Рубрикатор

Легенда о Логике (11 780 зн.)

Многие говорят, что Она есть везде, главное поймать, ухватить за хвост. И тогда уже всё станет ясным, откроются ответы на любые вопросы.

Она – суть и основа, Она – то без чего не может существовать ни алгебраическая теорема, ни физическая задача, ни поэма. Она есть везде! Она – легендарная Логика. Этот ценный зверь зачастую не даётся в руки, не обнаруживается, даже если звать его и приманивать. Чтобы поймать его, нужен опыт или дар.

Без практики Логика так и останется сокрытой в буйных зарослях заложенных автором идей. Сунувшемуся в дебри охотнику может показаться, что вот она – Логика, еще чуть-чуть – и коснешься кончиками пальцев, а, изловчившись, схватишь за хвост и вытащишь на свет – и решится задача, раскроется смысл истории. Но нет! Логика вывернется из растопыренных пальцев-грабель. Ужом, гладкой рыбкой или юркой птицей выскользнет и вновь потеряется. И ищи её, раз за разом продираясь сквозь спутанные дебри фраз.

Птица-Логика, рыба-Логика или Логика-змея живут в рассказах опытных «охотников». Они видели ее, как на ладони, мгновенно разглядели в сплетении мыслей. Нашли и поймали. Не голыми руками – с подготовкой, вооружённые силками теории и практики, что в рюкзаке «опыта» у охотника всегда под рукой.

Ее с «закрытыми глазами» ловили и показывали миру авантюристы, у которых вся подготовка-то носит короткое название «дар».

Перед «опытом» и «даром» бессильна самая необычная Логика.

* * *

– Ну долго еще?! – истерически завыл Кеичи уже в десятый раз за двадцать минут.

Парень плелся позади спутников, то и дело останавливаясь, чтобы вытрясти из неудобных сапог острые камушки, вытащить из волос сухую ветку, или же просто, сделав глубокий глоток из пластиковой бутыли с приторно-сладкой газировкой, с тоской оглянуться назад. Там всё ещё виднелся вход, через который путники проникли в непролазную чащу. Надо ли было соглашаться на эту авантюру, следовать за друзьями в поисках «того, не знаю что»?

– Дурацкая затея! – ругнулся Кеичи громко, чтобы его услышали уже отошедшие на приличное расстояние спутники.

– Отчего же? – хихикнул внезапно возникший рядом улыбчивый Лаки.

Светловолосый и голубоглазый, довольный жизнью друг подхватил мрачного Кеичи под локоть и повел к ждущему впереди товарищу.

– Ты сам напросился. Говорил, что уверен в своих силах и точно дойдешь.

Хмурый Реин, за спиной которого раздутой громадой высился набитый до отказа походный рюкзак, не дождавшись друзей, повернулся лицом к чаще. Он внимательно оглядел вставшие стеной деревья. Сверяясь с картой, извлеченной из недр рюкзака, двинулся в сторону.

– Эта тропа ложная, нас пытаются запутать, – пробормотал он. Даже не поднимая глаз, Реин чувствовал недоуменные взгляды друзей.

– Ты сам выбрал эту дорогу! – Кеичи не желал успокаиваться. – Мы так окончательно заблудимся!

– Не-а, – хихикнул Лаки, который вприпрыжку шел позади. – Если наш гений со своими штучками не выведет нас, мы всегда сможем довериться госпоже Удаче.

– Это на крайний случай, – буркнул предводитель, так и не оторвавший взгляд от карты.

Трое друзей решили проверить старую легенду, что хранили архивы и библиотечные стеллажи, – древнюю историю о неуловимой Логике, которую просто так, голыми руками, не то что не поймать – её без подготовки порой даже и увидеть-то невозможно.

Вдохновенно рассказывающий о легенде Кеичи был ошарашен, узнав, что не только опытный охотник Реин, но и легкомысленный Лаки уже не раз находили Логику в самых непролазных дебрях, там, где другие вовсе о её присутствии не подозревали. Кеичи, завидующий друзьям, очертя голову ломанулся в ближайшую из чащ – насилу удержали, наказав до утра следующего дня никуда не соваться.

Но разве притушишь просто так словами огонь энтузиазма, питаемый самоуверенностью? Кеичи, распрощавшись с друзьями затемно, всё же бросился на охоту за Логикой. Только вот незадача: проплутал до рассвета в первых трех стволах, да вышел обозленный к подошедшим друзьям.

– Тебе говорили, что нужна подготовка. А ты – с головой в омут. – Реин ядовито фыркал на раздраженные слова о невозможности и бредовости охоты за Логикой в этой самой чаще.

– Нет её здесь! – едва ли не с пеной у рта Кеичи доказывал друзьям, тыкая пальцем в темнеющие дебри.

