Рубрикатор

Тико (10523 знака)

- Куда направляетесь, giovanotto?

  Перед Маттео остановился солидного вида "альфасуд" семьдесят первого года выпуска. Кожаный салон и симпатичный спойлер, венчавший крышу, добавляли определённого шарма и без того приятному чёрному автомобилю. Мужчина за рулём был под стать своему железному коню - смоляные, с лёгкой проседью волосы, свободная клетчатая рубашка и толстый серебряный жгут в её отвороте. Пальто хозяина небрежно лежало на заднем сидении.

  - В Роккаразо, синьор. Если вам по пути, не могли бы подбросить? Денег, к сожалению, нет, но вот машину вымыть или поделиться бутербродами - это запросто! - обезоруживающе улыбнулся парень.

  - Садись, мне как раз по пути! - приглашающе махнул рукой водитель.

  Маттео обрадовано обогнул автомобиль и запрыгнул на переднее сидение.

  - К девушке еду! - пояснил он, продолжая улыбаться. - Я с ней уже две недели не виделся.

  - Дело хорошее... - согласно покивал синьор.

  - Перед отьездом она мне звонила, дескать, не опаздывай, милый, cacciatore уже на подходе... - мечтательно зажмурился парень. - Кстати, простите, что я всё болтаю, а ещё даже не представился. Меня зовут Маттео.

  - Рад знакомству, Маттео. Я Беппе. Ты родом из Кастель-ди-Сангро?

  - Да, я там родился и вырос. И с Чиэрой там же познакомился... - не без гордости отметил молодой человек.

  - Счастливый город! - задумчиво хмыкнул Беппе, извлекая из нагрудного кармана пачку Marlboro и утапливая внутрь прикуриватель. -А я в Пьомбино в своё время всласть покуролесил. Года три ездил к одной... чистейшая battona - но чем-то зацепила меня, да...

  - И чем всё закончилось? - с интересом взглянул на него парень.

  - Чем-чем... решил, что моя тогдашняя машина,"Джульетта", достойна внимания куда больше, чем эта figlia di putana, храни, Господи, мою грешную душу!

  Какое-то время ехали молча. Маттео увлёкся разглядыванием салона.

  Всё указывало на то, что владелец сдувает с этой, бесспорно, отличной, но уже немолодой машины, пылинки. Она была просто в идеальном состоянии. Мягкие и удобные, обтянутые дорогой кожей сиденья, новенький кассетный плеер так почитаемой его отцом марки "Toshiba" и резные игральные кости на зеркале заднего вида, в качестве талисмана. Крепкий, на совесть сделанный Альфа-Ромео стал респектабельнее и выглядел просто превосходно.

  - Хороший у вас автомобиль, синьор Беппо! - сделал комплимент парень, не зная как возобновить разговор.

  - А уж мне-то как нравится, сынок. Веришь-нет, уже почти двадцать лет безотказно работает, как часы! - причмокнул водитель, нежно проведя рукой по переборке. - Я всю жизнь в седле, если уж на то пошло!

  - Завидую! - вздохнул молодой человек. - Мне пока такого счастья не выпадало.

  - Надейся, мой мальчик, и однажды судьба улыбнётся! Старый Беппо знает, что говорит.

  Прозвучало это настолько воодушевлённо, что Маттео, лишь бы не нарушать счастья, только покивал и уставился в окно. Пейзаж оказался не слишком привлекательным. Кое-что начинало зеленеть, но деревья, ещё не отойдя от зимы, по-прежнему стояли голые, раскинув в отчаянии изломанные ветви. Редкий, чуть приодевшийся кустик среди них был похож на заливистый детский смех на кладбище - насмешка ныне живущих над уже ушедшими.

  За всеми этими мыслями до парня не сразу дошло, что Беппо продолжает с ним разговаривать, и успел услышать лишь окончание фразы:

  - ... и, в общем-то, не прочь бы его и продать.

  - Продать что? - не поверил он своим ушам.

  - Свой "альфасуд", говорю же! - недовольно глянул на невнимательного спутника водитель.

