Рубрикатор

Случайная встреча (11986)

Случайная встреча (11986)

Марк страдал. Страдал так, как только может страдать человек, у которого вся жизнь пошла как-то ни так, боком. Или, как говорят в народе - наперекосяк.

Началось всё с незначительного эпизода и, вначале, Марк не придал этому значения. Но как, оказалось впоследствии - зря. Неделю назад, прямо от офиса, где Марк работал помощником старшего менеджера – угнали его машину, новенький «Opel». Кто на него позарился? Рядом стояли и другие, более дорогие машины, а взяли и угнали именно его. Много позже Марк понял, что это был первый «звонок», но тогда он не услышал его мелодичной трели. Затем неприятности стали сыпаться, нарастая, словно снежный ком. Как только Марк закончил горевать по поводу утраты «стального коня», от него ушла жена, с которой они прожили под одной крышей неполные пять лет. Самое обидное – ушла к соседу по лестничной площадке, старше её на десять лет. Что она в нём нашла – Марк до сих пор не мог понять. Детей у них не было, поэтому и расстались они, не чиня скандалов друг другу. В один из дней Марк пришёл домой, а «благоверной» уже и след простыл. На столе сиротливо белел клочок бумаги со знакомым почерком: «Прости. Ушла к другому». Вот и всё. Конец счастливой жизни. Не желая встречаться с бывшим мужем, соседи сразу куда-то уехали. Марк сам видел, как рано поутру, они грузили чемоданы. Он все губы себе искусал в кровь, но выйти и учинить скандал – не посмел. Марк считал себя интеллигентом в третьем поколение, и поступить так ему не позволяло чувство собственного достоинства.

Было от чего тут впасть в уныние. Марк замкнулся в себе, стал нелюдим, злым и почувствовал как вокруг, постепенно, образовался вакуум. Через два дня, плюнув на всё, взял на работе причитающиеся отгулы, купил билет и покатил на юг, надеясь вдали от привычных мест найти успокоение. Всё время, пока он находился в дороге, плохое настроение не покидало его. Своим нытьём он так извёл соседей по купе, что с ним, в конечном итоге, перестали разговаривать и смотрели как на пустое место. Марк замолчал, остро почувствовав отчуждение вокруг и больше с разговорами к своим попутчикам не приставал.

За окном мелькали леса и поля. Поезд мчался, поглощая сотни километров, временами извещая пассажиров пронзительными гудками. Извиваясь, словно гигантская змея состав, то стремительно набирал ход, и тогда стук вагонных колёс сливался в один, монотонный звук. То, пыхтел как загнанный зверь, преодолевал очередную возвышенность, переваливаясь и покачиваясь на рельсовых стыках.

Марка мало интересовали красоты за окном. Оставшись один в купе, он горевал, по глотку прихлёбывая дорогой коньяк, предусмотрительно прихваченный с собой.

Чем больше он потреблял спиртное, тем больше приходил к мысли - жить незачем. Простое плотское существование потеряло для Марка всякий смысл. Что могло ещё удержать его в этой жизни? Ничего. Родители погибли в автокатастрофе, когда ему не было ещё и десяти лет. Воспитывала его бабушка, которую он похоронил год назад. Была жена, и он её, как будто бы, любил. Теперь и она ушла. Так что ничего у него за спиной нет. Пустота одна.

Когда коньяка в бутылке осталось всего на пару глотков, он понял - уйти из жизни надо красиво, достойно и поезд самое подходящее для этого место. Пусть потом немногочисленные друзья и знакомые будут делать вид, что горюют по его уходу. Он в это время, паря под облаками, будет над ними подсмеиваться и погружаться в вечность. Марк усмехнулся.

Эта мысль ему понравилась, а хмельные пары всё больше затуманивали голову. Вместе с этим безысходность не отступала, как должно было быть, а наоборот наваливалась всё сильнее. Затем, неожиданно, ей на смену пришла злоба. Это чувство было настолько сильным, что Марк даже скрипнул зубами. Он встал, покачнулся, ухватился за верхнюю полку, пробормотал под нос:

-Я вам докажу! Я вам всем докажу!!!

Коридор был почти пуст. Если не считать девушки, стоявшей у последнего купе и смотревшей в окно. Проходя мимо, Марк толкнул её плечом, хотел извиниться, но только пьяно махнул рукой. Девушка недовольно оглянулась, но ничего не сказала, да Марк и не услышал бы. Он уже открыл дверь нерабочего тамбура и погрузился в шум громыхающего поезда. Немного постоял, покачиваясь в такт движения и держась за стены. Мыслей в голове не было, одно желание рвалось изнутри: поскорее сбросить с себя гнетущее оцепенение, владевшее им последнее время. 