– Увидим, – подмигнул ему озорно Лаки, входя под полог «непроходимых» зарослей.

– Тише, – шикнул Реин друзьям, которые затеяли шумный спор всё на ту же тему. – Впереди... – указал он на густое переплетение веток.

– Что? Что там?! – вынырнул из-за плеча Кеичи. – Я ничего не вижу!

– Тсс! Там она, там!

Реин опустил на землю рюкзак, ловко извлек какие-то хитрые приспособления и не спеша шагнул в кустарник, словно и не было никаких переплетений. Кеичи замер в ожидании. Даже шумный Лаки притих, с интересом наблюдая.

Реин вернулся сияя, будто солнце, страшно довольный и счастливый. В мягкой сетке приспособы он держал добычу – птица-Логика трепетала, разноцветные яркие перья переливались мириадами всполохов.

– Знатный трофей, – ухмыльнулся охотник, показывая друзьям живую легенду.

– Браво-браво, господин «умудренный опытом»! Недурная добыча, да, – Лаки одобрительно похлопал по плечу товарища.

Птица замерла, когда Реин осторожно освободил ее. Немного полюбовавшись на легенду, он выпустил её обратно в чащу.

– Куда?! – ошалело заорал Кеичи вслед птичьему хвосту.

Он опрометчиво кинулся в колючие заросли, раздирая руки, протиснулся в самую гущу. Друзья молча ждали, пока незадачливый охотник не устанет. Когда же парень обессилено вывалился из зарослей, они снисходительно улыбнулись друг другу и помогли товарищу подняться. В пустой погоне за юркой птицей Кеичи разодрал рукава на рубашке, исцарапал ладони и лицо. Но не так больно жгли обработанные раны, как горело пламенем ущемленное самолюбие.

– Вот зачем ты её отпустил?!

– А зачем её нужно было оставлять? Вся прелесть же в процессе, а не в результате, – усмехнулся Реин. – От этой птицы в клетке нет никакой пользы. Важнее, что сама охота принесла опыт, с которым ты быстрее поймаешь другую птицу-Логику.

– Ерунда! Какой великолепный трофей был! Живая легенда – мне бы все завидовали. – Кеичи самозабвенно мечтал о том, как показал бы всем – друзьям, знакомым и незнакомым – пойманную птицу-Логику.

– Теперь мой черёд, – вскочил Лаки, так и не дослушав рассказ о том, как Кеичи продал бы добычу за баснословные деньги.

Махнув друзьям, парень бодро зашагал в сторону, противоположную той, где скрылась птица-Логика. Реин молча двинулся следом, а Кеичи, для приличия побурчав и поохав об «идиотском поступке», поднялся, отряхнулся и поплёлся за друзьями.

– Куда мы идем? Этот путь нигде не отмечен. – Реин, не подымая глаз, изучал ворох карт, которые так и норовили запутаться в ветвях.

– Просто доверься мне. Тут рядом...

Вскоре они вышли к затону, берега которого утопали в камыше.

– Видишь, – шепнул Лаки подошедшему Кеичи, ткнув пальцем в поблескивающую водную гладь, – почти у поверхности... греется.

– Где? – Кеичи посмотрел в указанном направлении, но ничего, кроме легкой ряби и скрытых водой растений, не увидел.

– Да вон же! – хихикнул Лаки. – Сейчас... ближе покажу.

Он с ходу нырнул, проигнорировав выкрик Реина, что надо подготовить снасти.

Брызги серебрились на солнце, когда рыбак с криком и хохотом вытягивал на берег скользкую рыбу-Логику.

– Да как же можно было не увидеть такую огромную?.. – пыхтел он, удерживая добычу. Рыбина извивалась, пытаясь сбросить хват рыбака. Трава блестела от брызг и чешуек Логики.

– Ох! Знатный трофей, – Кеичи довольно потирал руки, мысленно подсчитывая, поместится ли добыча в ванну или придется тратиться на аквариум. Или, может быть, сразу бассейн заказывать?

Да вот только Лаки, озорно ухмыльнувшись, погладил тугой серебряный бок да отпустил легенду обратно в воду.

– Ты что наделал?!

Реин едва удержал друга за ворот – Кеичи ломанулся в еще мутный затон в надежде вновь поймать легендарную рыбу-Логику.

– А что такого? – удивленно воззрился на пышущего негодованием товарища рыбак.

Лаки выбрался из воды и выжимал мокрую одежду. Он улыбался, довольный пойманной в этот раз за хвост Логикой: красивой та была и сопротивлялась сильнее, чем обычно.

– Она ж подохнет у тебя в аквариуме, и никакой радости не будет. – Реин говорил спокойно и рассудительно. Кеичи немного успокоился, но был еще зол на друзей, которые лишили его возможности показать всем, что он тоже горазд и может поймать легендарную Логику.

