Рубрикатор

Легенды африканских степей (11996 зн.)

Я сидел на ступеньках у входа в свою хижину и наблюдал, как местная детвора, окруженная стаей мух, носилась по поселку. Солнце пекло так сильно, что казалось, будто воздух раскалился, и я вдыхаю раскаленные маленькие частички в свой организм. Мое полотенце высыхало за считанные секунды, только успевай смачивать. А ребятня – ей хоть бы хны, бегает себе, словно нет никакой жары.

Я не очень был счастлив, когда меня отправили в Африку, в это захолустье. Это селение было затеряно в бескрайних степях и до ближайшего поселения было много тысяч километров. Но место это было удивительным: казалось, я перенесся не на самолете, а на машине времени, в прошлое – здесь нет телефонов, телевизоров – любой маломальской даже не самой продвинутой техники. Здесь жизнь течет медленно и новшества приходят с огромным запозданием. Видели бы вы, как они радовались простой лампочке? А как они удивлялись машине, на которой я приехал! Забавные люди – остальной мир уже давно пересекает космическое пространство, путешествуя до других планет, а здесь простая лампочка сравни чуду.

Щурясь от солнца, я встал с лестницы – пора идти в больницу. Тут я заметил Атру – мою закадычную подружку, – идущую по дороге и, как всегда, несущую в обеих руках ведра полные воды.

Вне моей работы я практически ни с кем не общался, жители со мной заговаривали, только если их беспокоили какие-нибудь недуги. Порой мне казалось, что они избегают меня, но за помощью приходили без тени страха. Единственным моим другом была Атру. Это маленькая девочка со смешными торчащими в разные стороны косичками с большими карими глазами и коричневой, как молочный шоколад, кожей почти каждый день проходила мимо моей «резиденции», заговаривала со мной и нередко сопровождала меня в больницу. Пока мы шли, она рассказывала забавные истории, местные легенды и поверья. Так я узнал, что умирая, человеческая душа вселяется в близлежащие объекты – траву, животных..., но есть и такие души, которые не могут ни в кого и ни во что вселиться из-за своих злых деяний, и потому они мечутся меж живыми и завывают, вызывая страх и непогоду. «Это ж ветер», - заметил я, но Атру сказала, что я ничего не знаю. 

Когда она подошла ближе, я крикнул, чтоб подождала, мне нужно было взять мою сумку с инструментами.

- Снова несешь воду? – спросил я, когда мы прошли уже несколько метров.

- Ага, - ответила Атру.

- Ты мне так и не сказала, для чего она? Куда ты ее несешь? И почему не позволяешь помочь? Ведра-то тяжелые.

Атру молчала.

- Ты носишь воду каждый день. Эти ведра больше тебя. Позволила бы помочь, – не унимался я.

Атру молчала и шла, не обращая на меня никакого внимания. Тут я заметил местную детвору, она стояла поодаль и, о чем-то перешептываясь, косилась на нас.

- Странно так, - сказал я, - почему они так себя ведут? Надеюсь, когда меня нет рядом, они тебя не обижают.

- Не обижают, - ответила Атру.

- Но почему бы тебе с ними не подружиться? Они могли бы тебе помочь с ведрами, - все не унимался я. – Ты бы им показала, где берешь воду. Ведь вода здесь большая ценность.

- Мне пора, - вдруг сказала девочка. – Дальше иди сам.

Это было так неожиданно и резко, как мне показалось, что я остановился и взглянул на нее.

- Я тебя обидел?

- Нет. У меня просто дела, - сказав это, Атру ускорила шаг – она убегала.

Все-таки я ее обидел. Я не знал, в чем тут дело, но этот ребенок был очень странным: она не разговаривала ни с детьми, ни с взрослыми. Про родителей ничего не рассказывала и не говорила, где живет. И каждый раз, когда я начинал расспросы, она вот так быстро убегала. И мне казалось, что я больше никогда ее не увижу, но, к моей радости, она всегда возвращалась.

Помню, когда в первый раз увидел ее, она облила меня водой из своих ведер. Вода была холодной – как сейчас помню, я аж подпрыгнул от ледяного касания воды и от неожиданности. А Атру стояла с серьезным видом и смотрела на меня, как ни в чем не бывало. Я пытался отругать ее, но она так же внезапно, как облила меня, развернулась и ушла. Через два дня после этого она с широкой улыбкой приветствовала меня, когда я шел в больницу. В общем, так и познакомились.

