сердца людей. Причем, эту задачу перед поэтом-пророком ставит сам Творец: «И Бога глас ко мне воззвал…». 

 

Михаил Лермонтов «Поэт»

 

…Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.

Твой стих, как Божий дух, носился над толпой
И, отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных…

 

Здесь поэт – посредник между Богом и народом. «Звук его могучих слов воспламеняют бойца для битвы…» Он нужен «как фимиам в часы молитвы».

«Стих, как Божий дух…» - то есть, живой, действующий, вдохновляющий.

Вернемся к Александру Сергеевичу.

 

Александр Пушкин «Элегия».    

 

… Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь…

 

Поэзия – ради гармонии, ради отдохновения человека «меж горестей, забот и треволненья». Поэзия – спасающая от смерти. Чтобы «…мыслить и страдать».

 

Иосиф Бродский «Нобелевская лекция».

…Произведения искусства, литературы в  особенности и  стихотворение в частности обращаются к человеку тет-а-тет, вступая с ним в  прямые, без посредников,  отношения. За это-то и недолюбливают  искусство  вообще,  литературу  в  особенности  и  поэзию   в частности ревнители всеобщего блага, повелители масс, глашатаи  исторической необходимости. Ибо там, где  прошло искусство, где  прочитано стихотворение, они обнаруживают на месте ожидаемого  согласия  и единодушия - равнодушие и разноголосие,  на месте решимости к  действию  - невнимание и брезгливость.

Иными словами,  в нолики,  которыми ревнители общего блага и повелители масс норовят  оперировать, искусство  вписывает "точку-точку-запятую  с  минусом", превращая каждый нолик  в  пусть не всегда  привлекательную, но человеческую рожицу…

 

… Искусство  есть  орудие  безоткатное,  и  развитие  его определяется не индивидуальностью  художника, но динамикой и логикой  самого материала, предыдущей историей средств, требующих найти (или подсказывающих) всякий раз качественно новое  эстетическое решение.  Обладающее  собственной генеалогией,  динамикой, логикой и  будущим, искусство не синонимично, но, в лучшем  случае, параллельно  истории,  и способом его существования является создание  всякий раз новой  эстетической  реальности. Вот почему  оно  часто оказывается  "впереди  прогресса",  впереди  истории…

 

…Человек принимается за сочинение  стихотворения по разным соображениям: чтоб завоевать сердце возлюбленной, чтоб выразить свое отношение к окружающей его реальности,  будь то пейзаж или  государство, чтоб  запечатлеть  душевное состояние, в котором он в данный  момент  находится, чтоб оставить -- как он думает  в  эту минуту  - след на  земле. Он  прибегает к  этой форме  -  к стихотворению - по соображениям, скорее всего, бессознательно-миметическим: черный  вертикальный  сгусток  слов  посреди белого  листа  бумаги,  видимо, напоминает  человеку  о  его  собственном  положении  в  мире,  о  пропорции пространства к его телу. Но независимо от соображений, по которым он  берется за перо, и независимо от эффекта, производимого тем, что выходит из  под его пера, на его аудиторию, сколь бы велика или мала она ни была, - немедленное последствие  этого  предприятия  --  ощущение  вступления в прямой контакт с языком, точнее - ощущение немедленного впадения в зависимость от оного,  от всего, что на нем уже высказано, написано, осуществлено…

 

… Пишущий стихотворение, однако, пишет его не потому, что он рассчитывает на  посмертную славу,  хотя  он  часто  и  надеется, что  стихотворение  его переживет,  пусть  не надолго.  Пишущий стихотворение пишет его потому,  что язык  ему  подсказывает  или  просто  диктует   следующую  строчку.  Начиная стихотворение,  поэт, как  правило,  не  знает,  чем оно кончится,  и  порой оказывается очень  удивлен тем, что получилось, ибо  часто получается лучше, чем он предполагал, часто мысль его заходит дальше, чем он рассчитывал. Это и есть  тот  момент,  когда   будущее  языка   вмешивается  в  его  настоящее.  

Существуют, как мы знаем,  три метода познания: аналитический, интуитивный и метод, которым  пользовались библейские  пророки  - посредством откровения. Отличие  поэзии от  прочих форм  литературы в том, что она  пользуется сразу всеми  тремя (тяготея преимущественно ко  второму и третьему),  ибо все  три даны  в  языке;  и  порой  с  помощью  одного  слова,  одной рифмы  пишущему стихотворение  удается  оказаться  там,  где  до него  никто не бывал, -  и дальше,  может быть, чем он  сам бы желал.  Пишущий  стихотворение пишет его прежде  всего потому, что стихотворение - колоссальный ускоритель сознания, мышления,  мироощущения.  Испытав это ускорение единожды, человек  уже не  в состоянии отказаться от  повторения этого опыта, он впадает в зависимость от этого процесса,  как впадают  в  зависимость  от  наркотиков  или  алкоголя.

Человек,  находящийся  в  подобной  зависимости  от   языка,  я  полагаю,  и называется поэтом.

 

Зачем «оказываться там, где до пишущего никто не бывал»? Зачем «ускорять сознание»?  

Ответ находим у Пастернака.

 

Борис Пастернак «Во всем мне хочется дойти…»

* * *

Во всем мне хочется дойти

До самой сути.

В работе, в поисках пути,

В сердечной смуте.

 

До сущности протекших дней,

До их причины,

До оснований, до корней,

До сердцевины.

 

Все время схватывая нить

Судеб, событий,

Жить, думать, чувствовать, любить,

Свершать открытья.

 

О, если бы я только мог

Хотя отчасти,

Я написал бы восемь строк

О свойствах страсти.

 

О беззаконьях, о грехах,

Бегах, погонях,

Нечаянностях впопыхах,

Локтях, ладонях.

 

Я вывел бы ее закон,

Ее начало,

И повторял ее имен

Инициалы.

 

Я б разбивал стихи, как сад.

Всей дрожью жилок

Цвели бы липы в них подряд,

Гуськом, в затылок.

 

В стихи б я внес дыханье роз,

Дыханье мяты,

Луга, осоку, сенокос,

Грозы раскаты.

 

Так некогда Шопен вложил

Живое чудо

Фольварков, парков, рощ, могил

В свои этюды.

 

Достигнутого торжества

Игра и мука -

Натянутая тетива

Тугого лука.

 

С учетом сказанного на уроке, вопрос ДЗ - какова цель Поэзии? 

Нет комментариев. Ваш будет первым!