Марк подошёл к одной двери – заперто. Перешёл к противоположной, дёрнул за ручку и она, на удивление легко, поддалась. В узкий тамбур сразу ворвался резкий порыв ветра, почувствовался запах гари, смешанный с полевыми цветами, а стук колёс заглушил все остальные звуки.

Марк подставил ветру разгорячённое лицо, закрыл глаза. Несмотря на хмель, он ясно сознавал, что собирается сделать, но остановиться уже не мог. Какая-то сила гнала вперёд, навстречу земле, в просвет вагонной двери. Собираясь сделать последний в своей жизни шаг, он вдруг услышал над самым ухом:

-Я бы на вашем месте этого не делала.

Марк резко оглянулся и почувствовал себя вором, застигнутым на месте преступления. За спиной стояла та самая девушка, виденная им в коридоре, и чуть насмешливо смотрела на него. Этот взгляд был сродни ушату ледяной воды, вылитому на голову прямо здесь, в холодном и грязном тамбуре.

-Дверцу прикройте, – девушка встретилась глазами с Марком, зябко поёжилась. – А то дует.

-Думаете надо? – Марк тряхнул головой, опять бросил взгляд на мелькающую придорожную насыпь, и в этот момент поезд качнуло на очередном вираже, его повело в сторону, нога соскользнула с вагонного пола, и провалилась в пустоту. В последний момент Марк сумел ухватиться за поручень, бросил тело назад и, закрыв тяжёлую дверь, привалился к стене.  

После шума, витавшего здесь только что, тишина показалась оглушающей. Но только на мгновение. Звуки стали проступать, но отдалённее, глуше и разговаривать уже можно было, не напрягая голосовых связок.

-Тяжело? – девушка прикурила длинную сигарету, выпустила к потолку струю дыма.

-А? Что? – Марк очнулся, непонимающе спросил: - А вы кто?

-Я? - девушка улыбнулась. – Человек. Как и вы.

Сильный ветер и неожиданное вторжение отрезвило Марка, выветрило из головы все дурные мысли, и он устыдился того, что собирался сделать. И как следствие - ему стало плохо. Коньяк, выпитый в купе, просился наружу. Марку стоило большого труда не сделать это прямо здесь, в тамбуре.

-Простите, - пробормотал он и открыл дверь, где был спасительный туалет.

Когда спустя некоторое время, Марк появился около своего купе, ему было уже значительно легче. Он остановился около окна, где по-прежнему мелькали безразличные ко всему придорожные ивы, закрыл глаза, и ему вдруг стало очень страшно. Так, как когда-то в детстве, когда за ним гналась разъярённая соседская собака. Только сейчас он осознал, что собирался сделать, и вместе с этим пришло осознание простой истины. Для того чтобы тебя ценили и уважали в этом обществе не обязательно выбрасываться из поезда. Надо жить и доказать всем и прежде всего самому себе, что ты способен ещё на многое. Уныние, разочарование, внутренняя боль, а вместе с этим и страх ушли - осталась одна только злоба на весь мир и на себя, что поддался минутной слабости.

-Идиот! – пробормотал он едва слышно.

Отъехала в сторону дверь последнего купе. Вышла девушка со светлыми, явно крашеными волосами, и, увидев Марка, улыбнулась  как старому знакомому, но ближе подходить, не стала. Марку даже показалось - она ему подмигнула. Он, едва заметно кивнул, и отвернулся.

Послышалось «раздражённое» шипение тормозных колодок и поезд начал плавно замедлять ход. За окном замелькали пристанционные строения и маленькие домики. Потянулись пригороды какого-то очередного Российского городка.

 

***

 

«Сноб, - подумала Ольга и отвернулась. – Вот и делай после этого людям добро. Дёрнул меня чёрт вмешаться. Пусть бы сигал с поезда. Мне-то, какое дело? Ан, нет, влезла. Дурёха».

Ольга и сама себе не могла ответить, зачем и главное почему, это сделала. Когда она вышла в коридор выкурить очередную сигарету, то сразу поняла, что мужчина, стоявший к ней спиной у открытой двери вагона, решил распрощаться с этой жизнью. Ольга догадалась об этом по напряжённой спине, по ногам, готовым шагнуть в пустоту. И подчиняясь какому-то новому и незнакомому чувству – взяла и окликнула его. А он... хоть бы поблагодарил. Одним словом – сноб.