Моя больница – большая по местным меркам хижина с кривыми кроватями, которые смастерил Мбай, мой помощник, из какого-то местного дерева. В ней не было специального оборудования и медикаментов и это усложняло мою задачу – спасение жизней. В результате, многие мои пациенты покидали не только больницу, но и этот мир. Мне, как врачу, было сложно все это пережить – я чувствовал себя бесполезным и беспомощным. Мои попытки выбить финансирование, организовать доставку необходимых медикаментов и оборудование были тщетны – на мои запросы неизменно приходил отказ. Я не знаю, о чем думали те люди, которые отправили меня сюда без ничего и поставили задачу предотвратить эпидемию какой-то новой неисследованной лихорадки. Иногда мне кажется, что меня отправили сюда умирать….

Болезнь, с которой я боролся, была беспощадной – она уносила жизни людей каждый день, не разбирая, ребенок это или взрослый человек. Я пытался что-то приготовить из трав – в этом мне очень помогала Атру, она показывала мне целебные растения и то, как их можно приготовить. Тут я слепо доверял ребенку и следовал ее советам. Благодаря этим самодельным лекарствам мне удавалось спасти хоть небольшое число жизней.

Сегодня умерло 8 человек. Я сидел на крыльце больницы-хижины, смотрел в звездное небо и курил сигарету, кстати говоря последнюю.  Я все думал, что будет дальше – поселение в несколько тысяч человек сокращается на глазах. Неужели я останусь один посреди степи в самом сердце Африки? Вернусь ли я когда-нибудь домой? Что будет с Атру? Я хотел бы удочерить ее, забрать с собой, защитить от всех бед….

Прибывая в своих мыслях, я не заметил, как заснул. Разбудила меня ледяная вода и крики людей – я вскочил, и увидел возле себя Атру.

- Там, - протянула она руку, показывая куда-то за мою спину. Я обернулся и увидел, что моя больница горит. Я побежал к ней – там же люди! Почти в тоже мгновенье пронеслась мысль – «я же был на крыльце, как я оказался в нескольких метрах от хижины?», но  практически сразу же стряхнул ее. Я забежал в хижину и принялся вытаскивать людей, лежащих ближе к выходу. Откуда-то появился Мбай и несколько мужчин из поселка, они помогали мне вытаскивать больных.

 

- Это чудо, что вы оказались снаружи, - сказал мне Мбай, - вы могли бы умереть. Вы ведь всегда до самого утра в больнице находитесь.

И правда, я редко выходил покурить и подышать воздухом – столько было больных и столько было работы.

- Пожар, наверное, возник из-за больного. Опрокинул лучину, вот все и загорелось.

Да, беда с этим местом. Лампочки есть, но аккумуляторный генератор выдохся и некому его починить и зарядить. Они висели как украшение, на которое приходили полюбоваться местные жители. Лампочка стала легендой – кто видел, как она горела, рассказывал про ее чудесные свойства тем, кто не видел ее горящей, и последние мало верили первым, считая все это мифом, выдумкой, но из уважения восторгались рассказам.

- Вас, наверное, мунтула холодной водой окатил, - продолжал вещать Мбай.

- Мунтула? – удивился я, - что еще за мунтула?

- Дух-хранитель, он только к хорошим людям приходит. Один раз окатит водой – всю жизнь счастлив будешь, - улыбаясь, сказал Мбай.

- Меня холодной водой только девочка одна окатила, причем дважды, а не мунтула. Может это сработало? – усмехнулся я.

- Девочка? – удивился, в свою очередь, Мбай, - что за девочка?

- Та, что ходит со мной часто, Атру. Видел, наверное? Она меня сегодня провожала до больницы, правда бросила на полдороги. Обиделась на мои слова...

- Сегодня? С вами шла в больницу?

- Ну да. И ребята видели, шушукались и глазели на нас, - ответил я устало. – Да и сейчас она здесь где-то была, - я огляделся по сторонам, - но Атру нигде не было видно. – Ушла, наверное, пока я людей выносил.

