Рубрикатор

Проводница звёздной трассы (11992зн.)

Проводница  звёздной трассы

 

       Маню знают все на Звёздной трассе PES-04. За Маней, как правило, выстраивается целый хвост ведомых. Притом, что у Мани не большегруз – маленькая «газель» космическая. Но челночница Маня - женщина рассудительная. Трассу как свои пять пальцев знает. Где прибавить, где тормознуть, где на «граве» зависнуть. 

     Маня каждый цикл ходит в узкое горлышко «песочных часов» в гравитационной аномалии на перигее Плутон- Юпитер.

   Все знают - при прохождении звёздной трассы PES-04 нужно быть предельно собранным и внимательным. Сложно это – на протяжении  девяти – двенадцати часов . Но, за более короткий срок вам вряд ли удастся проскочить этот отрезок космического пути. Альтернатива?  Идти по апогею. Но кто же на это подпишется?! Вот и ломятся через «Песочники». Сколько  народу тут полегло!

     Особенно нетерпелива молодёжь. Хочется быстрее! Каждый же, как думает – все беды случаются с другими, со мной такого не произойдёт! Ан нет, раз уж вступил на скользкий путь неуважения к окружающим, знай – рано или поздно именно такое с твоей горячей задницей  и скрестится.

    По « Песочникам» нужно двигаться потихоньку. Самый верный способ – пристроиться в хвост тяжкогрузу и с комфортной  скоростью пилить за своим «проводником»  Обгонять тихоходы вслед за «своим». От встречных волн тоже «своим» прикрываться. Тут главное выбрать проводника, который без нервов, спокойненько так на свей космофуре по трассе идёт.

     Но, главное  за что Маню любят –  разговоры. Дальнобойщики во все времена обожали языкам почесать. А уж как Маня в эфир выходит, говорит своё:

 – Всем доброго времени суток! В эфире с вами сейчас  и на ближайшие десять-двенадцать часов, Маня. Всем привет!

      Тут хор восторженных голосов,  с близь идущих кораблей, взрывает эфир:

- Здравствуй, Маня!

 

     Валк слышал про неё. Предшественник, расписывая курьеру-неофиту особенности трассы «Юпитер-Плутон» про Маню не забыл. Без обиняков сказал:

 – Бабский голос в эфире слышишь – цепляйся в хвост! Там, правда, всегда уже пара-тройка кобелей крутится. Не дрейфь! И спокойное прохождение обеспечено, и хорошее настроение заодно!

     Всю дорогу к пункту назначения Валк шерстил эфир в надежде поймать Манин голос. Но повезло лишь на обратном пути.

     «Магнитка» в тот день  зашкаливала. Возвращался с попутным грузом на Европу. И уже третий час усердно читал «Отче наш». Условия ужасающие! Эфир  переполнен перлами дружеского и не дружеского общения. Тут  Валк и уловил женский тембр. Сначала урывками. Связь от помех «магнитки» оставляла желать лучшего. Затем он, видимо, нагнал Манин кораблик, чуть стравил скорость и «залип». Маня вещала:

- …Вы,  встречники – через одного чудаки на букву «м»! Не, ну, правда, задумайтесь  - условия аховые, магнитные колебания в полтора раза выше нормы. Отбойная волна бьёт как картечь – сразу по всему корпусу. Какого чёрта здесь гонять! Встали все в ряд и на крейсерской идём , не мешая друг дружке.… Так нет же – обязательно на каждой  сто тыще найдётся чудило, которому нужно обогнать нормально идущий впереди транспорт. А в горлышке «Песочников» - это чревато! …

      Дальнобойщики в округе двенадцати тысяч  миль, затаив дыхание ловят Манины комментарии и одобрительно поддакивают.

      - Эй ты, Две Тыщи Шестьсот Кубов, какого чёрта прёшь на такой рискованный обгон. Мальчики, выразим спешивцу своё «фу»! Всех дома ждут - матери, жёны, дети. Все торопимся. Самый умный!? - Ищет Маня поддержки. Дальнобойщики с энтузиазмом поддерживают Маню и орут в эфир: Фу-у-у!

- Маня, - оправдывается провинившийся пилот гиганта  - этот Полторашник, которого я обошёл, тащится как черепаха. Такой хвост собрал!  

   - Эй, Полторашник! – подхватывает Маня, -  что за проблема? Отчего народ задерживаешь? Слышишь меня?

- У меня застрюлёвка, Маня, не могу быстрее.

- Ну, так уйди на три тыщи влево – здесь допустимо!

- Принял, Маня! Отхожу. Обходи, ребята!

- Спасибо, Полторашник! Спасибо, Маня! – Орут встречные.

- А ты, - наказывает Маня – домой придёшь, ставь новые турбины! Сколько можно хвостами обрастать?!

- Дело Маня, говоришь, дело! – вопят воодушевлённо мужики со всех сторон.

