Рубрикатор

Будущее за "улитками"! (10427)

                                                                                                          

 

            Костик взглянул на меня почти умоляюще:

- Ну мы же уже все обсудили! Сколько можно сомневаться? Ты самый нерешительный человек на свете!

            Он был прав, конечно. Только не нравилась мне эта идея.

- Костя, Костенька, ты не злись, ладно? Я просто не хочу ошибиться, все-таки не диван покупаем, правда?

- Мы будем прилетать в гости. Если захочешь, мы каждый год можем сюда возвращаться! Слушай, давай хотя бы просто посмотрим, а если не понравится – не будем покупать, просто уйдем – и все! А?

            Костя лукавил: и он и я знали, что стоит попасть в руки продавца, и мы пропали окончательно. Впрочем, даже если бы продавцов не было вовсе – мой супруг ни за что не отказался бы от своей мечты. Он бредил ею уже второй год.

            Мы стояли около выставочного центра, перед стальными воротами, украшенными звездами и падающими кометами, и вот уже пятнадцать минут не могли войти внутрь. Из-за меня, конечно. Из-за моей нерешительности. Целых два года я закрывала глаза на мечту Константина и делала вид, что верю - деньги мы откладываем на квартиру. Сейчас мне приходилось отказываться от своих иллюзий и принимать чужие, а это оказалось не так просто.

-  Ладно, - наконец сказала я. – Мы войдем и посмотрим. Но обещай, что ничего покупать не будешь, мы поговорим об этом завтра. Сегодня только осмотр.

- Конечно, конечно! – воскликнул он и нежно взял меня за руку, совсем, как в то время, когда еще лишь ухаживал за мной. Мы мало меняемся с возрастом: дети особенно ласковы и послушны, когда хотят выпросить у родителей подарок.

 

            За воротами открывалось огромное летное поле, поделенное на ровные бетонированные квадраты. На каждом из таких квадратов высились летательные домики, в обиходе называемые «улитками». Они и в самом деле были похожи на улиток - неуловимо и бесспорно.

            К нам тут же подбежал молодой человек весьма располагающей внешности.

- Добро пожаловать в наш выставочный центр! Позвольте быть вашим гидом в этом мире летающих шедевров. Позвольте узнать, как вас зовут?

- Константин, - представился Костя. – Но я хочу предупредить, что сегодня мы не собираемся ничего покупать. Мы просто посмотрим. Видишь, киса, я его сразу предупредил. Ты теперь спокойна?

- Киса? – улыбнулся менеджер. – Очень приятно. К вам так и обращаться?

- Пожалуйста, - кивнула я. – Меня как только не называют.

            Располагающий человек деликатно рассмеялся и указал следовать за ним. Конечно, мы последовали. Мы для этого сюда и пришли.

 

- Перед вами стандартная «улитка». Она вмещает пять комнат: две спальни, гостиная, столовая, и комната иллюзий (здесь установлен киноэкран, тут же находится библиотека). Разумеется, вы можете выбрать обстановку по вкусу по нашим каталогам. Дальше вы видите небольшую оранжерею, которая будут регулярно снабжать вас свежими овощами. По желанию, за отдельную плату, можно установить искусственный водоем с рыбой, но сразу скажу, что многие предпочитают покупать замороженные полуфабрикаты на пересадочных станциях.

- В рекламе что-то говорилось о тренажерном зале? – поинтересовался Костя.

- Да, вы совершенно правы! Я как раз хотел рассказать об этом. В комнате иллюзий расположен дополнительный отсек для хранения различного вида тренажеров. Вы можете установить их самостоятельно, это не сложно. Все подробности в отдельной инструкции. Давайте пройдем дальше. Здесь вы видите туалетные комнаты, мини бассейн с водяным фильтром, сауну и кухонный отсек. Дальше – рубка управления, но здесь вы будете крайне редко – маршруты заложены стандартные: на время, на направление и произвольно. В случаи каких-либо изменений, сообщения транслируются на все отсеки. По сути, это полностью автоматизированная модель. Чтобы управлять ею, даже водительских прав не требуется.

            Он рассмеялся, и я поняла, что шутка пребывает в ежедневном использовании.

            Менеджер заметил мою недоверчивость.

- Вас что-то смущает?

