Рубрикатор

Love kills/любовь убивает или Заводной Апельсин в Королевстве Трех Толстяков (9 563)

 

 

 

 

  Ситуация такая: сижу я, как во сне, один за барной стойкой в "Korove", потягиваю "молоко плюс", ну вы знаете, что это такое: молоко с добавлением велосета и дренкрома, от которого на минут пятнадцать появлялось ощущение, будто сам капитан со всей своей гвардией сидит в моем правом ботинке. У владельца заведения не было лицензии на продажу спиртного, но кто узнает, что он подмешивает всякие штуки? Всем было plevatt {1}. От хитрого молочка в мозгу проскакивали искры и фейерверки, хотелось dratsa, gassit кого-нибудь всей kodloi, и получать всякие награды и прочий kal, я  обыватель с активной гражданской позицией.

 

  Рядом hanurik  уткнулся в кружку и бормотал: "пролетариат оттесняется хлюм-бурум маргиналами и люмпенами, что означает изрядно офиговательные перемены в тыр-барадыр социуме".

 

  Чуть поодаль  хихикали  kisu, в цветных  париках. Maloletki -  они неинтересны - пик педофилии в Бывшем Королевстве Трех Толстяков  прошел,  свежей pizdyatinoi  моего возраста можно разжиться не здесь и позже.

 

  Нелегкая предстояла  работенка!  Позвоню  друзьям,   оружейник Просперо  и Тибул ценные кадры в деле постреволюции.

 

  Я допил  молоко,  встал,  пошатнулся как сонный  - видимо, хозяин заведения решил, что torsh с его напитков недостаточно силен, и он помимо обычных shtuchek добавил туда  какую-нибудь figny.

 

  И ваш покорный слуга вышел в синий, звездный бллин, такой вечер. Как-то раз Просперо напился vdryzg и принялся рассуждать о высоких материях.  Этот сильный shelovek  не glypii,  выдавал такое, что и не снилось starum kashkam из biblio.

 

Так вот,  однажды он  говорит:

- Наверное,  наверху на самом деле не космос, солнце и луна, а Gog. Он там сидит и пирует в окружении сонма ангелов, но мы, грешники,  увидеть его не можем, ведь Gog укрыл  от vekov свое царство за занавесками, расшитыми ночными светилами и звездами.

 

Мы с Тибулом хохотали до слез.

 

Мозг компании - я, нельзя бросать мне вызов. Просперо  в школе учился хорошо, но у него нет деловой хватки.  Я  умный и смелый, но знаю меньше.

 

  Я протолкался сквозь пеструю толпу рабочих, зашел в телефонную будку и кинул в прорезь  жетон.

  В трубке послышалось шипение и длинные гудки. Наконец  дружок-канатоходец ответил.

  - Здорово, дружище, - начал я. - Чем занимаешься?

  - Здорово, Алекс, - ответил Тибул. -  Отдыхаю после представления.

  - У меня есть парочка идей, как провести  вечер.

  - А именно?

  - Ты  меня знаешь -  сделаем tolshok какому-нибудь богачу. Подходи к бару "Korova", сейчас Просперо вызвоню.

  

    Koresha подошли. Тибул  прикинулся как клоун, а не гимнаст - сабо,  шутовские трико, полосатая водолазка. Просперо напялил  зеленый вышитый золотой нитью камзол и нелепые одеяния. Бедный коротышка Алекс  выглядел как bomzh -  потрепанные тряпки. Но у него от deng карманы оттопыривались.

 

  - Куда направимся? - спросил Просперо и тряхнул рыжими кудрями.

  - Предлагаю на Площадь Звезды, - сказал я. - Там из прилегающих трех улочек то и дело выскакивают экипажи. Вот и tryahnem один из них.

  - Zametano, - ответили  drugi.

 

  Мы пошли на дело. Площадь Звезды  -  удобное и "рыбное" место.   Надеюсь, никто  не устроил zasady богачам, многие знали про эти улочки.

 

Желтороты  шумят  в Парке Победы, милисенты их ловят пачками и   трансплантируют мировоззрение.  В нашем ремесле необходимо соблюдать баланс смелости и ума.

 

  Мы не спеша добрались до места.  Нам везло:  конкурентов  не  видно.

 

   Задрав  голову, можно  увидеть горящую огромную лампу - будто в стеклянный шар налили молока. Мы стояли и попыхивали tsygarkami, ожидая жертву.