Мбай смотрел на меня, вытаращив глаза.

- Что такое? Что так смотришь на меня?

- Два раза? – спросил он.

- Что два раза?

- Окатила водой.

- Ну да. В первый раз, когда приехал, прям в первый же день. И второй вот сейчас – я заснул, а она меня разбудила.

Мбай стоял и смотрел на меня, разинув рот.

- Два раза?! – пролепетала он.

- Да, два раза. И что тут такого? – Я не мог даже возмутиться, настолько я устал. – Иди домой, Мбай, поспи. Мы сегодня сильно устали. Ты начинаешь вести себя странно. Я тоже пойду.

Я махнул ему рукой на прощанье и поплелся домой.

 

Утром у моего дома собралась толпа – похоже, весь поселок пришел ко мне. Я встревожился – что-то случилось? Что-то сгорело? Кто-то умер?

- Доброе утро, доктор! – обратился ко мне старейшина поселка. Интересное дело, меня он даже не приветствовал, когда я только приехал, а тут… что-то, значит, очень серьезное произошло.

- Доброе утро! Что-то случилось? – с беспокойством спросил я.

- Ничего плохого, доктор, - улыбнулся мне в ответ старейшина.

- Можно коснуться вас, доктор? – спросил он.

Странная просьба, но я ответил согласием. Он подошел, протянул свою руку и коснулся моей головы, потом с поклоном отошел обратно.

- Спасибо, доктор! – сказал он, улыбаясь мне. – Вы принесли нам счастье.

- Не понимаю, - я был озадачен. Какое еще счастье? Сгорела больница, болезнь не повержена….

- Атру, девочка, не приходила еще сегодня, доктор? – спросила какая-то женщина.

- Нет, не приходила. – И чего их вдруг заинтересовал этот ребенок?

- Вы удивлены, доктор? – спросил старейшина. – Я вижу по вашему лицу. Атру – это мунтула, добрый дух, хранитель жизни. Я, признаться честно, и сам не до конца верил во все эти легенды, хоть и рассказывал их соплеменникам. А тут вы – прямое доказательство, что это непросто легенда.

- Я не понимаю, - я действительно ничего не понимал. Это сон или какая-то шутка?

- У нас все будет хорошо, мунтула спасая одну жизнь, спасает тысячи.

Эти слова-загадки меня начали немного раздражать.

- Хорошо. Пусть так, - решил я поддакнуть эти безумным людям. – Раз вы здесь, старейшина, хорошо бы обсудить нам, где теперь организовать больницу. Лечить людей где-то надо. Я пока у себя могу их принимать…

- Это ни к чему, доктор, - перебил меня старейшина, - болезней больше не будет.

- Простите? – не понял я, - Как не будет? Вы получили лекарства?

- Лучше, доктор,  - еще шире улыбаясь, ответил мне старейшина. Он поклонился мне и ушел, за ним поклонилась мне все толпа и потихоньку стала рассеиваться.

 

Я сидел на ступенях у входа в свою хижину. В моей голове был настоящий хаос: я то думал, о новом помещении для больницы, то об Атру, то о мунтуле,… о сумасшествии, о доме, Африке….

- Привет! – возле меня стояла Атру. Она улыбалась вовсю ширь и качала из стороны в сторону головой со своими смешными торчащими в разные стороны косичками. – Как дела?

- Привет! – ответил я, - Дела не знаю как.

- Это как? – удивилась девочка.

- Вот так. Тут мне рассказали легенду про мунтулу. Слышала такую?

- Ага.

- И что? – спросил я, взглянув на нее испытывающим взглядом.

Она молчала и продолжала улыбаться. Тогда я задал вопрос, который вертелся у меня на языке.

- Ты – мунтула?

- Ага, - сказав это, она весело подпрыгнула и воскликнула, – Смотри, а ведер больше нет!

И правда, их не было.

- Куда они делись? – спросил я.

- Улетучились, - Атру взмахнула рукой. – Их нет. Теперь я могу ходить налегке.

- Это здорово. Я рад.

- Спасибо тебе, доктор! – воскликнула она. – Спасибо!

Она покружилась возле меня и поскакала вглубь поселка.