            Спасибо, что обошелся безликим обращением. Почему-то не хотелось услышать «киса» из его уст.

- Простите мою тупость, - сказала я, - но я совсем ничего не знаю об этих «улитках», кроме рекламных слоганов. Объясните мне вкратце, что делать, если она сломается? Например, двигатель из строя выйдет?

            Продавец важно приосанился и дал мне почувствовать себя дилетантом в надежных руках профессионала.

- Даже если такое случится, что практически невозможно, то тут же включится резервное оборудование. Одновременно с этим, пойдет сигнал к дежурным ремонтникам, и бригада прибудет к вам, самое позднее через неделю.

- А почему ее назвали «улиткой»?

- О, я вижу, вы мало знакомы с нашей рекламой?

- Реклама – это реклама. Она никого ни к чему не обязывает.

            Человек не стал спорить. Решил, что дешевле объяснить.

- Это неторопливые модели для тех, кто любит наслаждаться путешествием. Некоторые из них и вовсе не покидают Земной орбиты. Фактически, это просто летающие дома, для тех, кто может позволить себе не работать, или работает сезонно, или работает на дому.

- Здорово! – воскликнул Костя. – Я – прогнозирую компьютерные технологии, а Киса у нас вообще - стихотворец. Мы можем годами на людях не появляться!

- Тогда о чем еще думать! – в тон ему воскликнул менеджер. – Выбирайте, и подпишем бумаги!

- А подумать стоит хотя бы о том, - сказала я более чем сдержанно, - что иметь возможность не появляться на людях, и не иметь возможности там появляться – это очень разные вещи.

 

 

- Ты была невежлива, - отчитывал меня Костя по пути домой. – Не ожидал от тебя. Ты ему почти нагрубила!

- Неправда. Я просто высказала свое мнение.

- Нет, это не просто мнение, это - негатив! Негатив, который ставит крест на моей мечте и ставит под сомнение мою рассудительность!

- А это-то тут при чем? – удивилась я.

- Ты считаешь, что я не способен здраво взвесить все «за» и «против», что я не смогу защитить нашу семью, что не способен принимать здравые решения…

- Не перегибай палку.

- Вот объясни, - Костя остановился и посмотрел на меня странным взглядом: помесью мольбы и ультиматума. – Вот объясни, чего ты боишься. Вразумительно объясни. Чтобы я понял и постарался тебя успокоить.

- Бесполезно. Я пыталась, ты не слышишь.

- Я внимательно тебя слушаю.

- Нет. Ты слушаешь свое горячее сердце, которое отбивает один и тот же ритм: хо-чу у-лит-ку, хо-чу у-лит-ку.

- Не надо меня обижать. Я стараюсь для нас обоих, для нашего будущего. Я все перечитал об этих «улитках», их даже кораблями космическими никто не называет, я ее разобрать и собрать смогу с закрытыми глазами! К тому же, ты знаешь, всего десять дней еще будут скидки… ну, как тебя еще убедить?

            Передо мной пролетели все мои сомнения и страхи: и замкнутое пространство, и отсутствие друзей, и эта вечная темнота за окнами, и эта камера, которую он называет почему-то «абсолютной свободой»… Но так же ясно я увидела и другое: лучше разочароваться в мечте, чем иметь возможность ее осуществить и не сделать последний шаг. Костя никогда не простит мне отказа. Он всегда будет помнить о том, что я встала на пути у его надежды, и однажды это нас разлучит…

- Знаешь, - сказала я медленно, - если это так для тебя важно, давай купим твою «улитку».

            Ответом мне были счастливые возгласы и поцелуи.

Ребенок получил свою игрушку.

 

 

            В течении пяти дней после покупки, нам предлагалось перевести в «улитку» свои личные вещи и решить все проблемы с интерьером и оформлением. Через эти пять дней, магазин просил освободить посадочную площадку или брал деньги за ее аренду.

- Ты не сказал мне, что аренда площадки такая высокая. Как же мы будем в гости прилетать? Где оставлять эту махину?

- Подумаешь, - он беспечно махнул рукой, - за год заработаем! И потом, этот менеджер сказал, что скоро изобретут воздушную парковку. Представляешь, как здорово: зависаешь над городом, милях в трех, а вокруг тебя вьются полетные такси, наперебой услуги предлагают… А? Класс?