Мимо окон вагона медленно проплывало здание вокзала. Ольга, сузив глаза, прочитала название, поджала губы. Длинный путь наконец-то подошёл к концу, и она вздохнула с облегчением. Дорога всегда угнетала её, навевала скуку. Ольга не любила сидеть без дела, а в вагоне кроме как глазеть в окно – больше заняться нечем. Существовали ещё самолёты, но Ольга их органически не переваривала. Да, к тому же, не с её багажом туда соваться. Она ещё раз посмотрела на обшарпанное здание вокзала. Город, в котором Ольгу ждала работа, готов был принять её в свои объятия.

Она перекинула через плечо небольшую дорожную сумку и покинула вагон, не забыв мило улыбнуться проводнику, то ли азербайджанцу, то ли грузину, пожиравшему её глазами. На перроне ещё раз оглянулась на состав и опять заметила мужчину в окне. Было в его взгляде такое, что ей не понравилось. Она вновь пожалела, что остановила его тогда, когда он решил свести счёт с жизнью. Это было странно ещё и из-за того, что её специализация как раз и состояла в том, чтобы выписывать пропуска на тот свет. А тут получается - она вернула человека с небес на землю. Чудеса! У Ольги был тренер, который, в своё время, придал твёрдости её руке и указал первую цель. Так вот, он говорил - жизнь в основном и состоит из одних чудес и парадоксов. Задача человека состоит в том, чтобы их контролировать и подчинять своей воле.

Ольга вошла в вокзал, пересекла его и через противоположные двери, вышла в город. На минуту остановилась, собралась, по привычке выбросив из головы всё, что произошло до этого.

Ольга Кудрявцева, в прошлом мастер спорта по стрельбе, а ныне наёмный киллер экстра-класса, и имевшая в определённых кругах кличку «Стрекоза», сбежала по ступеням и махнула рукой, подзывая такси. Её ждало дело.

 

 

***

 

В старину говорили: «Пути Господни неисповедимы». Они и свели случайных попутчиков, но уже через три года. Марк к тому времени  опять женился и о прошлой жизни не сожалел. Дела его шли в гору, по нарастающей, и вскоре он встал во главе большой, солидной компании, за короткий срок, преумножив её капитал. В деловых кругах он имел репутацию крутого парня, готового на всё ради удовлетворения своих желаний. Поэтому лишний раз с ним предпочитали не связываться, зная его неуживчивый и мстительный характер. Сам Марк тоже изменился и старался не вспоминать тот случай в поезде, явившийся отправной точкой к нынешнему благополучию. Правда, в первые месяцы, устыдившись своего поведения, он пытался отыскать неизвестную девушку. Он хотел запоздало поблагодарить незнакомку, что не дала тогда сделать ему опрометчивый шаг. Но после двух месяцев безуспешных попыток её найти – бросил это занятие. Вскоре она пропала из воспоминаний Марка, и жизнь вошла в своё привычное русло.

Но она его нашла сама.

Ольга все эти годы трудилась на своём кровавом поприще. Пока ей везло, и бог берёг и от милицейских наручников и от пули конкурентов. Как долго продлиться это везение – она не знала, да и не задумывалась над этим.

Ольга узнала Марка сразу, как только увидела его в прорезь оптического прицела. За прошедшее время он мало изменился, да и память она имела феноменальную, можно сказать фотографическую. Ольга улыбнулась, вспомнив тот случай и растерянное лицо пассажира, готового выброситься из поезда. Она, помниться, тогда ещё пожалела об этом.

-Сейчас мы это исправим, - произнесла одними губами и мягко надавила на курок.

Смерть вырвалась и понеслась вперёд, ставя крест на судьбе одного из случайных попутчиков.

 

 

 

    Иногда, даже самая  мимолётная встреча, пропорхнувшая мимо сознания, словно дуновение слабого ветерка, может отразиться на всей нашей судьбе.

Не обратив внимания на посланный нам свыше «перст судьбы», в дальнейшем, мы можем горько пожалеть об этом.

 

0
13:48
18:38
Необычная история. Есть к чему придраться, есть что убрать и изменить, но в целом прочитал с интересом.
Я бы посмотрел еще что-нибудь от вас, Евгений.