 

   Послышалась хриплая ругань извозчика и щелчки кнута.

   Экипаж приблизился,  Тибул бросился под копыта лошадей и распластался по мостовой, будто dohlui. Лошади заржали и встали.

  Мы с Просперо закричали:

  - Ах, бедный наш друг!

  Кучер слез с козел и склонился над  Тибулом. Просперо сложил руки замком и врезал по шее извозчику - тот рухнул на землю кучей тряпья.

   Буржуй заголосил из окна экипажа:

  - Помогите! Грабят!

  Просперо подскочил к богачу и ткнул кулаком ему в rot.  Я залез в карету через вторую дверь, приставил  pushky к виску мажора и рявкнул:

  - Гони  dengi!

   Тот  perdanul. Просперо чуть голову  не othohotal. Я зажал нос, подождал, пока velikii bzdezh выветрится и снова приставил  пистолет.

   Тибул ожил и присоединился к веселью – содрал шубу и шелковую рубашку с толстяка. Главное не забыть срезать кошелек, и пусть  ублюдок катится куда подальше. Но он крутился волчком,  и я не мог подцепить кошелек.

  - Ты, borov vonuthii, не вертись, - цедил сквозь зубы Просперо.

   Дело  сделано - жертва удирала в одном исподнем вверх по улочке, оглашая ее  durnim криком.

  Мы сели в экипаж, Тибул залез на козлы, и мы тронулись, давя  верещащих мелких zveryh.

  - Тиб, сверни с Шоколадного на улицу Конфетти, - крикнул я. - Zavalimsa в гости.

  - Суок? - спросил меня Просперо.

  - Ага, она, rodimaya, - усмехнулся я.

 

***

 

Революцию я увидел старшеклассником.  Я подрабатывал, и в БКТТ остался не у дел. Хулиганы идут на заводы и фабрики – но рабочие бастовали,  и мы c drugami стали добровольными «комиссарами», романтиками с большой дороги.  Тибул подвизался в гимнасты, Просперо – в оружейники. Интересно, кто мы:  средний класс или разбойники?

 Профессоров-родителей выслали за границу, я остался. Надо жить, а не читать книги. Руки для дел развязались.  Я пережил интервенцию и гражданскую войну,  откупился от армии – денег куры не клюют. Ох, не хотел воевать - я не пролетарий. Низы и верхи поменялись местами. За бугром революционеры перетасовывают буржуа и миддл-класс, мы, Бывшее Королевство,  - оригиналы.

Суок  наша сверстница,  красивая kisa и  работает секретарем райкома,  без заводного ключа и пьет,  как bezymnaya.

Алкоголь разъедал  механизм,  ее внутренности заржавели.

Однажды девочка-кукла сломалась, «накроется» и сегодня.

 

 

***

 

   Мы въехали в рабочие кварталы и  tormoznulis возле обшарпанной двери подъезда. Я вылез из кареты и набрал номер на домофоне.

 

  - Привет, podryzhka, - сказал я. - К тебе  гости.

  - Ну...э-э, заходите, только не слишком удивляйтесь...,- последовал ответ.

  - Пацаны, хватайте барахло и поднимайте наверх.

 

  Интрига!  Чему не  удивляться? Я  птицей взлетел на седьмой этаж  и нетерпеливо позвонил в дверь.

  Суок открыла - она накинула халат и между полами проглядывали восхитительные grydi.

  - Привет, Алекс, - пролепетала Суок.

   В коридор вышел полуголый Раздватрис.

  - Здравствуйте, товарищи, - пискнул он.

  Я взбесился.  Подружка спит с буржуем и  не дает мне!

   Я не выдал чувств, вошел и закрыл за друзьями дверь.

  - И чем вы занимаетесь? - мурлыкнул я. - Танцуете?

  Раздватрис преподавал танцы.

  - Ну...что-то вроде того, - пряча глаза, выдавила  Суок.

  - Какое совпадение! Мы тоже хотели...потанцевать.

  - В другой раз, в другой раз, - зачастил Раздватрис. - Мне уже пора.

  Он схватил свою рубашку и туфли, но я загородил дверь.

  - Не торопись, старина, - сказал я безобидно.

  Раздватрис задрожал.

  Чует кошка, чье мясо съела.

  - Сейчас  я с тобой потанцую.