            Я покачала головой, но дело было сделано, и что толку теперь впадать в пессимизм.

            Рабочие из отдела продаж суетливо переносили наши вещи в «улитку». Наверное, им платили за скорость. Костя возбужденно бегал вокруг и показывал, куда что отнести, к чему придвинуть, куда поставить.

Может, действительно в этом есть какой-то великий смысл, не известный мне пока, но уже заложенный в самом факте отлета? Ведь не даром, из покон веков люди стремятся куда-то, уезжают из своих деревень, городов, срываются с насиженных мест и покоряют новые необжитые территории, джунгли и ледники, острова и целые континенты…

- Слушай, тут еще работы – непочатый край, и за неделю не управиться, - сказал, подскочив, Костик. – Ты, наверное, езжай домой, а я тут и на ночь останусь. Надо за работягами присмотреть, сама понимаешь…

            Я кивнула, получила спешный чмок в щеку и пошла домой.

             

            На улице темнело, но от этого не становилось темно: загорались огни, вывески магазинов, окна. Повсюду жили люди, ходили друг к другу в гости, любили, расставались… Я подумала, что завтра придут прощаться мои подружки и рассудительная Ильма скажет: «Это ваше общее решение. И это хорошее денежное вложение, не вздумай жалеть.», а веселая Тоська обязательно затараторит: «Ой, ты такая счастливая, такая счастливая! Подумать только – целых пять комнат! Еще и оранжерея! А мы с трудом на однокомнатную насобирали, и за ту еще четыре года выплачивать!». Мне будут завидовать и утешать – сочетание почти невозможное. И обещать звонить каждый день, и писать письма, и уж точно поздравлять с праздниками и днями рождения…

            Дома было пусто и холодно. Осталась мебель, мусор, еще стояли не увезенные коробки с вещами. Завтра заберут и их. А потом в эту квартиру въедут чужие люди и дом постепенно забудет обо мне, как и о тех, кто жил здесь раньше.

Взгляд мой невольно остановился на окне: я не закрыла шторы, и сейчас луна, которая была где-то высоко, освещала ветки растущего рядом дерева.

- И тебя я не увижу, - сказала я зачем-то вслух. – Мы улетаем. И у меня нет выбора.

            Потом я разрыдалась. Не останавливаясь, не пытаясь успокоится. Мне нужно было нареветься вдоволь, потому что с завтрашнего дня я должна быть счастливой и довольной нашим ОБЩИМ решением. Я буду готовить вкусные блюда и писать романтические, чуть грустные стихи о космосе.

            А иногда, очень редко, я буду размышлять о том, сколько стоит любовь? И неизменно приходить к выводу, что она стоит ровно столько, сколько мы готовы за нее заплатить.

 

0
08:53
08:01
Здравствуйте, Натали!
Забавный рассказ, симпатичный. И к языку, к стилю изложения претензий нет. Но меня разочаровал финал. Последний абзац показался мне неуклюжим, менторским, «поучательским». Зачем это, к чему? Читатель сам должен приходить к выводам. Да и трагедии ещё не произошло. Вот, например, если бы героиня уже полетала, пожила в этом домике и вдруг захотела бы посетить прежнее место обитания, встретиться с подругами, а это оказалось трудновыполнимым из-за «дорогой стоянки» или по другим причинам, ее разочарование выглядело бы более естественно. А уж если бы «пустой» космос не давал идей для стихов, или она полностью осознала невозможность просто «выйти на травку», то эмоции оказались бы куда более сильными. И вот тогда уже перед ней стоял бы настоящий и очень серьёзный выбор — или муж и любовь к нему, или же… На мой взгляд.
Если вы готовы поработать с сюжетом, сделав его «под нас», отзовитесь, обсудим.
00:35
Здравствуйте, Джуга. Вам, как редактору, конечно, виднее, какие рассказы хочет видеть читатель. Если вам нравится мой стиль, возможно, приглянутся и другие рассказы. Этот написан давно, не знаю, стоит ли тратить время на его переписывание, но если в итоге он окажется для вас более интересным, чем другие — конечно, переработаю его под вас. Спасибо за уделенное время, очень приятно получить развернутый полноценный комментарий.
07:04
Натали, если у вас есть другие, более интересные работы, предложите их, я только «за».