- Атру, стой! – закричал я. Ведь так было нечестно: все говорят загадками, но никто ничего не объясняет. Пусть хоть она мне все объяснит!

Я бежал по поселку за Атру и звал ее. Жители смотрели на меня и улыбались, кто-то кланялся мне, кто-то бежал за мной для того, чтобы коснуться. Я не обращал на них внимания, - пусть… главное догнать Атру, но она была очень быстрой, и вскоре я очень сильно отстал от нее и устал. Я присел на корточки на дороге, ко мне подошли мальчишки, которые каждый день носились по поселку, и протянули мне бутылку воды.

- Пейте, доктор. Все будет хорошо.

 
 
Все действительно стало хорошо. Через пару дней прилетел вертолет с медикаментами, оборудованием и врачами. За пару недель лихорадка была уничтожена. Я вернулся домой, но вот Атру я больше не видел.
0
14:16
12:51
Здравствуйте, Гульнара!
На мой взгляд это перспективная работа. Но с ней бы поработать немного, кое-что изменить, убрать излишнюю описательность, добавить действий, динамики. И тогда может получиться очень симпатичный рассказ.
Александр, спасибо за отзыв! Постараюсь доработать рассказ.
12:06
Гульнара, разумеется, вы, как автор, вправе «вольничать». Но все же скажу тезисно, вкратце, что хотел бы увидеть я ))
Итак:
1. Добавьте немного интриги. Например, обрисуйте первое «знакомство» с врача с девочкой примерно так:
Он впервые увидел ее во время операции. Она стояла в дверях «операционной». Крикнул не оглядываясь: «Выйди! Сюда посторонним нельзя!». Ничего за спиной не услышал, попросил помощника удалить девочку, увидел его удивленный взгляд, оглянулся — там уже никого нет.
Вторая их встреча произошла «в больничной палате». Он осматривал больных, краем глаза увидел ее, стоящую в дверях с ведрами воды. Обрадовался — вода-то всегда нужна! Поблагодарил и попросил заполнить баки для воды в коридоре. После осмотра больных вышел наружу, увидел, что баки пусты, удивился, расстроился.
Через несколько дней встретил ее на улице с ведрами, догнал, спросил: почему ты не оставила воду для больных? Ответа не дождался, она молча ушла.
2. Не стоит делать ангела из доктора. «Удочерить» — это слишком серьезное решение. А вот предложить ей уехать с ним в цивилизованный мир, организовать поддержку и пообещать обеспечить ее до окончания колледжа — это реальнее. Обрисовал ей перспективы. Но она отказалась: «Я нужнее здесь!».
Опять его удивление, непонимание. Попробовал навести о ней справки. Никто не может ему помочь, не имеют понятия о чем и о ком он спрашивает. У него мелькает мысль о собственном душевном состоянии — не тронулся ли он умом? Вдруг вирус какой подхватил?
Кстати, поясните, почему он сам не подхватил эту лихорадку? Может быть, он все же заболел и именно тогда она пришла к нему, лежащему в бреду и облила его, после чего он выздоровел?
Как-то так.
И последнее: 10 тыс знаков — это очень мало. Поэтому каждый эпизод, отрывок должны быть плотными, ёмкими, без продолжительных рассуждений «ни о чем». Это должны быть либо как мазки в живописи — густые, жирные, яркие, либо должна быть отточенность графики — каждая линия совершенная, отработанная и ничего лишнего рядом с собой не терпящая.
Спасибо, Александр, за предложения и комментарии! Я поняла.
10 тыс. знаков действительно очень мало и не все моменты получилось объяснить и раскрыть — доктор не заболел как раз потому, что его в первый же день девочка водой окатила, как бы защитив от всех бед… Но я подумаю, может немного изменю ход событий да и сами события.
13:03
Кстати, вот какая мысль мне пришла в голову (возможно, она вас заинтересует):
Как любой нормальный цивилизованный человек, доктор имел в своем распоряжении фотоаппарат. Конечно же, плёночный. И фотографировал всё — деревню, племя, жизнь вокруг. И Атру, конечно же. Она не возражала. Но когда он вернулся домой и проявил плёнку — ее там не оказалось.
Интересная мысль, да. Я подумаю, можно ли ее включить и как. Ну что ж, буду работать. Еще раз спасибо за комментарии!