  - Как так продать?- возмутился Маттео, и тут же одёрнул себя. - Прошу прощения, не сдержался. Но почему?

  - Старею, хуже вижу, устал проводить за рулём много времени... - перечислил Беппо скучающим тоном. - А тебе как, нравится машина?

  - Она великолепна, но у меня нет денег! - поспешно ответил Маттео. Разговор плавно переходил в совершенно непонятное ему русло.

  - Ты мне по душе, хотел бы тебе помочь. Не бывает такого, чтоб совсем денег не было. Сколько есть? - настойчиво спросил водитель.

  - Да правду говорю. Разве что на автобус, если никто не подбросит... - пробормотал молодой человек, извлекая из кармана смятую пятитысячную и пару двухтысячных.

  - Идёт! - воскликнул Беппо, останавливая машину. - Умеешь водить?

  - У отца старенький "фиат"... но постойте, синьор Беппо... но как же...

  Сам Беппо тем временем, пошарив между дверью и сиденьем, извлёк лаковую чёрную трость, увенчанную серебряным набалдашником, и с её помощью выбрался из машины. Он изрядно припадал на правую ногу. Ходьба, похоже, была для него занятием весьма болезненным, так как, пройдя пару шагов, он даже в лице изменился, а на лбу обозначились ущелья морщин.

  - Что вы делаете, синьор? К чему это всё? Уж не собираетесь ли вы продать мне вашу машину за жалкие девять тысяч лир? - в полном смятении воскликнул Маттео.

  - А почему бы и нет, мальчик мой? Я человек обеспеченный, могу себе позволить. Присядь за руль, ощути её своей! - улыбнулся Беппо, делая приглашающий жест.

  На негнущихся ногах парень обошёл "альфасуд". Самые смелые мечты оборачивались явью. Нищий паренёк из Кастель-ди-Сангро внезапно приезжает на хоть и не новой, но стильной машине. Как ахнет Чиэра, как пожмёт ему руку синьор Вито, совершенно по другому взглянув на бесталанного джиованотто...

  Завороженный представшими перед ним картинами, Маттео уже хотел было сесть за руль, но Беппо требовательно протянул ладонь. Не особо размышляя над тем, что он делает, молодой человек протянул ему все свои деньги и сел в машину.

  - Очень хорошо, мой мальчик. Погоди секунду, я сейчас займу место рядом с тобой - и мы сможем двинуться дальше! - довольно покивал бывший хозяин автомобиля и проковылял до открытой двери.

  Маттео же просто сидел и молчал, периодически сжимая рычаг коробки передач. Он был не в силах поверить, что теперь этот шикарный "альфа-ромео" принадлежит ему.

  - Заводись - и поехали... - нетерпеливо пробурчал Беппо.

  - Да-да, сейчас! - спохватился Маттео и провернул ключ зажигания. Нащупав ногами педали, тронулся с места.

  Машина плавно скользила по дороге, Беппо довольно улыбался рядом...

  Внезапно правую ступню пронзила сильнейшая боль. Словно бы он наступил на гвоздь, да так, что тот прошил ногу насквозь. Маттео вскрикнул и дёрнул от неожиданности руль в сторону. Машина вильнула, но тут же вернулась на трассу - крепкая, загорелая рука Беппо уверенно держала курс.

  - Что это? Я не могу пошевелить ногой... какая боль, dio mio, ногу словно на части разрывает... - со слезами на глазах повернулся он к бывшему хозяину автомобиля.

  А Беппо выглядел теперь совсем иначе. Смоляные волосы поредели и сплошь потеряли цвет, вроде залитой растворителем и серебрином малярной щётки. Морщин стало больше, лицо осунулось, а угольки внимательных карих глаз поблекли под тяжестью внезапно обрушившегося возраста.

  - Через минут десять пройдёт, не переживай... - флегматично ответил Беппо. - Краткое введение, пока у меня ещё есть время. Коня зовут Тико.

  - Коня? Какого коня? Это ведь автомобиль! - удивился, несмотря на по-прежнему сильную боль Маттео.