Обратно шли не спеша. Довольные Реин и Лаки впереди рассказывали друг другу каждый о своей добыче, а Кеичи, мрачнее тучи, плелся позади. Он только отрешенно провел рукой по волосам, выдернув сухую веточку из спутанных прядей, как что-то светлое привлекло его внимание. В стороне от тропы, по которой шли друзья, буквально в десятке метров, сквозь переплетение кустарника просачивался свет. Кеичи окликнул друзей, но те были поглощены беседой, или сделали вид, что не услышали. Кеичи свернул с тропы, протиснулся мимо стволов и вышел к малюсенькой прогалинке. Там лежал огромный серый камень, освещённый лучами вечернего солнца. А на камне, свернувшись кольцом, дремала змея – ужик, чья темная шкурка переливалась сотней цветных бликов. «Змея-Легенда», – возликовал мысленно Кеичи.

Змея грелась на солнце, спала, потеряв бдительность. Однако, стоило Кеичи приблизиться, как она струйкой скользнула в расщелину. Прильнув к трещине, парень увидел, что ужик, свернувшись кольцами на её дне, внимательно смотрит на него.

Кеичи сунул руку в расщелину, пытаясь ухватить змею-Легенду, но та оказалась проворнее: скользнула между пальцами, показалась на краю трещины, заструилась к густой траве. Кеичи не растерялся и кинулся за добычей.

Погоня за юркой змейкой захлестнула небывалым азартом. Переливающаяся Логика то сверкала в траве, то исчезала, скользила то в сторону чащи, то обратно к камню.

И вот как раз в тот момент, когда уж готов был в очередной раз юркнуть в расщелину, Кеичи удалось схватить его за сверкающий хвост. Парень опешил от столь неожиданной удачи. Змея беззвучно разевала рот, извивалась и пыталась укусить охотника за пальцы. Кеичи перехватил трофей ближе к голове. Уж обвил запястье и угрожающе раскрыл пасть. Черные бусинки-глазки сверкали, крохотные чешуйки переливались на солнце.

Бешеный азарт неожиданно потух, прошло непередаваемое ощущение погони. Даже радость от поимки скользкой змеи-Логики поблёкла.

– Что же мне с тобой делать? – растерянно спросил Кеичи. Сейчас, когда он держал в руках легенду, она казалась такой... реальной. И весь эфемерный блеск, который слепил долгое время, все мечты получить Логику в трофеи разом потускнели. А ведь были правы друзья, интересна лишь охота.

Маленькая змейка придушенно зашипела, радужные чешуйки помутнели. Кеичи обреченно усмехнулся и разжал пальцы. Уж, упав в траву, тут же исчез из поля зрения. Парень даже не проводил взглядом несостоявшийся трофей.

Возвращение затянулось. Деревья, словно сговорившись, цеплялись сучьями за волосы и одежду. Когда Кеичи, наконец, выбрался на тропу, друзья уже ожидали заплутавшего товарища.

– И почему так долго? – спросил Реин и подал руку Кеичи.

– Мы почти начали волноваться, – хихикнул Лаки, выдергивая у друга из волос веточки. – Видел, да?

– Видел, даже поймал. – Кеичи рассказал товарищам о змее-Логике, о том, как неожиданно та появилась, как сбегала, как пряталась и едва не погибла, будучи пойманной.

– Ну вот! Можешь теперь смело всем рассказывать, что тебе повезло увидеть и даже поймать за хвост очень скользкую Логику.

– Не расстраивайся. Она не последняя, поймаешь еще много, главное не сдаваться, не ныть. И еще: не забывай пойманную добычу отпускать, чтобы и другие насладились охотой, а Логика так и осталась легендой.

Друзья, довольные состоявшейся в чаще охотой, направились домой. Тем более что солнце уже катилось к горизонту, стремясь на покой.

Птица-Логика, прикрыв голову крылом, дремала в спутанных ветках. Рыба-Логика скользила в водной глади, ища убежище. А змея-Логика всё еще наслаждалась теплом на нагретом за день камне.

0
12:56
17:09
Хороший язык, внятное изложение, претензий практически нет, за исключением фразы: «Сверяясь с картой, извлеченной из недр рюкзака» (обычно карту глубоко в «недра» не засовывают, а держат всегда под рукой)
Да и идея сама по себе небанальная. Но сюжет не впечатлил из-за своей стопроцентной предсказуемости — уже после первой поимки «дичи» интрига умерла и было ясно что и как. Я лишь гадал кем она окажется в третий раз: зайцем или лисицей?
Увы, Алена, эту работу я взять в работу не могу, но охотно посмотрю другие ваши рассказы.