-  Вот бы все были такие понятливые… - Довольна и Маня.

- Мань, а Мань, а тебе сколько лет?

- Замуж хочешь позвать?

- А чё, может и позову.

- Не, сынок, стара я для тебя. А ты для меня стар.

- Это как, Маня?

- Я молоденьких люблю!

- Да ты никак вертихвостка, Маня!

- Что выросло, то выросло…

- Может у тебя дочка есть?

- Аха, пять штук! И пацанят двое!

- А младшему сколько?

- Так я тебе и сказала! А вдруг ты извращенец!?

Гогочут мужики.

 

    Валк краем уха воспринимал расслабленную болтовню и вспоминал. Когда-то, ещё подростком, любил он слушать рассказы своего прадедушки. Старик, несмотря на преклонный возраст, пребывал в здравом уме, обладал изрядным чувством юмора и прекрасной памятью.

     Сейчас Валк, перебирая в уме  незатейливые рассказы, снова дивился на то, что когда-то, на заре прадедушкиной юности о межпланетных перелётах всерьёз не говорили. А основной частный транспорт -  автомобили ещё не имели новомодных прибамбасов. И водители сами пилотировали, ах, нет, пардон – вели. Представляете?

     Человек садился в авто. Вставлял ключ в замок. Или код набирал? Ну, в общем, как-то заводил агрегат. Затем он должен был собственноручно(!) вывести машину из гаража! Или отъехать от парковки. УжОс, конечно! Но это ещё не все. Дальше, нажимая ногами на педали, рулём направляя, водитель обязан был вести свою машину и внимательно следить за остальными участниками движения, стараясь избегать столкновений… Голова начинала кружиться, только Валк представлял эти сложности.

     Но не поэтому Валк вспомнил прадедушку. Всплыл в памяти рассказ про то, как в юности тот вынужден был по паре раз в месяц ездить по трассе Москва-Санкт-Петербург. Нет,  не по той -  старой скоростной середины прошлого века, -  а по дряхлой предыдущей, оставшейся в наследство от развалившегося Союза.

     Юный,  горячий, и тогда ещё далеко не прадедушка, вёл своё несовершенное авто, пренебрегая скоростным режимом. Темп движения в те лохматые  времена водитель выбирал сам! По правилам – скоростные ограничения были. Но на деле – каждый решал сам – придерживаться правил или нет! УжОс, ужОс!

     Так вот, Прадедушка летел на своей машинке сквозь январскую метель. Мокрый снег. Гололёд. К середине пути, где-то под населённым пунктом Березай, Прадедуля пошёл на обгон фуры. Не справился с управлением. Машину бросило в боковой занос. Вынесло на встречку.  К большому счастью, на ней близко никого не оказалось. Выделывая пируэты, неуправляемая машина вернулась на свою полосу – а на неё летела, догоняя, та самая, доселе обгоняемая фура. Водитель фуры, вцепившись в руль, пучил глаза на этот маленький чёрный автомобильчик, волчком крутящийся перед его носом, и всё! Нет, короткая на ту пору, Прадедулина жизнь не пронеслась пред его мысленным взором. Прадедуле стало до невыносимости обидно вот так погибать. Но делать было нечего. Машину несло к неминуемой «лепёшке», и оставалось только обратиться к своему ангелу-хранителю:

- Помо-о-о-оги!

     УжОс, ужОс, ужОс!

     Помог! Машинка мягко ткнулась носом в свежий сугроб. Фура, отчаянно вопя, просвистела мимо. А Прадедуля остался разбираться с разбортованным колесом и пересматривать свои установки на дальнейшую жизнь. Старик сделал правильные выводы. Первый был таков: Никакой скорости. Выбираю «проводника» - фуру, которая движется достаточно быстро и грамотно – пристраиваюсь «хвостом» и еду-еду-еду…

     Именно этот вывод вспомнил и наследственно применял сейчас Валк. Ещё благоразумно следовал инструкциям своего предшественника и терпеливо висел  на хвосте у Мани и К.

 

    Спустя пару спокойных, размеренных часов Маня говорит:

- Ребятушки, кто меня слышит, приём!

- Слышим Маня! Орёл на связи! Я на два борта впереди.

-  Маня, привет! Это Бадри, помнишь меня! Моя корма у тебя перед носом. Передо мной - Ваня-Кроссворд!

- Гамарджоба, дорогой! Помню! Мальчики, приготовились – самый узкий переход.

Сколько нас?

 - С тобой семеро, Маня! За тобой идём - Монти, Мауглишь и Пуассон. Встречников не  считая!

- Встречные! Это Маня! Привет всем! Входим в заузок «Песочников». Всем удачи!

- Да, Маня, взаимно!

- Так, мальчики, я на радаре ещё одного вижу! Малыш, ты кто, приём!?

- Приём, Маня. Объём триста пятьдесят кубов. Служба курьерской доставки.