  - Простой паренёк Беппо чуть ли не плакал от счастья и благодарил всех известных святых угодников, когда девяносто четыре года назад ему достался гнедой по имени Тико. Я заплатил за него пятнадцать тысяч лир - всё, что бренчало в моём, тогда весьма худом, кармане. А этот мерзавец отплатил мне через каких-то пару сотен метров чёрной неблагодарностью. Воткнул мне в ногу лезвие, выросшее из стремени - вроде того, что торчит сейчас из педали газа. Только так он может сосуществовать со своим...седоком? Компаньоном? Хозяином, а возможно и рабом? В один прекрасный день вместо него в стойле появилась пятнадцатая модель "альфы", затем "джульетта", а после неё и этот "альфасуд". Вероятно, Тико вскоре снова сменит свой вид, как раз подходит время... - задумчиво сказал Беппо, потрепав кожаный бок того, что он называл "Тико"? - Его надо обязательно продать, просто бросить и умереть - он не даст...

  - Vai a cagare, старик! Как же болит нога, Дева Мария сохрани... Сейчас я остановлюсь, выну из ноги этот чёртов гвоздь и...

  Маттео замолчал, мельком глянув на собеседника. Буквально за полчаса он превратился в глубокого старика, который теперь выжидающе смотрел на парня, покручивая в руке трость.

  - Мне не так долго осталось, поэтому желательно дослушать, джиованотто! - прохрипел он. - Отходить можно, чем старше становишься - тем на меньшее время. В твоём возрасте время существования без Тико составит около трёх-четырёх часов. Как только ставишь ногу на педаль и закрываешь за собой дверь - начинается восстановление. Если что-то будет нужно - деньги, какая-то мелочёвка - найдёшь в бардачке, как я в своё время в седельных сумках... Как только устанешь от такой жизни - продай его. Всё, а теперь останови. Мне пора.

  Маттео молча остановил автомобиль. Беппо открыл дверь и с помощью трости, ухватившись за дверь, выбрался наружу. Потом повернулся, и, наклонившись к салону, сказал:

  - А трость, когда я уйду, советую взять. Пригодится. Да и жгут возьми, хорошая вещь. Не поминай лихом, мой мальчик, всё не так плохо, как может показаться вначале...

  Старик доковылял до обочины и рухнул возле старого ясеня, нависшего над трассой, распадаясь, словно комок мокрого песка под ударом волны. Маттео ещё долгое время стоял возле Тико, беспомощно опираясь на капот и изредка вздрагивая от беззвучных рыданий.

 

  ***

  - Господь-вседержитель, откуда у тебя эта красавица, Маттео? - охнул синьор Вито, когда он подъехал к дому Чиэры. Она оттеснила отца и сразу спросила, всё ли в порядке.

  - Лучше не придумаешь, дорогая! - приобнял он девушку, одновременно отвечая на крепкое рукопожатие отца. - Приобрёл машину, но, к сожалению, подвернул ногу...

  Его ожидал чудесный обед в обществе Чиэры и её отца, в кармане лежало около полумиллиона лир, взятых из бардачка. Он неспешно хромал через двор, опираясь на чёрную лаковую трость с серебряным набалдашником, а на улице, прямо перед двориком, ждал своего нового хозяина Тико. Гнедая кожа салона тускло блестела в свете полуденного солнца, а в переборке, чуть повыше прикуривателя, начал прорастать кондиционер всё той же любимой отцом Маттео марки "Toshiba".

 

  Примечание:

  1) "Альфасуд", "Джульетта" - модели автомобилей марки "Alfa Romeo"

  2) Giovanotto - /джиованОтто/ - молодой человек (итал.)

  3) Cacciatore - /каччиатОре/ - курица по-итальянски (итал.)

  4) Battona - /баттОна/ - Потаскуха, шлюха (итал.)

  5) Figlia di putana - /ФИльо/а ди путАна/ - сукина дочь (итал.)

  6) Vai a cagare - /вай а кагАре/ - наиболее благозвучно можно перевести как "иди к черту" (итал.)

Поделитесь этой информацией с друзьями:


0
16:07
Нет комментариев. Ваш будет первым!