   Ваш покорный слуга достал бритву и начал вальсировать вокруг Раздватриса.

  Раз, два, три - порез на левой щеке.

  Раз, два, три - на правой.

  Раздватрис взвыл,  я достал пистолет и выстрелил. Учитель танцев умер.

  - А теперь - ламбада! - объявил я.

  Мы схватили Суок и натянули ее паровозиком.

  - Ты  говорил, мы друзья! - размазывала слезы по щекам rashristannaya  Суок, лежа на диване.

  - Я пошутил, - ответил я, прошел на кухню и достал из холодильника кусок торта. - Я люблю тебя.

  - Но любовь - высокое чувство! - пискнула Суок.

  - Знаешь, - сказал я, - иногда любовь убивает.

  Мы с drugami  истерично  захохотали.

  

***

 

Я отправился домой, матерясь сквозь зубы. После второго круга syn-vun я защемил причиндалы шестеренками Суок. Психосоматика. Разум влияет на тело.  Девочка сломалась.

До нашего визита Суок носила зеленый парик,  kisa, а малолетки только и болтают о сексе. Впредь  sumka будет скромнее.

 

На углу я заметил шайку, окружившую маленького мальчика. Карапуз громко плакал и во мне все перевернулось. Какие-то kozly поймали загулявшегося богатого мальчугана и хотели отобрать у него карманные dengi.

 

Ни одна революция не стоит и слезы ребенка!

 

- Drugi, я бы на вашем месте сделал ноги, - негромко произнес я.

Идиоты обернулись.

- Иди своей дорогой, maltshik, - ответили мне.

- А что поделать, если наши дороги пересеклись?

- Не нарывайся на неприятности!

 

Я  достал нож и пошел на  dratshil.

Малыш  вырвался и с визгами побежал по улице.

 

Я прикинул: мы в центре города,  и скоро нагрянут милисенты. И слепой заметит чуть живого от ужаса ребенка и позвонит законникам.

 

Заваруха началась.

Шпана тоже достала ножи. Я знал: в такой драке шансы на победу два к одному.

Выпад – уход от удара. Уход от удара – выпад.

Лезвие мелькнуло перед глазами – я исхитрился, достал главного по пальцам и бандит выронил нож из кровоточащей лапы. Их было трое, и одного я вывел из строя.  Коротышка Алекс потерял бдительность,  и ему распороли рукав куртки. 

 

Завыла сирена.

Все пустились наутек.

 Я знал: надо удирать глухими дворами! Да я  и ни в чем не виноват – защитил дитя.

Но хитрые законники  сцапали меня в темном переулке.

 

  Увы!  Бедному коротышке Алексу снова  трансплантируют мировоззрение.

 

 

***

 

Энтони Берджесс проснулся и подумал: «не сон, а чертовщина какая-то! Будто я пил какую-то гадость с вечера. Нелепо, как заводной апельсин! Хм, а что, если написать такой роман? Да, точно! Так и сделаю!». Писатель всегда симпатизировал Советскому Союзу

И пока не забыл сон,  сел за печатную машинку.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  {1) Латиницей написаны слова молодежного сленга, "надцатых".

 

 

 

 

0
13:24
14:16
Здравствуйте, Игорь!
Язык, динамика — все на уровне. Правда, с сюжетом «непонятки». Я не «увидел» главного героя, не понял кто он, каковы его интересы и цели. Использование такого количества слов на латинице отвлекает от темы, да и просто утомляет. Ещё я не совсем понял, с чего вдруг слова «человек», «плевать», «мальчик», «дохлый», «подружка» и многие другие вдруг стали слэнгом?
это постмодернизм, главный герой списан с книги Энтони Берджесса, поэтому и непонятно. а сленг — здесь имеется ввиду: на западе в речи молодежи присутствуют славянизмы. как в России «фэйс», «герла», «мэн» и прочие
16:19
Далеко не все знакомы с творчеством Энтони Бёрджесса. Вы же прекрасно знаете, что рассказ — это самостоятельное и полноценное литературное произведение. Ссылки на работы других авторов для вашего читателя будут выглядеть некорректно и неубедительно.
По поводу латиницы я уже высказался, добавить мне нечего, кроме того, что мы используем эти англиканизмы, но при этом пишем их русскими буквами. Да и Запад слова «спутник» и «перестройка» пишет не кириллицей.
Комментарий удален