- Какой позывной?

- Да никакого. Валк меня зовут.

- Нее, мальчик, имя не запомню! Малыш буду звать! Так в хвосте и держись. Не дрейфь, пройдём. Чай не впервой! Ребятки, занижаемся до тыщи!

     Всё было нормально. Почти прошли самую узкую часть . Почти . И тут в эфире раздался предупреждающий призыв!

- Братва, осторожно! От Плутона чудак несётся! Тонны на две потянет. Безбашенный!

- Вот дурилка картонная! – Воскликнула Маня. – Эй, недоумок! Прижмись за кем-нибудь. Опасное место. Слышишь меня?

- Маня, это Ваня-Кроссворд, приём! Не слышит! Прёт, как угорелый, торопыжка хренов!

- Ох, чует моё сердце… Парни  впереди, на радаре видите этого встречного хрючка, приём?

- Приём. Маня! Это Бадри. Вижу его. Скорость - две тыщи. Идёт по реверсу. На связь не выходит. Разгон продолжает…

- Да, теперь  тоже вижу – отозвалась Маня. Мальчики, возьмите на ноль пять левее – от греха  подальше. Как-то хреновато он идёт. Монти, принял его?

- Да, Маня, засёк. Он прибавил ещё двести узлов!

- Это писец, ребята. Кажется, он зацепил попутную фуру. Опускайте фильтры! По инерции сейчас ещё одного беднягу  поцелует…

     Валк не успел сообразить, что это значило. Яркая вспышка засветила мониторы. Перед глазами, словно сперматозоиды, заскакали крошечные сверкающие пылинки. Вслед за этим ударная волна саданула маленький кораблик Валка в правый борт. Если бы не ремни безопасности…

   - ……..Ля-я-ять!!! – Взорвался эфир.

- Кого-нить зацепило? Приём!

- Монти прошёл! Приём!

- Проскочили! Мауглишь и Пуассон.

- Малыш, чего молчишь? Малыш, ты как?! Приём!

     Валк силился понять, что произошло. В глазах качалась серая мгла. Валк пытался сосредоточиться, напрягал зрение, но безуспешно. Серость только слегка разбавилась молоком. Искорки исчезли. По-прежнему Валк ничего не видел. Мозг лихорадочно вибрировал.

- Малыш, приём, слышишь меня!? Ответь!

Валк рванулся на голос, стараясь трясущимися руками не сбить настройки пульта.

- Маня, я Малыш. У меня трабл! Ничего не вижу!

- Маня, Малыш схватил вспышку!

- Блин, мальчик! Держи скорость! – отозвалась Маня. – Мужики, Малыша отслеживаете  на приборах?

 - Это Пуассон. Засёк. Идёт штатно.

- Малыш, совсем ничего не видишь?

- Белая пелена…

- Хреново.  Маня, это Монти.  Похоже - ожог роговицы.

- Это Бадри. Ты что же, шторки не успел опустить?

- Какие шторки?

- Понятно… – цокнула языком Маня. - Первый раз на трассе?

- Второй. Обратно иду…

- Понятно… Матчасть хорошо знаешь?

- Ну-у…

- Понятно.… Слушай меня. На радаре тебя вижу. Скорость не меняй. Курс прямо. Мужики сейчас сдадут вправо. Здесь можно. Расширение на тыщу восемьсот. Пропустят. Сядешь плотно мне на хвост. Пуассон, Мауглишь, Монти,  приём! Приготовились, мужики! Пошли!

    

   Через пять невероятно долгих часов она довела его до пристани. С помощью Мани и лоцмана порта Европы  Валк благополучно пришвартовался.

 

     Она  навестила его в больнице. От неё пахло свежестью и  апельсинами. Невысокого, кажется, роста. Её руки были нежные, а рукопожатие твёрдое, мужское.

- Врач сказал - недели через две зрение начнёт потихоньку возвращаться. Ты, Малыш, впредь будь внимательнее. Радиевое жалюзи – те самые  шторки – вещь дорогая, но необходимая. В «Песочниках» ежемесячно какой-нибудь идиот во вспышку превращается. Если в тебя врежется, шторки, конечно, не помогут, а вот если рядом.…Ну, да - ты теперь учёный...

- Да, Маня, спасибо. А, правда, что у тебя семеро детей?

- Двое – пацан да девка. – Рассмеялась Маня. – Вот ради их прокорма и мотыляюсь через «Песочники» два раза в Цикл. У меня магазинчик на Пятом прииске Европы. Приходится вертеться.

- А… - Валк замялся.

- Мужа нет. – Усмехнулась, догадавшись, Маня. -  Ну, я пошла. Счастливо тебе, Малыш!

 

     Больше Валк её не видел. По-правде рассудить, так он её вообще никогда не видел…

Поделитесь этой информацией с друзьями:


0
16:04
Нет комментариев. Ваш будет первым!